Отмороженная

Александр Петров
Отмороженная

Алиса поднималась по каменным ступеням пирамиды. Вокруг неё бушевало пламя, съедая заряд блоков питания её защиты. Наверху, на небольшой площадке, стояли несколько врагов, держа в руках излучатели. Их излучение и отклоняла её защита. Сабли пришлось бросить где-то там, внизу. Они сильно нагревались, обжигая руки. Если бы она была одна, то ёмкости её батарей могло-бы не хватить. Но с ней шло ещё двое «силовиков» СЕМЬИ. Враг вынужден был «разваливать» своё воздействие на всех, уменьшая силу излучения, достающуюся каждому из них. Сзади, ниже на лестнице, толпились ещё воины, закрываясь щитами. До них излучение не дотягивалось, но оно их пугало. А они втроём шли, не смотря на бушующий вокруг них огонь.

Она была «силовиком» СЕМЬИ, самым «отмороженным», не знающим предела применения силы, ни в мощности. Папа, брат, сёстры, тётки, мама сдерживали её, не всегда удачно. Как она, хрупкая девушка, стала «силовиком». Очень просто. Вдавила гашетку управления выстрелом 152-х миллиметровой гаубицы, «распылив» своего бывшего опекуна и его дружков. Она впервые испытала силу отдачи, повиснув в ремнях. Это ей очень понравилось. С тех пор кукла, подаренная ей тётей Машей, стала единственной девчачьей игрушкой, и то, была одета в милитари. Любое ручное оружие, техника СЕМЬИ, тактика и стратегия боя, мины и взрывчатка, выживание. Всё это она жадно поглощала, забыв об этикете, рукоделии, домоводстве. Её ребёнок не был брошен, и она помнит о нём, но не выделяет среди остальных, как и папа. И только наедине с ним она становится мамой. Папе она обещала родить ещё, как расправится с врагами их СЕМЬИ. И вот, она здесь.

Противный, шелестящий свист заставил инстинктивно втянуть голову в плечи. Этот звук ненавидят все, кто был на поле боя. Свист пули, или вой снаряда говорят, о том, что они уже не опасны. Но шелест мины предупреждает, что она сверху, и неизвестно, куда она упадёт. По слуху насчитала 3 мины. 3 взрыва на площадке подтвердили её предположение. Пламя вокруг них опало, и они бегом преодолели оставшиеся ступеньки. На площадке лежали только трупы и их оружие – длинные палки с наконечниками, похожими на наконечник копья, но раскрывающиеся лепестками, подобно цветку утром. Эти «лепестки» служили отражателями для излучения. Сейчас они беспомощно лежали, погнутые и побитые осколками. В проём, в глубине площадки, задом пятился выживший враг, тощий хлюпик с большой головой, тонкими руками и ногами. Но животик выдавал в нём не воина, администратора. Она потянула с разгрузки оружие, но тот успел скрыться внутри.

Рейтинг@Mail.ru