Елизавета. Пьесы в стихах

Александр Власов
Елизавета. Пьесы в стихах

© Власов А. И., пьесы и рисунки, 2014

© ООО «Издательство Алгоритм», 2014

* * *

Елизавета

Действующие лица
 
Елизавета, авантюристка.
Иезуит, её помощник.
Доманский, правовед.
Аббат Роккатани.
Посол английский.
Секретарь посла.
Рибас, офицер.
Кардинал.
 

Листья клёна

Сцена 1

Кардинал
 
Долга печаль апостольского трона:
Преставился владыка в сентябре,
Нагими стать успели ветви клёна,
А ныне снег, я вижу, на дворе!
 
Аббат
 
Но партии, волнения, интриги
Не замерли на холоде вдали,
И прения, лелеющие сдвиги,
Для вашего конклава не прошли.
Прибытие княжны благоуханной
Практически незримо в гуще дней,
Готов я счесть, однако, вещью странной
Полнейшее рассеяние к ней.
 
Кардинал
 
Да кто ж она?
 
Аббат
 
Влечётся не без худа
На русскую корону длань её.
 
Кардинал
 
Какой размах! А ты, мой друг, откуда
Несёшь осведомление своё?
 
Аббат
 
Монах один ей дарит услуженье,
Знаток и душ, и папского двора,
Желающий найти расположенье
Благодаря «наследнице Петра».
Чудесное её очарованье
Привлечь ему позвольте в нашу сеть.
А вообще ведёт его желанье
На торжество конклава посмотреть.
 
Кардинал
 
Апостольство, что мысль его тревожит,
Оплатится, быть может.
 

Сцена 2

Княжна
 
Усердию сторонника хвала!
Ты пышное жильё, карету нанял!
А высшие решаются дела?
 
Иезуит
 
Ваш образ я для Рима затуманил.
Отсюда вы, конечно, обрели
Какого-то внимания крупицы,
Но вас авантюристкой все сочли,
Не дочерью достойнейшей царицы.
 
Княжна
 
Тогда вполне понятно, почему
В ломбарде мне не выразили веры:
К осмотру, мол, откройте-ка суму.
 
Иезуит
 
Такие здесь естественны манеры.
Залог извольте вынуть из чехла,
Наличными потешиться желая.
 
Княжна
 
Я вспомнила английского посла,
Чьей помощью свой паспорт обрела я.
Составила послание к нему,
Где малости испрашиваю сущей —
Тысчонки три.
 
Иезуит
 
И, судя по всему,
Вы пишете не зря душе влекущей.
В сухой рекомендации своей
Волшебнице посол едва ль откажет,
А женщину хранить и красить ей.
Но грошами не скоро он уважит,
У нашего ларца ж иссякло дно.
 
Княжна
 
Пора, пора продать, и подороже,
Свидетельство, что хочется давно
Сродниться мне с католиками тоже.
 
Иезуит
 
Ну что ж, у нас угодный кардинал
Имеется, пожалуй, на примете.
Высокой он особой ныне стал,
А мы нашли тепло в его клеврете.
Надеюсь я, что завтра же на дню
Увижу вновь аббата Роккатани
И в царственной карете пригоню
Тревожного строптивца к вашей длани.
 
Княжна
 
По комнатам его ты проведёшь
И дашь ему побольше впечатлений.
Количество прислуги и вельмож
Умножится творцами представлений.
Как будто по причине торжества
Гостиная моя должна светиться.
Везде как бы разбросанным едва
Цветам и драгоценностям явиться.
Я сяду у стола, перо возьму,
Достойное занятие добуду…
Уйдёте все по знаку моему,
Наедине с аббатом я побуду…
Скорей пошли Доманского ко мне:
Задам я роль ему…
 

(Вошедшему Доманскому.)

 
Невероятно!
Тебя, мой друг, я в нашей болтовне
Звала вот-вот!
 
Доманский
 
Ах, это мне приятно!
 
Княжна
 
С аббатом я беседу разделю.
Поддержка мне твоя необходима.
 
Доманский
 
Вы знаете: святош я не люблю.
 
Княжна
 
Прекрасно. Пусть и будет ощутима
Вражда твоя к амвону через край.
Ты выпады насмешливые делай,
Невинный слух аббата задирай…
 
Доманский
 
Понятно. Вы за нрав излишне смелый
Мне выговор объявите при нём,
И мудростью поэтому блеснёте.
 
Иезуит
 
Но, может, и сомнительным огнём:
Испытанней вы гостя не найдёте.
Воображать оставим о себе
В обманчивой борьбе.
 

Сцена 3

Посол

(читая письмо)

 
«Единый всё под звёздами бичует,
Иной всему лучится добротой».
С изящностью себя рекомендует,
А впрочем, и с изрядной правотой.
Свихнувшихся целить ей непременно,
Подобных ей примером утешать —
И жалких и благих одновременно,
Числом отнюдь не властных устрашать.
А что в устах у куклы наготове?
Полнейший бред о Персии несёт,
О странствиях, о брате Пугачёве…
 
Секретарь
 
Последнему творит она почёт:
Он алгеброй отлично-де владеет,
Он якобы хороший генерал,
Уральский-то разбойник!
 
Посол
 
Ясно, млеет
От ягодки сегодня адмирал,
Имеющий флотилию в Ливорно.
Безумствовать Орлову мудрено:
Рассудочно лелеять и притворно,
Как яростно крушить, ему дано.
В отечестве достоинством осанки
Померк уже вчерашний фаворит,
А хитрая поимка самозванки
И милости, и почести сулит.
 
Секретарь
 
Эпистолой прошу распорядиться.
 
Посол
 
Чего же тут особенно желать?
Исследовать её должна царица,
А вы – быстрей в Ливорно переслать.
О месте, где ловитва не напрасна,
Поведаем охотнику во тьме.
 
Секретарь
 
Не жалко серну вам? Она прекрасна!
 
Посол
 
Мы при своём уме.
 

Сцена 4

Княжна
 
Чело с одушевлением унижу
Пред вашим я главой.
 
Аббат
 
Но почему?
Немало кардиналов.
 

Секретарь

Княжна
 
Я провижу
То главное, что папой стать ему.
Хотела б я над Тибром оставаться
До этого волнующего дня,
Да здесь, увы, нельзя мне врачеваться,
До времени могу уехать я.
 
Аббат
 
Немедленно ввиду такой причины
Патрону речь о вас я предъявлю.
 
Княжна
 
Не зря за лебединые седины
Святых отцов я с нежностью люблю!
 

Появляется Доманский.

Доманский
 
Прощения взыскую за вторженье,
Но вы меня как будто звали?
 
Княжна
 
Нет.
Останьтесь уж, однако.
 

(Аббату.)

 
Вспоможенье
Несущий мне повсюду правовед.
 
Доманский
 
Я рад узнать аббата Роккатани.
За милости прекраснейшей из дам
Уж если не погибельные брани,
То диспуты вести придётся нам.
 
Княжна
 
Уверена: словесные дуэли
Ни разу не случатся к торжеству
Большого вольнодумца.
 
Аббат

(Доманскому)

 
Неужели
Религии вы чужды наяву?
 
Доманский
 
По-моему, с ней ладил искушённо,
Кто клириков учтиво принимал,
А в случае нужды бесцеремонно
Колокола на пушки изымал.
Обслуживать ей наши интересы,
Но что-либо велеть уже не ей.
По глупости назвали мракобесы
Прислужницу владычицей своей.
 
Аббат
 
Не вере же потребно обузданье!
 
Доманский
 
Но больший зной не мушка ли сулит?
И крестиков и чёток оправданье
В эстетике единой состоит.
 
Аббат
 
А что, религиозное горенье
Суровый суд уже приобрело?
 
Доманский
 
Немецкое одно стихотворенье
Глаза мои заглавием ожгло.
Свидетельство о самой горькой были
Душа не без иронии впила:
Погибла Греция, но от войны ли?
Средь войн она чарующе цвела.
А средствами чудного христианства
Расстроила характер ясный свой.
Не зря творят отдельные пространства
Заслон ему как порче роковой.
 
Княжна
 
Но кто не мрёт от порчи пресловутой,
Значение присваивает ей,
Красой не соблазняется надутой,
Блажен от повреждённости своей?
Дороже мне, чем умное педантство,
Церковного безумия клеймо.
 
Аббат
 
Похвально, дочь моя, но христианство —
Не хворь и не безумие само.
Вы к ним одно преддверие найдёте,
Где сумрачно порой, но мрака нет.
 
Доманский
 
А вы не так невинны, коль речёте,
Что сумерки в религии, не свет.
И вправду жизнь изрядно потемнела,
Когда во всех инстанциях её
Религия господство возымела,
Срамя предназначение своё.
 
Княжна
 
Великой тьмой Средневековье стало
В устах у ренессансного пути:
Всё новое за благо почитало
Черней всё предыдущее найти.
 
Аббат
 
Вот именно. Потомки посмеются
Над баснями, где Средние века
За мрачные серьёзно выдаются:
Тягчайшее грядёт ещё пока.
 
Доманский
 
Воистину беседа задушевна,
Когда наполовину свят отец
И несколько не в разуме царевна…
 
Княжна
 
А с ней полунаглец.
 

Сцена 5

Посол
 
Орлов о благодарности мне пишет,
О выгоде поддерживать его
На горе той, что разума не слышит
И жалости не стоит оттого.
 
Секретарь
 
Нельзя с его словами не считаться:
Лишь явственно безумные зрачки
В опасности желают обретаться,
Плачевному здоровью вопреки.
Не близко ль ей до смертного покрова?
 
Посол
 
Немного жить ей в мире суждено,
Поэтому художество Орлова
На подлинный триумф обречено.
Помочь ему в утехе легкокрылой
Как важно, так и просто для меня.
 
Секретарь
 
Восторга же не стоят, если силой
Рисуются, бессилие тесня.
Военного героя обесславит
Успех ясносияющий такой.
В покое пусть Орлов её оставит.
 
Посол
 
Украв у государыни покой?
Давно она велела фавориту
Разбойницу на судно заманить
Иль город, ей дарующий защиту,
К её скорейшей выдаче склонить.
А выставят охоту за нелепость —
Обрушиться бомбёжкой показной.
Добычей Петропавловскую крепость
Обрадовать ему любой ценой.
 

Авантюристка

 
Секретарь
 
Но средства, знать, ему небезразличны,
Цветы в его душе ещё свежи,
Коль скоро не вполне категоричны
Для бестии рескрипты госпожи.
 
Посол
 
Безудержна владычица не больше,
Чем эта вот Азовская княжна.
Восстание разжечь ей надо в Польше!
Ей на руку турецкая война!
Зачем? А чтоб убрать императрицу!
 
Секретарь
 
Но важно той своё лишь уберечь,
Используя возможностей кошницу,
Гуманностью умея пренебречь.
А девушка невольно восхищает
Удачами безумного пути.
Всего достичь она пообещает —
Орловское здоровье б ей найти.
 
Посол
 
Назло тому, что доля небезгневна,
Что свита вся распалась оттого,
Дошла до папской курии царевна!
А кто она? Не видно ничего.
Не ведомо, какими берегами
Воскормлено такое – ведь у ней
Ни имени, ни почвы под ногами,
Ни возраста, ни веры, ни корней.
Видение! Такой предмет исканий
Проблемно взять и мастеру войны.
 
Секретарь
 
Возьмёт. А что касается признаний,
Так их уже не вырвут у княжны.
Фальшивую всему придав основу,
Навек она всю правду унесёт —
А после верь евангельскому слову,
Что к яви тайна льнёт.
 

Сцена 6

Аббат
 
Умильно мы простились, а в передней
Наткнулся я на доктора княжны.
Вопрос о самочувствии последней
Велел ему вздохнуть из глубины.
Прелестница боится век отравы,
Питается неважно потому;
На лёгкие не ведает управы,
Не спит, а всё вперяется во тьму.
Лекарства же глотать она не хочет
И кровь едва позволила пустить.
А в нём огонь от чар её клокочет,
Увы, легко который подхватить.
 
Кардинал
 
Имея то, что женщина красива,
Способны вы легко поверить ей?
 
Аббат
 
Такая мне не снится перспектива,
Тем паче, что принцесса всех умней.
 
Кардинал
 
Ну, значит, и хитрей. Весьма неглупо,
Что вы подозреваете во лжи
И тешите доверчивостью скупо
Небесный взор опасной госпожи.
Не дайте вас обвесть – оно коримо.
 
Аббат
 
Но лжёт иль нет она, неясно мне.
 
Кардинал
 
То временно. Показывайте зримо,
Что верите прелестнице вполне.
Зараз у ней притупится вниманье,
Грубей начнёт обманывать она,
Чтоб, ясное даруя пониманье,
Себя разоблачить уже сполна.
 
Аббат
 
В письме своём у вас она спросила,
Как дальше ей дела вести со мной?
 
Кардинал
 
Где жалостна, мол, умственная сила,
Наставники потребны стороной.
Подсказки же на деле бесполезны
Всегда самостоятельной в бою.
По голосу душевной чьей-то бездны
Выстраивать ей линию свою.
Такая мысль обман уготовляет.
 
Аббат
 
О средствах ей тужить, о близкой тьме.
 
Кардинал
 
Значение своё определяет
Она без ложной скромности в письме.
Ну, вот: «Я для апостольского трона
Громадный смысл являю неспроста —
Должна ведь упокоиться корона
На мне ко благу римского креста».
 
Аббат
 
А стало быть, извольте поручиться
За верного клеврета своего,
Чтоб ей при мне не стоило дичиться.
 
Кардинал
 
Но помните, что надобней всего
С обманщицей держаться подозрений,
Дабы всегда могли мы до поры
Без проигрышей, бед и разорений
Исчезнуть из игры.
 

Сцена 7

Княжна
 
Желали вы хотя бы деликатно
Войти в документацию мою.
Подобное желание понятно.
Сегодня вам я копии даю.
Важней всего вот это завещанье
Самой царицы, матери моей.
Турецкому двору моё посланье.
Воззвание к эскадре кораблей,
Гордящихся водительством Орлова.
А данное писание моё
Патрону поскорей подайте снова.
 
Аббат
 
Сегодня вы бескровны.
 
Княжна
 
Колотьё
Томит, и боль ярится головная.
 
Аббат
 
Я тоже так от лилий горе пью,
Но тешусь, их отравой обладая,
Попранию цветы не предаю.
Пускай в их аромате мне даётся
Немалое страдание порой,
По мне цветов отрадней не найдётся
При запахе приятности такой.
Сочувствуя страдающей надрывом,
Я также грусть ужасную глушу,
Но всё же сознаю себя счастливым,
Откланяться нимало не спешу.
 
Княжна
 
Для возраста забот и воздыханий
Вы молоды.
 
Аббат
 
Лишь только подле вас:
И лилии близ милых изваяний
Гораздо дольше свой хранят атлас.
 
Княжна
 
Откройте, что находите вы милым
У женщины больной?
 
Аббат
 
Печальный взор
И схожие с шиповником унылым
Уста, чей нежно-пурпурен узор.
Я думаю: наверно, для лобзаний
Подобная рука сотворена,
А трудно взять её без колебаний —
Сдаётся сверхсокровищем она.
 
Княжна
 
Возьмите, вам я вовсе не перечу.
 
Аббат
 
Какой-то вешний дух ютится в ней!
 

Появляется Доманский.

Доманский
 
Мне думалось, иное здесь я встречу,
Поскольку Роккатани – иерей,
Которому не нравятся порывы,
Который сух и строг. А наяву
Желать ему, похоже, той поживы,
Которой сам я, в сущности, живу.
Ну что ж, ура забаве!
 
Аббат
 
Если в прессе
Безвестные сердца на стороне
Поют об экзотической принцессе,
Мечтать о ней вблизи не грех и мне.
Согласие найти нам удаётся
Не часто вообще между собой.
 
Княжна
 
Пусть отповедь из уст обильно льётся —
То важно, что ведущий с нами бой
Большую в нас отраду почерпает:
И ложное мы любим иногда,
А правильное – нет.
 
Аббат
 
Уж отступает
Уныние? Вы снова хоть куда!
На мраморе лица возникли розы,
Движения совсем уже не те…
 
Княжна
 
Вы ропщете на странные курьёзы?
Препятствуйте сердечной тяготе:
В упадке сил я часто пребываю,
Духовного целения моля.
 

Аббат и княжна

Доманский
 
Зато хмельней ваш образ я впиваю,
Коль ясностью вы краше хрусталя!
 
Княжна
 
В такие дни дуэли боевые
Мне нравятся не меньше мозговых
И хочется стволы пороховые
На дело доставать из кладовых.
Я ставлю всё на карту без боязни,
Когда болезнь отходит от меня.
 
Доманский
 
Последствий не боясь и даже казни,
За вас идти на риск устроен я.
 
Аббат

(уходя)

 
 
Немягкие движения царевны
Для чар её плачевны.
 

Сцена 8

Кардинал
 
Вы молвили, что крепок ум у ней?
 
Аббат
 
В речах её всегда преобладали
Напор и понимание вещей.
 
Кардинал
 
Но то, что вы сегодня передали, —
Полнейший бред. Я даже не пойму,
Нормальна ли принцесса? Посудите:
«На Польшу курс я вскорости возьму
Дорогами из Киева». – Скажите,
Как можно то представить? Или вот:
«Отряды, мне подвластные, теснятся
На Припяти». – Не правда ль, анекдот? —
«Эмоции, возможно, соблазнятся
Покой в Константинополе найти». —
Нет, ясно всё с охальницей красивой,
Лелеющей престранные пути.
 
Аббат
 
История княжны сдаётся лживой?
 
Кардинал
 
Всё сходится с позиции такой.
Душевный друг о лгунье зря хлопочет.
Оставьте кров изрядно плутовской:
Неважное общение порочит.
 
Аббат
 
Её шаги направлены к тому,
Чтоб курия могла ссудить ей средства.
Темно пока без них ей в терему,
Где нет уже ни жизни, ни кокетства.
Не вижу больше там и присных я…
 
Кардинал
 
Актёры, значит, их изображали.
 
Аббат
 
Пропал её монах, игру тая,
Курсируя в неведомые дали.
 
Кардинал
 
Видать, его наставило чутьё.
Не жалуйте мне строк её подённо.
Безумие и разум у неё
Соседствуют уж очень изощрённо.
 
Аббат
 
Другой она мне кажется всегда —
То немкой, то француженкой прекрасной,
То чистой, то не помнящей стыда,
То подлинно безвредной, то опасной.
 
Кардинал
 
Вы мыслите растерянно о ней,
Волнующей вблизи и тонкой бровью.
Мне ж издали всё видится ясней,
Ведь я не льщусь обманчивой любовью.
 
Аббат
 
Тогда вблизи видавшие Христа
Не так о Нём от радости судили,
И высшие фигуры неспроста
Лжецом Его заочно выводили.
 
Кардинал
 
По логике то верно, потому
Пример Его для бестий вроде света.
Лжепётр уральский следовал ему,
Знай следует и Лжеелизавета.
Мне кажется, под голову себе
Княжна кладёт Евангелие всё же,
Как быль о древнегреческой борьбе
Клал юный властелин, имея ложе.
 
Аббат
 
Поэтому, наверно, лик его
Сливается с лицом его кумира,
Княжна же, несмотря на плутовство,
Сродни Царю царей во мраке мира.
Сторонники рассеялись уже.
Предатели возьмут её в оковы.
Достанутся побои госпоже,
Достанутся могильные покровы.
 
Кардинал
 
Под стражей коль окажется княжна,
Дознание начнётся, вероятно,
Где выплывут и наши имена,
А данное донельзя неприятно.
Хотел я, чтобы вы погорячей
Мошенницу в глаза разоблачили,
Но более наведываться к ней
Мои б уста врагу не поручили.
Не запрещаю с ней вести игру
В костёле, поутру.
 
Рейтинг@Mail.ru