Собирая чары. Книга 1. Добраться до знаний

Алексей Александрович Вендин
Собирая чары. Книга 1. Добраться до знаний

Постучав в окошко очередного дома, на крыльцо вышел его хозяин, Жировай, протянув ладонь, стал ожидать пока получит оплату за предоставляемый мне кров. Отдав остаток заработанного за сегодня отправился в конюшню.

Осмотревшись, обнаружил что остальные сожители покамест отсутствовали, позволив не таясь достать ранее припрятанные свечи с кресалом. Путем не хитрых манипуляции в отведенном мне углу стало намного светлее. Под дрожь огня расстелил мешковину на копне слежавшегося сена, умостился поудобнее и переставив свечку поближе, приступил к рассмотрению переданных ранее фолиантов. Одно из них было довольно старым и потрепанным на вид, в коричневой обложке с золотым тиснением, обложка которого гласила "Истории искусства лжи и иллюзий обмана". Другая же наоборот выглядела совершенно новой, но навевавшей "серостью" и зеленой тоской, брррр, отталкивающее зрелище скажу я Вам, не зря же дали, да еще в долг, прочитать нужно и точка. Годна ли к изучению книга, именуемая – "Этика".

Опасаясь буквально уснуть от скуки, решил начать по старшинству.

Том затянуло сознание в свои глубины. Свечи плавились рекой, вынуждая прерывать постижение написанного от руки трактата. Все хорошее рано или поздно заканчиваться. Нет, желаемого не достиг, меня отделяло от нахзаца вместе с задней обложкой в общей сложности десяток другой листов. Задаться вопросом почему меня прервали, тем более пинком, стало излишним после прозвучавшей фразы:

– Подымайся лодырь, на работу коли опоздаешь – попросту прогонят, а коли так, то и у меня не задержишься – как есть выставлю! – владелец конюшни был явно недоволен. Все что его заботило, выжать побольше денег, из таких как я, и отправить сына учиться в одну из академий королевства. Альтруизмом сей человек не страдал, для того и конюшню не раз увеличивал, чтоб кроме коней, людей получилось вместить побольше. В том же трактире останавливаться было можно, но не выгодно. Кто, проездом, заплатит серебрушку и словно сыр в масле перекатывался: выпьет в сласть, поест от пуза, ляжет спать в отдельной комнатушке на чистом покрывале. Про родную животинку не забудут, покормят, вычешут, в стойле спокойно ночь проведет, выспится.

Спрятав оставшиеся свечи с огнивом в тайничек, поспешил обратно в кузню. Пока добирался кинул быстрый взгляд на башню с часами, клепсидра однозначно указывала на мое опоздание и ожидавшую выволочку.

"И кто спрашивается за мной гнался?" – первой пришла мысль вбегая на полной скорости в мастерскую. Стало понятным, можно было расслабиться и перевести дыхание, и как ни в чем ни бывало продолжать свой тяжкий труд, мастер был в состоянии называемое в простонародье "бревно". Был и другой несомненный плюс, опоздание не тот случай, из-за которого остальные подмастерья могут на меня донести. Штука заключалась в компромате, я не раз наблюдал как Эртис и Терн являлись на работу позднее необходимого с легкими ароматами ночных пьянок. Смотря на напряженность Стеша с метающимся взглядом между работой, Гроком и старшим подмастерьем, похоже сегодня также явился позже чем необходимо, боясь, что того сдадут с потрохами. Впервые это страшно, никогда не знаешь, что тебя ожидает, но тут все иначе чем с молотами – ты не рассказываешь о чьем-то опоздании, и другие о твоих грешках не вспоминают или закрывают глаза. Другое дело если застукает сам хозяин мастерской…

В обеденный перерыв, удалось утолить жажду познаний дочитав концовку фолианта! Предыдущие учебники, рассказы, повести и легенды, с описанными в них использующих дар, рассказывали читающему об их совершенстве, непобедимости, уникальности, героичности, величии и многих других превозносящих эпитетах. Здесь же все вывернуто сверх на голову и заодно наизнанку: обмануть, одурачить, бесчестно победить, опорочить, отвести глаза, убежать, одолеть более сильного (наверное, последние два в некоторых ситуациях обернуться плюсом). Примеры подобных случаев, приводимые в тексте, попросту поражали своим масштабом. Многие герои и знаковые личности, имеющих свое место в сказаниях и легендах, заканчивали свой путь не так уж и легендарно, кто сбегал с поля сражения, другие били в спину, подставляли, старались занять престол или добиться чужих почестей, другие уходили от правосудия. Ведь не могла сия книга быть единственной в своем роде, сколько существуют подобных ей?

Недаром наставник говаривал, отдавая ее, мол история пишется победителями. Автор сего произведения, явно был противником, или держался сторонним наблюдателем, не запачкавшимся с одной из сторон. До кого не достали руки чистильщиков со стороны победителя. Хотя исходя из теории лжи, автору по силам вести скрытую деятельность под победившим флагом.

Окромя обдумывания содержания фолианта на сегодняшнюю работу ничего не влияло. Мастер Грок изъявил желание продрать глаза лишь после обеда, после чего последовал долгий и утомительный монолог, о том какие мы нехорошие и грюкаем молотами об наковальни, а у него бедненького головка бобо от эдакого шума. Наверное, всем здесь присутствующим был интересен вопрос: "Сколько ж необходимо было вылакать, что до самой обедни, оно ему нисколечко не мешало?". Если не такой, то в крайнем случае очень близкий по смыслу.

Как солнце, так и рабочее время, неспешно достигли своего заката. Клепсидра осуществила свой очередной торжественный перезвон. Кузнечная лавка закрывалась, и мастер Грок выглядевший до боли угрюмым – без слов расплатился с нами за работу и отправил отдыхать. В пятую и десятую луну декада прерывалась выходными и перед их наступлением выплачивалась оплата нескольким крупнее, чем в остальные. Жаль, на сей раз оставил без премиальных.

Теперь же быстрым макаром, просто необходимым, значилось заглянуть в лавочку к торговцу. Вернул талмуд, отдал долг за вторую и приобрел несколько свечек. Откланявшись, успел унести свои ноги ранее начавшегося допроса с пристрастием.

Пока шел к конюшне, желудок бесцеремонно дал о себе знать. Пришлось немногим поменять свои планы, совершив здоровый крюк, зайдя в таверну, оставив там парочку медяков на теплый ужин.

Куда подевался Ищущий? Ему еще вчерашней луной предстояло появиться у нас. Где его носит! Терпение горит – хочу знать ответ, "да" либо же "нет". Запас до праздника Затмения есть, но пусть он поторопится.

Уже в конюшне, подготовив все необходимое, под благодарное бурчание в животе, взялся за чтение об этике. Вчерашнее предчувствие меня не подвело, Морфей обозначил себя безоговорочным победителем в схватке, не позволив добраться до середины блока, без того небольшой книжицы. Последней мыслью, пролетевшей в голове и явно навеянной книгой, стало "Как не этично со стороны Ищущего заставлять нас так долго его дожидаться".

Глава 2. Шанс

Не подозревал от самого себя, что буду рад очнуться от пинка. В предрассветных сумерках послышался недовольный, но заспанный голос, владелец которого медленно ворочая языком промямлил:

– Демон тебя раздери, прекращай нытьЕ-еее-ооо, спать мешаешь, хоть писк с твоей стороны – выставлю далеко и надол… – сосед по лежбищу не окончив реплику с угрозой вновь погрузился в негу.

Укладываться понову отказался на отрез. При окончательном наступлении утра, остатки сомнений о причастности Морфея, пресловутого бога сновидений, конкретно к сегодняшнему случаю, были категорически отвергнуты, как беспочвенный поклеп. Бывало одного запомнить не получается, а тут такой винегрет случился, даже не так – пир горой. Приятными называть их язык не повернется.

Из преданий, дошедших до нас, в огромном списке божественного пантеона присутствует еще один экземпляр. На-Хаг – некогда призванный в наш мир всемогущий демон, по силам равный богам. В последствии лечения "звездной болезни" и подрезания загребущих крылышек, силами половины того же пантеона, сильно присмирел и ослабевший действовал всеми доступными ему теперь методами. В общих чертах – пакостил, как только мог: умудрялся портить сны, вызывать кошмары и неприятные наваждения, миражи. Жертвенный выбор в эту ночь, выпал на мою бедовую головушку.

Наполненные единственно интересующей в это время сезона темой. Раз за разом видения, становились все невыносимее, страшнее, с разными вариациями приводящих к трем результатам. Самый простой – во мне нет дара, или я единственный оказался без него, и они же были первыми. Основная часть была направлена на сам артефакт: потери, поломки, превращение в кукиш, расплавление, выскальзывание из рук, игра в догонялки, кража, не смог определить наличие. Самыми обидными стали случаи: мастер Грок приговаривая "Никуда от меня не денешься" разбивает тот в пух и прах у меня на глазах, в другом наставник спрятал его в одной из своих книг, среди целого леса стеллажей личной библиотеки. К отдельной категории относились те в которых уже МНЕ не вышло добраться до вожделенной вещицы: унесло ураганом, ударила молния, конюшня сгорела (и я вместе с ней), перегрев на солнце, удирал от волков мимо Ищущего, они же схарчили, заболел, утоп в болоте, разминулся, разбойники выкрали ради медяшки и выкупа, пацанва забрала одежду – выйти стыдно, поспешил – сломал ногу, на рыбалке рыба на дно утащила, умертвия деревню захвалили, скелет "пригласил" погостить в могилку, кузнец на цепь посадил мною выкованную, заблудился в тумане, провалился в расщелину, или тупо зачитался. Вариантов настолько много, не перечислить. Некоторые из них были повторяющимися из цикла в цикл, на протяжении всей жизни до глубокой старости.

Заняться чем-либо, после навеянного, казалось верхом глупости. После долгих размышлений, решил дочитать книгу, все равно та не настолько занимательная что, окунувшись забуду обо всем.

Было в деревне у меня любимое место, одиноко стоящая у дороги высоченная ива, туда и направился. Дерево являлось мне многоэтажным фортом, домиком где прятался ото всех и вся, все крупные ветви словно отдельные комнаты. Ива походила на огромный густой кустарник, любые манипуляции проходили не замеченными для окружающих.

 

Более нудного чтива, мне за всю жизнь не попадалось. Время от времени откладывал книжицу, наблюдая суету местных, приезжих и проезжающих. Деревенька наша находилась близ основного тракта, тем самым привлекая скупщиков, разномастных торговцев и простых путешественников. В выходные количество снующих здесь вырастает в разы, напрягает конечно, но без этого многие малые населенные пункты загибаются, люди уезжают, перебираясь в города или поближе к таким вот путям, как наш.

Давно уж на ногах, да в конюшне вроде спал пока не разбудили, а глаза продолжали слипаться, буквы начинали плыть не только между строк, но и просто перед глазами. Переместился повыше, там ветви скрючивалась в подобие не особо удобного кресла, веток поменьше, солнца по больше, обзор шире. Непрестанно зевая старался вывести себя из дремоты. Неудобство кресла отчего-то никак не влияло на состояние, солнце начинало пригревать – все против меня.

Во время очередного возвращения в реальность с приграничья сна, передернулся сильнее прежнего, тем самым ненавистная книжица выпала с руки. Ударяясь за торчащие на ее пути ветви, книга упала на землю. Благодаря богов за хорошую погоду державшуюся последние декады, начал спускаться к основанию. Книга если могла запачкаться, то не особо сильно, что до ее состояния вот это вопрос, но все равно не хотелось бы нарываться на негодование со стороны наставника. Оглядев предмет сверху до низу приятно удивился – отделался собственным испугом и чуть погнутым уголком задней обложки. Закрепив ту за поясом, собрался вновь взбираться на верх.

Сквозь мое пыхтение, послышалось будто окликнул кто. Оглядевшись, не приметив никого смотрящего в моем направлении, принялся дальше залазить вверх по древу. Добравшись до первой ветви, где можно было перевести дух, почувствовав прилетевший в меня камешек, стал озираться в поиске виновного. Смотря сверху вниз углядел виновника, взрослого парня, машущего мне сквозь заросли пшеничного поля. Походу, он старался разными способами привлечь мое внимание, сначала его не углядел, пока озирался. Пришлось вновь слезать:

– Так на сегодня с древолазаньем покончено, достало.

Нотки сомнений все сильнее играли на нервы, голова стала сама себе задавать вопросы изредка отвечая. Чего он здесь забыл, в смысле, в поле? Почему просто не вышел, не подошел как нормальный человек. Зачем прячется? А ведь он действительно прячется, мне то мелкому озимые колосья вровень с глазами приходятся, он же взрослее, его хорошо должно быть видно. А зачем я туда направляюсь? Может, пока не поздно, развернуться и бежать, звать на помощь? Но на лице парня была улыбка, она меня и притягивала. В последний момент пролетела здравая мысль: "Придурок ты, Лем, только вчера читал об лжи, обмане, иллюзиях, а сегодня о маске доброжелательности, и все впустую…".

За пару шагов от него решил-таки делать ноги. Отворачиваясь заметил, радостное выражение лица, менялось другим напоминающем разочарование. Взгляд опустился ниже. Что за…, что вообще здесь происходит, почему он АБСОЛЮТНО голый. Высокому парню приходилось стоять на присядки, руками прикрывая наготу ниже пояса. Видя мою оторопь и удивление, заговорил первым:

– Тут такое дело, поможешь, мне бы немного прикрыться и ладно будет – с некоторым смущением произнес незнакомец.

– А…, чего…, почему…, ну да…, эээ… – никогда не считал себя тугодумом, но…

– Извини за камень, так протянешь мне руку помощи, или нет? – уже более спокойным голосом сказал неизвестный.

Кинув взор сначала на его протянутую ко мне руку, потом на свою, затем на ту которой он прикрывается, до меня дошло – веду себя как полный придурок. Не много подумав, принял решение помочь человеку в беде.

– Тебе одежда нужна? – на что получил утвердительный кивок – Подожди немного тут, я постараюсь по скорее обернуться.

Выбравшись на дорогу, побежал в сторону дома старосты, у него и одежда старая помнится раньше валялась – в беде не оставит, наверное. Добежал, дедушка Викл с женою сидели на крыльце, на лавке. Выслушав мой рассказ, решил сам узнать от первоисточника о случившемся. Медленно побрели к иве, перед этим ненадолго заглянув дом, и выйдя оттуда с вещами под мышкой.

На лице парня расплылась радостная улыбка, углядев вещи, принесенные явно для него. Но не тут-то было, перед тем как передать вещички, парень подвергся всамделишному допросу.

Если кратко, Итон, так его звали, шел по дороге, не повезло нарваться на бандитов, как следствие – ограбили, благо не убили. Продолжал дальнейший путь уже параллельно дороге, выходя на нее, лишь пока была пустой. Вот так и добрался парень до нашего поселения, куда долго не решался зайти, пока не увидел меня слезающего с дерева. При этот дедушка как-то недобро посмотрел на меня и на растущую рядом иву.

– Дурак ты, Итон, таковые как ты, в этих краях, часто попадаются! Прикрыл что важно да стыдобственно, и обращайся к любому прохожему, лишняя тряпка, хоть половая, у всяк найдется! – посмеиваясь произнес староста.

– Такое для Вас в порядке вещей, а мне нет, за себя – переживу и забуду, а делу – жирное пятно на репутации! – заважничал парень, одевая одежку, но продолжил с куда меньшим энтузиазмом – Если кругом прознают – шуму СТОЛЬКО будет. Узнают кем был, а они точно узнают, в том сомнений нет, взашей выгонят, потом вовсе не отмоюсь!

– Это жа, какому такому делу, что за птица благародная к нам залететь не постеснялась? – с легкой насмешкой, решил поинтересоваться деревенский голова.

– Да вот такое! – вытаскивая подобие кулона.

"Все украли, а кулончик оставили, оплошали бандиты… Интересно девки пляшут, а откуда он его достал, пока с ним общался, голяком стоял, в руках ничего не было, и вокруг вроде тоже" – ехидная мыслишка помешала сразу обратить все свое внимание на сам предмет. Но разглядев, что именно висело в руках непонятного парня, стало не по себе, и очевидно не мне одному – староста поперхнулся.

– Этого просто не может быть, не могли ВАС…, как могло с ВАМИ, такое… – отрицая очевидное, никак не мог принять сам факт – Вы ИЩУЩИЙ!

Мои ожидание растрескались, превратившись в пыль. Чего-чего, а вот такого – уж точно не ожидал, и от кого, от Ищущего?!…

Как мне исполнилось шесть, не пропускал появление таких как он, и то и дело рассматривал сей артефакт. Не раз я наблюдал и перерисовывал картинки из различных фолиантов, что давал мне наставник. Но теперь вещи стали на свои места, на кулон накладывались чары от потери или кражи, становясь неким амулетом, один артефакт – один хозяин, он не позволял себя украсть. Поэтому и украли все кроме него.

Более важным предметом обсуждения, ставшим очередным камнем преткновения после прочтения об иллюзиях, теперь довольно оспоримая "непобедимость", "могущество" и тому подобное по списку, магов. Магом он действительно являлся, сила артефакта доверяется исключительно им, никому больше. Да и не абы каким, а преподавателем академии, поиск и нахождение тех, в ком теплица частичка дара, их прямая обязанность.

Лицо головы деревни выражало не меньше озадаченности чем мое собственное. Человека видимо выбил из колеи разрыв шаблона. Чуть дерганными руками достал из-за пазухи фляжку, и отхлебнул содержимое, что придало телу не много успокоения.

– Можно и мне отпить? – увидев полученный эффект, произнес Итон – Сам нахожусь в шоковом состоянии. Эм, и переместиться не помешало бы, среди посевов стоим, косятся на нас странно.

Староста, передав фляжку, уважительно пригласил мага к себе в дом, поведя того окольными путями и огородами, позволив получить исчерпывающие ответы, на мучающие вопросы. Итогом стал рассказ, о произошедшем и их причинах, начавшийся с общих знаний.

Оказалось, сила владеющих дар, непостоянна, напрямую зависимая от уровня величины резерва сил, когда сил у мага недостаточно для применения заклинаний и дара, его может обидеть любой прохожий. Для быстрых перемещений пользуются стационарными арками или рассчитываемыми порталами, но вчера с последним переходом случилось неладное. Забрав у парня все силы, выкинуло его в поле, с помощью магической карты добрался до дороги, по которой отправился к следующему населенному пункту. При достижении предела резерва, восстановление сил проходит намного медленнее обычного. На пути повстречались грабители. Ради противодействия нападающим, наколдовал заклинание, оказавшееся пшиком. Ограбили, кулон забрать не смогли взамен отпинали, отбуцали, и пинком же отправили дальше. Не солоно хлебавши – добрался сюда.

За всеми разговорами, зашли оба в дом, а меня ни пустили, закрыв перед самым носом дверь. Спустя некоторое время, из хаты вышел статный, опрятный, высокий юноша в сопровождении старейшины. От прежнего парня мало что осталось, разве только лицо, осталось прежним. Видать пока били, волосы нашли грязь, хорошенько там испачкавшись. Ого, синяк на челюсти стал едва заметным, наверно жена чем-то накрасила. Заходил заморышем из подворотни, вышел – благородной картиной, почти – вещички великоваты пришлись… Синий длинный дорожный костюм тройка, белая рубашка, темно синий теплый плащ достающий до самой земли, плюс добротные дорожные сапоги.

"И где же у старосты нашлись такие хорошие обновочки" – зависть дала о себе знать.

Итон оглядел себя, как только смог, поблагодарил владельца обновок и спросив о чем-то, направились в сторону центра деревушки.

Вспоминая особо памятные эпизоды сегодняшнего сна, решил далеко от них не отставать, так сказать – для профилактики, все могло случиться. Не спеша дошли до наблюдательной вышки, на коей установлен колокол и сидел звонарь. Его задачи как наблюдателя состояли в оглашении информации, или в краткий срок оповестить народ, будь то общий сбор, предупредить о нападении, пожаре, приезде особо благородных лиц и других важных событиях. Все жители по кругу, исключая совсем уж детей, беременных и самых старых, брали на себя такую ответственность, и сменялись каждый день, за такое даже платили из податей.

– Эй звонарь! – шумная округа разразилась окриком деда Викла.

Из окошка выглянула девчонка, с головы которой свисала огромная коса, огляделась и уставилась на нас, радостно спросила:

– Доброго дня старейшина. Случилось чего, а я сижу тут и не знаю?

О, вот то благодатное место, где нужно проводить выходные, и читать можно и баклуши бить, в придачу заплатят, только договариваться каждый раз придется, не каждый согласится.

– Эла, радость моя, звони в колокол, собирай народ, назначаю сей день праздником, в наш край, Ищущий прибыл! – слушая деда, девушка сильнее расцветала, еще бы праздники у нас проходят не часто, а как посмотрела в сторону Итона, так вообще покраснела, словно томат.

– Элька, ты звонить будешь? Праздник всем задерживаешь. И гостя тоже. – получив гневный взгляд, была бы сила, стала бы пеплом, на том же месте, не иначе.

Сверлить взглядом, наконец, перестала и деревню огласил долгожданный многими колокол.

Ранее улица не пустовала, а сейчас буквально не протолкнуться. В течении короткого промежутка времени, возле наблюдательной точки, выставили несколько столов, принесли множество стульев. Со стороны тракта тоже услышали, и все без исключений стекались сюда. Из стороны в сторону сновала ребятня по моложе, подобно мне в прошлом, приставая с вопросами к Ищущему и рассматривая такой вожделенный приборчик. Смотреть то можно, а вот дотронуться разрешалось лишь тем, кому уже стукнуло одиннадцать и с соизволения на то самого мага, иначе ожог обеспечен, перед которым пасует хваленое магическое лечение.

Последним довершением, перед началом действа стало появление музыкантов, собравшись в сторонке и кое как построившись торжественно заиграли.

Староста начал вещать о прописных истинах, о которой знали уже все вокруг, об Ищущем. Заливал он довольно долго, меня все больше и больше трясло от нетерпения и перенапряжения. Успокаивало мерное покачивание в тон музыки косы Эли, на конце которой висел крупный желтый бант. От восторга позабывшей об обязанностях, и наблюдавшей за всем что творится внизу.

Итону этот монолог видимо надоел, поднявшись и подойдя поближе к вещающему, положил ладонь ему на плечо. Дед Викл быстро сориентировался:

– А теперь уважаемые, передаю слово нашему глубокоуважаемому гостю! Магистр Итон прошу.

От последней фразы мага невольно передернуло, и вроде как чего-то испугался, тем самым выбросив из головы что хотел сказать:

– Э… Доброго дня всем присутствующим… – чувствовалась некая неуверенность в голосе… – Желающие пройти испытание Ищущих попрошу выйти сюда ко мне. Давайте поприветствуем их всех! Маэстро музыку. – интересно, а последнее это кому, у нас дирижеров отродясь не было.

Под мысль "наконец-то" меня в довольно грубой форме, отпихивали другие желающие и соглядатаи. Ранее находившийся ближе всех к магу, теперь куковал в середине толпы. Попытки пробиться или не оказывали должного эффекта, или напарывались на волну негодований и причитаний:

 

– А ты куда, вырасти сначала – сможешь смотреть откуда угодно, ха-ха-ха!

– Лем, не смеши мои тапочки, в какие маги, где они, а где ты?

– Дрыщь, пшел отседова, только путаешься под ногами, брысь кому сказал!

По коже пробежался легкий ветерок, невольно поежившись и в конце концов легонько чихнув, породили новую волну упрека:

– Иди лечись, тут тебе делать нечего, еще мага своими бациллами заразишь.

– Болезный, ты шож в маги податься хочешь, в тебя плюнь – рассыпишься, а ты в МАГИ, сделай вон доброе дело – воды наноси, ведра давно пусты. – блин, нашлась бабка на мою голову, а туда же, вот же грымза старая, чтоб еще раз принес ей воды, три ха-ха.

– На тебя только время тратить, займись полезным делом, той же бабке Лунате помоги.

Мои изливания вроде: "С него не убудет", "Всем можно, а мне ни-ни?", "А почему бы и нет?" – никого не интересовали, и продолжали задвигать подальше от событий. И никого не волновали мои желания, ни приезжих, ни деревенских, а если такие и были, стояли они точно не здесь.

Музыка уже в третий раз оглушала присутствующих, сопровождаемая аплодисментами, Посмотрев вверх, увидел безмятежное лицо наблюдающей. Зависть чуть не съела: близко, все видно, слышно, никто не толкает – прелесть – хочу туда. Многому в этой жизни не суждено сбыться, этому в том числе, в особенности сейчас. На ее фоне висели перистые облачка, которых почему-то не сносил ветер, который, не смотря на солнце становился все холоднее. Покамест ситуация напоминала один из увиденных кошмаров, вдобавок еще не много и ветер притворит в жизнь другой, с каверзой вроде урагана.

Из-за перешептываний слышно становилось все хуже. Музыканты еще пару раз начинали и заканчивали играть, ставшую ненавистной мне, мелодию, после чего все замерло и затихло.

– Есть ли среди присутствующих еще желающие – кое как расслышал голос мага.

– Есть! – громко, словно раскат грома прокричал стоявший за мной человек, в тот же миг рука легла мне на плечо.

От избытка чувств, сердце пропустив удар, ушло в пятки. Обернувшись увидел лицо деда Протапа. Посмотрев по сторонам и немного наклонившись ко мне тихо произнес:

– Успокойся, пройдешь ты свое испытание на отлично, даже не сомневайся. – ага, щас, уже разбежался, как тряслись колени, так и трясутся, не то от ветра, не то от нервов вперемешку со страхом. Затем наставник обратился к вокруг стоящим – Будьте добры, дайте нам пройти!

Вот, что значит уважение, не, не так, УВАЖЕНИЕ! На моих глазах, сама бабка Луната, в стороночку отодвинулась. Даже староста временами прислушивался к его советам. Некто поговаривал, мол с давних пор, моего наставника то и дело просят стать во главе деревни, отчего он все время отказывался, заодно пережив на своем веку уже троих добровольцев занимавших этот почетный пост.

Медленно, но верно, под сверлящими взглядами, мы прошествовали в центр, где стоял Ищущий, ненароком отметив огромное расстояние, на которое меня оттеснили. Староста немного удивился, увидев меня, после чего посмотрел на место где я стоял совсем недавно. Вопрос произнесенный магом, заставил меня опешить:

– Отчего раньше не сообщил, что в числе претендентов? Давно бы уже ответ знал!

Ветер стих, а наставник, ухмыльнувшись, подтолкнул меня к магу! Выдался короткий момент осмотреться вокруг. Увидел группку отдельно стоящих ребят, состоящую из трех парней и двух девушек. Из них двое, парень с девушкой, были не местные, и более взрослые, юноше около четырнадцати, если сравнивать с местными ребятами, другая выглядела постарше. Не давала покоя мысль, словно чего-то не хватает, оглядев еще раз группу, в ней образовалась недостача. Среди местных, стоял только один из близнецов, правнуков деда Протапа. Хотя я был полностью уверен, что оба просто обязаны состоять в числе избранных даром.

– Протяни руки – попросил старейшина, но мог бы и не говорить, без него всю процедуру помнил наизусть.

– Соизволяю взять артефакт поиска – твердо и четко произнес маг, протягивая его мне – Теперь положи на ладонь.

Малость боязно получить ожог, но кулон в ответ холодил руку, а вот теперь начинается неприятная часть ритуала… Ищущий небольшим изогнутым, наверное, ритуальным кинжалом полоснул по пальцу свободной руки, отчего пошла кровь. Капнув ею в углубление, артефакт "задумался", в одночасье рана стала светиться и затягиваться на глазах.

Переводя взгляд с ладони на Ищущего и обратно, ожидание затягивалось. Вместо ожидаемого укола, или на худой конец окрашивания в черный цвет, амулет на миг потеплел, повторно стал холодить руку. Не успел покоситься на амулет, как под утихающие разговоры толпы, выражение на лице мага стало удивленным.

Среди снившихся мне вариантов некоторые оказались из числа вещих. Артефакт вопреки любым моим ожиданиям, показывал чушь! Закралась истерика: "Не ужели я его сломал, или он растерял все силы, и не действует как тому положено!" Вместо черного или зеленого цвета, тот полностью приобрел белый оттенок. "Да что же все не слава богу…, аааа, разбудите меня, пожалуйста, кто-нибудь!".

Ситуация начала усугубляться – мои предположения стали со всех сторон озвучивать собравшиеся, а Ищущий, все тем же столбом продолжал таращиться на амулет. Тело лихорадило, окружающее пространство нервировало, а ветер вновь превращал кожу в подобие гусиной.

– Итон, ой извините, Ищущий – попытался исправиться я – Пожалуйста объясните мне, э нам, что здесь происходит, и есть ли во мне дар.

Нервное покусывание нижней губы говорило красноречивее любых слов – ответа маг не знал.

– Метр? – обратился к нему дед Протап, чем привлек не только его, но и всеобщее внимание – Неужто не объявили весь спектр возможностей доверенного Вам артефакта? Ага, вижу, что "нет". Куда только катится академия? – поставив риторический вопрос будто наставник обращался к самому себе. Скорчив недовольные гримасы пустился совершить ликбез:

– Слушай сюда, неуч, и запоминай, до этого момента тебе видимо встречались простые ответы – "есть" али "нет", но бывают и другие, в случае если дар проявился самостоятельно, что мы сейчас с вами и наблюдаем. – сказанное понял только один из слушателей, легонько кивающий головой маг – Вы разве не ощущаете ветер. Малец стоящий перед Вами – инициированной маг ветра, который плохо владеет самоконтролем и подвластной ему стихией. – теперь даже такой тупой как я, понял, о чем идет речь. Тем более, что сказанное до, было не просто камнем, а булыжником, прилетевшим в мой огород, но наставника это не остановило, он продолжал лекцию:

– Цвет артефакта сигнализирует о природе дара, белый – ветер, синий – воду, коричневый – землю, красный – сответственно огонь.

Все, включая меня и Ищущего были поражены услышанным. Игру в гляделки прервал староста:

– Ну коли разобрались и желающих боле неслышно, давайте продолжим празднование, и отметить проводы избранных в академию.

Официальная часть закончилась, зазвучала музыка, кто-то начал подпевать, другие танцевать, даже Ищущего в оборот взяли. Дед Протап, развернулся и скрылся в неизвестном направлении. Из таверны мужики тащили бочонки с пивом, заезжие торговцы, оценив возможную прибыль, разливали пиво и вино, прям с груженых телег. Детвора помогала взрослым таскать хворост и дрова для костров.

Отойдя от ошеломительной новости, о том, что не просто избранный – маг. Среди всего мелькающего в голове, самым важным стало – "Наставник знал!". Осмотрелся, а его и след простыл. Вглядываясь во все многообразие лиц, мелькающих в толпе, искомого найти не удавалось, вместо этого довольно скоро обнаружился второй из близнецов. Поспешил за ним, если потеряю из виду, повторно не найду.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru