Проклятый

Алексей Леонидович FreierWolf
Проклятый

– Мичи, с тобой всё в порядке? – спросила она.

– Кто ты такая?

Все открыли рты.

– Я? Я – Юко, ты разве меня не помнишь?

«Юко?» – задумался я.

– Нет, не помню!»

В классе зашумели.

– Что, любовнички, поссорились? – зайдя в класс, спросил новый парень Юко.

Он был лидером баскетбольной команды, а так же возглавлял местную школьную банду. Подойдя ко мне, он положил мне на плечо руку.

– Это еще что за чмо? – спросил я и, не дожидаясь ответа, врезал ему в грудное сплетение, от чего его сложило втрое.

На меня тут же набросился его напарник, он занимался боксом и тоже был одним из лидеров клуба. Не знаю как, но я увернулся и, схватив его за галстук, стукнул его лицом об парту, от чего его лицо превратилось в блин, передние зубы торчали из парты, челюсть была сломана, он потерял сознание. Следующим движением я оттащил его от парты – поднял и в прыжке, так же со всей силы врезал ему в живот, он пролетел несколько метров, выбив дверь, вылетел в коридор, откатился под батареи и затих.

Стояла гробовая тишина.

– Еще кто-то хочет? – спросил я.

Все молча, отходили от меня подальше.

В самом дальнем углу плакала Юко, к ней подошла одноклассница.

– Ну что, добилась? Я же говорила, нельзя было накладывать печать любви, если сама не уверена в своих чувствах, а я завидовала вашей любви, как мне хотелось, чтобы и со мной так произошло..

– Не в этом дело, вчера я хотела сходить с Кеном и его друзьями в караоке, Кен сказал, чтобы я попросила денег у Мичи, но у него украли кошелёк, и он продал душу, чтобы одолжить мне денег, – сказала Юко.

– Что-то ты не договариваешь, – сказала подруга. – Я сама видела, как он смотрел на вас, когда вы целовались у окна.

– Что? Почему раньше не сказала? – не переставая плакать, говорила Юко.

– Я не знала, что делать, я видела, как он смотрел на вас, не отрываясь, из его глаз текла слеза, а самого его трясло, но он ушел только после того, как ушли вы, – сказала одноклассница.

Юко таращилась на неё, представляла, что бы было с ней, если бы увидела такое.

– Об этом можно написать роман, – сказала еще одна одноклассница. – Мужчина настолько любил свою девушку, что продал душу, чтобы та сходила с другим в караоке, – сказала девушка и засмеялась.

– А я даже рада, что у вас так получилось. Конечно, он не полюбит больше никого и его жалко, но той любви, которую он испытывал к тебе, завидовали все девчонки, Кен тебя тоже скоро бросит, он меняет девчонок, как перчатки, вот тогда ты всё поймешь, – сказала одноклассница и пошла на своё место.

В это время в класс вбежала учительница и еще два человека из учительского комитета.

– Что происходит? – закричала она.

Сидевший у шкафа боясь пошевелиться Кен, показал на меня пальцем:

– Это всё он.

Я засмеялся.

– Да ты, я поглажу, трус.

Кен мгновенно убрал руку.

– Вызовите скорую быстрее! – кричала учительница. – А ты немедленно к директору!

– Не вопрос! – сказал я и, взяв сумку и перебросив её через плечо, направился вслед за учителем.

Зайдя в кабинет директора, я не понял, что со мной произошло, но я видел всё про него.

– О, должник! – сказал я.

Директор сначала удивился, но, увидя в моих глазах демонический огонь, стал бледнеть, и улыбка сошла с его лица мгновенно.

– Выйдите! Выйдите! – кричал он на учителя и сопровождавших нас из учительского комитета.

– По договору у тебя есть еще три месяца, а там или смерть или публичная известность, любитель маленьких девочек! – сказал я.

Директор стоял передо мной на коленях.

– Три месяца! – сказал я и вышел из кабинета.

Меня всё раздражало, и я пошёл домой.

Эпизод 3

Придя домой, я увидел, что в моём доме вовсю хозяйничает красноволосая девушка.

– Дорогой, ты что-то рано, – сказала она. – Я еще ничего не приготовила.

– Ты кто? – спросил я.

– У меня много имён, но здесь я Есико Сато, ты зови меня просто Сато, отец велел помочь тебе разобраться с новыми возможностями.

– Я тебе не дорогой!

– Слушай, я в этом теле ненадолго! Девушка отдала свою душу, чтобы вылечить бабушку. Дура конченая, лучше бы с парнем дружила, а то от её девственности прямо несёт, так что пользуйся, я буду только «за».

– Может она берегла своё тело для кого-то, я не буду его портить, – сказал я.

– Благородного из себя строишь? Таких, как ты у меня были сотни! – сказала девушка.

– И с кем ты осталась? Наверняка, одна.

Девушка задумалась, но больше ничего не сказала.

После обеда ко мне в комнату постучали. Я открыл дверь.

– Девушка, живущая во мне, очень переживает о случившемся, она не хотела с вами ссориться и, если честно, то никакой сотни у неё не было, мне кажется, у неё вообще никого не было, ведь в ад попадают только души, а не тела, и ей хочется испытать это, – сказала девушка. – Если вы желаете, то можете пользоваться моим телом, мне всё равно скоро умирать.

– А ты сама желаешь? Почему ты умираешь?

– Я бы побереглась до любимого, я поставила свою жизнь, чтобы бабушке было не больно, но душу не продала, – сказала девушка и заплакала.

– Не плачь, дура, выкуплю я твоё тело! – сказал я. – Дай поговорить с той, что внутри.

Глаза девушки сразу же изменились.

– И как ты хочешь её выкупить? – спросила Сато.

– Всему есть своя цена.

– Если она продала свою жизнь, значит, тебе нужно отдать что-то равноценное.

– Поговори с отцом, скажи, что я отдаю свою жизнь за её, – сказал я.

– Ты идиот? Тебе не помочь всем! – сказала Сато и из глаз потекли слёзы.

– Она это тоже слышит? – спросил я.

– Конечно, это же её тело.

– Ладно, давай.

– Чего давай? Пошли, у нас задание, – сказала Сато.

– Какое задание?

– Одного барыгу надо заколбасить, – сказала Сато, и мы мгновенно переместились. – Мы в Германии, этот гад расплачивался душами своих детей за продление своей жизни.

– Что я должен делать? – спросил я.

– Просто положи свою руку с перстнем ему на голову, вот и всё.

Я посмотрел на руки, на одной из них действительно был перстень с пентаграммой красного цвета, нанесённого в центре коронки.

Рейтинг@Mail.ru