Приключения Василия Павловича

Алексей Тенчой
Приключения Василия Павловича

© Алексей Тенчой, 2021

ISBN 978-5-4490-3830-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ТРАНСИЛЬВАНИЯ

Север Румынии, ближе к границе с Венгрией. 17 век.

До темного, обросшего ужасными историями леса Трансильвании он, пытаясь спастись от преследователей и не жалея израненных босых ног, бежал без оглядки. С его стоп сочилась кровь, оставляя на припорошенной снегом земле алые следы. Драган спотыкался, падал на скользких обледеневших дорожках, снова вставал и что было сил бежал. Легкое нательное трико прилипло к коже, подчеркивая худое, но мускулистое тело.

Скрывшись за полусухими стволами деревьев, Драган, морщась от боли, кое-как взмахнул одним крылом, а второе, раненое, плотно прижал к телу, и, кренясь на один бок, взлетел. Черное с лиловым отливом крыло изо всех сил махало, опадающие с него перья сыпались наземь, изнеможённое тело удерживалось в полете над увядающими кронами.

Пошел густой снег, заполнив воздух молочной пеленою, и лишь черная точка, хорошо видимая среди замяти белых хлопьев, еще долго темной мошкой металась по простору неба.

Длившаяся веками беспощадная кровавая война между оборотнями и вампирами подходила к финалу. Вампиры уже давно жили среди людей, научившись копировать их внешностью и повадками; хитростью и коварством слились с человеческой массой, сроднились с ней, чтобы питаться ее ресурсами.

В повседневной жизни, вампиры выглядели обычно, и лишь когда луна становилась полной, их истинная сущность, словно по приказу, вырывалась наружу выскакивающими белыми длинными клыками, ушами, напоминающими ушки летучих мышей. Во время преображения в вампира тело корчилось от боли – так оно проходило трансформацию. Черные перепончатые крылья с очень скудным оперением быстро прорезались со спины, и теперь вампир мог перемещаться на любые расстояния в поисках жертвы; одновременно с преображением тела у него возникало непреодолимое желание насытиться человеческой кровью.

Оставшиеся нетронутыми вампирами люди, понимая нависшую над ними опасность полного истребления человеческого рода, становились все более сплоченными и изобретательными в методах борьбы с кровопийцами.

Переломным моментом войны послужило изобретение и использование «греческого огня», в основе которого были горючая смесь из нефти, масла, серы и других воспламеняющихся веществ. Их заливали в специальный небольшой металлический резервуар, к которому прикреплялась полая трубка, по подобию желоба направляющая жидкость. Сбоку конструкции крепились меха с двумя удобными для их сжатия рукоятками, при движении которых меха раздувались, и сильно пахнущая серой смесь выстреливала из раструба, тут же воспламеняясь. В этом чудовищном воющем огне вампиры сгорали дотла. Их смерть на мистическом кострище выглядела весьма странно. Черными искрящимися и шипящими каплями они быстро горели, подобно пороху, чадили дымом и таяли в его рассеивающихся клубах, от них не оставалось даже пепла, даже намека на то, что они когда-то существовали в наземном пространстве. Вампиры просто бесследно исчезали.

Осиновые копья, загодя заготавливаемые людьми, и стрелы, тщательнейшим образом заостренные и отшлифованные до блеска, оснащенные серебреными наконечниками, также в этой войне шли в ход; после их применения вампиры и оборотни умирали, но их тела оставались нетленными. Многочисленные трупы нежити приходилось захоранивать, соблюдая особую церемонию погребения, а для этого требовались транспортировка их к могильным ямам, гробы, рабочая сила, которая была на особом счету, а посему греческий огонь, не оставляющий от их тел даже малейшего намека на существование, был основным оружием воинов света в борьбе с темными силами.

Все люди – и стар, и млад, сплотившись одним горем, одним страхом вымирания, восстали против нечисти, повсюду искали убежища вампиров, а найдя, тут же устраивали на них атаку огнем.

Небольшая команда, состоящая из пяти человек и вышедшая на охоту спозаранку, тихо, общаясь только при помощи жестов, подкралась к обиталищу кровососа. Мужчины окружили насыпное жилище вампира, спрятанное в недрах земли и замаскированное от сторонних глаз приваленными сухими ветками. Раздувая меха приспособления для метания огня, они направили раструб в расщелину, ведущую в логово кровопийцы.

Вампир повел чутким носом. Да, он не ошибся: пахло серой, а значит, люди, охотящиеся на него, были рядом. Он слышал вытянутыми заостренными ушками приглушенный шорох шагов над головой, они взяли в круг его обиталище и готовились его подпалить. Он в панике заметался по конуре, выход из которой теперь был только один.

Драган быстро разгребал руками старую листву, раскапывая в земле тайный лаз. Его ногти, подобно звериным когтям, выскребали из прохода почвенный перегной. Он влез в образовавшуюся нору, и, протиснув в нее гибкое тело, пополз.

Логово кровососа вспыхнуло мгновенно. Черный дым поднялся над обиталищем зверя. Дикий вопль раненого, но все же успевшего скрыться в норе вампира, разнесся по округе. Словно крупная хищная птица прокричала в тишине, и ее пронзительный крик подхватило эхо и понесло вдаль, рассыпая плачевными стонами по горным вершинам.

Драган был последним из рода Дракулы. Сбежав из горящего логова, мужчина скрылся в лесу на территории оборотней.

С обожженным боком, обессиленный вампир, превозмогая боль в поврежденном крыле, летел над заснеженным лесом.

В поисках убежища Драган снизился, надеясь укрыться среди густых ветвей. Подлетел к самому высокому дереву, обхватил ствол руками и, отдыхая в подвешенном состоянии, стал осматривать окрестности. В поле зрения его цепких черных глаз попало дупло большого сухостоя, широкое по размеру – в нем запросто можно поместиться. Драган быстро метнулся к дуплу, залез внутрь, осмотрелся: хорошее дупло, расположено высоко от земли, внутри сухо, а из-за настила из травы и листьев тепло.

Драган закопался в листву по самую макушку, отдышался, и, убедившись в надежности временного пристанища, принялся зализывать раны. Ему был противен запах паленого мяса, который исходил от него самого, но Драган, превозмогая брезгливость и боль, вычистил рану, а потом, разомлев от тепла, уснул. Спал он тревожно, но сладко, вздрагивая и постанывая во сне. Драгану снилось детство, где он, беззаботный малыш под защитой матери, терзал самую первую в своей жизни жертву. Он прильнул к шее такого же по возрасту ребенка и пьет из небольшой ранки, прокушенной острыми детскими зубами, самый вкусный нектар жизни – человеческую кровь.

Ночь пролетела быстро, и, проснувшись рано, он не сразу осознал, где находится, однако память воспроизвела события минувшего дня, и Драгану, как беззащитному ребенку, потерявшему свою мать, захотелось заплакать навзрыд.

Понимая, что от жестокой реальности никуда не уйти, он высунул нос наружу и вдохнул свежести морозного утра. «Брр…», – он поежился от холода, осмотрелся по сторонам – мрачный лес, как напоминание о безысходности положения, в которое он попал, окружал Драгана.

Беглец чуял спинным мозгом, что враги идут за ним по следу. Скоро они могут настигнуть его здесь, измученного и беззащитного. Драган понимал, что как бы ни было хорошо и тепло в этом дупле, покинуть его придется, и чем скорее он это сделает, тем будет лучше.

Враги знали, что кроме Драгана, больше никого из вампиров в живых не осталось. Они вели учет каждого живущего и убитого вампира. Драган же оказался самым живучим из своего племени. Ему всегда удавалось уходить от преследователей, а вот теперь несчастный был загнан ими, подобно дикому зверю, в темный, сухой, мертвый лес, в чудовищное место – обиталище оборотней, которые так же, как и люди, охотились на вампиров.

В обычной жизни оборотни выглядели как простые волки: на первый взгляд, практически ничем не отличались от них, только были гораздо больше размерами. Питались оборотни исключительно свежим сырым мясом диких и домашних животных. В лесу и в окрестных полях добывали оленей, лосей, кабанов, овец, коров, лошадей. Также не брезговали зайцами, бобрами, сурками, нутриями, ондатрами и даже мелкими грызунами, которые для них служили особенным, подобно десерту, лакомством. Так и выживали оборотни в этих лесах.

Длина их тел порою достигала двух метров, высота в холке могла доходить до среднего человеческого роста. Тяжелой массой, порою превышающей три центнера, они перемещались сквозь лес напролом, ломая тушами ветки деревьев.

Оборотней относили к тридцать третьему виду волков, отличающихся крупными размерами, своеобразным оттенком меха и его особой жесткостью. У них отсутствовали правила поведения в силу ненадобности, так как эти мощные хищные существа были чем-то средним между животными и людьми. Инстинкты и необычайные способности у них сохранялись и в человеческом образе, лишь немного притупляясь, но по своей сути они все равно оставались чудовищами.

Издали учуяв запах жертвы – изможденного, загнанного вампира – оборотни устроили охоту на него. Сверкая зелеными огнями глаз, грозно оскалив огромные белые клыки, они шли по лесу, широко раздувая ноздри и напрягая острый нюх. Лес трещал опадающими ветками, ломающимися под их натиском.

Похолодало, и снег похрустывал под их массивными лапами. Дикие звери, обитающие в этой местности, прятались по своим норам, издали заслышав тяжелую поступь оборотней. В лесу оборотни были хозяевами – беспощадными, кровожадными хищниками. Даже медведи не рисковали попадаться им на пути, и, прижав уши, носа из берлог не высовывали; в пору же холодов они, не чуя беды, спали, впав в сезонный зимний сон.

Несчастный раненый вампир с трудом держался в дупле дерева, силы покидали его, но умом он понимал, что надо двигаться дальше и вылез из дупла, а затем медленно сполз по промерзшему стволу и присел на нижних ветвях дерева. Дыхание вампира сбивалось, стыло, переходя в свист. Его ослабленному телу требовалась подпитка кровью – самая чудодейственная микстура, способная поднять на ноги умирающего, но где найти в этом лесу живительную влагу?

 

Драган попробовал взмахнуть крыльями, чтобы в поисках пропитания для себя преодолеть расстояние до мирских деревень. Сильная боль пронзила раненое крыло, Драган взвыл. Лететь он не мог, а задерживаться на дереве было опасно.

Упырь насторожился, его заостренные чуткие ушки, подобно локационным биологическим антеннам, зашевелились, улавливая сторонние звуки. Оборотни рядом, они двигались по его следу. В минуту опасности вампир сгруппировался, став мышечным комком. Драган не мог взлететь, и поэтому решил внезапно спрыгнуть с высоты на спины четырехлапым, и, бросившись молнией вниз, он переломил позвоночники двум оборотням. Те с жалобным визгом отлетели в стороны и замерли навсегда.

Последний из вампиров дрался не на жизнь, а на смерть. Собрав все силы и волю в кулак, Драган, превозмогая боль травмированного крыла, низко летел, а оборотни, стаей гнавшиеся за ним, подпрыгивали так высоко, что лапами с острыми когтями цепляли его тело. Когда силы Драгана были на исходе, он отважно бросился на врагов, пытаясь вцепиться им клыками в сонные артерии.

Вожаком стаи была старая и опытная Альфа-самка, повидавшая на своем веку множество кровопийц, поэтому знавшая их слабые места.

Под чутким и грамотным руководством Альфы стая оборотней окружила несчастного, и пока одни бросились ему на спину, заставив выгнуться назад всем телом, предводительница метким скачком напала на вампира, вцепилась ему в горло и перегрызла его. Тело поверженного существа безвольно повисло, будто в нем не осталось костей, крылья опали вниз, после чего он истлел на глазах, превратившись в пыль.

Бой с вампиром был окончен, и волки начали, трансформируясь, принимать человеческий облик. Их уши укорачивались, морды меняли пропорции и превращались в лица людей. Шерсть исчезала, менялся разрез глаз и медленно угасал в них хищный зеленый свет, и, разгибая спины, люди вставали с четырех лап на две ноги.

Через некоторое время на поляне будто и не было никогда хищной стаи, которая совсем недавно рыскала по лесу и оставляла на первом снегу массивные отпечатки волчьих лап, а вместо нее стоял большой отряд людей, одетых в звериные шкуры и этим напоминающий первобытных охотников.

Вожак стаи – уже возрастная, но все еще привлекательная женщина-Альфа, подняла руку вверх, обращая внимание своих собратьев для того, чтобы держать перед ними слово. Ее возраст могла выдать лишь седина волос, которые она аккуратно собирала сзади в хвост. Так удобнее: волосы не мешали в повседневной жизни в лесу, не цеплялись за ветки деревьев и не требовали дополнительных хлопот по их уходу, а в остальном, в том числе и моложавости тела, Альфа была на высоте!

– Наш враг в образе вампира повержен! – гордо, высоко подняв голову и окинув взглядом своих сородичей, произнесла она. – Последний вампир, кровопийца рода Дракулы, истреблён нашими храбрыми воинами, и теперь предки могут нами гордиться. Клятва, данная им, выполнена! Да, в сегодняшнем сражении нас постигла великая скорбная утрата, двое отважных воинов пали в этом бою, но у нас осталось ещё одно священное обещание, данное людям, в котором мы встали на их защиту, и давайте поклянемся исполнить Великий Обет!

Полная луна, взошедшая над лесом, озарила желтым светом поляну и лики воющих на нее оборотней.

– Уууууууу! – тянулся их протяжный вой, который подхватили волки из леса и понесли скорбную песню по всей округе…

Рейтинг@Mail.ru