Сказания хори-бурят. Девятый том

Алексей Тенчой
Сказания хори-бурят. Девятый том

Иллюстратор Бальжинима Доржиев

© Алексей Тенчой, 2021

© Бальжинима Доржиев, иллюстрации, 2021

ISBN 978-5-4490-0062-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Уважаемые читатели!


Вы держите в руках удивительную книгу – «Сказания хори-бурят».

Ее автор – наш земляк Аюша Эрдынеев, известный как писатель Тенчой – лама, доктор буддийской философии. Постигнув высокие духовные практики в Монголии, Тибете, Индии, Тенчой перенес свои устремления на просветительскую, литературную стезю, следуя которой он также достиг больших успехов. Тенчой – член Союза писателей Москвы, автор более семидесяти книг, тринадцати пьес. Спектакль «Мудрый слоненок Ланченкар» был поставлен на сцене Государственного Бурятского академического драматического театра имени Хоца Намсараева. По киносценариям, созданным Тенчоем, снято более шести фильмов. Новая книга писателя повествует о нашем непростом, но прекрасном мире, основанном на незыблемых нравственных ценностях, о культуре бурят, живущих в Забайкальском крае. Уверен, что благодаря удивительным и необычным сюжетам, яркости и мастерству изложения, мудрости, которой наполнены эти страницы, книга «Сказания хори-бурят» порадует читателей – давних, а также новых поклонников творчества этого талантливого писателя.

С уважением, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Б. Б. ЖАМСУЕВ

Предисловие


Перед нами новая книга ламы Тенчоя – «Сказания хори-бурят». Она соединяет в себе несколько уже известных читателям сборников рассказов, к которым добавлены и новые «Легенды о практике Чод». Тенчой родился в Агинской степи, поэтому естественно, что его творчество как и вся его жизнь пропитаны культурой, вкусом и запахом этой степи. Читая его рассказы, ощущаешь, что автору ведомо не только прошлое, настоящее, но и будущее, которое ожидает нас. Все, что Тенчой пишет, пропущено им через себя и донесено до читателя в очень простой форме. Важно и то, что в его рассказах чувствуется то Знание, к которому полезно приобщиться людям разных поколений и разных профессий. Даже ученые, занимающиеся антропологией религии, могут многое извлечь из его рассказов. Хорошо, что наряду с буддийскими сочинениями, такими как «Исповедь монаха. Пять путей к счастью» (Москва 2014), Тенчой пишет и многое другое, приятно удивляя читателя разнообразием своего писательского дара. Сначала это были детские сказки о слоненке Ланченкаре и его друзьях. Затем один за другим стали появляться сборники небольших рассказов, разных по жанру и по источнику вдохновения. В одних случаях это были буддийские притчи, так или иначе повлиявшие на жизнь людей, порою весьма далеких от буддизма, в других – воспоминания об услышанных когда-то историях из жизни людей разных национальностей, монахов высокого ранга и послушников в монастырях, стариков и молодых, военных и простых скотоводов, мужчин и женщин, а также богов, духов и привидений. Последние населяют рассказы Тенчоя в большом количестве, давая понять, что мир многообразен в своих проявлениях, что люди и животные равны перед законами природы и волей богов, что сегодня ты человек, а в следующем перерождении вполне возможно станешь крокодилом. Ах, вас это не устраивает? Тогда ведите себя в этой жизни сообразно нормам, правилам и представлениям буддизма и тогда все будет в порядке. Впрочем, читайте книги ламы Тенчоя и все узнаете сами. Его рассказы иногда забавные, порою грустные, но всегда интересные. А главное, что за ними просматривается хорошо знакомый автору отнюдь не по книгам, а по жизни и полученному образованию значительный пласт буддийской культуры. Это придает его книгам особую ценность. Пусть он их пишет и дальше и как можно больше. Пожелаем его книгам счастливой издательской судьбы.

Доктор исторических наук, профессор Н.Л.Жуковская

32 истории об Агинском дацане

ПЕРВЫЙ САНЬЯСИН

Агинское издательство напечатало оригинальные работы бурятских ученых-монахов. Эта литература публиковалась на двух языках – тибетском и монгольском. Известно, что некоторые ламы монастыря написали (rtsom) самостоятельные работы на тибетском языке:

– Работы по системе Калачакра, Данзана Жарбаева;

– Учебник для монастырского философского факультета, Содном-Жамсо (который сам учился на философском отделении Агинского дацана1 и получил степень рабжамбы в монгольском монастыре Бадгар) под названием «Mtshod bya don gyi dge ’dun nyi shu’i rnam bzag» («Повествование о двадцати ламах, следовавших по пути мудрости»), которое использовалось как руководство по классу Праджняпарамита;

– Учебник по философии Мадхьямики; работа о понятии «шуньята» в философских системах Мадхьямика и Йогачара.

В 1867 году настоятель Тугулдуров написал на тибетском языке книгу по астрономии и основал астрономический факультет. Среди авторов и переводчиков, которые писали на монгольском языке, первое место принадлежит настоятелю Лобсан-Дорже Данжинову. Он был известен как переводчик и издатель книг на бурятском языке, рассчитанных на самый широкий круг читателей. Он опубликовал биографии высокочтимых в Монголии буддийских деятелей, популярные книги по этике, монгольские буквари, грамматики, собрания джатак, песни Миларепы и был одним из авторов цикла книг по этике, изданного в 1892 году.

Как переводчик и издатель широкой известностью пользовался Дылгыров, особенно известны его переводы руководств по философии, таких как «Chu’i bstan bcos», «Shing gi bstan bcos» и комментарий на «Ламрим2 Ченмо».

Агинский монастырь. Б. Дандарон, 1961.

В Агинском дацане к середине 19 века уже было огромное количество образованных монахов, среди которых встречались и высокореализованные йогины. Так как каждый йогин чувствовал другого йогина на расстоянии, то было у них совместное увлечение соперничать друг с другом в духовной силе.

Очень много таких магов появлялось в Индии. Среди них попадались чернокнижники, идолопоклонники и буддисты. Простолюдинов и людей, не занимающихся такими практиками, они не замечали, для них они были объектами недостойными их внимания. Некоторая часть этих магов не достигла высоких этических уровней, поэтому у них еще оставалось тщеславие, в угоду которому они отправлялись на магические турниры – сражаться там с более известными магами. В турнирах все искали лучших и самых сильных. Все люди, которые более или менее занимались духовной практикой, уже знали имена современных героев и новости о ближайших магических турнирах. Это происходило именно в то время, когда в Европе и Англии отважные молодые люди скрещивали свои шпаги на дуэлях.

Я хочу вам рассказать о случае, который произошел в Агинском дацане.

Монахи дацана были в ужасе от угрозы, приближающейся из Индии. Один знаменитый саньясин пришел пешком из Индии. Так как саньясин не был буддистом, он не особенно церемонился с людьми. Он победил всех магов во всех схватках, где призом была жизнь. Все его соперники умерли, а их магическая сила перешла к этому саньясину. И он был уверен, что Агинский дацан, с его молодой историей и небольшим количеством реализованных мастеров, не станет для него серьезным препятствием. Но эта монашеская община обладала возможностью предугадывать все ближайшие события. И вот поступила информация, что к ним приближается тот ужасный йог. Старые монахи молчали, качая головой, а молодые носились по монастырю, держась за головы. Всем было ясно, что никто из местных не сможет дать отпор такому сильному магу.

Итак, наступил решительный день, когда йогин приблизился к воротам монастыря. Монахам ничего не оставалось, как обратиться за помощью к своему старому монаху, практиковавшему тантру. Они спросили его: «Что же нам делать, великая беда надвигается на нас, неужели мы погибнем и ничего не сделаем для сохранения своей жизни?». На что мудрец ответил: «Все мы уйдем когда-то из этого мира, и когда данный момент наступит, это будет только воля кармы. Если вы переживаете за свои жизни, есть один способ его остановить, и хотя нет гарантии, но есть какая-то надежда. Возьмите длинные шесты, которые вы найдете во дворе, на один конец привяжите танки всех наших защитников и встаньте у входа в монастырь. Танки – это священные изображения наших божеств. Если мы действительно верим в них, то наши защитники должны нас защитить. Мы должны держать их плотным слоем, отгородив наш монастырь от этого мага».

Всей монастырской братии, опустившей руки, этот совет был как призыв к действию. Они исполнили в точности все указания старца и встали у входа монастыря с длинными шестами. Стена из защитников поднималась на высоту до трех метров и была такой плотной, что между ними не пролетел бы голубь.

 

Наконец йогин подошел к воротам монастыря. Как все саньясины того времени он носил длинный халат, тюрбан и саблю, никогда не мылся, не брился и даже не постригал ногти. В наше время он выглядел бы ужасающе, но для того времени это было обычным. Встретив его на улице, вы никогда не подумали бы, что это один из святых того времени. Увидев преграду, маг недовольно закричал, высоко подпрыгнул в воздух и, вытащив на ходу саблю, разрубил первую попавшуюся танку, рассек защитника наискосок.

Все эти изображения, танки, были намоленными и имели огромную энергетическую силу. Разрушение такой танки-иконы было большим святотатством и грехом. Маг мгновенно потерял свою магическую силу и на землю он пал уже обычным человеком. Тут он заплакал об утерянной магической силе, которую копил всю жизнь. И, бросив свою саблю, он убежал обратно в Индию.

Обрадованные монахи побежали к своему старцу и стали выражать благодарность за его мудрость. На что тот ответил: «Запомните, мои ученики, если среди вас нет ни одного сильного йогина, то, объединившись, вы становитесь очень большой силой».

ЗОЛОТАЯ СТУПА

Все мировые религии сходятся в том, что сострадание играет важную роль. Они не только восхваляют сострадание, но и уделяют большое внимание его продвижению в человеческом обществе.

Его Святейшество Далай-лама XIV.


Это второй рассказ о приходе саньясина в Агинский дацан.

Так как Агинский дацан стал известен на весь мир своими тантрическими факультетами, даже индийские йоги мечтали попасть в него. Те саньясины, которым удавалось дойти до Агинского дацана, – а проходили они десятки тысяч километров пешком, – были несказанно рады. Если посмотреть на карте, то это будет прямая линия от Индии на север, через Тибет и Монголию – в Бурятию. Это тот духовный путь, по которому шли саньясины.

В каждом монастыре обучались и практиковались тысячи йогинов-тантристов. Каждый из них искал просветление в йоге божеств. И, конечно, они были лучшими оппонентами в проверке сил духовной реализации. Но саньясины не принимали бодхичитты, тем самым не давали клятвы не причинять вреда ни одному живому существу. Поэтому проигравших соперников они заставляли обращаться в ученики либо убивали их. Слава некоторых саньясинов шла впереди них, они проходили через страны, сражаясь по пути, и никто не мог их остановить.

Почему же в Индии было и есть много сильных саньясинов? Как они набирали силу? Индия – это священная страна, где сохраняется преемственность духовных практик. Чтобы стать хорошим йогином, нужно быть очень дисциплинированным и соблюдать три пути: поведение, обеты и обязательства. Каждый из саньясинов должен был соблюдать ваджрное поведение, или, другими словами, негласный кодекс йогина.

Следующим была мораль – что можно делать, а что нельзя. Ограничение – что нельзя – давалось клятвой, человек давал слово чести, что не будет это совершать. Иначе он терял свою силу, и вся практика оказывалась бесполезной. Но если прегрешения были несильными, то обеты можно было восстановить.

Любая духовная практика основывалась на воздержании, на ограничении себя в поведении. Чем сильнее была у человека сила воли, тем быстрее он продвигался по пути реализации. Индия всегда была кузницей таких героев. Поэтому новичкам в буддизме тяжело было тягаться с йогинами, имевшими за собой тысячелетнюю историю.

О приходе этого йогина в дацан знали уже за неделю. Монахи, которые дали клятву не причинять вреда, посчитали более разумным заблаговременно покинуть монастырь. И представьте себе удивление йогина, пришедшего в монастырь и обнаружившего его пустынным.

В монастыре остался один послушник – Бадма, который должен был каждый день совершать подношение защитнику монастыря. Бадма подумал, что если он три года почитал своего защитника, то тот обязательно его защитит, и поэтому не покинул монастырь, а тихонько про себя совершал молитву. Бадма очень надеялся, что йогин не сможет войти в храм защитника, но тот все же вошел.

Обойдя пустые кельи, йогин решил зайти в храм защитника и заметил там одиноко молящегося Бадму. И тогда послушник понял, что защиты ждать не от кого. Саньясин вытащил свой меч, предвкушая лёгкую жертву. Но сначала он направился к алтарю с желанием все порубить на куски.

И тут он заметил ступу из цельного золота. Она была собрана из тысячи подношений прихожан, которые несли свои золотые украшения и монеты в дар Будде и Трем драгоценностям. Монахи, собрав подаяния, выплавили из них ступу. А чтобы ее не украли, сделали отверстие в основании алтаря и насквозь залили золотом. В саньясине тут же заговорила алчность, и он решил забрать ступу.

Но йогин не смог оторвать ступу и ударом меча срубил ее с алтаря. Только он это сделал, как почувствовал, что потерял силу. Не знал он, что такое сила народная, и обжегся на этом. Ставшая бессильной сабля упала на пол, и бедный бывший саньясин со слезами и криками убежал в южном направлении. Бадма, уже успевший попрощаться со своей жизнью и учителями, стал свидетелем краха планов злого саньясина. Ну и, конечно, он еще больше уверовал в своего защитника.

Когда монахи вернулись в свой монастырь, то обнаружили там счастливого и радостного Бадму. После он стал очень уважаемым и почитаемым ламой Агинского дацана.

ТРЕТИЙ САНЬЯСИН


В обыденной жизни мы склонны отвечать на те или иные ситуации и переживания бурными эмоциональными всплесками. Я называю такие реакции на банальные жизненные происшествия омрачающими, потому что они лишь вносят сумятицу в наши чувства и выводят из равновесия наш ум. Если же поток нашего сознания насыщен сострадательными помыслами и добросердечием, то тогда мы перестаем бурно реагировать на неблагоприятное стечение обстоятельств, которое обычно приводит к всплеску эмоций. В нас появляется стабильность, ощущение опоры на глубокие корни.

Его Святейшество Далай-лама XIV.

Третье нашествие саньясина на Агинский дацан произошло накануне Октябрьской революции.

Этот саньясин из Тибета был последователем традиции Бон и обладал огромной силой. Он сжигал все монастыри на своем пути из Тибета в Бурятию. Последним был Цугольский дацан, соседний Агинскому.

К тому времени настоятелем Агинского дацана стал перерожденец-йогин Ёнзон-багша. Прибыв в окрестности монастыря, саньясин уселся на гору напротив него. Гора представляла собой идеальную пирамиду размером примерно двести метров в высоту. В то утро возбужденные монахи прибежали к Ёнзон-бакше и сказали, что на них надвигается беда – монастырь хотят сжечь.

Ёнзон-багша быстро собрал свои атрибуты, вышел во двор и начал йогическую практику. Остальные монахи из предосторожности покинули монастырь, забрались на северный склон горы и стали наблюдать за происходящим.

К обеду тибетский саньясин уже полностью подготовился и направил молнию прямо на монастырь. Но молния не нанесла вреда монастырю, а рикошетом вернулась к саньясину, и все вокруг него загорелось. И тут он понял, что победить этот монастырь не сможет. Тогда саньясин развернулся и направился домой.

Когда в Тибете спросили, почему он вернулся и не смог сжечь Агинский дацан, он сказал: «Этот монастырь мне не по зубам». Его спросили: «Ты не смог одолеть защитника?» – «Да нет, он махал мечом, но я не испугался его. А вот тот черный лама, который сидел в монастыре и делал практику, был опасный. Это он отвел молнию».

С тех пор гору напротив Агинского дацана называют Бон.

ОБРЯД ЗАЩИТНИКА НА ТРИ ГОДА

Сострадание и любовь действительно в корне меняют нашу жизнь. Факторы, противодействующие гневу, ненависти, ревности – это также сострадание и любовь.

Его Святейшество Далай-лама XIV.


В тантрическом учении говорится: те, кто получил посвящение и в течение всей своей жизни практикует тантру и соблюдает нравственность, достигнут просветления уже в этой жизни и в этом теле. Тот же, кто в силу сложившихся обстоятельств не может в этой жизни практиковать, но соблюдает принятые обеты, достигнет освобождения в следующей жизни.

Итак, время было уже неспокойное, и в Аге всем заправляли молодые комсомольцы. А тут двум молодым ламам выпала честь три года проводить службу защитника Жамсарана. Они должны были блюсти чистоту и выполнять все обеты. Но не всегда духовная жизнь поддерживается мирской. Местный начальник администрации обложил подоходно-имущественным налогом всех, в том числе и дацан, требуя с монахов уплаты налога. Денег в казне не было, так как монахи давно уже жили на самообслуживании и прихода, как такового, у монастыря не было.

Молодые монахи решились на отчаянный поступок. Так как защитник Жамсаран отвечает за благополучие и достаток, они решили: «Пусть защитник сам и разбирается».

Монахи провели службу до середины и после самопорождения своего защитника встали и направились в администрацию. Только они зашли к грозному начальнику, как у того из носа пошла кровь. Сколько он ни старался, кровь не останавливалась, а монахи тем временем продолжали про себя делать восхваление защитника. Молодой комиссар был неверующим, но против физиологии тела не мог ничего сделать и выкрикнул:

– Ну ладно, идите, опиум для народа, в этом году не будем брать с вас налог!

КАК УЧИЛСЯ ЭМЧИ-БАГШИ

Даже современные сложные компьютеры не способны дать вам покой ума. Покой должен прийти от самого ума. Каждый человек стремится к счастью и удовольствию. Но если мы сравним физическое удовольствие и физическую боль с умственной, то увидим, что переживания, связанные с умом, превосходят по интенсивности и воздействию телесные переживания. Поэтому имеет смысл усвоить определенные методы укрепления внутреннего умиротворения, а для этого важно как можно больше знать об уме.

Его Святейшество Далай-лама XIV


Говорят, Эмчи-лама учился в Монголии, в специальной школе для гэгэнов, или перерожденцев. Там были собраны все известные монгольские ламы, среди них был и один бурят – Эмчи. Занятия проходили в специально отведенной юрте. Только самые старые и образованные ламы преподавали избранным.

В классе по медицине старый учитель давал общие знания и говорил:

– Бурятский лама, ты издалека приехал. Наверно, тяжело вдали от Родины, сходи отдохни.

И Эмчи-ламу выпроваживали из класса, так как он не был местным и тем более халхом. Но он был упрямым и жадным до знаний. Эмчи-лама спокойно выходил и обходил юрту, затем с тыльной стороны приподнимал войлок и ложился у основания стены. Если не приглядываться, то было не заметно, что он проделал в стене дырку и тайно слушал, что преподают дальше. Со временем он запомнил все, что говорили учителя, а в классе остальные ламы играли, шалили и ничего не запоминали.

Был такой случай, когда старый лекарь преподавал урок, а Эмчи, как всегда, был выпровожен, то внезапно у лекаря прихватило сердце, и он упал навзничь. Все ученики испугались, но ничего не смогли сделать. Эмчи забежал в юрту, вытащил три золотые иглы и воткнул их прямо под нос учителю. Тот быстро пришел в себя, и каково же было его удивление, когда он узнал, что привел его в чувство маленький Эмчи.

– Кто тебе показал эти тайные точки акупунктуры? Это секрет китайского императорского двора, только я о них знал!

– А я спросил у вашего главного любимого ученика Заю.

– А-а, тогда понятно, только как ты попал в эти точки все три раза – непонятно, – задумчиво произнес учитель.

Когда наступили экзамены, Эмчи-лама всех превзошел по медицине и приехал в родной дацан лечить земляков.

ОБРЯД МЕНЛА И ЧАЙ

Размышляйте о непостоянстве, а если у вас есть более глубокие познания, тогда размышляйте о природе страдания. Можно также размышлять о природе прекращения страданий.

Его Святейшество Далай-лама XIV


После приезда в родной монастырь Эмчи-лама решил угостить всех монахов чаем и отметить получение степени доктора тибетской медицины. Тогда в штате Агинского монастыря было около двух тысяч священнослужителей, и, конечно, нужно было много чая, чтобы угостить каждого хоть одной чашкой.

Для этого в монастыре имелся чан, специально выплавленный и привезенный с Петровского завода. Толщина стенок его была больше пяти сантиметров. В то время железо считалось большой редкостью и стоило очень дорого, а чан весил несколько центнеров. Сам процесс приготовления такого огромного количества чая занимал несколько часов.

 

Представьте себе, в чан наливали триста литров воды, сверху добавляли двадцать килограммов измельченного зеленого чая из прессованного брикета. По-бурятски он называется «ногоон сай3». Когда вода закипала, уменьшали огонь и давали напитку повариться. Ожидая, слегка помешивали, проверяли на готовность. Когда зеленый чай заваривался, в напиток добавляли пятьдесят литров молока и продолжали кипячение. Помешивая по часовой стрелке, начитывали мантру Будды Медицины, чтобы чай обрел еще и целебное свойство. Когда смесь закипала, добавляли соль и масло по вкусу.

И вот по недоразумению вместо одного ведра молока в чан налили ведро кефира. Все, кто видел это, застыли в ужасе. Представьте себе, сколько времени нужно было, чтобы заново сварить чай, сколько дров, ингредиентов, сил нужно было снова затратить, а молебен Менла – в честь Будды Медицины – уже подходил к концу, и все ждали чая.

По законам природы, или кухни, чай должен был свернуться и испортиться, но, видимо, в силу добродетельности Эмчи-ламы чай был совершено нормальным и имел отменный вкус.

«Пусть все желания донатора и его близких осуществятся,

Пусть все дела их в этой жизни – исполнятся,

Пусть все препятствия их устранятся,

И пребудут все они в благоденствии».

Такой молитвой в честь Эмчи-ламы довольные монахи закончили свое чаепитие.

1Дацан – буддийский монастырь.
2Ламрим – текст Цонкапы, описывающий стадии общего пути к пробуждению.
3Ногоон сай – бурятский чайный напиток, приготовленный из плиточного прессованного зеленого чая с молоком. Среди бурято-монгольских народностей, населявших бескрайние просторы Бурятии, этот напиток уже был популярен. В древние времена, еще до того как в 1638 году монгольский хан передал московскому царю через купцов в дар китайский чай, плитки прессованного чая, состоящего из листьев и веток чайного дерева низкого качества, поставлялись из Китая. Известно, что главной особенностью этого кирпича, за которую его так полюбили кочевые племена, была легкость в транспортировке (крепился к седлу) и энергетическая ценность. Напиток легко превращался в еду, если в него добавить хлеб и жир. К тому же, присутствие кофеина придавало дополнительной бодрости. Зеленый чай один из жиросжигающих продуктов питания. Он предотвращает образование раковых клеток и его употребление является профилактикой сердечнососудистых заболеваний. Еще он благотворно влияет на процессы метаболизма в теле человека. 4—5 чашек чая в день достаточно, чтобы справиться с лишним весом и избавиться от 70—80 ккал.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru