Мышеловка для бабочек

Алексей Мальцев
Мышеловка для бабочек


© Издательство «РуДа», 2020

© А. В. Мальцев, 2020

© В. В. Сушинцев, обложка, 2020

Сюрпризы для зомби

Что он помнит из тех ощущений?

Чесалась голова, слезились глаза, безумно хотелось курить. Скомканная пачка облегчённых «Мальборо» валялась возле урны, метрах в трёх от замызганных «жигулей» Кирилла, в которых он парился уже около часа.

Чтобы купить новую пачку, предстояло выйти из машины, пройти метров сорок до минимаркета – того самого, кстати, светиться в котором не рекомендовалось ни при каких обстоятельствах. Тем более – с бородой, усами и в парике. Где можно было запросто столкнуться с жертвой…

Бросать курить он пытался много раз. Даже к психотерапевту обращался. А толку! Как тогда курил, так и сейчас смолит. Жизнь полна стрессов, куда от них денешься?! Они наполняют её, словно пираньи водоём. Спасайся, кто может и как может. А кто не может?

В тот день… – будь он неладен!.. – Кирилл вообще себя скверно чувствовал. Можно сказать, предстоял смертельный номер. Как под куполом цирка без страховки. Сколько раз потом жалел об этом!

Взглянув на себя в зеркало, выругался. Смешно и дико, дико и смешно. Лейла накануне колдовала над его лицом часа полтора, не меньше. В «секонд-хенде» были куплены сиреневая куртка и потёртые джинсы, в которых Кирилл никогда в жизни не появлялся в обществе, и делать этого в ближайшем будущем не собирался. Этакий экстравагантный старикан, в пятидесятые наверняка бывший стилягой, сейчас нервно потел в старой «классике», именуемой в народе «семёркой».

Уже неделю он катался за Ольгой Рысс. Наблюдал, вынюхивал, запоминал. Не переставая при этом поражаться беспечности молодой одинокой мамаши. Понятно, она не олигарх, не директор банка. Простой налоговый инспектор. Но это не значит, что можно оставлять сына в машине, а ключи – в гнезде зажигания.

Раз оставила, два, три. Традиция, однако!

За это иногда наказывают. И достаточно жёстко.

Как в тот день, например, пропади он пропадом! С него началось… раздвоение личности Кирилла Ватуляна. Одна словно продолжала творить безобразия, а вторая… как бы взглянула на всё со стороны, по-другому. И жизнь началась другая. Кажется.

Впрочем, зачем торопить события? И так он как зомби, даже хуже. Того и гляди выскочит из своей «жучки» и пустится вприсядку. Вот народ позабавился бы…

Ещё этот звонок, тревожный материнский голос в трубке:

– Сынок, с тобой всё в порядке? Всё хорошо?

– Конечно, ма, что со мной может случиться? – раздражённо ответил сын. – Сейчас я не могу говорить… Занят очень.

Ещё как занят! Вот-вот могла появиться Рысс. Возле минимаркета под названием «Удача» она всегда припарковывала свой «гетц», забегала минут на пять за йогуртом, кукурузными хлопьями, салатом из морской капусты, апельсиновым соком, ещё какой-то ерундой. Пару раз он вставал к прилавку, иногда – сталкивался с молодой мамой на выходе. Разнообразием Ольга своего ребёнка не баловала, надо признать, всегда покупала одно и то же. Впрочем, возможно, это он её не баловал, всегда заказывая стандартный набор.

– Сон я видела нехороший, сынок. Будто у нас плотину прорвало на гидростанции… Ужас какой!

– Что за глупости тебе снятся, ма!

– И нашу деревню… как корова языком слизнула с берега. Где, думаю, картошку теперича садить будем?

– Ма, прекрати! – Кирилл оглянулся в сторону проспекта, при этом в шее что-то хрустнуло. – Не до этого мне сейчас.

– И Дроздовку, и Батуевку, – продолжала мать, словно не слыша его, – и Резницы… А я как раз у фельдшера была, ногу он мне лечит.

– О господи, хватит…

– Береги себя, сынок!

Услышав в трубке гудки, Кирилл облегчённо вздохнул и ещё раз осмотрелся. Ни ГИБДД-шников, ни полицейских вокруг не было. Лишь праздно шляющиеся мамаши с колясками. Кто-то читал журнал, кто-то глазел по сторонам, кто-то поправлял своему чаду одеялко. Эти могли качественно «срисовать» и настучать – им ведь скучно, для них любая мелочь – событие. Но этим придётся пренебречь, как атмосферными осадками при планировании будущего урожая.

Как же так он с сигаретами-то пролетел?! Растягивать следовало удовольствие! Сиди теперь и давись слюной. Ещё эти слёзы. Похоже, у него аллергия на клей. Даже в глазах всё двоилось.

В какой-то момент ему показалось, что пассажирская дверца открылась, и рядом с ним на сиденье оказалась… прекрасная незнакомка. Где-то он уже видел эти глаза. Когда-то… в далёкой юности, быть может… Лет десять назад. Незнакомка предложила ему закурить, словно чувствовала его состояние. Его любимые сигареты… Потом вдруг сорвала с него грим…

В кармане куртки вновь «проснулся» мобильник, возвращая Кирилла в липкую, удушливую реальность. Что это с ним? Только бы не отключиться!

Лейла не отличилась оригинальностью. К чему она в такие минуты?

– Едет твоя ненаглядная, через минуту будет у тебя, готовься.

– Почему это она моя, да ещё и ненаглядная? – притворно обиделся Кирилл. – Опять ваша ревность, сударыня, мешает сосредоточиться на работе. Пора взрослеть, деушка!

– Ты ведь за ней наблюдал в эти дни, – пустилась в объяснения «компаньонка». – Откуда я знаю, чем вы там занимались. Может, это сейчас так романтично называется – слежка. А на самом деле? На три вдоха один выдох. Или наоборот. А сегодняшнее представление – так, для отвода глаз. Для «лохушек» вроде меня.

– Всё, поздняк трепаться, она появилась, – отрезал он. – Будь наготове. Садись где-нибудь на скамью и глаз не спускай.

«Хендай-Гетц» серебристого цвета припарковался прямо перед его «жучкой». Ничего не подозревающая мамаша выпорхнула на асфальт, словно птенец из гнезда выпал, и, покачиваясь на каблуках, направилась в сторону торгового заведения. Куртка кремового цвета, светлые брюки заправлены в серые полусапожки… Худышка – кожа да кости, но волосы… Платиновая грива вздрагивала в такт походке.

Кирилл вдруг представил, как она сидит верхом на нём, лежащем на кровати в их с Лейлой доме, снятом несколько дней назад, и эта грива так же вздрагивает, только в такт не походке, а его мощным толчкам. Кирилл реально слышит её шумные вдохи. Без выдохов. Он на секунду ощутил её осиную талию в своих ладонях. Там, где она плавно переходит в ягодицы.

Мотнув головой, отбросил наваждение, нащупал в кармане баллончик с газом, затем дождался, когда беспечная мамаша скроется в магазине, и открыл дверцу. Дело есть дело. Вперёд!

Спокойно, старик, на тебя никто не обращает внимания. Мамаши с колясками, что на той стороне улицы и в парке, все как одна нагнулись к своим чадам. Им нет до бородатого старикана никакого дела. Ладно бы ты был Бандерасом или Брэдом Питтом, тогда – совершенно иной расклад. А так – что со старикана взять? Кроме БАК-анализа, конечно, и то, как правило, с помощью врачей.

Сюрпризы начались с первой секунды. Открыв дверцу чужой машины, «бородач» обомлел: на заднем сиденье сидели… двое пацанов. Вместо одного, как предполагалось. Четыре глаза уставились на Кирилла, словно он был Санта-Клаусом, а за окнами – не слякотный апрель, а самая что ни на есть зима.

Непрошенный гость хотел крикнуть: «Э, кто тут чужой, выметайся живо», но струя газа уже хозяйничала в детских лёгких. Не успев всхлипнуть, парни повалились в разные стороны.

Кириллу не оставалось ничего другого, как сесть за руль и попытаться завести иномарку. Здесь его поджидал второй сюрприз: разница в росте. Имеется в виду, его и Ольги Рысс. Крохотная владелица машины была сантиметров на двадцать ниже его, и теперь колени «старика» никак не умещались под приборной панелью. Ему показалось, что на регулировку сиденья ушло не меньше вечности, пока, наконец, ему удалось завести машину.

К тому же он сразу почувствовал нешуточное головокружение. Опустив передние стёкла, сделал глубокий вдох. В мозгу мелькнуло: как бы доза «газировки» не оказалась избыточной для «мальцов». Не дай бог, окочурятся. Крайне нежелательный вариант развития сюжета!

Включив вентиляцию салона, дал по газам.

Выезжая на проспект, поймал в правом зеркале стройную фигурку в проеме дверей минимаркета. Мамаша возвращалась с покупками. В этот миг звонкая трель донеслась откуда-то снизу и справа. Бросив взгляд на сиденье рядом, он крякнул: сотовый хозяйки «Гетца», рискуя от вибрации соскользнуть между сидений, буквально захлёбывался популярной композицией известной украинской поп-дивы.

Это был третий сюрприз!

– Ну, что я говорила?! – с места в карьер принялась выговаривать сообщница. – Эта дура забыла телефон в машине.

– Ты у меня просто Дом советов. Действуй, – буркнул похититель, стараясь удержаться в потоке машин. – На то ты и женщина, чтобы разбираться в психологии себе подобных! Главное – чтобы она не рванула звонить в полицию.

– Постараюсь. Что бы ты без меня.

Да, без неё он. Невозможно представить, где бы он был, если бы не она. Все-таки Лейла – умнейшая из всех женщин, с которыми ему доводилось «контачить» в этой жизни. Опасная, конечно, непредсказуемая… Но – умнейшая! Именно она предположила в самый последний момент, что Рысс может оставить мобильник в машине. Кирилл поначалу не поверил, проигнорировал. После в подсознании всплыло «почему бы и нет?», и он предложил купить на всякий случай недорогой телефон.

Увидев, что Рысс возле магазина никак не реагирует на звонок, Лейла мигом поняла, что та оставила в машине столь важный «аксессуар». Как, под каким предлогом она предложит Ольге новую трубку, Кирилл не представлял. Жертве нужна связь! Без связи всё теряет смысл, их авантюра летит ко всем чертям!

– Все бабы, в общем-то, дуры, – со злостью заключил Кирилл, сам себе удивляясь. – Мужик бы такое никогда не допустил. И ключи бы забрал, и машину поставил на сигнализацию, и телефон.

 

– Только обобщать не надо! – холодно прозвучало в ответ. – Понятие «лох» никак не связано ни с полом, ни с возрастом. Лично мне намного чаще доводилось встречать лохов именно с яйцами, нежели… с… ну, сам понимаешь, с чем.

– Короче, в машине два киндера. Не один, а два! Догоняешь? Откуда второй – не знаю, – процедил похититель, глядя в зеркало заднего вида на бледных, исходивших слюной ребят. – Я даже не могу понять, который её, а который… так, ветром надуло. Один мне кого-то здорово напоминает. Как он выглядит хоть, её отпрыск-то? Облом за обломом!

– Установим, как выглядит, не паникуй! – невозмутимо заверила Лейла. – Мне-то откуда знать? Ты, главное, не отвлекайся, езжай, куда запланировал.

– Да еду я, еду! – огрызнулся Кирилл.

– Спокойно! Есть проблемки поважней. Если вдруг она поймёт, что я за ней специально следила. Случайно такие телефоны не подворачиваются под руку.

– Поймёт, не поймёт – какая разница! Не сразу сообразит, – возразил Кирилл сообщнице, притормаживая перед светофором. – Она наверняка жалеет, что без телефона оказалась. Главное, чтоб ответила на звонок, а потом будет как привязанная. Никуда не денется. Да и не способна она в таком состоянии адекватно воспринимать действительность. По идее, должна в шоке быть.

Пот струился по его щекам. Казалось, борода наполовину отклеилась, в голове стучали барабаны.

– Как ей-то подбросить? – не унималась трубка. – Ну, телефон этот долбанный? Об этом мы как-то не подумали. Извините, мол, но тут просят вас. С какой стати?! По поводу двух пацанов, что на заднем сиденье вашей машины. Вот дура, так уж дура. Я её имею в виду, а не себя.

– Всё шутишь? Ну, ну… Придумай что-нибудь, – отрезал Кирилл, сворачивая под тёмную арку. – Но связь с нами у неё должна быть прежде, чем она додумается звонить ментам. Кстати, автомата поблизости не просматривается?

– Вроде нет. Стоит сейчас, как истукан, посреди улицы с покупками и ревёт коровьими слезами. Сначала направилась обратно в минимаркет, потом вернулась. Похоже, она в полном «неадеквате», не отдаёт себе отчёт. Сейчас пакет зашвырнула под машину, не дура ли?!

– Ещё неизвестно, что бы делала ты, окажись на её месте! Всё, конец связи.

Не выслушав ответ, он бросил трубку на сиденье.

Нет, это выше его сил!

Затормозив перед очередным остановочным комплексом, Кирилл выскочил и побежал за сигаретами. Возможно, чересчур резво для старика, в гриме которого находился. Чахлая старуха у прилавка целую вечность рылась в своем кошельке, считала копейки.

Выскочив, не удержался, закурил тут же, перед входом. Одна затяжка, вторая… какой кайф! Господи, полжизни за эти ощущения.

В следующую секунду сквозь дым разглядел возле своей «жучки» даму бальзаковского возраста, разглядывающую пацанов на заднем сиденье.

– Добрый день, – подскочив, Кирилл постарался обезоруживающе улыбнуться. – Что вас заинтересовало в моих барсучатах?

– Сидят, бедняжки, умаялись за день, – пролепетала «бальзаковка», неуклюже ретируясь вдоль кустарников. – Сейчас такие нагрузки в школе, совсем не думают о детях. С ума сойти.

– И не говорите!

Сделав ещё пару затяжек, Кирилл уселся на место водителя, захлопнул дверцу. Поймав сердобольную даму в зеркале заднего вида, несколько секунд сидел и прислушивался к стуку собственного сердца.

«Только бы по фазе не слететь!»

Через несколько минут серебристый «Гетц» въехал в гаражный кооператив и затормозил возле одного из боксов. К счастью, никого из соседей не было, на металлических щеколдах висели замки.

Загнав машину под навес, Кирилл сорвал с себя ненавистный грим, вытащил припасённую на всякий случай канистру с водой и, как мог, умылся. Никогда он ещё не получал такого удовольствия от холодной воды.

В кармане проснулся мобильник. Без предисловий Лейла «обнадёжила»:

– Ты знаешь, мы минуту назад едва не лишились главной героини. Её жизнь висела на волоске, как пишут в детективах. Ещё бы секунда – и всё.

– Каким это образом? – Кирилл попытался сосредоточиться, выходя на солнечный свет из темноты гаража. – Не изъясняйся загадками. Что за привычка в такие моменты нести всякую околесицу?!

– Её едва не сбила машина на проезжей части, кое-как успела отвернуть. Летела километров под девяносто. Успех операции на грани, Кир. Наша голуба никого вокруг себя не замечает.

– Она что, совсем уже?! – крикнул он, но тут же спохватился, и уже вполголоса продолжил: – Ей начхать на детей? В смысле, на одного из них.

– Ещё неизвестно, как бы повёл себя ты, – иронично «отомстила» ему Лейла, – если бы у тебя похитили сына. Она в шоке… идёт, ничего не видит. Кажется, ищет телефон, чтобы позвонить в ментовку.

– Как-то помешай ей, воспрепятствуй! – Кирилл крутанулся волчком на одной ноге. – Если позвонит, тогда всё пропало, сама понимаешь, не мне тебя учить.

– Ты ещё предложи утешить её, поговорить за жизнь. Подругой лучшей стать. Ты этого хочешь? – в голосе Лейлы чувствовалось отчаяние. – Я, в принципе, могу ей подкинуть. Только как? Надо найти какой-то предлог. Повод, чтобы заговорить.

– Найди, постарайся, – скрипя зубами, приказал Кирилл. – Типа, могу я вам чем-то помочь, девушка. Вижу, вы не в себе. У вас что-то случилось?.. Ну и так далее. Напряги мозги, а я уж с ней поговорю. Короче, обеспечь качественную связь!

– Ишь, раскомандовался! Фантазировать ты горазд, я в курсе. Хорошо. Кажись, она идёт сюда. Приближается. Готовься! Можешь позвонить с её сотового, получится прикольно.

Кирилл пулей кинулся в «Гетц», телефон хозяйки машины буквально разрывался на части от приторной мелодии. На дисплее высвечивалось: «Марина». Он с трудом удержался, чтобы не ответить на звонок. Пришлось дожидаться, пока трубка не заглохнет «естественным образом».

Мальчишки дремали на заднем сиденье. Один был бледный, как простыня, выстиранная «Ариэлем», у второго смешно вздувалась щека на выдохе. Кирилл ощутил неприятный укол самолюбия: «Ты до сих пор не вспомнил, кого тебе напоминает этот пацан?»

Минута ушла на то, чтобы набрать номер, с которого только что звонила Лейла. На третьем гудке сообщница отозвалась:

– Это ты?

– Да, я. Как наша Рысс?

– Всё, сейчас подойдёт… Будь готов.

Кирилл сделал глубокий вдох: ему предстоял нешуточный разговор. Он к нему готовился, все нюансы знал назубок, и всё-таки. К похищению они тоже готовились, но предположить, что в машине вместо одного пацана окажется двое, никак не могли.

Кто раздвинул занавески?

Он не смог бы точно определить – что его разбудило среди ночи, заставило открыть глаза и ошалело озираться вокруг. В окне висела круглая луна, тени веток слегка шевелились на стене. От натопленной печи тянуло жаром, тишина звенела в ушах.

Олег сел на кровати, потянулся. Что-то было в окружающей обстановке не то… и не так. Что именно – сказать не мог. Словно он в избе деревенской ночевал не один. Знать бы ещё – с кем!

В том, что двери он собственноручно закрыл вечером на засов, сомневаться не приходилось. Впрочем, он уже давно убедился, что от ночных кошмаров засов его не спасает.

Некстати вспомнился фильм «Вий» с летающей в гробу Натальей Варлей. Глазастая морщинистая старуха, которую играл, кстати, мужчина. Упыри, вурдалаки. Нетленное, звучащее набатом сквозь десятилетия: «Поднимите мне веки!»

Вроде бы всё понимаешь: актеры, деревянный ящик по невидимым рельсам скользит. Подсветки там всякие мертвеннобледные. Только оказаться на месте Хомы ночью в старой церквушке ох как не хотелось! Говорят, на этот фильм снято несколько римейков, только Олег ни одного не видел. Не довелось.

Самое интересное и поразительное было то, что так просыпался он уже несколько ночей. «Кошмарило» не впервые. Примерно неделю назад посреди ночи над окошком завис «зайчик», непонятно – от какого источника света. Плавая то вправо, то влево, он как бы посмеивался над проснувшимся хозяином – дескать, не пытайся придумать объяснение, всё равно ничего не выйдет. Олег махал, помнится, руками, подходил, пытался накрыть рукой, но зайчик всякий раз ускользал.

И сегодня – будто кто-то разбудил его, потряс за плечо и – тотчас испарился. Даже, кажется, что-то сказав при этом. А спал ли он, Олег Камелотов, вообще? Может, и не спал вовсе.

Он знал, что увидит, включив свет: ничего особенного. Всё точь-в-точь, как было, когда он засыпал. И всё же… Решил свет не зажигать, поскольку знал, что ощущение чего-то потустороннего исчезнет. Затих и прислушался. Нельзя сказать, что Олег совсем не трусил. Но одновременно с боязнью внутри гнездилось любопытство. Оно подтачивало, зудело, не давало зажигать свет.

Размеренно тикал будильник на подоконнике, время шло, ничего не менялось. Сердце «бухало» в ушах, рискуя выскочить из-под рёбер.

Олег нащупал тапки, попытался их надеть, но не тут-то было. Тапки стояли не так, как он их оставил перед сном. Носками в другую сторону. Неужто он сам их повернул?

Так, началось! Приехали! Это что-то новенькое…

В прошлый раз такого точно не было! Или он медленно сходит с ума, или кто-то над ним решил пошутить. Не самым удачным образом.

Впрочем, какое там пошутить – изощрённо поиздеваться!

Спрятался вечером под кроватью, к примеру, дождался, пока Олег уснёт и. Кто-то живущий вместе с ним в этом доме.

Словно в подтверждение мелькнувшей мысли возле окна заскрипели половицы. Потом скрип повторился уже ближе, ещё ближе.

Половицы скрипели всегда, когда Камелотов по ним вышагивал. Удивительного в этом ничего не было, хозяин носил в себе почти центнер веса. Но сейчас Олег никого в комнате не видел.

– Кто здесь? – дрожащий голос прозвучал как-то отдалённо и по-чужому, словно Олегу подменили на время голосовые связки. И они, эти связки, находились не в его гортани, а зависли где-то под потолком. Дикость какая!

Скрип половиц тотчас прекратился. Домовой? Привидение? Чья-то не до конца отделившаяся от тела душа? Мечется, бедняга. Хочет дать о себе знать столь странным образом. А чем он-то сможет ей помочь?

С какой целью над ним так издеваются? Уж точно не с целью ограбить его дом, поскольку брать здесь нечего. Несколько банок солений и бутылок самогона в подполе – вот и всё его, Камелотова, богатство.

Трясясь всем телом, он кое-как встал и направился в темноте к выключателю. Вспыхнул свет, лампочка почему-то начала покачиваться. Сама! Будильник тикал на подоконнике всё громче.

В одних трусах Олег прошлёпал в коридор, но вдруг задержался, припоминая только что увиденное.

Стоп! Будильник стоял на подоконнике, рядом с бокалом, из которого Камелотов накануне вечером пил чай. А почему, собственно, они оказались на подоконнике? Да еще бокал ручкой – в сторону окна. Олег так его никогда не ставил. Он точно помнил, что пил чай уже лёжа в постели, а бокал ставил на стол, поскольку стол ближе подоконника. И будильник вечером стоял там же, чтобы утром удобней было до него дотянуться.

Неведомая сила заставила его подойти к окну и взять будильник. Стрелки показывали без пятнадцати девять! Тысяча чертей! За окном – непроглядная темень, а у него на часах – то ли утро, то ли вечер! Он долго вглядывался в стрелки, и с каждой минутой ему становилось всё труднее дышать.

Матерь божья! Часы шли назад! Минутная стрелка медленно, но верно ползла от «девятки» к «восьмерке». Значит, когда он спал, произошло что-то ужасное. Даже представить жутко, что именно… И время двинулось вспять! В такие минуты у Олега всегда крутило живот, и мочевой пузырь требовал сиюминутного опорожнения. Так случилось и на этот раз.

Кто здесь хозяйничал ночью? Что за метаморфозы? Олег понял, что если не выйдет тут же на воздух, то окончательно «свихнётся».

На улице его мигом «пробрал» озноб. Луна, казалось, смотрела прямо в глаза, пытаясь загипнотизировать. В лунном свете был отлично виден соседский дом. Можно сказать, во всей красе – Камелотов даже замедлил шаг, чтобы полюбоваться.

Зарплата у слесаря 3-го разряда – не ахти, и Олег, чего тут скрывать, с завистью поглядывал на соседа, построившего прошлым летом двухэтажные хоромы с витражами, летней верандой, балкончиками и огромным гаражом. Где на каждом этаже – по туалету. Вот уж кто точно не простудит себе ничего. В отличие от Олега, вынужденного справлять нужду фактически на холодном апрельском ветру.

Оценить строение соседа Камелотов имел возможность: прошлой осенью, когда осталось только завезти мебель, сосед вдруг попросил его присматривать за особняком. Разумеется, не бесплатно.

Вручил ключи не задумываясь.

Присматривал Олег до нынешней весны. Сосед наезжал редко: пройдётся по этажам, заглянет в кухню, убедится, что всё в порядке, вручит Олегу несколько десятидолларовых купюр и снова уедет на месяц-другой. Расположение комнат Камелотов выучил наизусть: с завязанными глазами мог вымыть полы на двух этажах и при этом не травмироваться. Даже иногда забывал, что рядом, в пятидесяти метрах – его родная хибарка.

 

Жить сосед в новом особняке так и не стал, сдал в аренду молодой семье. Симпатичные ребята заселились на днях. Его звали Павел, её – Наталья. Ему немного за тридцать, ей – двадцать три-двадцать пять… Олег с ними вчера познакомился, расспросил… Когда Павел отвлекался, Наталья несколько раз стрельнула Олегу глазками. Мол, хоть я и замужем. Ну, ты понимаешь.

Возвращаясь из уборной, он бросил взгляд на горящие окна своей хибары и обомлел. Занавески за закрытыми рамами словно раздвигал невидимка. И правая, и левая изогнулись почти под прямым углом. Даже закралась мысль: может, не возвращаться туда, в это адово гнездо? Но, с другой стороны, где ж ему, горемычному, ночевать-то? Соседские хоромы для него «заказаны», там постояльцы.

Олег влетел в коридор, но в тот же миг в доме внезапно погас свет. Занавески медленно колыхались, словно кто-то легонько на них дул. Кто-то невидимый угрожал ему: «Ты надолго не покидай избу ночью. Только до туалета – туда и обратно, а по сторонам нечего зыркать. Иначе здесь такое начнётся!»

Он нащупал на вешалке пиджак, достал из кармана сотовый телефон. Час от часу не легче! На дисплее горели цифры «20:34», и на его глазах минуты уменьшились на единичку, став «возрастом Христа». Окружающий мир свихнулся, съехал по фазе? Или по нему, Олегу Камелотову, плачет «психушка»?! Что-то одно из двух.

Олег внезапно почувствовал сильную сонливость. Едва устояв на ногах, кое-как добрел до кровати. Рухнул как подкошенный.

«Полтергейст чистой воды. Мистика какая-то! – прошептал он, укрываясь байковым одеялом и поворачиваясь на левый бок. – Уж не инопланетяне ли пожаловали на грешную землю? Но почему выбрали именно мой дом? Других мало мест на земле, что ли?!»

С этими мыслями он провалился в сон. Утром надо было спешить на завод, требовалось хорошенько выспаться. О том, кто или что его разбудит утром, Олег не успел подумать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27 
Рейтинг@Mail.ru