Окна на Млечный Путь

Александр Юрьевич Абалихин
Окна на Млечный Путь

Часть 1. Край Серых Рассветов

Глава 1. Светлокожий

Фёдр проснулся от грозного рыка. Он резко встал с земли, схватил лук и вытащил стрелу из висевшего у него за спиной колчана. Однако лук ему не пригодился – хищник стал удаляться. Рычание отяра становилось всё тише и тише.

Раньше подобных хищников в их мире не было. Так рассказывал ему его отец Влод. Это было давно – несколько сотен восходов назад. А недавно отец простудился и умер. Теперь Фёдр остался без родителей. Свою мать Фёдр не помнил. Он был маленьким ребёнком, когда она погибла. Отец рассказывал, что однажды мать пошла с кувшином к роднику и её унесла громадная летучая мышь. Эти страшные существа с кожистыми перепончатыми крыльями в их мире появились почти одновременно с отярами. С тех пор Фёдр усвоил, что за пределами их пещер повсюду – в лесу, в поле, на болоте и у источника таится опасность. К роднику приходили на водопой не только маленькие косули, но и опасные животные.

Хищников теперь стало много, а косуль мало. В последнее время охотники редко возвращались с добычей в пещеры возле Большого водопада. Племени Светлокожих грозил голод…

Фёдр пошёл дальше. Ему надо было подстрелить хотя бы несколько мелких серых грызунов. Но эти зверьки были довольно хитрые, и их было трудно убить. Фёдр пожалел, что с ним не было Кляна. Тот был ловким охотником – однажды он завалил отяра и даже смог подбить стрелой огромную летучую мышь…

Сейчас укрытый шкурой отяра Клян лежал на топчане в глубине пещеры, и его бил сильный кашель. К огорчению Фёдра с ним на охоту не отправился и рыжий лохматый пёс по кличке Быстрый, которого приручил Клян. На охоте Быстрый ловил мелких серых грызунов и приносил их хозяину. Кроме того, Быстрый своим лаем мог отпугнуть хищников. Иногда Фёдр с разрешения Кляна брал Быстрого с собой в лес.

Преданный пёс так привык к Кляну, что даже не вильнул хвостом, когда Фёдр, отправляясь сегодня на охоту, позвал его с собой. Положив морду на передние лапы, пёс лежал возле метавшегося в лихорадке Кляна и смотрел на хозяина печальными чёрными глазами. Клян был плох… Люди умирали от болезней не реже, чем от когтей и зубов страшных хищников – отяров и громадных летучих мышей.

Фёдр давно хотел выяснить, где находится логово крылатых тварей. Возможно, они гнездятся на дальних склонах скалистых гор, где живёт племя фричинов – смуглых раскосых широкоскулых людей. Они жили обособленно и не знались ни с его народом, ни с племенем темнокожих дорвишей, населявших Долину Туманов.

Фёдр провёл полдня на ногах и очень устал. Ему хотелось вернуться в свою пещеру, но он помнил, что его возвращения с добычей ждут жена Натла и их маленький сын Михл, и поэтому пошёл дальше. По пути Фёдр размышлял. Он не мог понять, почему в последнее время стало так холодно, особенно по ночам. Небо, обычно серое в светлое время суток, теперь на рассвете и закате приобретало розовый или багровый цвет, а днём иногда становилось жёлтым.

Неожиданно его размышления прервала вспорхнувшая с ветки пёстрая птица с красной грудкой. Такую странную птицу он видел впервые. Он проводил взглядом скрывшуюся в густой листве необычную птицу, а потом понял, что заблудился.

Фёдр долго блуждал по лесу, пока не вышел на просторное поле, за которым вдалеке виднелись высокие скалистые горы. Здесь люди его племени бывали редко. Эти места пользовались дурной славой. Порой мужчины из его племени и дорвиши, оказавшиеся вблизи скалистых гор, бесследно исчезали. Ходили слухи, что в племени фричинов командуют женщины, которые охотятся не только на дичь, но и на мужчин из соседних племён. Правда, фричинки их не убивали, а уводили в свои владения. Этому было своё объяснение. Рассказывали, что у фричинок рождались только девочки.

Фёдр увидел выбежавших из чащи на поле стадо маленьких пятнистых косуль, но не успел выпустить стрелу. Косули заметили человека и отбежали от него на безопасное расстояние.

Сгущались сумерки. Фёдр посмотрел на небо. В той стороне, где находились его родные пещеры, небо стало багровым.

Укрывшихся в высокой траве косуль в сумерках отыскать было невозможно. Фёдр вернулся в лес и пошёл в сторону пещер Светлокожих. Он не заметил, как лес поредел, а под ногами захлюпала вода. При сумеречном свете среди болотной травы ещё были видны крупные жёлтые и фиолетовые цветы. Клян рассказывал, что дорвиши едят их лепестки. Проголодавшийся Фёдр сорвал жёлтый нераскрывшийся бутон и впился в него зубами. Из бутона хлынула жидкость. Фёдр едва не захлебнулся сладковатой влагой, которая пахла тиной, и закашлялся. Потом он пожевал лепестки, которые оказались неприятными на вкус. Фёдр бросил недоеденный цветок на землю и пошёл дальше. Вскоре он почувствовал, что его ноги засасывает болотная жижа. Фёдр тщетно пытался выбраться на сухое место, но трясина его не отпускала. Как назло, поблизости зарычал отяр.

Оранжевые с чёрными полосами отяры были похожи на кошек. Только кошки – это маленькие зверьки, которые жили с людьми в пещерах, а отяры – крупные жестокие и ловкие хищники. Фёдр однажды видел взрослого отяра вблизи, когда тот прятался в зарослях тростника возле озера. Фёдр поспешил скрыться в лесу. Тогда отяр не стал его преследовать.

Фёдр вспомнил, что когда Клян в первый раз убил отяра неподалёку от пещер, всё племя было в восторге. Человек впервые победил страшного хищника! Фёдр вместе с соплеменниками с ужасом рассматривал убитого зверя, его огромные клыки и мощные лапы с острыми, как бритвы, когтями…

Воспоминания промелькнули в голове у Фёдра, и он вернулся в страшную действительность. Он уже по пояс провалился в трясину.

«Похоже, отяр не успеет меня сожрать. Я утону раньше», – подумал Фёдр, увидев вышедшего из сумеречного тумана страшного хищника. Он понял, что не успеет снять с плеча лук и приготовился умереть.

И тут отяр взревел и рухнул в трясину, обдав лицо Фёдра холодной липкой грязью.

– Тао чжус сли экинрой? – услышал он женский голос.

Он увидел вышедшую из синего тумана невысокую смуглую женщину в куртке, сшитой из шкур косуль. Незнакомка приблизилась к Фёдру и протянула ему длинную жердь. Фёдр начал медленно выбираться из трясины. Потом он пополз на животе, пытаясь добраться до сухого места. Женщина шла рядом с ним, не проваливаясь в трясину – к кожаным ботинкам его спасительницы были примотаны сплетённые из ветвей широкие лыжи. Наконец Фёдр выбрался из болота, поднялся и спросил:

– Как тебя зовут?

– Аэру Ла, – сказала женщина.

– Фёдр, – представился охотник. – Ты меня понимаешь?

– Да. Я понимаю язык Светлокожих, – с сильным акцентом ответила Аэру Ла.

– О чём ты спросила меня после того, как убила отяра? – поинтересовался Фёдр.

– Спросила: как ты попал в болото.

– Я плохо знаю эти места, вот и угодил в трясину.

Аэру Ла укоризненно показала головой и позвала Фёдра:

– Пойдёшь со мной! Ты промок. Можешь заболеть, если не согреешься у нас в пещере. Там тепло.

Фёдр оглянулся и посмотрел на тушу зверя, которая уже наполовину погрузилась в трясину. В спине зверя торчало копьё. Охотница не стала рисковать и вытаскивать копьё из отяра. Извлечь из трясины саму тушу мёртвого зверя было тем более невозможно.

«Жаль! – подумал Фёдр. – Отличная была шкура».

Понимая, что у него нет иного выхода, он побрёл вслед за своей спасительницей по полю в сторону синеющих скалистых гор. Всю дорогу они молчали. Куртка и штаны Фёдра промокли насквозь. От холода он клацал зубами.

Уже в темноте они приблизились к подножию скалистых гор. Фёдр увидел приближающиеся огни – к ним навстречу шли женщины с факелами в руках.

В почти отвесных скалах находилось множество расположенных на различной высоте лазов, к которым тянулись верёвочные лестницы. Над каждым входом в пещеру горели факелы. Эти скалы были непохожи на пологий склон горы, в которой располагались пещеры Светлокожих. Жилища фричинов напоминали гнёзда на крутом берегу Тёмной реки, в которых недавно поселились маленькие птицы с раздвоенным хвостом.

«Как же много новых животных и птиц появилось в мире за последнее время!» – задумался Фёдр.

Он рос любознательным мальчишкой, и часто задавал отцу и старикам вопросы о прошлом их племени и об окружающем мире. Отец и старики то ли сами плохо знали историю своего народа, то ли что-то недоговаривали. Фёдр так и не понял, откуда взялись три племени –  Светлокожие, фричины и дорвиши, как появляется свет на небе и можно ли добраться до небосвода, если подняться вверх по крутым скалам?

Вождь племени Светлокожих старый Олг вместе с другими старцами учили детей только письму и счёту. Правда, непонятно, зачем? Просто так повелось с давних времён.

В раннем детстве Фёдр научился простейшему счёту, но потом взрослые стали часто привлекать его к различным работам, и он забросил учёбу. Он гордился тем, что принимал участие в расширении пещер, в сооружении большого моста из брёвен через Тёмную реку и научился сооружать ловушки для косулей.

Порой Фёдр поднимался по склону горы и сверху смотрел на большой мир, в котором были леса, поля, три озёра, река с тёмной водой и Долина Туманов, лежащая между двумя грядами холмов. Вдалеке виднелись скалы, в которых обитали фричины. Поскольку пологий склон выше становился крутым, он не рискнул подняться до неба и узнать, что находится за горами, которыми окружён мир…

– Фёдр! – его воспоминания прервал радостный возглас человека, вышедшего из пещеры, расположенной у подножия горы.

– Алк! – обрадовался Фёдр и крепко обнялся с высоким худым человеком, который был одет в меховую куртку и кожаные штаны.

– И тебя схватили фричинки! – воскликнул Алк.

– Я сам пришёл, – удивлённо сказал Фёдр.

– Неужели? – насмешливо спросил Алк. – Где же отыскала тебя твоя прелестная спутница?

– На болотах.

– Что ж, тебе повезло. Ты достался привлекательной молодой особе.

– Что значит: достался?

 

– Ты разве не знаешь, что у женщин народа фричинов не рождаются мальчики, и они восполняют нехватку мужчин путём их похищения из других племён. Неужели тебе об этом не рассказывали старики?

– Видишь ли, я обязан этой девушке жизнью. Она вытащила меня из трясины и убила огромного отяра, который собирался меня сожрать.

– Фричинки хорошие охотницы. Ты не смотри, что они маленькие и хрупкие, – сказал Алк.

Аэру Ла взяла Фёдра за руку и повела вглубь пещеры, которую освещали факелы, горевшие на стенах. Аэру Ла привела Светлокожего в освещённую факелом келью, расположенную в одном из ответвлений, которые отходили от большого зала пещеры. Она указала на ворох сена в углу и сказала:

– Ты устал. Надо спать.

Когда Аэру Ла вышла, Фёдр сбросил с себя мокрую одежду и упал на сено. В пещере было тепло. Он быстро согрелся и вскоре провалился в глубокий сон.

Проснувшись, он увидел рядом с собой свою спасительницу. Аэру Ла спала, положив ему на грудь свою маленькую ладонь. Рядом с ней лежало копьё. Фёдр присмотрелся к женщине. У неё было плоское лицо и чёрные волосы.

«Она не очень красива. Почему Алк назвал её привлекательной? – подумал Фёдр и, вспомнив свою синеглазую светловолосую Натлу, заволновался. – Ведь Натла и Михл голодные! Я должен был принести мясо! И Кляну плохо. Надо было для него вырвать из влажной земли несколько корешков травы, которая помогает от кашля. Я же видел её возле болота и забыл сорвать. Надо возвращаться!».

Фёдр отстранил руку девушки, поднялся и стал искать свою одежду, но её нигде не было. Пропал и его лук. Колчан лежал в углу и был пуст. Он обмотал бёдра валявшейся на полу шкуркой косули и осторожно направился к выходу.

Аэру Ла проснулась, схватила копьё, резко встала и твёрдо произнесла:

– Ты не уйдёшь!

Фёдор оглянулся и сказал:

– У меня там семья. Моей жене и ребёнку надо есть, – сказал Фёдр.

– Будешь жить здесь, со мной. Нельзя жить с женщиной своего племени. Дети будут слабые и больные.

Фёдр вспомнил, что Клян говорил то же самое. Старики считали, что молодёжь должна искать себе пару в другом племени. В последнее время младенцы Светлокожих стали часто болеть и умирать. Однако найти себе пару в чужом племени было трудно. По доброй воле никто не направлялся в края фричинов. Об этом племени ходила недобрая слава. Рассказывали, будто фричинки пьют кровь у тех мужчин, которые не соглашаются стать их мужьями. Фёдр подумал, что Светлокожим не повезло с соседями. Кроме племён фричинов и Светлокожих в мире существовало и третье племя – дорвиши. Это было воинственное племя, но, к счастью, дорвиши населяли долину, расположенную вдали от пещер Светлокожих. Фёдр знал о жестоких сражениях с дорвишами, о которых рассказывали старики. После последнего кровопролитного сражения с дорвишами, в котором не было победителей, установился мир. Отношения с фричинами также нельзя было назвать дружественными.

– А вы сами-то не вымрете? – сердито спросил Фёдр.

Женщина прищурила свои и без того узкие глаза и сжала в руке копьё.

– Мы сильные, – уверенно сказала она.

– А почему у вас не рождаются сыновья?

– Так было всегда. У нас, фричинок, в основном рождаются смуглые дочери с узкими глазами и чёрными волосами. Очень редко на свет появляются девочки со светлой или тёмной кожей, и никогда у наших малышек не бывает синих глаз и светлых волос. Я хочу, чтобы у моих дочерей были светлые волосы и синие глаза, как у тебя, Светлокожий! – сказала Аэру Ла и толкнула Фёдра на солому.

Фёдр упал и увидел перед собой лицо Аэру Ла. Она прильнула к нему и поцеловала в губы. Он растерялся, а потом стал срывать с неё одежду…

Потом Аэру Ла встала и вышла. Вернулась она с сухой и очищенной от грязи одеждой, которую положила рядом с Фёдром. Аэру Ла протянула ему ломоть серого хлеба и кусок жареного мяса. Он с жадностью накинулся на еду. Затем Аэру Ла и Фёдр прошли в большой зал пещеры, где вокруг костра, дым от которого выходил в отверстие в своде, сидели люди. Одежда обитателей пещеры мало отличалась от домашней одежды Светлокожих. На женщинах были льняные платья, на мужчинах – серая рубаха и широкие штаны.

Фёдр направился к выходу. Ему никто не препятствовал.

Он вышел из пещеры и стал созерцать окрестности. Неподалёку от скалистых гор лежало укрытое туманной дымкой большое озеро, противоположный берег которого был едва заметен. Рядом с озером синело льняное поле. Светлокожие тоже сажали лён, но их делянки были небольшими, а это льняное поле простиралось до дальнего леса. Совсем близко от пещеры колосилась пшеница.

Сзади к нему подошла Аэру Ла и тронула его за плечо. Он оглянулся. Фричинка протянула ему кувшин с водой и улыбнулась. Фёдр сделал несколько глотков и тут же услышал окрик:

– Эй, Светлокожий, что стоишь? Принимайся за работу!

Рослый плечистый кудрявый темнокожий человек подошёл к Фёдру и вручил ему топор. Фёдр присоединился к работающим мужчинам и начал обрабатывать неровные стволы деревьев. Топор был острый, и работать им было легко. У Светлокожих таких острых лезвий у топоров не было.

– Зачем мы это делаем? – спросил Фёдр.

– Сооружаем плот, с которого будем бить острогами рыбу.

– Откуда ты знаешь наш язык?

– Это не ваш язык, а язык дорвишей.

– Откуда ты родом?

– Мой народ живёт в Долине Туманов.

– Слышал о вас. Недобрым словом вас наши старики поминают.

– Раньше всякое было… Знаю.

– И много вас, дорвишей?

– Зачем тебе знать? – подозрительно посмотрев на Фёдра, спросил темнокожий гигант.

– Любопытно.

– Значит, ты любознательный, – не ответив на вопрос, проговорил дорвиш.

– Тебя как звать?

– Наом.

– А меня Фёдр. Как ты сюда попал? Меня, например, Аэру Ла из трясины вытащила.

– А меня поймали сетью. Правда, смешно? Они мужчин из других племён ловят и крадут.

– Уйти назад не пытался?

– Зачем? У меня здесь пять жён. Это твой соплеменник Алк недоволен. У него четыре жены, и все они ему не нравятся. Алк считает, что они некрасивые. Хотя, если разобраться…

– Мне надо вернуться в свою пещеру. Меня ждут с добычей.

– Тебе не дадут уйти. Тебя даже ловить не станут. Сам вернёшься. Здесь сплошные болота на пути к вашим пещерам. Сгинешь в пути. Как только ты рискнул сунуться в болото?

– Болотный дух попутал.

– Ты с духами будь осторожнее. Их надо чаще ублажать – делиться добычей и ласково разговаривать, – посоветовал Наом.

Они закончили тесать брёвна, и темнокожий здоровяк, легко забросив бревно на плечо, направился к берегу озера. Отдуваясь и вытирая пот со лба, Фёдр поволок по песку своё бревно…

К обеду несколько брёвен были обтёсаны и связаны крепкими верёвками.

– Получился хороший плот, – отметил Фёдр.

– Если мужчина берётся за дело, то у него всегда всё получается лучше, чем у женщины. Здесь и гончары, и плотники, и рыболовы – только мужчины. Скоро научу мужиков дома из брёвен ставить, такие, как у нас строят. Зато фричинки прекрасные охотницы. Они выносливые, бесстрашные и меткие. Здесь я отвык на охоту ходить. Мясо у нас есть всегда.

К ним приблизились ещё трое мужчин: Алк и два дорвиша с острогами. Алк выглядел не выспавшимся и уставшим.

– Почему такой грустный, Алк? Не печалься. Я слышал, что на совете племени тебе решили выделить ещё одну жену, – сказал Наом.

Алк хмуро посмотрел на Наома.

– Да пошутил я. Не переживай! – засмеялся, обнажая белоснежные зубы, Наом.

– Как зовут твоих соплеменников? – спросил Фёдр, кивнув на дорвишей с острогами.

– Ирс и Верл. Они отличные парни, – сообщил Наом. – Что ж, перекусим и займёмся рыбной ловлей.

Наом достал из висевшего у него на боку маленького кожаного мешка несколько кусков вяленого мяса и зелёные орехи.

– Таких вкусных орехов ты наверно не пробовал, – сказал Наом. – Они растут в воде.

Орехи Фёдру понравились. Ему вообще здесь было интересно, но мысль о Натле и Михле, которые остались в родной пещере не покидала его.

Мужчины взяли с собой остроги, длинные шесты и отплыли от берега. Озеро было относительно неглубоким. Наом и Фёдр шестами отталкивались от дна. Когда плот приблизился к отмели, Алк, Ирс и Верл стали бить острогами рыбу. При приближении плота крупные рыбы пытались скрыться, но охотники били метко. Вскоре на плоту серебрилась большая горка рыб. Попались даже две большие щуки. Потом поднялся сильный ветер. Фёдр поёжился. Совсем недавно он ещё не знал, что такое сильный ветер. Лишь иногда в поле ощущались слабые дуновения нежного ветерка. А теперь стал часто дуть пронизывающий ветер.

– Надо причаливать к берегу, – заволновался Наом.

На поверхность, неподалёку от плота, всплыла огромная рыбина с откушенной головой.

– Кто с ней так разделался? – удивился Фёдр.

– Не знаю. Может большая щука? – сказал Наом.

– Тогда эта щука должна быть размером с бревно, – предположил Алк.

Тут на плот обрушилась высокая волна. Плот накренился, и Ирс скатился в воду.

– Где он? – спросил Фёдр, с тревогой глядя на тёмную воду.

– Можешь не переживать – Ирс плавает как рыба, – сказал Наом.

Над водой показалась голова Ирса. И тут раздался его дикий крик. Через мгновение Ирс извивался в пасти жуткого животного с длинной чёрной шеей. Чудовище скрылось в пучине. Вода окрасилась в красный цвет.

Рыболовы стали энергично отталкиваться от дна шестами, и вскоре подплыли к берегу. Здесь их встретили женщины, дети и несколько мужчин. Шесть жён Ирса и множество его дочерей зарыдали.

Вечером у костра собралось несколько десятков обитателей пещер. Женщины сели в несколько рядов вокруг костра и затянули поминальную песню. Мужчины молчали. Гибель Ирса повергла всех в смятение. Если относительно недавно угрозы для жизни людей возникали на суше, то теперь небезопасным становилось и плавание по озеру.

Фёдр понимал, что с миром творится неладное. Откуда берутся необычные животные? И что происходит с небом, которое сегодня, пока не налетел сильный ветер, было желтоватым?

Очередную ночь он провёл с Аэру Ла.

Несмотря на то, что Фёдр неплохо устроился в чужом племени, он надеялся, что с ним не приключится та же история, которая произошла с Алком и другими мужчинами, прижившимися здесь и обзавёдшимися многочисленными жёнами и детьми. При первом же удобном случае, он решил попытаться вернуться домой.

Однако шло время, а выполнить своё решение Фёдру не удавалось. Он жил в племени фричинов уже более сорока дней. Фёдр изучил порядки, царившие у фричинов. Управлял племенем совет, в который входили старшие женщины. Если в племени Светлокожих не было человека, отвечающего за общение с духами, населяющими леса, озёра и небо, то у фричинов эту роль выполняла сухая морщинистая беззубая старуха с выцветшими глазами по имени Уара Ли. Она часто приходила к большому костру, который в определённые дни местные жители разжигали в самом большом зале пещеры. Возле костра старуха исполняла странные танцы с бубном и пела песни. Фёдр был удивлён, когда увидел, как несколько больных маленьких девочек, метавшиеся целые сутки в бреду, выздоровели на следующий день после безумных плясок и прыжков странной старухи.

Фёдр тосковал по своим пещерам, но больше всего он страдал без Натлы и сына. Светлокожие исстари тяготели к созданию семейных пар. Он мечтал вернуться к жене и сыну. Только бы изучить тропы, по которым можно пройти через проклятые болота!

При этом он привязался Аэру Ла. Ему пришлась по душе её искренняя милая улыбка. Он уже привык к её необычным раскосым узким глазам. Если в первое время Аэру Ла казалась Фёдру не очень красивой, то теперь он любовался её стройной фигурой, чёрными волосами и смуглой кожей.

В один из вечеров послышался гул, и со свода посыпались камни. Фёдр, Аэру Ла и остальные перепуганные жители пещер выбежали наружу. Шёл проливной дождь, в темноте полыхали молнии. Раньше гроз здесь не было, а теперь молнии сверкали над самой поверхностью озера одновременно с раскатами грома. Все промокли, но в пещеры вернулись только под утро.

На следующий день собрался совет племени фричинов, на котором заседали старшие женщины. Туда пригласили и Наома.

Когда дорвиш вышел из пещеры, где проходил совет, Фёдр спросил его:

– Что решили?

– В целях безопасности я посоветовал жить вне пещер и возвести такие же дома, какие строит мой народ в Долине Туманов. Беззубая Уара Ли сказала, что даже вблизи пещер под открытым небом жить опасно. Она общалась с духом земли, который сообщил ей, что он не успокоится, пока люди живут в его пещерах. Я предложил фричинам поселиться рядом с моим племенем. Там, где живёт много людей, отяры и гигантские летучие мыши не приближаются к жилью. Совет принял решение направить меня к моему народу. Я должен попросить дорвишей разрешить фричинам поселиться в Долине Туманов. Якобы, духи сказали Уаре Ли, что только там фричины обретут спокойствие.

 

– Твои жёны тебя отпустят? Они уверены, что ты вернёшься? – удивился Фёдр.

– Мои жёны не отпустили бы меня, если бы так повелел кто-нибудь другой, но решение совета никто не может оспорить. Мне верят, и я спасу мой новый народ и своих детей, – пообещал Наом.

– Я думаю, что женщины племени дорвишей будут не в восторге от такого соседства, – усмехнулся в бороду Фёдр. – И кто знает, возможно Уара Ли ошибается. Ведь дорвиши не любят соседей.

– На нашей земле, от края до края – от Большого водопада до места, где Тёмная река уносит свои воды в горную пещеру, не так много места, чтобы ссориться, – заметил Наом.

– А край земли – это окружающие наш мир горы или за горами что-то есть?

– Наши старики рассказывали одно, жрец Эрин говорит другое, – уклончиво ответил Наом.

– Ты один пойдёшь к дорвишам?

– Со мной в путь отправишься ты, Алк и Верл. Совет решил, что со мной должны идти мужчины. Неразумно жертвовать женщинами племени. В случае чего они ещё добудут новых мужчин.

У Фёдра тут же зародилась мысль использовать этот момент для побега. Он решил во время похода отделиться от своих спутников и пойти через болота к родным пещерам. Однако его надежда была развеяна Аэру Ла, которая заявила Фёдру:

– Я слышала о решении совета. Я пойду с тобой.

Фёдр начинал раздражать щебет Аэру Ла. Он тяжело вздохнул и с тоской посмотрел на тёмно-серое небо, от которого веяло холодом.

«То жарко, то холодно. И горы дрожат. Раньше всегда было тепло», – подумал Фёдр.

На следующее утро мужчины и Аэру Ла вышли из пещеры. С собой они взяли котомки, луки и копья. Фёдр посмотрел на озеро, над которым, пронзительно крича, летали белые птицы, которых раньше он никогда не видел. Небосвод стал мутно-серым. Тревожно завывал ветер. Аэру Ла легонько подтолкнула в спину задумавшегося Фёдра, и они пошли по полю в сторону темнеющего вдали леса

В поле было много болотистых участков, на которых росли фиолетовые цветы. Аэру Ла сорвала нераспустившийся бутон и съела его. Затем она сорвала ещё один фиолетовый цветок и протянула его Фёдру. В отличие от жёлтого, этот болотный цветок оказался вкусным.

Когда путники приблизились к лесу, под их ногами задрожала земля, и послышался нарастающий гул, исходивший из недр.

– Дух земли гневается на людей! – воскликнул Наом.

– Надо принести ему в жертву косулю, – предложил Верл.

– Косулю надо убить и самим её съесть, – сказал Алк.

– Ты не боишься гнева духа земли? – удивился Верл.

– Нет. Опаснее небесный гром. Помнишь, несколько дней назад он убил старую Игну? – напомнил Алк.

– Небесный гром создаёт Дух неба. Ему тоже следует принести жертву, – не унимался Верл.

– Хватит спорить, – прервала спор Аэру Ла, – Глядите: на опушке показались косули!

Фричинка сняла лук и прицелилась. Звонко просвистела стрела. Маленькая пятнистая косуля, которой в горло вонзилась стрела, упала. Остальные косули быстро скрылись в чаще.

Дрожь земли прекратилась. Наступила тишина.

Мужчины разделали косулю, разожгли костёр и поджарили на огне куски мяса. Насытившись жареным мясом, люди продолжили путь

Фёдр решил повременить с побегом, поскольку Аэру Ла всё время шла рядом с ним. Он давно мечтал увидеть красивую долину, в которой жили дорвиши. О дорвишах, которые раньше были заклятыми врагами Светлокожих, ходили странные слухи. Их считали колдунами, потому что они, якобы умели читать мысли других людей.

Путники вступили в лес. Многие деревья стояли, покрытые жёлтыми листьями, которые с тихим шелестом слетали на землю. Фёдр не понимал, почему порой с деревьев облетала листва, а потом на ветках распускались почки. Ведь раньше каждый день был похож на предыдущий – ежедневно воздух был одинаково тёплый. Впрочем, теперь всё изменилось. Например, сегодня было зябко.

– Наом, правда, что вы, дорвиши, можете видеть прошлое, предсказывать будущее и знать, что думает другой человек? – спросил Фёдр темнокожего гиганта.

– Ты преувеличиваешь наши способности, – сказал Наом.

– Я слышал это от наших стариков.

– Эти слухи возникли не на пустом месте. Только связаны они с Элеле-Звембе. Это безглазый змей, живущий в источниках и колодцах в Долине Туманов. Змей может напасть и ужалить. Если человек выживет, он начинает видеть странные сны. Порой у укушенного человека появляются необычные способности. Ещё никому не удалось убить Элеле-Звембе. Его атака молниеносна. Кто его видел, говорят, что он коричневого цвета и одновременно похож и на огромного дождевого червя, и на змею. У него большая пасть без зубов, но с длинным и острым языком-жалом. Он пьёт кровь. Впрочем, после его нападения жертвы часто выживают.

– Наверно этого змея насылает на людей дух источников и колодцев, – включился в разговор Алк.

– Элеле-Звембе насылает не дух колодцев, а дух земли. Наверно он гневается за то, что люди провинились перед ним, – сказал Наом.

– В чём люди могли провиниться? – удивился Фёдр.

– Не знаю. Нас людей всегда есть за что карать. Каждый человек всегда в чём-то виноват, – сказал Наом.

Аэру Ла остановилась, прислушалась и сказала:

– Близко отяр!

Её спутники тоже услышали приглушённое рычание. Алк и Верл побледнели. Фёдр и Наом насторожились. Вскоре закачались ветви кустарника, и из густых зарослей на них выпрыгнул рыжий полосатый зверь. Аэру Ла не растерялась и вонзила копьё в пасть хищнику. Отяр замертво рухнул на землю.

– Может, снимем шкуру? – придя в себя, спросил Ветл.

– Нет, – твердо сказала Аэру Ла. – Уходим отсюда! Другие отяры близко. Слышите рычание?

Люди побежали. Они мчались, перепрыгивая через поваленные брёвна и ломая ветви кустарников. Лишь оказавшись на краю обрыва, беглецы остановились. Внизу лежала поросшая лесом равнина.

Наом прыгнул с кручи и, поднимая клубы пыли, покатился вниз. Его спутники последовали за ним.

Потом они ещё долго шли по густому лесу. Наконец Аэру Ла сказала:

– Отяры нас не преследуют. Можно устроить привал.

Мужчины с радостью согласились.

Серое небо постепенно темнело. Наступили синие сумерки. Путники разожгли костёр и уснули возле огня на собранной в кучу опавшей листве.

Рано утром они проснулись.

– Как красивы деревья с жёлтой листвой на фоне серого неба! Как прекрасен весь наш Край Серых Рассветов! – восторженно произнёс Фёдр.

– Как ты можешь радоваться? Костёр погас. Я замёрз, – пожаловался Алк.

– Так холодно, как этой ночью, никогда не было, – потянувшись, сказал Ветл.

– Надо идти. Выберемся из леса, а там уже недалеко до земли дорвишей, – сообщил Наом.

Путники вышли из леса в долину, расположенную между двумя грядами холмов. Вдалеке показались жилища дорвишей – низкие бревенчатые дома. По пути им стали попадаться родники, наполненные прозрачной водой. У одного из источников они решили отдохнуть. Путники стали пить прохладную вкусную воду. Утолив жажду, Фёдр долго смотрел на родник, наблюдая, как с его дна поднимаются песчаные бурунчики. Потом песок на дне стал осыпаться, и вскоре в центре родника образовалась воронка. Все уже отошли от источника, а Фёдр, словно заворожённый, продолжал смотреть на воду. Неожиданно из воронки на дне родника показался длинный коричневый змей, который с раскрытой пастью метнулся из воды к человеку и вонзил ему в горло острый кончик своего языка. Фёдр почувствовал острую боль. Он попытался оторвать от себя присосавшуюся тварь, но не смог. Змей вскоре сам отвалился от его шеи и, плюхнувшись в воду, мгновенно ушёл на глубину и зарылся в песок на дне родника.

Фёдр захрипел, схватился за горло и упал. Аэру Ла оглянулась и подбежала к неподвижно лежавшему и закрывшему глаза Фёдру.

– Что с ним? – спросила Аэру Ла.

– На него напал Элеле-Звембе. Он не обязательно умрёт, – сказал подошедший к источнику Наом. – Иногда люди после укуса этой твари выживают.

– Сколько времени он будет лежать? – спросила Аэру Ла.

– Не знаю. Его надо оттащить подальше от источника. Как бы на нас снова не напал Элеле-Звембе! – сказал Наом и, взвалив бесчувственного Фёдра на плечо, оттащил его подальше от родника.

Аэру Ла села рядом с Фёдром на землю и заплакала. Фёдр пошевелился. Аэру Ла принялась трясти его за плечо.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru