Капитан Брейн

Александр Петров
Капитан Брейн

– Эти кровососы подданные Северной Короны. Тебе не знакомо слово политика, сынок?

– За неё обещали семь тысяч салерэнов, милорд. Золотом. И двадцатая часть, как и полагается, должна пойти в казну Братства.

– Да на кой чёрт тебе эти семь тысяч, если за нами станет гоняться флот Северной Короны?

– Никто не знает, что она у нас, милорд. Её одежду мы сожгли. Из моей команды никто не станет болтать, и следов мы не оставим.

– Ты уверен? С любым вампиром слишком много хлопот.

Фагунда пристально взглянул на старого пирата.

– И что вы предлагаете, милорд?

– Я бы подтащил её крюками к люку и выдернул на палубу, – сказал Брюлл. – Солнце ещё не зашло. Оно всё сделает быстро. То, что останется, сбросим за борт.

Повисло тягостное молчание.

Брейн видел, что пленница смотрит на них. На каждого. В её прозрачно-голубых светящихся глазах не было просьбы о пощаде. Гордость этой женщины не позволила бы ничего просить. Но в её взгляде Мартин увидел ту самую безнадёжную обречённость, что бывает в глазах беззащитной бездомной собаки, отправленной людьми на живодёрню.

– Не торопитесь, милорд, – сказал Брейн, обращаясь к старому пирату. – Всё-таки семь тысяч золотых салерэнов сумма достаточно внушительная. И, как я понимаю, двадцатая часть должна отойти всему Братству, разве нет?

Брюлл задумчиво провёл пальцами по своей седой бороде и пожал плечами.

– Это так, но… Что мы будем делать, если за неё не заплатят?

– Мой наниматель весьма щедр, – многозначительно добавил Фагунда.

– Ты это уже говорил, – в голосе старого пирата послышалось раздражение. – А вдруг дело примет другой оборот? Ты хочешь оставить у себя высокородного вампира, подданного Северной Короны, а потом, когда тебя спросят, сделать вид, что просто ошибся? Никто в Карбе не примет твоих извинений.

– Не думаю, что её станут искать, – попытался возразить Себастьян.

– Это ты так не думаешь. Поверь мне, сынок, всегда остаётся шанс напроситься на неприятности.

Брейн внезапно предложил:

– Пусть это решит Братство, милорд. А пока пленница вполне может остаться на корабле.

Старый пират поджал губы. Было видно, что он размышляет над словами Мартина, хотя, видимо, уже принял решение уничтожить вампира. В это время Брейн оглянулся, быстро окинул взглядом крюйт-камеру, заметил висевший на кинжале рубин, но ничего не сказал.

– Итак, как же мы поступим, милорд? – осторожным голосом спросил Фагунда.

Брюлл тяжело вздохнул, глянул на Мартина и покачал головой.

– Хорошо, ты меня убедил. Придём в Дардек, решим, что с ней делать на сходке капитанов, – он повернулся к Фагунде и добавил: – И о тебе тоже поговорим, сынок.

4

Оба корабля, при попутном ветре, резво рассекали морскую гладь, стремясь на юг, в сторону Карневалльских островов, причудливого рая, созданного природой посреди водной стихии. Едва сменилась ночная вахта, как Себастьян Фагунда показался на палубе, дав знак своему старшему помощнику следовать за ним.

Хагги не привык долго спорить с капитаном, тем более, что прошедшие события оставили множество вопросов, которые необходимо было обсудить. И, поскольку любые уши членов команды «Ночной Ведьмы» в таком деле были бы явно лишние, Себастьян спустился вниз, на гондек,3 подождал, пока старпом окажется рядом, и направился в кладовую боцмана. Это помещение, имевшее внушительную дубовую дверь и тяжёлый засов, как нельзя лучше подходило для беседы двух человек, не желавших особой огласки.

Фагунда запер дверь, посмотрел наверх, где сквозь доски настила была видна фок-мачта, и негромко сказал:

– Мне не нравится эта идея со сходкой капитанов. Если дело обернётся худо, мы запросто можем лишиться награды.

– Да мы и так её уже почти лишились, – возразил Хагги. – Предполагалось, что через неделю наша посудина бросит якорь в Седой Гавани. А теперь мы тащимся за стариком, и, клянусь дьяволом, попадём в Дардек не раньше конца следующей недели. Не думаю, что наш столь щедрый наниматель будет ждать так долго.

– Задержку можно объяснить тысячей причин. Хуже, если мы не сохраним добычу.

– Да, капитан, – согласился Хагги. – Уж если на сходке решат убить вампира, ничего не поделаешь.

Фагунда покачал головой.

– Дурень, а почему ты думаешь, я позвал тебя? – слегка повысив голос, сказал Себастьян. – Надо сделать так, чтобы капитаны нас поддержали.

– Это каким же образом?

– Для принятия решения нужно согласие всех капитанов, кто был на сходке. А вдруг кто-то выскажется против? Тогда старику будет нечем крыть. Он знает правила Братства не хуже нас с тобой.

– Тут ведь смотря сколько будет капитанов, – сказал Хагги и почесал затылок. – В этом-то и вся закавыка…

Фагунда усмехнулся.

– Нас восемнадцать.

– Восемнадцать? – Хагги поднял брови от недоумения.

– Ты слышал старика? Этот парень, Брейн, станет капитаном «Чёрного Дракона», так что теперь нас уже восемнадцать.

– Да, конечно, но… Если посчастливиться, в Дардеке будет не больше пяти-шести. Сезон штормов на исходе, капитан. Многие наверняка уже вышли в море.

– Хорошо, посмотрим, что…

Фагунда прервался. Со стороны кормы раздались шаги. Он посмотрел наверх, подождал, пока шаги не утихнут, потом продолжал:

– Пусть будет хотя бы пятеро. Вместе со мной и этим Брейном, уже семеро. Теперь подумай, что мы должны сделать заранее, чтобы остаться с наживой?

– Ну… —Хагги озадаченно поскрёб подбородок. – Договориться с кем-нибудь из капитанов, чтобы он отдал голос в нашу пользу?

– Вот именно. Как я слышал, ты знаком с Маркусом Гэльвейном и Джоном Вэйроком?

– Да, капитан. Я хорошо знаю обоих.

– Придём в Дардек, поговори с ними. Обещай, что хочешь, но они должны высказаться за нас.

– Джона мы вряд ли застанем, – покачал головой Хагги. – Он не любит долго сидеть в порту. А Маркус, да, скорее всего, он ещё в Дардеке. Кутит напропалую где-нибудь в таверне. И команда его тоже.

– Хорошо бы застать и Йохана Бреннера, но, боюсь, его «Пепельный» вовсе не возвращался до начала сезона штормов.

– Не беда. Если Эдвард Рей и Дэко не пошли на север, то они скоро вернуться в Дардек.

Фагунда несколько мгновений размышлял, потом отрицательно мотнул головой и сказал:

– Нет, Эдварду я не доверяю. Он любит старика. И его слово для него будет важнее. А Дэко… сомневаюсь, что у неё вызовет восторг наша задумка.

– Дэко – девка рисковая, – кивнул Хагги. – Но честная. Заметит подвох, выпотрошит нас за милую душу. Может, стоит поговорить ещё и с Брейном?

Себастьян открыл было рот, чтобы сразу возразить своему старпому, однако, в его предложении, действительно, прозвучала вполне себе здравая мысль. И Фагунда лукаво усмехнулся.

– А ведь и правда, – сказал он, задумчиво потеребив пальцами рукоять сабли. – Он же теперь один из нас.

– На сходке его должны ещё утвердить, как капитана, – осторожным голосом заметил Хагги. – Пустая формальность, конечно, но всё же…

Фагунда небрежно махнул рукой.

– Утвердят. Никто не пойдёт против старика. А Брейн, видать, ему приглянулся, раз сразу позвал в капитаны.

– Вот и я говорю, надо с ним обсудить, что да как. Если откажется, тогда…

– Не думаю, что откажется. Похоже, он был наёмником, значит, ценит выгоду больше всего остального. Предложим хороший куш, согласится. Меня старик беспокоит. Вот уж с кем спорить нет резона. А меня так и подавно, выдернул на суд Братства. Придётся как-то выкручиваться.

– Это он серьёзно, что ли? – с тревогой в голосе спросил Хагги.

– Ещё как серьёзно. Могут вышвырнуть вон из Дардека.

– Паршивое дельце. На своих хлебах мы долго не протянем.

Фагунда кивнул. Он и сам понимал, что невольно ввязался в опасную игру, когда принял решение выстрелить по кораблю Брюлла. Разумеется, он рассчитывал, что его галеон не догонят, а там поди, ищи ветра в море. Да вот не вышло. Капитан, которого изгоняли из Вольного Братства, лишался возможности на совместные рейды пиратских кораблей, что попросту говоря, оставляло опального капитана и его горе-команду один на один с любым неприятельским флотом, к тому же, они становились мишенью для других пиратских шаек. Ведь помощи уже неоткуда было бы ожидать. И укромное местечко на Дарлеане, где можно спокойно починить судно и сбыть награбленное добро, тоже исчезало, словно дымка. Это было равносильно тому, как отец вышвыривает из дома нерадивого сына. И жить ему придётся на улице. Столько, сколько сможет…

– Да, невесело нам будет, – тяжело вздохнув, согласился Фагунда. – И это ещё одна причина, чтобы поговорить с капитанами. Когда знаешь, что за тебя готовы замолвить словечко, оно как-то и на душе спокойнее.

– Так оно надёжнее, капитан. Если видишь бурю, готовь шлюпки.

Себастьян засмеялся.

– На том и порешим. В Дардеке я побеседую с нашим новым капитаном, а ты найдёшь остальных.

Тем временем, на палубе «Пламени Феникса» оживлённо бегали пираты. Попутный ветер позволил снова поставить дополнительные паруса, и часть команды, в основном, молодые моряки, сгрудилась возле бушприта. Оттуда слышался бодрый голос Старого Томми, и пираты изредка хохотали.

Стоявший на мостике Брюлл повернулся к находившемуся рядом Мартину.

– Похоже, схватка с вампиром на Крокусовом поле сделала тебя знаменитым, – сказал старый пират и усмехнулся.

– У меня тогда не было выбора, – покачав головой, ответил Брейн. – Случись такое ещё раз, вряд ли я сумел бы повторить свой успех. Мне ведь просто повезло.

Брюлл расхохотался.

 

– Никогда не говори об этом матросам. Они верят в репутацию своего капитана больше, чем в морских богов. И, поверь мне, Мартин, их вера крепче стали. Но, если её не подпитывать, то она вполне может и проржаветь. А это худо. Очень худо. Верный и самый надёжный путь к мятежу.

Мартин посмотрел на старого пирата. В его водянисто-карих глазах промелькнуло озадаченное выражение.

– Боюсь, я не самый лучший ученик, милорд, – сказал он. – Я часто делаю что-то наперекор судьбе.

– Судьба здесь ни при чём, – тяжело вздохнул старый пират. – С годами понимаешь, насколько тщетны усилия человека побороть обстоятельства.

– Вы имеете в виду капитана «Ночной Ведьмы», милорд?

– Фагунда раб собственной жадности, – усмехнулся Брюлл. – Но он изворотлив, как змея, и не станет колебаться, если придётся ужалить тебя в спину. Думаешь, он просто так рассказал мне о своём опасном грузе? Нет, этот прохвост хочет сохранить хотя бы часть награды, обещанной ему в Седой Гавани.

– Либо, он обычный глупец, либо же дьявольски хитёр.

– Скорее, он дьявольски пронырлив. Он понимает, что эти семь тысяч уже не утаишь, дело дрянь, и он рассчитывает на голоса капитанов. Готов поспорить на свою шляпу, что в Дардеке, он постарается заранее договориться с кем-нибудь из капитанов Братства.

– А вы, милорд, хотите убить вампира? – спросил Брейн.

Старый пират несколько мгновений молчал, о чём-то размышляя, потом пожал плечами и сказал:

– Её смерть, в сущности, ничего не изменит. Конечно, если она подаст жалобу… Императору Северной Короны или в совет Гильдии… Уже неважно. Нам придётся отвечать. Скажу тебе честно, Мартин, я бы убил её. Но каков будет результат? Знаешь, я думаю, что Фагунда прав – лучше всего отправить пленницу в Седую Гавань. Мне плевать на деньги, но если этот его столь щедрый наниматель получит свою добычу и избавит Братство от присутствия вампира, я буду только рад.

Брейн кивнул.

Несмотря на то, что ещё совсем недавно герцогиня Арагонская была готова убить его самого, Мартин искренне жалел эту храбрую женщину. Он не любил работорговлю, и никогда не понимал мужчин, желавших получить своё силой и против воли, чем грешили многие из известных ему людей. Но Брейн вряд ли когда-нибудь мог себе представить, что пройдёт чуть больше года, и та самая гордая аристократка-вампир, которую он сейчас пожалел, станет его постоянной спутницей, словно тень, отбрасываемая в жаркий полдень…

***

Карневалльские острова, действительно, могли показаться настоящим раем, созданным по воле природы возле Кораллового моря. Целая островная гряда, освещаемая солнцем, прозрачные воды, настолько прозрачные, что можно было видеть снующих между водорослей рыб, высокие пальмы, белый прибрежный песок и небо, простирающееся до самого горизонта.

Дарлеан считался самым крупным из островов карневалльской гряды, с высокими скалистыми берегами и единственной подходящей бухтой, расположенной на северной части острова. Именно там и возник Дардек, большой портовый город, который, как утверждали многочисленные легенды, был воздвигнут ратерийцами в незапамятные времена, лет двести назад, в ту самую эпоху, когда они пытались колонизировать эти земли. Однако, близость Торговой Гильдии и её решительный напор, известный всем, кто плавал на юге, привели ратерийцев к полному краху. На стороне Гильдии был сильный флот и большие деньги, которые они, не скупясь, тратили на подкуп местных жителей. Так и завершилась эта колонизация. Острова перешли под власть лордов Седой Гавани, и всё, что осталось от ратерийского присутствия на Дарлеане, давным-давно стало всего лишь легендами.

Брейну ещё ни разу не доводилось бывать в здешних краях, и он с некоторой долей удивления смотрел на множество кораблей, стоявших в городской гавани. Прямо у пирсов шла бойкая оживлённая торговля, повсюду суетились вооружённые люди, недобрыми взглядами встречая вновь прибывшие суда, и можно было предположить, что Дардек стал столицей какого-нибудь небольшого королевства. Когда оба галеона заходили в порт, стоявший на мостике Брюлл пристально всматривался в уже стоявшие на рейде корабли. И весёлая усмешка внезапно появилась на его лице.

– Ага, кое-кто так и не покидал Дардек с самой осени, – сказал старый пират, указав Брейну на три больших галеона, пришвартованных слева. – Это «Пурпурный Скат», «Золотой Ястреб» и «Пепельный». Значит, Гэльвейн, Вэйрок и Йохан Бреннер ещё торчат на берегу. Остальные либо уже отплыли, либо идут обратно. Что ж, поглядим, удастся ли собрать сходку капитанов.

Мартин посмотрел на стоявшие у пирсов корабли.

– Если считать Фагунду и вас, милорд, вполне можно решить любой вопрос, – сказал он.

– Про себя не забыл? – снова усмехнулся старый пират. – Твоё слово теперь тоже будет учтено.

– Я пока не капитан.

– Через час ты им станешь. Смотри!

Палец Брюлла указал направо, туда, где вдалеке от всех, на самом крайнем пирсе, стоял со спущенными парусами большой тёмный силуэт грозного фрегата. Мартин увидел красивые обводы корпуса, массивный бушприт и утлегарь, украшенную расправившим крылья драконом из тёмного морёного дуба, и тяжёлые мачты, нависавшие над палубой, словно скалы над морем. Ставни пушечных портов были закрыты. Только сейчас Мартин понял, почему этот корабль внушал такой суеверный страх местным жителям. Было в нём что-то нечеловеческое, что-то мрачное, поднимавшееся из глубины души, как потаённый ужас, разбуженный таинственной древней силой. Конечно, это был всего лишь корабль, но то первое впечатление, которое он производил на неискушённого зрителя, давало обильную пищу человеческому воображению. И всевозможные слухи только подпитывали его.

– Хорошо, что губернатор не спалил «Чёрного Дракона» ещё до моего возвращения, – сказал Брюлл и покачал головой. – По правде, говоря, я и не думал, что этого красавца удастся сохранить. Никто не хочет быть капитаном проклятого корабля. Что скажешь, Мартин? Тебя он не пугает?

Брейн снова взглянул на стоявший поодаль фрегат и пожал плечами.

– С чего бы? Он мне нравится.

Старый пират широко улыбнулся.

– Ты просто радуешь моё сердце, Мартин. Как сойдём на берег, пожалуй, стоит сразу представить тебя губернатору.

– А не слишком ли вы торопитесь, милорд? – спросил Брейн.

– Нет, не хочу, чтобы вечером в порту собралась толпа суеверных балбесов, жаждущих изгнать зло. С факелами в руках.

– Думаете, они всё же решатся это сделать?

– Они видели, как мы заходим в порт. Срок вышел, Мартин. Теперь даже губернатор не удержит местных блюстителей праведной чистоты. В Дардеке около сотни таверн и борделей, а они будут уверять тебя, что здесь живут самые приличные люди во всей Торговой Гильдии! Ха!

Брейн лишь слегка усмехнулся, но промолчал. Он привык к тому, что человеческое лицемерие стало второй натурой множества городов, где якобы царили праведные нравы. На поверку же всегда оказывалось, что там можно было просто задохнуться от ханжества и лжи, и людские пороки, словно смрад немытой массы тел, разносились повсюду.

Между тем, старый пират, действительно, не стал зря терять время. Едва только «Пламя Феникса» был пришвартован, и команда, с радостными воплями, стала покидать галеон, как Брюлл повёл Мартина в дом губернатора, лорда Корниша Бартана. Выстроив свой особняк на небольшой возвышенности в самом центре Дардека, он позволял себе любоваться закатом, потягивая столь знаменитое здесь карневалльское вино. На южных склонах острова были роскошные виноградники, взращенные заботливыми руками фермеров, живущих вдалеке от городской суеты. Это был их единственный, но постоянный заработок, тем более, что сам губернатор охотно покупал вино, чтобы затем продать его в Мальдеке или Ультране вдвое дороже. Это, не столь опасное и обременительное занятие, Бартан сочетал с поддержкой Вольного Братства, чьи успехи в грабеже немедленно сказывались и на благосостоянии самого губернатора. Выплачивая ему долю от своей добычи, пираты свободно перемещались по Дарлеану и соседним островам карневалльской гряды, чтобы сбыть награбленное и отремонтировать свои корабли в сухом месте, не боясь гнева официальных властей. Впрочем, Торговая Гильдия всегда закрывала глаза на многие поступки морских разбойников, если они не были связаны с нападением на суда Гильдии. Однако, таких храбрецов насчитывалось весьма немного, и столь удачное сотрудничество пиратов и Бартана приносило определённую выгоду здешним землям.

Корниш Бартан не ждал гостей, и появление Брюлла с его спутником несколько удивило губернатора. Это был уже немолодой мужчина, достаточно упитанный и носивший дорогой камзол из тёмно-зелёного бархата, расшитый золотом. В левой руке он поигрывал позолоченной тростью, что было свойственно его привычке слегка нервничать при встрече с капитанами Вольного Братства.

– О, любезный Брюлл! – с льстивой улыбкой произнёс губернатор, поднимаясь из-за стола на террасе. – Я не ждал вашего возвращения так скоро.

– Разумеется, милорд, вы бы предпочли испепелить отличный корабль, прежде чем я найду ему капитана.

– Что вы, что вы, – залепетал Бартан, изобразив на лице некое подобие обиды. – Как вы могли такое подумать? У меня и в мыслях не было нарушать наш с вами уговор относительно этого фрегата. В конце концов, вам нужен ещё один корабль для плавания в Коралловом море, разве не так?

– Два месяца назад вы говорили обратное, милорд.

– Ах, ну кто будет вспоминать это незначительное и столь малопривлекательное недоразумение, дорогой Брюлл! – на лице губернатора отразилось такое приторное выражение, что Брейн, заметив его, невольно поморщился. – Главное, что вы вернулись. И, насколько я понимаю, вернулись не с пустыми руками?

Сказав это, Бартан бросил любопытный взгляд на Мартина. Несколько мгновений цепкие глаза губернатора ощупывали Брейна, словно хотели бы попробовать, каков он будет на вкус. Потом взгляд Корниша снова вернулся к старому пирату.

– Да, милорд, – сказал Брюлл. – Я нашёл «Чёрному Дракону» капитана.

Лицо губернатора отобразило фальшивую радость.

– Это хорошо! Это же очень хорошо! Наконец-то мы сможем уладить столь щекотливый вопрос и усмирить местную общину ратерийцев!

– А разве вы не усмирили её до моего отплытия в Мальдек? – бровь старого пирата недоверчиво приподнялась вверх.

– Эти вечные недовольства ратерийцев, – со вздохом ответил Бартан, – боюсь, они никогда не закончатся, пока в порту будет стоять этот жуткий корабль.

– Тогда вы смело можете передать общине, что скоро он покинет Дардек.

– И никогда не вернётся обратно?

– Этого я не могу пообещать, милорд, потому что новый капитан будет волен распоряжаться кораблём по своему усмотрению.

Глаза губернатора прищурились, а на лице промелькнуло едва уловимое раздражение. Похоже, что он оказался не совсем доволен таким ответом.

– Хорошо, пусть так, – натянутым голосом сказал Бартан и вновь посмотрел на Мартина. – Как давно вы были капитаном, сударь?

– Он несколько лет служил на кораблях Северной Короны, – не дав Мартину ответить, сказал Брюлл. – Опыт у него есть.

– Ах, вот оно что, – задумчиво протянул губернатор. – Похоже, вам чертовски повезло найти человека, способного управлять фрегатом и при том не боящегося досужих россказней.

– Мне понравился корабль, – это были первые слова, произнесённые Брейном, и его голос звучал уверенно.

Взгляд Бартана вернулся к Мартину.

– В самом деле?

– Разумеется, я ещё не видел в каком состоянии рангоут и такелаж, – по прежнему уверенным голосом сказал Брейн. – Но, думаю, корабль быстрый и достаточно маневренный, с хорошей артиллерией.

– О! Приятно слышать! Кажется, вы и вправду опытный человек в морском деле! А вы уже подумали о наборе команды?

Брюлл незаметно толкнул Мартина под локоть, как бы желая намекнуть ему, чтобы он не говорил больше ни слова, и поспешно добавил:

– Мы скоро займёмся этим вопросом, милорд.

– Конечно, конечно, – улыбнулся губернатор. – Однако, вам могут понадобиться финансовые средства, хотя бы на первое время. Знаете, оснастить фрегат и ещё вдобавок набрать команду, в наши дни это выйдет недёшево. Я мог бы дать вам ссуду. Под совершенно смехотворный процент…

Брюлл хотел было снова подать голос вместо Мартина, однако тот улыбнулся в ответ губернатору и сказал:

– Благодарю вас, милорд, но я не думаю, что стоит решать это второпях. Позвольте мне подумать?

– О! Разумеется! Я всё понимаю, поэтому вовсе не собираюсь торопить вас с ответом. Любезный Брюлл, вы действительно нашли хорошего капитана!

Поговорив ещё немного о ценах на ратерийские товары и обсудив погоду, Брюлл с его спутником покинули особняк губернатора. Уже спускаясь с террасы, старый пират тяжело вздохнул и покачал головой.

– Вот же паршивец! – негодующе сказал Брюлл. – Обещал присматривать за кораблём до моего возвращения, а, опоздай мы хотя бы на день, сжёг бы его ко всем чертям! Усмирить ратерийскую общину! Как же! Будто я не знаю, что местные торговцы шагу ступить не могут без его собственного одобрения!

 

– Он даже не спросил моего имени, – усмехнувшись, заметил Брейн.

– А ему плевать на твоё имя. Мы для него все одинаковые, Мартин. И пока мы можем приносить ему выгоду, он будет с нами любезничать. А если нет, он даже не вспомнит твоего лица. Какое уж тут имя…

– Я так и подумал.

– И не вздумай брать у этого паршивца ссуду! – строго предупредил Брюлл. – Высосет тебя досуха своими смехотворными процентами, оглянуться не успеешь!

– Об этом я тоже подумал, милорд. Но мне всё равно понадобятся деньги.

– Братство выделит тебе оснастку и провиант. А вот с командой решай сам.

Мартин снова усмехнулся. Конечно, именно так он и представлял себе отношения внутри пиратской вольницы. Ему дадут всё необходимое для первого выхода в море, чтобы потом сделать должником уже самого Братства. С другой стороны, такой поворот дела был гораздо лучше обещанной губернатором ссуды.

– Я бы хотел поближе взглянуть на корабль, милорд, – сказал Брейн. – И, если это возможно, то сейчас.

Старый пират внимательно посмотрел на него и расплылся в довольной улыбке.

– Медуза мне в печень! А ведь это самое лучшее предложение за последнюю неделю!

«Чёрный Дракон» одиноко стоял возле дальнего пирса, там, где его и поставили ещё до отплытия Брюлла в Мальдек. Мартин хотел было взглянуть на корабль вместе с вожаком Братства, но потом решил, что и его людям будет не лишне узнать поближе судно, на котором предстоит выходить в море. Для любого моряка его корабль – родной дом. Брейн не мог бы назвать себя настоящим моряком, ведь раньше он даже не задумывался, что его навыки морского офицера ещё где-нибудь да пригодятся. Но теперь он видел фрегат воочию, вблизи. Слышал лёгкое поскрипывание деревянных переборок. Мог протянуть руку и коснуться толстой обшивки борта. Корабль казался ему бездомным бродягой, брошенным на произвол судьбы. Люди построили его, и они же хотели его уничтожить. Не имея собственного дома, Брейн внезапно ощутил, что именно этот фрегат и станет таковым…

– Он действительно мне нравится, – обращаясь к стоявшему рядом Брюллу, сказал Мартин. – Это хороший корабль, милорд.

Брюлл расхохотался.

– Ну, тогда ты первый, кто не дрогнул, – он хлопнул Брейн по плечу.

Старый Томми, задрав голову, посмотрел на мачты, покачал головой и буркнул:

– А тут дрогнешь. Аж мороз пробирает…сто ядер мне на макушку…

Брейн взглянул на него и усмехнулся.

– Даже самые странные вещи в этом мире не всегда приносят зло.

– Мой дед тоже так говорил, – кивнул Старый Томми. – Пока не встретил мою бабушку.

Послышался смех. Брюлл был в превосходном расположении духа и предложил всем остановиться на ночлег в таверне «Золотой Якорь», которую он считал самым лучшим местом в Дардеке. Спутники Брейна охотно согласились, однако сам Мартин неожиданно отказался.

– Раз мне предстоит стать капитаном, моё место там, – он указал на борт фрегата.

Старый Томми быстро глянул на Брейна, потом мотнул головой и добавил:

– Пожалуй, и я останусь.

– Это ещё почему? – спросил Ларн.

– Негоже это оставлять капитана одного.

Снова послышался смех. Теперь уже Брюлла.

– Придётся тебе сделать его старшим помощником, Мартин, – сказал старый пират. – Клянусь всеми штормами, такая преданность большая редкость в наших краях. Что ж, оставайтесь. Я пришлю вам хороший ужин.

– Благодарю вас, милорд, – в знак признательности Мартин склонил голову, повернулся и шагнул к трапу.

На борт «Чёрного Дракона» первым взошёл его капитан…

***

Совещание капитанов Братства было назначено на следующий вечер, и уже ближе к ночи, Фагунда, так и не нашедший Брейна, наконец узнал, что он остался на корабле. Себастьян не был суеверным человеком, хотя некоторых людей и побаивался, однако не решился идти на разговор с Мартином прямо посреди ночи. Кроме того, ему пришлось выслушать Хагги, успевшего побеседовать с Маркусом Гэльвейном. Светловолосый щёголь с блёклыми голубыми глазами, находивший удовольствие только в острых ощущениях, Гэльвейн был слишком пьян, и, к тому же, находился в объятиях двух прелестниц, чтобы понять весь смысл сказанного Хагги. Но согласился поддержать Фагунду, в обмен на туманное обещание отменной добычи с приисков острова Рауракан.

Но это оказался один-единственный успех старшего помощника Фагунды. Больше никто не хотел даже говорить с ним. Теперь Себастьян опасался, что его замысел провалиться, и ранним утром всё же собрался навестить Мартина Брейна. С собой он взял только Хагги. Зная, что у Брейна совсем мало людей, и, не считая его сколь-нибудь серьёзным противником, Фагунда не слишком тревожился о своей собственной безопасности. Однако, подходя к пирсу, где стоял «Чёрный Дракон», Себастьян невольно вздрогнул. В утренней дымке силуэт корабля выглядел ещё более зловещим, чем накануне. Остановившись возле трапа, Фагунда посмотрел вверх и громко крикнул:

– Эй! Есть кто на борту?

На шканцах показался Старый Томми.

– Кто это тут кричит спозаранку? – пробурчал он, перегнулся через планшир и увидел стоявших внизу на пирсе двух пиратов. – Что угодно вашей милости?

– Можем мы подняться? – спросил Фагунда. – Я бы хотел видеть капитана Брейна.

На палубу вышел Мартин. Неторопливо подойдя к борту, он заметил Фагунду и его старпома. Старый Томми обернулся к нему и пожал плечами.

– Кажется, к нам гости.

– Да, я вижу, – спокойно сказал Брейн и махнул Себастьяну рукой. – Поднимайтесь, господа, – затем он кивнул Старому Томми и негромко произнёс: – Возьми из моей каюты саблю и оба пистолета. Принесёшь их сюда. Быстро.

– Ага, понял.

Старый Томми побежал на корму, а в это время Фагунда и его старпом ловкими шагами взобрались по трапу на борт и оказались напротив Брейна. Оружие, лежавшее в капитанской каюте, было подарком Брюлла, доставленное ещё вечером вместе с ужином. Мартин не думал, что придётся отбиваться, но, учитывая, кто оказался его гостями, ожидать можно было всякого. Себастьян пристально взглянул на Мартина и улыбнулся.

– Милорд Брейн, я полагаю? – вежливо спросил он.

– Да, сударь. Я Мартин Брейн.

– Прошу простить столь раннее вторжение, вероятно, вы и ваши люди намеревались хорошенько отдохнуть и повеселиться, тем более, что здесь, в Дардеке, полным полно…

– Если можно, ближе к делу, сударь, – перебил Мартин сладкоголосые излияния Фагунды.

– Ах, да, как раз о деле. Я хотел бы…

Себастьян прервался, увидев подходившего к ним Старого Томми. За поясом у него торчали два заряженных пистолета, а в руке он сжимал короткую абордажную саблю. Встав за спиной Брейна, Старый Томми хмуро взглянул на его собеседников. Фагунда рассмеялся.

– Думаю, это лишнее, – сказал Себастьян, насмешливо покосившись на спутника Брейна. – Право, я даже в мыслях не держал напасть на вас, милорд.

– Это старая привычка, – усмехнулся Мартин. – Не обращайте внимания. Итак, вы хотели поговорить о каком-то деле?

Фагунда оживился.

– Да, есть одно несколько деликатное обстоятельство, – сказал он, – которое требует быстрого решения.

– Я слушаю, – кивнул Брейн.

– Сегодня вечером состоится…гм…очень важное собрание. И, как вы, вероятно, знаете, милорд, ваша кандидатура капитана этого корабля должна получить одобрение других капитанов Братства. Разумеется, наш старик уже всё решил, и это будет лишь пустой формальностью. Но там всплывёт и ещё один вопрос, решение которого, возможно, окажется затруднительным.

– Вы говорите о своей пленнице, сударь?

– Именно о ней. Ваше…э-э…гм…участие в её судьбе случилось весьма кстати. Я должен поблагодарить вас, ведь я был уверен, что старик и правда выдернет её на палубу и сожжёт.

– Вы начали стрелять по нам. Чего же, вы, собственно, ожидали?

– Да, верно. Я слегка поторопился, приняв такое решение, но, в сущности, всё обошлось. Признаюсь, я впервые видел, как кто-то смог уговорить старика.

Брейн покачал головой.

– Мне не пришлось его уговаривать. Он достаточно умён, чтобы самому принимать решения.

– Это так, однако, как вы понимаете, всё ещё существует опасность, что старик передумает.

– А что вы хотите от меня?

– Думаю, вы уже слышали о наших правилах. Для голосования необходимо полное согласие всех присутствующих на совете капитанов. И, если, вдруг кто-то подаст голос против, то…

– Да, по пути в Дардек, я имел возможность узнать законы вашего Братства. Вы хотите, чтобы я подал голос за вас?

3Гондек – нижняя палуба.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru