Персонаж с демоном 4

Алексей Лавров
Персонаж с демоном 4

Глава 1

Ко мне подбежали Гронг и Томми, встали надо мной, не зная, что предпринять. После крика Рене «Лекари, озолочу» и до приличной публики стало доходить, что шоу с убийствами закончилось. К телу Иры подошли сразу четверо серьёзных эльфов и три эльфийки.

А ко мне ни одна ушастая скотина интереса не проявила! Ну, конечно! Помру, отпилят мне бошку и понесут в гильдию Света за сто пятьдесят тысяч золотых! Хорошо хоть Гронг и Рене сразу пилить не разрешат… сами потом… если что.

Зодчий Иглед вырвал из груди Иры кинжал и угрюмо уставился на лезвие.

– Зачарованный клинок, – глухо сказал он. – Надежды нет.

К собранию присоединилась Иля и принялась распоряжаться:

– Гронг, возьми Виха, а ты, папаша, бери дочку. Давайте за мной, в дом их отнесём.

Орк подхватил меня на руки, резанула страшная боль. Интересно, конечно, что будет дальше, но лучше потом послушаю. Зашёл в настройки сна и задал на ближайший час самый глубокий «хоть убей». Подумал немного – вдруг сукровицей захлебнусь – и переключил на «хоть еби».

В следующее мгновенье я, походу, этой сукровицей и подавился, или что-то в организме произошло, что стал из пробитого лёгкого откашливать кровь. Кашель отдавался резкой болью в груди, и первые мгновенья другие обстоятельства меня не волновали.

Лежал я на спине, и кровь выхархивалась на мою чёрную рубашку в тонкую белую полосочку и на чёрный галстук бабочку в белую горошину. Да что ж это такое – тряпку некому подать?! Огляделся, стараясь не шевелиться. Значит, лежал я спиной на кровати в спальне, головой к стенке, а ногами к группе эльфов с круглыми, слегка вытаращенными глазами на скорбных моськах.

– Ну, я ж вам говорил, что живой он! – в напряжённой тишине раздался возглас Рене. – Забирайте отсюда Ирку!

Ира здесь?! Я заставил себя повернуть голову налево. Она лежала рядом с закрытыми глазами, лицо спокойно, руки сложены на груди. Такая красивая и мёртвая! Блин! У меня тоже руки на груди! Что здесь происходит?!

– Нельзя её забирать, – послышался голос Или. – Их тут положили для прощания. Вот Виха, коль он ещё живой, надо пока унести в другую комнату. Гронг, дружочек, помоги, пожалуйста.

Гронг подошёл к кровати, взял меня за ноги и потащил к себе.

– Бля-а-а-ть! – простонал я жалобно и попытался лягнуть его в рожу. – Гронг, сука, иди нахуй!

– Бредит бедняга, – печально проговорил Рене.

– Ты тоже иди! – прохрипел я. – Не трогайте меня! Лучше тряпку дайте!

– Вих, вас тут положили, чтобы с вами прощаться, – попробовала объяснить Иля. – А раз ты ещё живой…

– Мне можете приносить соболезнования, – сказал я с натугой.

– Но так неправильно! – воскликнул отец Иры. – Нельзя живым на одной постели с мёртвыми!

– Ты на что это намекаешь? – просипел я.

– Ни на что, – заговорил он строго. – И вообще, рот закрой, тебе нельзя разговаривать, – он обернулся к Гронгу. – Дружочек, бери его, не обращай внимания.

Гронг снова потащил меня за ноги, я громко застонал.

– Неси за мной, – сказала Иля.

Орк, как мог, осторожно взял меня на руки. Я осознал, что могу только стонать, и потому строго запретил себе скулить. Гронг принёс меня в комнату по соседству, практически такую же, как наша спальня, только покрашенную в другие цвета. Положил на кровать. Иля достала из шкафа полотенце, положила рядом со мной.

– Вот тебе тряпочка, – проворковала она нежно. – За одежду не волнуйся, потом если что переоденем.

Я глухо зарычал.

– Сам переоденешься! – поспешно поправилась Иля. – Я как раз собиралась тебе за костюмом на всякий случай, взять ещё что-нибудь?

Её эльфийская непосредственность придала желание жить просто назло! Я решительно кивнул.

– Тоже, наверное, что-нибудь тёмненькое и в полосочку? – живенько прощебетала она.

– Пойдём, – сказал Гронг. – Ему больно разговаривать.

– Стой, – прохрипел я через силу. – Трупы сохраните…

– Все? – уточнил Гронг.

– Все, – прошептал я из последних сил и закрыл глаза.

Полежал неподвижно. Жжение в груди чуть улеглось, попробовал собраться с мыслями. Что-то я ещё забыл важное… А!

– Настя! – позвал я.

– Глядите-ка! Вспомнил! – обрадовалась демоница.

– Отбились? – подумал я с тревогой.

– Можно и так сказать, – хмыкнула она. – Враги отчего-то резко слиняли. А у тебя что-нибудь было?

– Было, – ответил я. – Иру и меня убили.

– Совсем? – Настя спросила потерянным голосом.

– Совсем. У Иры был «второй шанс», дед подарил, она отдала его мне…

– Она… умерла? – робко уточнила Настя.

– Да.

– Агхррр-гхррр! – заполнил сознание демонический рёв.

И уши ведь не заткнёшь, рычит прямо в мозг! Видать, строила на Иру серьёзные планы. Немного прорычавшись, она спросила хрипло:

– А ты как?

– Да так, – ответил я небрежно. – Лежу себе, лёгкими кашляю.

– Ты лежи пока, я сейчас! – проговорила Настя и замолкла.

Я улыбнулся про себя – ну, что она сейчас?

– Сюда примчится, – раздался голос Тыца. – Ты скажи ей, чтоб принесла лук и колчан из спальни, а то мало ли.

– И с чего ты решил, что она примчится? – удивился я.

– Кажется мне так, – ответил он уклончиво и после паузы сказал. – Когда тебя убили, мне стало так тоскливо и больно… хуже, чем когда ты меня убил. Так я просто дух твоего оружия, а она твой демон.

– Ну… может быть, – задумался я. – А то, что демон возьмёт в руки лук, ничего?

– Переживу, – проворчал Тыц. – По сравнению с твоей смертью, не о чем говорить.

– Погоди! Я ведь уже много раз заезжал за край! – напомнил я.

– И обратно выруливал, – сварливо ответил он и истерично выпалил. – А в этот раз я вдруг понял, что ты не вернёшься!

– Дружище, – мягко заговорил я. – Но ведь это всё равно когда-нибудь случится.

– Вот когда-нибудь мне больше подходит, – сказал он насмешливо и продолжил серьёзно. – Сейчас я понял… Ирка молодец! Я тоже хочу возродиться в своём клане! И стану лучшим рейнджером! Супер-рейнджером!

– Она меня только попросила основать клан, – возразил я. – Я ничего не обещал.

– Ну и пусть! Ты же и без обещаний это сделаешь! – убеждённо воскликнул эльф.

– Кстати, что это? – устав от пафоса, перевёл я беседу в практическое русло. – Как основать клан, и сколько у нас времени?

– Ну… всего до перерождения сорок дней, – начал он. – Кто-нибудь в клане за это время должен по любви зачать девчонку.

– Ага. До этого они должны в клан вступить, а мне его как-то основать, – задумался я. – В управе его можно зарегистрировать?

– Не знаю, – признался Тыц. – Вообще, у клана должна быть история основания, ваша с Иркой подойдёт. Потом сокровища, у тебя есть золото. Ну и какие-нибудь владения.

– Какие владения? – уточнил я.

– Которые признают другие кланы или равные им официальные объединения, – солидно проговорил он и посоветовал. – Ты у Иркиного деда спроси.

– Угу, – ответил я задумчиво.

Что-то говорило мне, что у главы совета идея моего эльфийского клана восторга не вызовет. Он, конечно, праправнучку любил, подарил ей «второй шанс»… вот матерится, наверное! Ну, может, не прямо сейчас, но точно будет ругаться, когда ему скажут, что вместо любимой праправнучки он получил живого меня, да ещё и с проектами! И прости, Ира, как-то не верю я, что он не при делах. Только в благодарность тебе не стану его расспрашивать, ни в живом, ни в мёртвом виде…

– Уснул что ли? – раздался в акустике Настенькин хриплый голосок.

Я открыл глаза. Настя предстала в истинном, но довольно потрёпанном облике. Маленькие крылышки на голове висят, как надломленные, один рог на треть отломан, другой завязан узлом, большие крылья по краям надорваны в нескольких местах, левое наполовину болтается. И вообще скособочило бедняжку, сиськи как-то набок и половину шипов словно турбинкой срезали.

– Кто это тебя так? – слабо воскликнул я. – Наёмники?!

– Какие нахуй наёмники! – прорычала демон, сверкнув обломками клыков. – К тебе спешила, пошла через инферно! А эти чёртовы задроты пытались меня запереть у котлов на тысячу лет!

– За что же?! – искренне удивился я.

– Мычали про уровень отождествления, что своим поведением компрометирую преисподнюю, которой и быть не должно, – сказала она небрежно и ухмыльнулась. – Половина чёртовых душ теперь еле держится в одном астральном теле – нас, демонов, так непросто убить.

Я умилился. Девочка моя прошла через ад, которого нет, отмудохала тысячу чертей и сама как следует опиздюлилась! Только чтобы убедиться, что со мной всё в порядке!

– Не льсти себе, – покривилась она. – Это одержимость. И какое в жопу у тебя всё в порядке? Тебя сейчас кто угодно может загасить! Да ты живой потому только, что враги думают, что сдох или скоро сдохнешь.

– Ну, теперь-то всё хорошо – ты ведь пришла! – льстиво проговорил я.

– А казино?! – возмутилась Настя. – Я же самовольно ушла с работы! Ты ж меня теперь уволишь, сволочь!

«Какая интересная мысль»! – подумал я, а вслух воскликнул:

– Да как ты могла такое подумать?!

– Ну, твоя Фикси накатает официальную телегу, и Гронгу придётся объявить мне выговор, как минимум! Испоганит мне всё резюме! – горячо продолжила Настя. – У этой сучки на меня зуб! И всё опять из-за тебя – не дал мне её сразу трахнуть!

– Оформим тебе командировку, – сказал я добродушно.

– Тогда и на ведьм тоже, – попросила Настя. – Я их отправила сюда своим ходом тебя лечить, осталась одна Фикси – держит бюрократические барьеры.

– То есть пока закрылись? – переспросил я.

– Ну да, – поморщилась демон. – Фасад закоцали, первый этаж почти весь разнесли, что с подвалом, неизвестно. Хоть посетителей проводили живых и не покалеченных.

– Это вы молодцы, объявим благодарность, – сказал я.

– В приказе? – уточнила демон.

 

– Даже с занесением, – заверил я.

– А благодарности, если в приказе, все с занесением! – довольно проговорила она.

– Ну, тем более, – не стал я спорить. – Значит, давай-ка подумаем, что делать дальше. Для начала прими человеческий облик.

Настя обрела… ну, в основном человеческий вид. Лиловый бланш и заметно прореженная, взлохмаченная шевелюра – лишь слабое отражение реального положения дел.

– Ничего, – сказала она немного шепеляво. – Кого-нибудь замучаю, и всё пройдёт.

– Тогда первым делом принеси из спальни лук, сумку, стрелы…

– Лук?! – удивилась Настя. – Тыц твой рехнётся!

– Представляешь, сам попросил! – сказал я задушевно.

Она только помотала головой.

– Потом найди Рене, он тут где-то поблизости, – продолжил я. – Пусть пришлёт ко мне Чивагора. Я ведь вчера нанял пятнадцать рейнджеров!

– Вот это хорошая новость! – одобрила Настя. – Тогда Рене и Гронга можно отправлять на помощь Фикси.

– Не опасно? – засомневался я.

– Рене совладелец, а Гронг управляющий! – жёстко ответила демоница. – Это их бизнес!

– Давай только без фанатизма! – попросил я. – Ты им просто предложи, а там уж как сами решат.

– Хорошо, – сказала демон. – А ты пока усни. Что-то какой-то ты бледный.

Я лишь про себя ухмыльнулся и провалился в тревожный сон.

Сначала меня разбудили Гронг, Рене и Чивагор. Эльф пришёл в серых с зелёным доспехах, при мече на поясе и луке за плечом. Заявил, что и без советов дилетантов отправил часть бойцов в арсенал за оружием и амуницией, остальных поставил на охрану. Дежурят по десять рейнджеров, пятеро отдыхают здесь же. Я его поблагодарил и попросил только Настю не пугаться и не хамить девушке, она хороший демон, то есть за нас.

Гронг и Рене собрались ехать в город, Илин папа согласился отвезти на своём экипаже. За десять серебряных монет, сволочь ушастая! Гронг решил, как приедут, первым делом организовать в казино собственный транспорт. Я пожелал им удачи и уснул часа на два.

Приехали мои ведьмочки. Пусть и недоучки, но ведь настоящие маги Жизни. Сразу вникли в суть проблемы, заверили, что после «второго шанса» организм станет, как новенький, однако легко не будет. Жизнь – это боль, и их задача отнюдь не облегчать страдания. Тем более, если я не забыл, они все предались Тьме – сочувствия ждать бессмысленно.

Они меня сноровисто раздели, протёрли пористыми губками с какой-то вонючей гадостью. Потом одели в пижаму и принялись поить тоже вонючей, чёрной и тягучей мерзостью, от которой я каждые четверть часа писал в утку соляркою. Поджигать не пробовал, а на цвет и запах она. Говорили, что так выгоняют из меня шлаки и омертвевшие ткани, а я подозревал, что всё дело в мерзости, которой меня поили.

Сначала я даже подумал, что меня использовали как нефтеперегонный агрегат. Но тогда, следуя логике, срать я должен был битумом, однако ничего такого не происходило. И в целом, несмотря на все неприятности, самочувствие моё улучшилось настолько, что вечером я отважился похлебать жиденького супчику, а утром вовсю уписывал манную кашу.

Сразу после завтрака уговорил Настю поиграть в Вечности, а то ж накопил три вампирских часа. Реально пришлось уговаривать, согласилась не сразу и крайне неохотно. Оно и понятно – как материальной идее нанесли ей в преисподней значительный ущерб, серьёзные, видимо, были аргументы.

Драться не стали, я б не смог её не жалеть, а ей это хуже побоев. Просто играли в шашки на пяти досках одновременно без какого-либо регламента – сколько раз успеваешь, столько и ходишь. Я ей немного поддавался, больше трёх раз подряд на одной доске не ходил. Она по-прежнему азартно ломала мне руки, и я снисходительно это терпел, придумывал новые. Но выиграть до того, как Настя, осознав близкий проигрыш, устраивала китайскую ничью, удавалось редко, и я с досады всё-таки засветил ей несколько раз воображаемой доской по идеалистической морде. За три часа вечности 1101 раз сыграли вничью, я выиграл 153 партии и проиграл 138.

Вернулся в реальное фэнтези, и вскоре пришла Иля. Пока я спал, она сняла с меня мерку и прошлась по бутикам. Показала чёрный костюмчик «на всякий случай», спросила, как он мне нравится. Я сказал, что вообще пох, только мне кажется, что она с ним поторопилась.

– Ну, когда-нибудь всё равно пригодится, пусть пока полежит, – проговорила она деловито. – У него гарантия сохранности сто лет в гробу, в шкафу тоже не должен потерять вида.

На это я возражений не нашёл. Иля сложила костюм и аккуратно уложила в шкаф. Достала из пакета другие свёртки.

– А это как ты просил, рубашка, галстук, брюки, – сказала она добродушно. – Примеришь?

– Сколько я тебе должен? – спросил я.

– Входит в стоимость, – махнула она ладошкой. – Тебе ж на свадьбу костюм не брали, вот вместо него… э… в двух вариантах: для прощания с Ирилион и возможного прощания с тобой заодно.

Вот отчего мне снова захотелось дать ей в морду? Ничего ж особенного, вроде, не сказала! Ох, не просто за лучшей долей подалась она в город, наподдал ей папочка по жопе, не выдержал.

– Ну, не зависай опять! – продолжила она деловито. – Снимай пижаму.

Я попробовал сесть на кровати, получилось без особых усилий, в груди только чуть зашевелилась глухая боль. Стягивал пижаму уже уверенней. Надел рубашку и даже сам застегнулся, а вот чтобы натянуть брюки, требовалось хотя бы привстать. Не, на лежачего меня Иля и без моего участия напялит штаны, но только от костюмчика из «плана Б».

И, в конце концов, нафига это всё надевать и не посмотреть в зеркало? Иля достала из шкафа мой ремень с кошелём и фляжкой, подаренной Чивагором. Я подкрепился пивком из фляги и продолжил с новыми силами. Вдел ремень, надел штаны и натянул архангельские ботинки, даже сам завязал шнурки.

Иля подала руку. Я ей благодарно улыбнулся и взял её ладошку, но опираться на руку бабушки не стал бы и при смерти. Осторожно поднялся на ноги, и ничего такого, даже голова не закружилась. Прицепил на пояс кошель и флягу и с опаской направился к зеркалу. Не то, что переживал за свой вид, больше боялся, что его там вообще никакого не обнаружится. Всё-таки я немного вампир.

Вздохнул с облегчением – в зеркале я отражался. А что бледный, мне даже понравилось. Ну, каким ещё быть тёмному магу и кровопожирателю? Правда, дед был дочерна загорелый, но он бы тут, скорее, стал драконом. Просто по логике – раз я, лузер несчастный, стал кровопожирателем, то дед может быть только драконом.

– И что ты там такого увидел?! – ехидно поинтересовалась Иля.

Я оторвался от зеркала, обернулся к ней.

– Пойдём в гостиную, – сбавила она тон под моим взглядом.

– А там что делать? – ухмыльнулся я.

– Будешь принимать соболезнования, – ответила Иля без иронии. – Говорила ж тебе – вместо свадьбы теперь прощание с Ирилион или с ней и…

Я, не дослушав, направился к дверям.

Глава 2

У дверей в мою комнату стоял рейнджер Скипа в доспехах и при оружии.

– Приветствую, Вих, прими мои соболезнования, – проговорил он.

Я скорбно кивнул и с Илей за руку пошёл по коридору, эльф остался на посту. Ну, правильно, ещё подбросят что-нибудь. У дверей в гостиную тоже стоял рейнджер.

– Приветствую, Вих, прими мои соболезнования.

«Наверно, так положено по уставу», – подумал я и открыл двери.

В гостиной меня встретили Чивагор и Ральчи, тоже в боевой готовности. Ральчи произнёс ритуальную фразу, а с Чивагором я уже говорил, он промолчал. Я уселся в кресло и заговорил:

– Чивагор, старина, можно тебя попросить позвать сюда рейнджеров на минутку?

Он, не ответив, вышел упругим шагом. Иля тоже собралась уйти, но я её попросил присесть пока в кресло. Несколько минут молча ждали, наконец, вернулся Чивагор с парнями. Я заговорил ровным тоном:

– Глава совета Гэлондел подарил Ире на свадьбу камень с заклинанием «второй шанс». Нас убили, и она отдала его мне. Ирилион не ставила никаких условий, только попросила. Попросила меня основать клан. Её клан, в котором она могла бы возродиться. Я объявляю о создании её клана и передаю в его сокровища всё своё золото – сто тысяч монет.

Я сделал паузу и спросил:

– Что скажете?

– Вих, извини, – несмело проговорила Иля. – В эльфийские кланы не принимают даже полукровок, а ты… пусть совет объявил тебя другом эльфов…

– Ира попросила меня, – ответил я. – Значит, ничего против моего участия в клане не имела. Тогда и ты можешь вступить.

– Я, наверное, воздержусь, – проговорила Иля. – У меня дочь, зять, внучек…

Я перевёл взгляд на Чивагора. Он не отвёл глаза, твёрдо заговорил:

– У на-ас дог-говор найма, Вих. И ты-ты-только найма, – он чуть скривился. – Т-ты, конечно, мо-ожешь его расторгнуть и о-обусловить н-наём вы-вы-вступле-ением в твой клан. Возможно, даже найдутся рейнджеры, кто пой-дёт на это от безде-е-енежья. Но сможешь ли ты са-а-ам после этого их ув-важать? И что э-это бу-будет за к-клан? Н-не уве-ерен, что Ирилион смо-ожет им гордиться.

Рейнджеры открытыми взглядами поддержали своего командира.

– Парни, я только предложил, – сказал я мягко. – Решать вам. Для вас двери в клан открыты, просто скажите, когда надумаете.

– Е-е-если наду-умаем, – проговорил Чивагор. – Хо-орошо, м-мы тебя ус-слыша-али, бла-а-агодарим за честь. Ра-а-азреши вернуться к охра-ане?

– Да, конечно, – кивнул я.

Иля и рейнджеры вышли, со мной остался только Ральчи. Я попросил его не маячить за креслом, присесть на диван и вообще чувствовать себя свободнее. Если хочет, может даже сгонять на кухню за кофе. Через две минуты вошёл Чаги с подносом, принёс кофейник, чашки, сахарницу. Я его от души поблагодарил и принялся ждать, прихлёбывая крепкий кофе.

Первыми с соболезнованиями пришли Ирины отец и братья. Чёртовы церемонии! Их самих кто бы утешил! На зодчем не было лица, у его сыновей растерянные, по-детски обиженные лица. Всё-таки я редкая мразь, вот сильно мне было надо лезть к эльфам?!

– Прими наши соболезнования, Вих, – глухо проговорил Иглед.

Я кивнул и рассказал о «втором шансе», о просьбе Иры основать клан. Зодчий печально на меня посмотрел и заговорил с паузами, подбирая слова:

– Трогательно. Не будь Ирилион моей дочерью, от души бы поржал. И знаешь, даже если ты выполнишь её просьбу, эльфы будут над вами ржать. Я слишком долго живу, чтобы становиться посмешищем.

– Вы тоже думаете, что уже достаточно прожили? – спросил я вкрадчиво Ириных братьев.

– Ну, вступим мы под угрозами или просто, чтоб ты отвязался, – сказал тот, что повыше. – Можешь даже считать, что уже вступили. Какая тебе разница, ты ведь даже не спросил наши имена!

– Кстати, давайте познакомимся, – предложил я добродушно.

– Стади, – буркнул высокий.

– Нетлес, – сказал второй.

Я помотал головой.

– Постараюсь не забыть. Ещё бы знать, что значат ваши имена.

– Это термины зодчества, – сказал Иглед. – Стади – высшая точка, Нетлес – точка притяжения. Только не проси объяснять, где и почему.

– Это мы ещё обсудим, – проговорил я. – Напали на моё казино в городе, повредили фасад, интерьеры. Возьмешься за ремонт, зодчий?

– Мне нужно взглянуть, подумать, – заговорил он после короткой паузы. – Я предложу тебе варианты, назову стоимость…

– Казино «У спасённого дракона», – сказал я. – Считай, что я выбрал наилучший, на твой вкус, вариант. Финансирование отдельно, сколько ты хочешь за работу?

– Зодчий – это намного больше, чем архитектор, – важно ответил Иглед. – Мы разрабатываем проект полностью, делаем практически всё и сами руководим работами.

– Я так и понял слово «зодчий», – проговорил я. – Мне это подходит. Итак, сколько?

– Пока, не глядя, могу сказать только, что от пятисот золотых. Ну, с тебя просто обидно будет содрать меньше!

– Хорошо, будем считать это предварительной договорённостью, – предложил я. – Адрес есть на карте, приступай, когда сочтёшь удобным.

– Договорились, – молвил он с достоинством. – Прощай, Вих, крепись!

– Прощай, Вих, крепись! – повторили хором Иркины братья.

– И вы держитесь, – ответил я.

Они ушли. В гостиную заглянул рейнджер.

– Следующих запускать?

– Запускай, – улыбнулся я парню. – И больше не нужно спрашивать.

Зашли Кэрри, Володя, Ольга Петровна и Тео.

– Попросили пропустить нас без очереди, – сообщила мама Кэрри. – Нам же ещё домой ехать.

– Вих, ты духом, главное, не падай, – прогудел Володя. – Он сейчас многим нужен, дух твой.

– Постараюсь, – ответил я без улыбки.

– Вих, – неуверенно заговорила Кэрри. – Ты разрешил написать о твоей свадьбе… разрешение в силе?

– Да. Добавь, что глава совета подарил праправнучке на свадьбу «второй шанс», – сказал я. – Ира отдала его мне и попросила основать эльфийский клан. Меня, человека.

 

– А вот это тянет уже на интересную новость! – проговорила она, сверкнув глазками.

– То есть людей тоже принимаете? – спросил Володя.

Я пожал плечами.

– Да пока в клане только я, то есть ни одного эльфа. Вот наберём немного… нужен хотя бы паритет.

– Логично, – согласился Володя. – Ну… свадьба уже закончилась? Я слышал, ты договорился с рейнджерами… обещал же кое-что после свадьбы.

– Дай мне пару дней кое-что утрясти, – попросил я его. – Свадьба, оказывается, превратилась в поминки. Буду сегодня весь день тут принимать соболезнования.

– Да я тебя не тороплю! – воскликнул Вова. – Ты, главное, не раскисни – мы на тебя надеемся.

– Хорошо, – ответил я серьёзно.

– Держись, Вих, – сказал Тео.

– Держись, Вих, – повторили за ним хором Ольга Петровна, Вова и Кэрри.

За ними заглянула Иля, спросила, как будем хоронить Иру. Обычных эльфиек предают земле, но она же попросила меня основать клан, то есть тоже является основательницей, а клановых аристократок возносят на погребальный костёр вместе с подарками мужа. Я поблагодарил её за такую предусмотрительность и попросил организовать всё необходимое для костра к вечеру. Иля убежала, в гостиную вошёл Гэлондел в своём костюме из шкур, в шапке с оленьими рогами и с посохом. Палкой в пол стучать не стал, сказал просто:

– Прими соболезнования, Вих.

– И ты прими соболезнования, глава совета, – сказал я.

– Отрадно видеть, что в горе ты не забыл о чувствах других, – сказал друид. – Прошу тебя, передай тело Ирилион для захоронения семье.

– Ты подарил ей «второй шанс», – заговорил я торжественно. – Она отдала его мне и попросила основать клан. Ирилион будет вознесена на костёр, как основательница своего клана.

Гэлондел покачал рогами.

– Бедная девочка всю жизнь носилась с идеей клана. Знаешь, наша молодёжь почти поголовно этим бредит, потом у большинства проходит. У Ирилион бы тоже прошло…

Он хрипло закашлялся.

– Но ты ведь не мальчишка, даже не эльф! Вих, зачем тебе это?!

– Меня попросила Ира, – тихо, но твёрдо повторил я.

Друид тяжко вздохнул.

– Этого я и боялся с самого начала. Чёртова любовь! Романтик хренов! Да вся ваша романтика заканчивается смертями!

– Я маг Смерти, – напомнил я глухо. – И да… я любил её, и это её убило. Тем более я выполню её просьбу!

– То есть тело Ирилион ты не передашь, – опечалился Гэлондел. – Что ж, дерзай, создавай клан. Только, пожалуйста, не в нашем посёлке.

– Ты запрещаешь мне? – удивился я.

– И запретил бы, если б мог! – проговорил он сердито и махнул рукой. – Да это по большому счёту без надобности. Ты пойми, молодые эльфы родились здесь, без кланов. Они просто идеализируют идею, но совершенно не представляют, каково жить в клане, жить во имя клана, жить кланом и умирать за клан. А их родители ушли из кланов или их выгнали за строптивость. Наше поселение – просто сборище диссидентов! Они согласны только на их, подчёркиваю – их собственный клан, где они будут всем заправлять.

– Понятно, – почесал я задумчиво подбородок. – Но если вдруг, мало ли, найдутся желающие, мы сможем заключить с советом какой-нибудь договор?

– Это исключено, – спокойно проговорил Гэлондел. – Договоры заключаются при согласии всех старейшин совета. Достаточно одному выступить против, и договор будет отклонён. Никто из старейшин не станет признавать клан в поселении. Это же фактически покушение на власть и авторитет совета!

– Ну… я и не думал, что будет просто, – сказал я. – А на твою личную поддержку, глава совета, я могу рассчитывать?

Он простецки пожал плечами.

– Обещаю, что, как только попросишь, поставлю вопрос о клане на совете без проволочек, и, если согласятся советники, тоже не стану возражать. Глава всегда высказывается последним, – он грустно усмехнулся. – Но ты должен будешь предъявить чертовски убедительные аргументы!

– Один у меня уже есть, – ответил я. – Как раз самый, что ни на есть чертовский.

– Ты о своём демоне? – холодно спросил Гэлондел. – Должен тебя предупредить, что я как раз демонолог, архимаг. В совете есть демонологи и кроме меня, лучше поищи другие аргументы.

«Вот с кем Ира могла привыкнуть к чертовщине»! – подумал я. – «А эльфы-то здешние ой как непросты»!

– Хорошо, поищу, – проговорил я. – Благодарю за предупреждение.

– Удачи тебе, Вих! – сказал глава совета и направился к дверям.

Следующим зашёл советник Таворин.

– Прими соболезнования, некромант, – молвил он сурово.

Я чуть склонил голову, не отрывая взгляда от его лица.

– Начато дело о нападении на вас, – заговорил он официальным тоном. – Асарея, Эсиору и ещё одиннадцать эльфов нашли у них в домах мёртвыми со следами укусов. На вас напали вампиры и тёмные колдуны.

– Ещё десяток наёмников под видом музыкантов, – добавил я.

– Да, – продолжил он. – За тобой проследили… неважно, они пришли за тобой, и из-за тебя прямо в поселении, в их собственных домах убили эльфов!

– Соболезную, – сказал я душевно. – Ко мне есть какие-то вопросы?

Таворин, поджав губы, надолго впился взглядом в моё лицо, я с максимальной благожелательностью смотрел на него. Он отвёл взгляд, глухо заговорил:

– Друг эльфов нашего поселения, ты приказал спрятать трупы нападавших. Пожалуйста, передай их следствию.

– Чтобы вы могли убедиться, что они были вампирами и тёмными колдунами? – уточнил я вежливо.

Таворин смутился, но смог сказать твёрдо:

– Чтобы ты не проводил в нашем поселении свои ужасные обряды! Мы хорошо понимаем, кого ты поднимешь!

– А у вас, значит, не ужасные? Или вы их собрались пустить на мясо? – заговорил я очень вежливо. – Уважаемый Таворин, если вы позволите поднять их в поселении, я разрешу тебе присутствовать при допросе. Вернее даже, ты сам их допросишь.

– Я подумаю, – сказал друид. – Ты, пожалуйста, не торопись, подожди захоронения Ирилион, позволь ей уйти с миром.

– Хорошо, – ответил я. – Я вознесу Иру на костёр вечером, приходи прощаться.

– На костёр?! – удивился он.

– Да, она попросила основать для неё клан, – сказал я.

Друид покачал головой.

– Что ж, дело твоё. Тогда до вечера, Вих?

– До вечера.

Потом пришла Ленора с милыми разбойницами. Принесли соболезнования, пожелали держаться и выздоравливать. Я их спросил о клане, они печально сказали, что эльфийская девушка может вступить в клан только одним способом – выйти замуж за члена клана. То есть я им даже приказать не могу, разве что самому на них жениться, а на это мы не договаривались. Не пойдут они за меня, хоть их сожги. У них, оказывается, есть уже женихи!

Я попросил передать женихам, что, если они вступят в клан, помогу с выкупом за невест. Они обещали сказать, но явно отнеслись к идее скептически. На выкуп девчата и сами могут заработать в борделе, да и не особенно женихам горит жениться – им бы только пиво в таверне хлестать и корчить из себя крутых рейнджеров.

Ну, этого и следовало ожидать. Да, ещё Ленора на прощанье робко спросила, где её рукопись. Чёрт! Даже не спросил у Ольги Петровны, как-то вылетело из башки. Важно сказал Леноре, что рукопись в типографии на случай, если потребуется допечатать тираж. Типа нужно посмотреть, как будут читать, вдруг не хватит экземпляров. Она, вроде бы, съела пока. Я сделал себе в мозгу зарубку, обязательно спросить у мамы Кэрри о рукописи. Кстати, нужно будет завезти ей экземплярчик, обещал всё-таки.

Дальше пошли гости. Они без затей приносили соболезнования и с приличной неспешностью возвращались в сад вспоминать Иру, пить вино и пиво, грустить и обсуждать, какая я жадная сволочь – даже на поминках сэкономил. И не в том дело, что на поминках ели и пили то, что собирались съесть и выпить на свадьбе. Самое главное – прощание с усопшей продлится только до похорон, то есть до вечера, а свадьба по-хорошему должна была греметь ещё три дня.

За обедом мне обо всём этом поведали мои рейнджеры, Чаги для всех накрыл стол в столовой. Даже Настя почтила присутствием. Парни её уже совершенно не смущались, пытались заигрывать, только что лапы к ней не тянули, видимо, уже были научены. Я чувствовал себя этаким воеводой во главе своей дружины.

Поддавшись этому ощущению, я спросил совета, какие для своего клана следует заполучить владения. Парни на меня внимательно посмотрели, отвернулись, кто качая головой, кто со вздохом.

– Торговую гильдию, – буркнул один.

– Да хотя бы замок какого-нибудь владетеля, – проворчал второй.

– А казино разве не подходит? – спросил я деловито.

– Ну, был бы у тебя хотя бы бордель на тысячу коек, – сказал Скипа.

– Лучше сразу мэрию, – добавил Ральчи. – По слухам, примерно то же самое.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru