Родной пришелец

Алексей Николаевич Протасов
Родной пришелец

Глава 1

Странная находка

«Вышел я летней ночью на балкон уже и не вспомню зачем. Вдруг небо над нашим городом озарила очень яркая вспышка. Я со страху вцепился в перила балкона, почему-то подумав, что сейчас будет взрывная волна или что-то такое. Но ничего подобного не происходило, а зарево в небе быстро стухло, после чего в небе пошла череда метеоров…»

Николай А. 58 лет, житель города *****

Никита Аскаров сладко потянулся в кресле помощника пилота. Светло-серый костюм-скафандр совершенно не сковывал движения. Выход из гиперпространства должен был произойти через двадцать две минуты. На часах корабля раннее утро – 7:25. Никита мысленно позвал записывающее устройство. Со спинки кресла оторвался и взмыл в воздух серый шарик размером с кулак. Поравнявшись с лицом Никиты, он открыл свой электронный глаз. Никита прочистил горло и принялся вести стандартную утреннюю запись в журнал:

– Никита Аскаров, помощник капитана корабля-колонизатора класса Кукушка. Чувствую себя отлично. Жалоб нет. Идёт восьмой день полёта. Наш корабль пересекает очередной участок свободного космоса. По данным разведывательных зондов здесь есть планеты, подходящие под новые колонии. Периодически мы выходим из гиперпространства в тех участках, где ожидается нахождение таких планет. В ходе своей летней практики я ежедневно, как и сейчас, делаю запись в электронный дневник. Часто не знаю, что рассказать ещё этому аппарату, но хоть какую-то запись за день сделать нужно. По таким записям порой оценивают психологическое здоровье пилота корабля дальних рубежей. Расскажу сегодня о себе что ли. Мне четырнадцать лет. Как вы видите, всё такой же, каким и был до отлёта: костлявый, зеленоглазый и русоволосый. Правда этот классный костюм-скафандр скрывает мои недостатки, делая меня похожим на ребят из команды борцов нашей школы, хотя я всегда выступаю в дисциплине плаванья. Да и русый оттенок в этом синеватом свете рубки с моей короткой стрижкой не так заметен. Я очень доволен, что руководство школы определило меня на практику на корабль-колонизатор! Чего я уже только не видел за эти дни: туманности, умирающие звёзды, огромные кометы! С середины вчерашнего дня мы делаем затяжной прыжок в гиперпространстве. Кукушка – не военный корабль, поэтому особо быстро преодолеть половину галактики не способна. Зато запас сладкого на ней достаточно богат. К счастью, капитан пока не обращал внимание на то, как я пристрастился к джему «Первопроходец». Надеюсь, он не такой сластёна, как я… М-да… Думаю, на сегодня для стандартной записи будет достаточно. Следующая плановая запись – вечером или завтра утром.

Шар закрыл глаз камеры и вернулся на базу в спинке кресла. Через пару минут с тихим шелестом раскрылась дверь рубки, и внутрь вошёл капитан. Это был мужчина трудно угадываемого возраста. Хорошо сложенный, что было очевидно даже при наличии костюма-скафандра аналогичного тому, что был на Никите. Его чёрные волосы местами пробивала седина. Внимательные светло-серые глаза. На чуть загорелой коже были едва заметны множество мелких морщинок, возникающих при привычке часто улыбаться, а около глаз – от периодического всматривания в глубины космоса.

– Капитан на мостике, – бодро известил бортовой компьютер Федька.

Никита подскочил с кресла и вытянулся по стойке смирно.

– Вольно, юнга! – пророкотал Сергей Рокинин. Умел он так весело и громогласно что-либо вещать, словно был у него в подчинении не подросток-практикант, а команда морских волков на каком-нибудь судне из древних времён дикой Земли.

Никита чуть расслабился и доложил:

– Капитан, приближаемся к точке плановой остановки! Показатели приборов в норме.

– Отлично! Присаживайся, изучай этапы торможения по приборам. Что не ясно, спрашивай. Не забывай, что вечером спрашивать теорию полёта буду уже я. Не упусти чего,– Рокинин говорил раскатисто, чуть растягивая «о» и «а». Он всегда говорил так при хорошем настроении.

– Так точно! – с готовностью отозвался Никита и вернулся на своё кресло.

Очередная плановая остановка. Выход из гиперпространства с привычным звуком наэлектризованного воздуха в рубке. Приборы показывали, что за обшивкой вблизи корабля нет потенциально опасных для фуры объектов – можно провести непосредственное наблюдение.

– Федька, мысленную перспективу! – приказал Рокинин бортовому компьютеру.

Данные с датчиков корабля через связующие системы рубки и костюмов были направленны в специальную нейронную сеть в теле капитана и его помощника-практиканта. Это неописуемое ощущение, когда корабль становится продолжением твоего тела. Ты можешь научиться по «ощущению в обшивке» понимать примерный уровень радиации за бортом, слышишь естественный радио-волновой шум, ощущаешь идущий от звёзд «ветер» заряженных частиц. Но самое красивое: возможность посмотреть абсолютно в любом направлении, словно ты являешься парящим в космосе глазом.

Вокруг царила бездонная чернота. Вдали была видна звезда – на вид жёлтый карлик. Где-то здесь по расчётам должна была быть планета, подходящая по условиям для колонизации. Вдруг в головах команды раздался серьёзный голос бортового компьютера:

– Экипаж, тревога!

Для ускорения взаимодействия с экипажем Федька использовал нейронный механизм связи. Таким способом можно общаться с компьютером почти с той же скоростью, с которой человек мысленно разговаривает сам с собой при обдумывании чего-либо.

Никита, в отличии от опытного Рокинина, вздрогнул.

– Наблюдаю механический объект! – рапортовал Федька.

«В нейтральном космосе? Объект?» – в голове Никиты был хаос.

– Сконцентрировать обзор! – приказал Рокинин. Его голос стал резким и напряжённым.

Компьютер выделил приближавшийся объект ярким красным квадратом и приблизил изображение. По форме это напоминало усечённую пирамидку с различными приспособлениями в виде цилиндра на одной из сторон и золотистого диска на другой. Рокинин приказал Федьке:

– Докладывай!

– Объект движется без применения двигателей, – быстро и без интонаций говорил компьютер, – вероятно, используется инерция раннего движения. Расстояние 112 километров. Масса около 450 кг, размеры 2,2х2,7х3,2 метра, металл, ядро – электроника, тип… неизвестен. Анализ на вооружение невозможен. По умолчанию считаю объект крайне опасным.

Капитан и помощник переглянулись. Кукушка не может вести бой. Корабли-колонизаторы уже много столетий не носят оружие. Защита поставлена лишь от различных природных явлений космоса: радиация, метеориты и некоторые другие.

– Попробуй рассчитать по траектории движения, откуда это летит. И перепроверь ещё раз тип начинки. Может быть, это наши братья по разуму Ассаи или Валидуки что-то новое испытывают, – велел капитан.

– Я перепроверил дважды. Тип электроники примитивен, его нельзя отнести к старым, из известных нам, аппаратам Ассаев и Валидуков. Какие будут указания?

Объект следовал без перемены курса. Если он и заметил Кукушку, то каких-либо активных действий за этим не последовало. По инструкции положено доложить в Центр Иных Цивилизаций или сокращённо – ЦИЦ, а затем продолжить путь. Но Никиту обуяло невероятное любопытство, что случилось бы с любым его сверстником в такой ситуации:

– Капитан, а мы ведь можем сами пролететь через эту систему? Сроки у нас же не чётко ограничены, – говорил с едва скрываемой надеждой в голосе Никита. Выросший в цивилизации, воевавшей в космосе последний раз более четырёхсот лет назад и одержавшей тогда ошеломительную победу с полной ликвидацией врага, Никита не боялся иных разумных форм жизни. Ведь с военной мощью землян с тех пор ни что не могло бы сравниться. Более того. Ему, как и многим детям Земли, порой хотелось самому найти иную форму жизни во вселенной.

Надо отметить, что Рокинину самому было ужасно интересно, что же и откуда перед ними пролетело. Внести разнообразие в рутинный полёт, удовлетворить своё любопытство, порадовать мальчишку-практиканта – смесь этих мыслей подтолкнула его к решению по сути безответственному:

– Федька, курс на центр системы со скоростью в 0.9 световой! Максимальный сбор данных о планетах. Проложить маршрут с круговым облётом планет для более детального сбора информации. Основной упор на поиск неестественных для природы явлений, признаков деятельности живых существ, обнаружение искусственных объектов, – бодро дал задание Рокинин.

– Капитан, я бы не возражал, но у нас на борту ребёнок, – ровным голосом произнёс Федька.

– В случае опасности, включай щиты на максимум, открывай экстренный канал с ближайшим аванпостом, заводи гипердвигатели и уноси нас в ранее пройденный безопасный участок.

– Приказ принят, – лишь согласился Федька.

– Ну что, юнга? – улыбнулся Рокинин, – Будет у тебя практика куда занятнее, чем у всего твоего класса! Я уверен в этом!

Звёздная система при предварительном осмотре состояла из девяти планет: одной малой у самой звезды, трёх планет примерно близких к Земле, четырёх гигантов и ещё одной малой на самой окраине. Особенно своей красотой из больших планет выделялся гигант с коричневым пятном идущей на его поверхности бури. Планету, схожую с Землей они обнаружили, уже пролетев через всю систему и миновав её звезду, как раз скрывавшую на тот момент планету от прямого обзора. Та сама планета была третьей по счёту от своей звезды. Сутки – период оборота планеты вокруг своей оси – были почти равны земным. Период вращения вокруг звезды – год планеты также почти совпадал. Этой космической страннице повезло находиться в «поясе жизни», где излучение звезды не слишком мощное, но ещё и не совсем слабое для поддержания воды в жидком состоянии – основы многих форм жизни во Вселенной. А ещё на этой планете был океан! Океан стабилизирует планетарный климат, создает массу благоприятных условий для зарождения и сохранения жизни даже в случаях космических катастроф: падения астероида или радиационного удара при рождении новой звезды. Было бы даже странно, если она оказалась бы необитаема. Жизнь во Вселенной – не такая уж и редкость. Глядя на огромный песчаный пляж трудно представить, что звёзд над головой в миллионы раз больше, чем песчинок под ногами. У многих из них планеты попадают в «пояс жизни». Иногда звёздные системы имеют планеты или даже спутники планет-гигантов, в которых есть климатические условия для поддержания жидкой воды. Да и вода не всегда является основой жизни. Стоит на планете каким-то веществам случайно запустить цепную реакцию самовоспроизводства, как когда-то случилось с нуклеиновыми кислотами на Земле, и через несколько миллионов лет вы найдёте там тысячи существ, живущих по глобальным правилам естественного отбора и адаптации.

 

На загадочной планете нашлись обитатели, схожесть с людьми у которых была невероятна. Сергей и Никита молча рассматривали фото, сделанное Федькой в широтах планеты близких к экватору. На снимке обитатели планеты лежали на берегу одного из морей, кто-то был в воде, кто-то просто шёл мимо.

Никита спросил без конкретного обращения:

– А что они делают у воды?

– Не могу знать, – ответил Федька, – Нет базы данных по космической биологии.

Капитан несколько секунд молчал.

– Может быть, они так накапливают энергию или питаются? – высказал наконец свои мысли Рокинин, – Они очень похожи на нас, но люди же не лежат под столь сильно палящим солнечным светом. По замерам там сейчас очень жарко. Для нас это было бы неразумно.

– Вы думаете, у них кожа похожа на листья растений? – Никита улыбнулся. Но Рокинин ответил довольно серьёзно:

– Никит, я – не биолог. Я тут даже предположить не могу. Но честно тебе признаюсь, что смотреть на них жутковато. Ожидая встретить тут иную цивилизацию, совершенно не по себе от встречи с существами, внешне копирующих людей.

Подумав, Никита согласился с капитаном. Они могли встретить кого-то, как Ассаи или Валидуки – существа сильно отличающиеся от людей по облику, условиям на родной планете, техникой. Могли даже наткнуться на кого-то похожего на человека, но враждебного, как когда-то люди встретили Дребней – цивилизацию, желавшую поглощать всё на своём пути, что и привело к уничтожившей их войне. На всё это есть инструкции и рекомендации от ЦИЦ. Конечно, они уже частично нарушили их, взявшись за самостоятельную разведку, но тем не менее. А тут… Чуть ли ни люди перед ними. На окраинах ещё не освоенной части Галактики!

– Федька, – после некоторого молчания заговорил Рокинин. Напряжение в его голосе, сохранявшееся с момента контакта с неизвестным аппаратом, почти исчезло, – открой канал связи с ближайшим аванпостом. Не с ЦИЦ. В этом деле что-то не так. Пусть первыми об этом знают в армии.

– Слушаюсь! – стандартным бодрым тоном ответил компьютер.

Капитан облегчённо вздохнул. Внезапно накатившая тяжесть покинула и Никиту. Решение было принято. Они сделали не мало: обнаружили интересную загадку космоса. Но лучше ей заняться специалистам, а не их маленькой колонизаторской Кукушке.

– Капитан, – подал встревоженный (Федька имел некоторый спектр эмоций) голос бортовой компьютер.

– Да? – Рокинин уже начал привычно растягивать слова.

– Что-то блокирует сигнал!.. Внимание!!! Движение! – Федька снова перешёл на нейронный канал связи и «кричал» остаток фразы уже в головах экипажа.

Со стороны одинокой луны этой планеты к Кукушке на стремительной скорости двигались два небольших дискообразных объекта со светящемся покрытием бортов. Федька выделил их на обзоре ярко-красными кругами. С большой дистанции они выбросили впереди себя серебристый сгусток чего-то, что быстро достигло Кукушку и создало вокруг них облако, похожее на почти прозрачную дымку. Федька тем временем успевал докладывать.

– Тип кораблей неизвестен! Сканировать не удаётся! Вектор движения – мы! Движение невозможно! Мы окружены неизвестной субстанцией, поглощающей наше ускорение!

– Максимум защиты! Вся энергия на щиты! Приготовиться к прыжку в гиперпространство! Отбросить груз! – командовал Рокинин.

Щиты… Никите стало страшно: мысли вязли, сердце бешено колотилось, коленки стали слегка дрожать. Он всё смотрел на загадочные корабли, когда весь корпус одного из дисков заполыхал ярким жёлтым светом, а через секунду сияние продлилось в широкий бело-голубой луч, словно пламя от своего источника… Корабль тряхнуло!

– Грузовые отсеки с номера 31 повреждены! – сообщил Федька. В воображении Никиты их Кукушка иногда представлялся скелетом змеи: «черепом» являлась непосредственно фура, а «позвонками» – отсеки с «яйцами кукушки». Так вот сейчас их «змея» потеряла не малую часть хвоста. Но самое страшное было то, что максимальная мощность щитов не удержала выстрела.

– Никита! Никита!!! Юнга, ёлы-палы!!! – словно через вату донёсся крик капитана, – Быстро в спасательную капсулу!

– А вы? – встал, как вкопанный Никита.

– А я тебе приказ отдал! Бегом!!! – рявкнул Рокинин.

И Никита побежал в нижний отсек, где первая капсула уже открыла свои бронированные створки в ожидании человека. Как только он встал на нужную точку, створки захлопнулись, со всех сторон его подхватили поддерживающие подушки. С едва слышным внутри шипением капсулу выбросило из фуры.

«Вот дела!» – эта мысль по кругу вертелась в голове мальчика.

Пролетая через верхние слои атмосферы, наружные камеры капсулы успели заснять, как на втором вираже уже оба диска нанесли ещё более яркий удар от пятого грузового отсека в сторону фуры… Как ослепительный врыв озарил всё вокруг, когда один из атакующих лучей добрался до двигателей гиперпространственного перехода.

Глава 2

Тёплый приём

«Я боюсь рассказывать то, что видела. Никогда в жизни мне ещё не было так жутко. Мы даже не поняли, что там упало. Серёжка пытался там нырять, но что увидишь ночью под водой? Потом взрыв… А дальше мы увидели это… Ростом почти с человека… Руки, ноги, голова. Да, голова… Совсем без лица… А тело постоянно меняло цвет. Мы как вкопанные рассматривали это. А потом оно как прыгнет! Человек не может двигаться так быстро! Можно я не буду дальше рассказывать? Я заикаюсь, когда это вспоминаю…»

Наталья С. 24 года, свидетель высадки объекта «гость»

Капсула закончила свой полёт на дне маленького озерца. Никита рассматривал тёмную воду на мониторе и думал, что делать дальше, как вдруг в динамиках раздался знакомый голос Федьки:

– Анализ показывает, что за бортом обычная пресная вода. Немного загрязнена поднятым илом. Умеренное количество микроорганизмов и существ, похожих на рыб Земли, как говорится в базе данных анализатора. Течения нет. Говоря проще, мы в озере или другом аналогичном водоёме.

– Федька?! Ты здесь? – приятно удивился Никита. Оказаться одному на неизведанной планете ему ни капли не хотелось.

– Так точно! Капитан успел до отстрела капсулы копировать моё ядро и некоторые базы данных на переносной квантовый компьютер. Слева от тебя на стенке устройство в виде крупной раковины жемчужницы – я здесь. Отмечаю явное падение своих аналитических способностей, но их должно хватить для поддержки тебя в любой ситуации. Перенеси меня в ранец костюма, чтобы я всегда был при тебе.

Никита взял со стены «раковину», держащуюся там на магнитном креплении, и приложил к верхней части ранца костюма за спиной – компьютер втянуло в специальную ячейку для подобных устройств.

– Как меня слышно? Проверка, – раздалось теперь в голове Никиты. Федька подключился к нейронной сети, служащей для наблюдения за здоровьем нервной системы человека и интеграции с техникой.

– Слышу тебя отлично! Что дальше?

– Ммм… Ну теперь ты сам решаешь, что делать. С гибелью капитана ты становишься единственным старшим по званию, кому я обязан подчиняться.

Тоска смешанная с отчаяньем навалились на Никиту. Ему было очень плохо от потери хорошего наставника и просто интересного человека, каким был в его глазах Рокинин. Он не знал, с чего начать, как действовать. К горлу подступил ком. Он озирался по сторонам и всё не решался что-либо сделать.

– Мой капитан, – с заботой в голосе заговорил Федька, – Понимаю, что тебе плохо. Но ты уж возьми себя в руки пожалуйста. Я – всего лишь машина, но не хочу остаться здесь или достаться враждебной цивилизации. Задавай вопросы, отдай мне приказ, дай цели и задачи. Без тебя я работаю в холостую.

Никита глубоко вздохнул и попытался собраться с мыслями.

– Я понимаю. Понимаю. Здесь должно быть всё для выживания и анализа местности. Верно?

– Так точно, – обычным бодрым голосом отозвался в голове Федька, – Запас еды, синтезатор органики, воды и кислорода есть в структуре твоего костюма-скафандра, созданного для выживания в случае аварии в космосе. В капсуле же имеются: радиостанция, большой исследовательский и малый медицинский модуль и… – Федька словно задумался, продолжать ли перечислять доступное снаряжение.

– И-и-и??? – настойчиво произнёс Никита.

– Многоцелевой аппарат выживания «Нож Рогова» модель с 720 уникальными функциями и малым искусственным интеллектом – НР-720-МИ. В обычных ситуациях он запрещён для использования детьми, потому что имеет некоторые возможности оружия. Но у нас чрезвычайная ситуация – это первое. Ты единственный уцелевший, поэтому не можешь оставаться без всего того, что способствует выживанию – это второе. Я разблокирую замки на сейфе.

– Круто! – впервые с момента начала неприятностей хоть чему-то обрадовался мальчик, – Нам в школе подобные штуки лишь пару раз попробовать в деле давали. Да и то это были старые модели НР-350 и НР-420-колонист. А вот у моего отца на службе есть НР-800-Б.

Никита взял со стены слева и разместил на груди малый медицинский модуль в виде диска с ладонь в диаметре. После чего он обратил взгляд на правую от себя стенку капсулы. На уровне ног к стене крепились очень похожие друг на друга цилиндрические устройства размером с большой термос: рация и большой исследовательский модуль. А на уровне лица распахнулись створки сейфа, открыв для обозрения НР-720-МИ – переливающийся металлическим блеском аппарат больше всего по форме напоминавший защиту на предплечье, используемую в единоборствах и экстремальных видах спорта. Через секунду после активации из корпуса НР показалось два десятка мелких ножек, сделав его похожим на большого жука. Аппарат отделился от креплений сейфа и перепрыгнул на дружелюбно подставленное плечо Никиты, затем он сполз вниз, закрепился на предплечье и принял серый цвет, повторяющий окраску костюма. Никита ощутил лёгкое покалывание по всему телу.

– Что это? – удивился Никита.

– Данная модель, – пояснил Федька, – связывается с медицинской системой костюма и сама решает, нуждаешься ли ты в данный момент в экстренной помощи. «МИ» в названии модели означает, что у аппарата есть малый искусственный интеллект. Его приказы, направленные на усиление защиты и выживание, для костюма более значительны, чем твои или мои. Сам понимаешь, для чего так сделано. Спасение твоей жизни для него является смыслом существования.

– Это звучит обнадёживающе. Давай уже выбираться отсюда. Что мне делать?

– Возьми рацию и исследовательский блок. После того, как мы покинем капсулу, в ней продолжит работу аварийный маяк. Правда сигнал с трудом прорвётся через необычно высокий уровень радио-шума на этой планете. В идеале капсулу стоило бы забросить в открытый космос. Но в ней периодически будет активироваться импульсный маяк, передающий сигнал в гиперпространство. Это существенно повысит шансы на обнаружение.

– Всё равно. Пусть работает, – мрачно согласился Никита, – Мне надо лишь связаться с аванпостом и дождаться помощи.

– Полностью согласен, капитан, – бодро ответил Федька.

Никита взял за ручки устройства, затем мысленным приказом велел костюму накинуть шлем-капюшон. Чуть выше ранца толстый воротник стремительно изменил форму и скрыл голову мальчишки. Это выглядело так, словно капюшон одежды сам «набросился» на голову мальчика, а ещё через долю секунды его края сошлись перед носом, скрыв и лицо. Осталась лишь тонкая полоса на уровне глаз для непосредственного обзора. Хотя костюм мог и транслировать все свои показатели напрямую в мозг Никите, полностью закрыв все возможные уязвимые зоны, если в этом была бы необходимость. Когда приготовления были окончены Федька заполнил капсулу озёрной водой, лишь после чего открыл створки, чтобы переход не был резким. Они были на глубине около двенадцати метров. Плыть с посторонними предметами в руках в абсолютно тёмной воде было бы трудно, если бы костюм не приспособился к данным условиям путём вытяжения носков ботинок до формы хороших ласт. Костюм всей поверхностью поглощал кислород из воды, таким образом экономя энергию, отключив замкнутый дыхательный контур, более необходимый в открытом космосе.

Неизведанная планета встретила всплывшего со дна водоёма Никиту ночным звёздным небом надо головой. Озеро, в которое упала капсула, было окружено песчаным пляжем, за которым стеной вставал лес. На одном из берегов Никита увидел какую-то маленькую постройку, залитую светом, в лучах которого отчётливо были заметны фигуры местных обитателей, собравшихся у самой кромки воды.

 

«Уже ищут меня! Надо было быстрее выбираться из капсулы!» – подумал Никита. Стараясь не создавать плеска, он поплыл к противоположному от собравшихся берегу, где густо росло что-то, очень похожее на земной камыш. Никита заговорил шёпотом, хотя через шлем снаружи его не могли услышать.

– Федька.

– Да, капитан? – так же почти шёпотом, хоть в этом и не было необходимости, ответил в голове мальчика Федька.

– Ох… Как же неестественно слышать это. Кажется, что сейчас появится Рокинин и всё наладит, – тоскливо сказал Никита.

– К сожалению, нет. У меня сейчас новый капитан. Какие будут приказания? – всё ещё шёпотом спросил компьютер.

– Костю-у-у-ум! Он же почти белого цвета. Когда я выберусь на поверхность, он начнёт принимать такие цвета, чтобы меня было лучше всего видно. Так он настроен!

– Так точно. В случае катастрофы в космосе это облегчает поиск выживших, – Федька озвучил всем известный факт о подобной амуниции.

– Я знаю! – всё шептал Никита, – Проходил инструктаж! Но сейчас меня ищут совсем не спасатели. Я не хочу попасть на глаза тем существам. Перекодируй окраску!

– О. Ну да. Слушаюсь. Максимум маскировки. Это не армейская система «Шелест», но хоть что-то.

Когда склонности к определённого вида профессиям были в личности Никиты ещё не столь очевидны его нейро-педагогам, ему, как и всем остальным детям Земли, предлагалось ознакомиться со всеми доступными для человека видами профессий. Как-то он был на демонстрации военного корпуса, где видел, что из себя представляет система «Шелест». Часть армейского боевого костюма, превращающая человека в невидимку, даже не отбрасывающим тень. Покрытие костюма обеспечивало бесшумную ходьбу, а слабые звуки гасили специальные системы поглощения. Под защитой системы «Шелест» можно весь день ходить в полуметре от человека, а он об этом даже не догадается, где бы его ни носило: песчаный пляж, ярко освещённое помещение, лес, даже покрытое снегом поле – специальная маломощная антигравитационная система позволяет без следов ходить по снегу или песку.

Никита ползком выбрался на берег и сел за зарослями, укрывшими его от противоположного берега.

– Положи руки на поверхности устройств, – обычным безэмоциональным голосом заговорил Федька, – я активирую их через костюм. Исследовательский блок займётся анализом местности, а рация будет выводить канал экстренной связи.

Никита последовал советам. После активации рация внешне осталась прежней, а вот в исследовательском блоке открылся десяток отверстий, из которых вылетели и выползли различные аппараты, напоминающие насекомых. Пока автоматика начинала свою работу, Никита встал и прошёлся по влажному песку. Туземцы на противоположном берегу не расходились, что-то кричали. Костюм передавал Никите звук с незначительным усилением и очисткой от посторонних шумов. Ему становилось всё больше не по себе: речь агрессоров была очень схожа с родной. Ему стало казаться, что на том берегу обсуждают, что это упало в воду? Кому это передать? Опасно ли это? Никита рассматривал их с электронного бинокля в шлеме костюма: на вид явные люди в купальниках разнообразных видов и цветов. На поверхности воды в середине озера даже виднелась одна голова – существо периодически ныряло в том месте, где приводнилась капсула, выныривало и кричало своим на берег, как подумал Никита, что ни чего не может увидеть. От рассматривания туземцев Никиту отвлёк несколько озабоченный голос Федьки:

– Капитан, не могу установить канал связи. Что-то блокирует сигнал. Но уже есть первые данные исследовательского модуля.

– Что удалось узнать? – Никита говорил уже обычным голосом, осознав, как нелепо выглядело его шептание пару минут назад.

– Да. Модуль считает, что мы на планете, максимально близкой по своей природе к Земле.

– Да как это? – чуть ли не вскрикнул Никита. К счастью, шлем всё ещё был на нём.

– Воздух – почти копия земного. Разница в десятых долях процента. Температура двадцать градусов водной шкалы. Найденные микроорганизмы воздуха, почвы и воды схожие с земными. Некоторые опасны, но твоя система кибер иммунитета справится с любым из найденных микроскопических агрессоров этого участка местности. Удалось поймать несколько членистоногих – почти не отличаются от земных. Вероятно, небольшие различия произошли из-за попыток животных приспособится к данной местности. На Земле же вся суша исчерчена водой, а здесь суша собрана в шесть континентов. Имеются следы существования здесь рыб, земноводных, пресмыкающихся и теплокровных животных: система поймала несколько мальков, одного головастика, нашла частицы чешуи, волоски какого-то животного и перья птицы.

– Да как это? Это похоже на колонию земного типа. Но этот край галактики ещё только заселяется. Этого просто не может быть.

В голове у Никиты всё перемешалось. Словно хотелось бежать, но было не ясно куда. Он упёрся руками в колени и тяжело задышал от вновь накатившей паники. Потом резко выпрямился и отдал мысленный приказ убрать шлем: в обратном порядке с лица к воротнику тот сложился на его шее. Никита полной грудью вдыхал воздух летнего ночного леса. Он дышал и не мог поверить своим чувствам. Нос улавливал и сырость этого озера, и запахи камыша, и аромат хвои ближайших деревьев, свою часть добавлял мокрый песок.

– Как так? Как? Испепели их всех Вспышка… Как? Воздух правда как дома. Как на Земле, – череда глубоких вдохов слабо помогала ему успокоиться, – А что со связью?

– Нас всё ещё что-то блокирует. Очень много помех. Не могу разобрать: или здесь аномально высокий радио шум, или это искусственно созданные помехи. Если мы выйдем за пределы этой зоны…

Федька не успел договорить, как шлем-капюшон вновь полностью скрыл голову Никиты, в этот раз закрыв и полоску для непосредственного обзора! Через две-три секунды внешняя обстановка начала передаваться непосредственно в мозг. И увиденное совсем не радовало: Никита стоял на оплавленном песке, камыша рядом не было, вода вскипала и шипела у берега. Рация и большой исследовательский модуль были уничтожены. В небе яркой вспышкой пронёсся один из тех самых дисков, атаковавших Кукушку.

– Федька, что случилось? – удивился Никита.

– Один из атаковавших нас кораблей на высокой скорости спустился из верхних слоёв атмосферы и сбросил облако горячей плазмы. Мощность оружия была значительно меньше того, которым уничтожена Кукушка. Вероятно, он ориентировался на сигнал от рации, раз бил так точечно.

– Ты успел его заметить?

– В последний момент, – виновато ответил Федька, – Но чуть быстрее его заметили собственные системы обнаружения опасности НР-720-МИ, по приказу которого накинуло капюшон, отключило твой лицевой монитор, чтобы не повредить глаза яркой вспышкой, на время отключило звук снаружи, чтобы не оглушить тебя. И костюм переключился на максимум защиты.

Никита осмотрелся: он был в выжженном круге метров двадцать в диаметре. Центром круга действительно было то место, где он ставил рацию. Будь у него костюм и НР более старых моделей, возможно, он разделил бы судьбу испарившихся приборов.

– Мне трудно поворачивать головой, – заметил Никита, – Костюм повреждён?

– Нет. Включилась система силовой поддержки, для того, чтобы сделать твои движения более мощными. Она сейчас проводит калибровку под твои мышцы и внешние условия.

Вдруг на Никиту кто-то навёл яркий луч света. Существа с противоположного берега направили на него мощный фонарь, кричали, указывали пальцем! Сердце резко застучало в груди мальчика.

– Испепели тебя Вспышка! Что делать, Федька? – крикнул Никита.

– Было бы здорово сделать ноги, капитан… – скептично ответил Федька.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru