Поезд Элли

Александра Гедебис
Поезд Элли

– Давай.

Том достал из своего рюкзака толстую книгу, карандаш и блокнот. Через 10 минут он прочитал Элли перевод песенки. Вот что получилось:

«Ночка тёмная пришла,

Спать ложиться нам пора.

Только он один не спит –

Всех разбудит, загремит.

Загремит, как гром ночной;

«Грозный поезд» – это он…»

– Что? – удивился Том. – Эта песня про «Грозный поезд» ?! Серьёзно?!

– А что ты удивляешься? – теперь удивилась Элли. – Мама всегда сочиняла что-нибудь про эту адскую машину.

– Нет, не в этом смысле. Просто, когда я учился во втором классе, мы на уроке немецкого учили эту песенку. Я и подумать не мог, что эта песня про поезд.

– Ну, теперь будешь знать.

– Интересно, почему твоя мама написала именно про «Грозный поезд»?

– Если честно, я сама не знаю.

– Элл, скажи, на той фотографии, где ты со своими родителями, изображён «Грозный поезд»?

– Откуда ты знаешь?

– Про что?

– Про фотографию.

– Так, она у тебя на стене висит.

– Неужели… Ладно, раз уж ты нашёл все улики, то слушай: двенадцать лет назад в 2004 году выпустили новый локомотив, который назывался «Грозный поезд». Жители Лондона были недовольны новым локомотивом, потому что машина слишком громко свистела, гудела и гремела. Некоторые люди не выносили этого шума и просто умирали. И вот поэтому моя мама сочинила эту песенку.

Мы с мамой и папой три раза отправлялись в путешествие на «Грозном поезде». Третья поездка стала для мамы роковой – это было два года назад в 2014 году: поезд сошёл с рельс. Два человека пропали без вести – это моя мама и машинист, 23 человека пострадали – в этом числе были я и папа. Как он мне потом сказал, я лежала в кому несколько недель. Однажды ночью я проснулась, потому что увидела во сне маму.

– Она тебе что-то сказала?

– Она сказала, что пыталась уничтожить локомотив, но у неё не получилось.

– Интересно, как она хотела это сделать?

– Во время одной ночной стоянки мама куда-то выходила, потом оказалось, что она ходила в кабину машиниста и там она сломала какой-то механизм. Но поезд, как оказалось, уничтожен не до конца.

– Стой-стой-стой! Ты хочешь сказать, что локомотив где-то ездит?

– Не сам локомотив, а его фантом. Я уже два года не могу избавиться от этого локомотива! Я скорее вылечусь от этой болезни, чем разобью «Грозный поезд»!

– Постой, если ты до сих пор не погибла, значит, ты бессмертна?

– Как видишь, – Элли развела руками.

– Слушай, давай я тебе помогу уничтожить этот локомотив?

– Я с радостью, но как ты это сделаешь?

– Ну, нам поможет мой друг Майк Эванс. Сейчас я ему позвоню, – Том достал из кармана телефон. – Ого! Уже 3 часа 47 минут! Вот это я погулял. Майк спит, скорее всего.

Том набрал номер Майка. Через пару минут в трубке послышался его сонный голос:

– Том, ты совсем оборзел? Ты время видел?

– Майк, я тебе потом всё объясню, – ответил Том. – Слушай, я сейчас приду, но не один. Ничего, если со мной будет одна девушка?

– Ты что, в ночном клубе был?

– Ку-ку, что ли? Нет, она не из клуба. Так, можно?

– Ох, лучше бы себе отдельную квартиру снял. Ладно, приходите.

Когда Том и Элли пришли, дверь им открыл полусонный Майк.

– Заходите, – сказал Майк, – только тихо: мама спит.

Ребята прошли в комнату Майка.

– Майк, знакомься – это Элли Картер. Элли – это Майк Эванс, мой лучший друг.

– Очень приятно, – Элли протянула руку Майку.

– Мне тоже, – еле выговорил Майк, и тоже протянул Элли руку.

– Майк, понимаешь, тут такое дело, – начал Том. – Элли два года живёт в заброшенном депо. Понимаешь?

Рейтинг@Mail.ru