Будущее России

Александр Петров
Будущее России

Подошли к двери. Она приложила палец к считывающему устройству, и открыла дверь. Свет включился автоматически, как только они зашли. Комната 5 на 3,5 метра. В комнате были две односпальные кровати, уже застеленные, две тумбочки, два шкафа, стол с двумя стульями, холодильник, телевизор. Антон поставил сумки к одному из шкафов, открыл выключатель и что-то стал там делать. Она положила ребёнка на одну из кроватей. Он спал, но скоро надо было его кормить.

– Я выставил свет в режим грудничков. Он будет автоматически включаться и на детский плач. – сказал Антон. – Располагайтесь. Завтра в поликлинику и на склад, за подгузниками, пелёнками-распашонками.

– Спасибо. – ответила она.

Антон ушёл. Она разделась. Одела домашний халат. Одежду повесила в шкаф. Но проснулся ребёнок. Она его обтёрла салфеткой, покормила, уложила снова. Села на вторую кровать. От переживаний клонило в сон. Она легла и уснула.

Всё началось пару лет назад. Она отучилась в техникуме на бухгалтера, немного поработала в своём родном городе, и поехала в Москву. Устроилась работать, сняла квартиру. На вечеринке встретила его. Влюбилась, переехала на его съёмную квартиру. Всё было хорошо. Потом беременность. Родила, и её парня как подменили. Он стал агрессивен, стал распускать руки, приходить домой пьяный. И финансы. Их стало не хватать. Ещё со времени её беременности. А сегодня пришёл пьяный. Она подошла к нему с просьбой купить фруктов, и кроватку для ребёнка. Он стал кричать, ударил её, а потом вообще выгнал. Потом выкинул на площадку чемодан и сумку с её вещами. И это в ночь. Но в подъезде нашлись добрые люди. Бабушка – пенсионерка пригласила к себе, помогла сложить вещи, вызвала такси. Сказала, что отправит в общежитие к своей знакомой. Пока отдохнёт, успокоится. А там и решит. Но она уже решила. Уедет домой, к родителям. Подаст на алименты, устроится на работу. Вырастит, хотя и будет тяжело.

Проснулся ребёнок. На часах 3-57. Покормила, обтёрла, уложила. Легла снова. Встала в 7-05. За дверью слышался топот детских ног и голоса детей. Она подождала, пока всё стихнет, до 7-25, потом пошла в туалет. В туалете были кабинки для детей и для взрослых. Она немного помучилась, пока разобралась где чья. Всё просто, по высоте ручки. Вернулась, ребёнок ещё спал. Разобрала вещи, осмотрела комнату. Комната на двух человек, взрослых. Или на маму с ребёнком или двумя. Но это этаж для детей до 7-и лет. В шкафчике над столом была и посуда. В 8-12 она пошла на кухню. Около ней уже стояло несколько женщин в домашних халатах. Она подошла, поздоровалась.

– Это у вас грудничок? – спросила одна из женщин.

– Да.

– А утром он не проснулся от шума?

– Нет. Он вам не мешал?

– Нет. Дети набегались за день. А мы привычные. А на третьем этаже места не было?

– Администратор сказала что нет.

– Прямо эпидемия какая-то. И в других общагах тоже мест нет. – сказала одна.

– Задержали сдачу нового корпуса. Вот и расселяют на другие этажи. – ответила ей другая.

Она взяла завтрак – геркулесовую кашу, яйцо, компот и хлеб, пошла к себе. Ребёнок спал. Она села, поела. Очень хотелось есть, а пахло просто великолепно. Да и приготовлено было вкусно. Но у неё звякнул телефон. Сообщение. Напоминание, что ей к 10-00 в поликлинику. Покормила и вымыла ребёнка. На этаже было всё рассчитано на детей от 2-х до 7-и лет, а у неё грудничок. Испачканные пелёнки, подгузники и салфетки выкинула в мусоропровод около санузла. Он для твёрдых отходов. В 9-45 была около стойки администратора. За стойкой сидела молоденькая девушка. Спросила, где поликлиника. Оказалось, что в том же здании, в правом крыле. А она думала, что придётся куда-то идти, оделась. Но в комнату не пошла. Зашла в поликлинику. На регистратуре приложила палец к сканеру. Здесь всё по пальцу. Направили её в педиатрию. Там ей пришлось подождать, срочный вызов в детский сад. Приняли их только в 11-00. Медсестра-диагност положила её ребёнка в специальный бокс, подключила режим общей диагностики. Полная диагностика – это час. Её усадила в кресло, накрыла диагностическим «одеялом». Сама села за компьютер.

Пока шла диагностика они разговаривали. Она спрашивала о правилах, нравах и обычаях общежития, медсестра отвечала, попутно задавая вопросы по диагностике. Для неё это не было чем-то из ряда вон. Всю жизнь она провела именно с этим методом диагностики. Бокс для маленьких детей, кресло и «одеяло» – для детей постарше и взрослых. Это её родители рассказывали о тех временах, когда эти технологии только стали появляться в России. Теперь они есть даже в поселковой больнице, как и автоматические станции анализа крови, кала, мочи, и т.д. Час – два, и у врача полная картина состояния организма с рекомендациями по лечению и питанию. Но они задержались. Ей углубленно изучили мочеполовую систему. Было подозрение на камни, но оказалось небольшим воспалением, и то, в фазе разрешения. Результаты диагностики пополнили электронные больничные карты её и ребёнка. Но было время обеда.

– Пошли, в столовой поедим. – предложила медсестра.

– А платить чем?

– У тебя месяц на обеспечении. И с этой столовой кормят всю общагу.

– А ты?

– Я как работник общежития. У меня социальный пакет.

Они взяли переноску для ребёнка из педиатрии, вышли к регистратуре.

– Включи в педиатрии режим дезинфекции. – сказала медсестра-педиатр медсестре-регистратору.

Регистратор щёлкнула выключателем под стойкой, посмотрела.

– Всё, включено. Вы куда?

– В столовую, пообедаем.

– Приятного аппетита.

– Спасибо.

Они прошли в левое крыло на первом этаже. Там был вход в столовую, что занимала примерно половину крыла. Столовая была частью кафе-ресторана, но кухня была одна. Подошли к раздаче. Медсестра взяла два разноса. Перед ними были стеллажи с блюдами. Но медсестра вытянулась, выглядывая кого-то там, в кухне, потом помахала рукой. К раздаче подошёл узбек в годах. Приложил руки к груди, поклонился.

– Добрый день, Натаса. Как васе здоровье. – сказал он с сильным акцентом.

– Хорошо, Али. Как твой внук?

– Спасибо, холошо. Послезявтра виписивают. Узе билеты купили до Таскента. Ветером улетают.

– Ну, вот и хорошо. Сегодня плов?

– Да, Натаса. Кюшайте, плов очень вкюсный. Настоящий, узьбекский.

– Спасибо, Али.

Узбек отошел. Они взяли плов, салаты, чай. Наташа помогла ей отнести всё это за столик.

– А что с его внуком было. – спросила она, когда они уже ели.

– Заболел. Требовалась срочная операция, а в Узбекистане врачей с такой квалификацией не оказалось, уехали на конференцию. А Али уже здесь работал. Привёз вместе со снохой. Я дежурила в ночную. Осмотрела, и вызвала Антона. Дала направление на срочную операцию. Это его старший сын его старшего сына. Теперь он считает себя должным.

– И что?

– Что, и что? Как работает, так и работает по общежитиям и ресторанам. А как гуляют где узбеки, его приглашают на кухню.

– А ты как сюда попала?

– Как и ты. Только моему сыну было 3 года. Сейчас 6. Через год в школу.

– А если замуж выйдешь?

– А зачем? Мне и здесь хорошо. Накормлена, под крышей, с социальным пакетом. Одежда – по каталогу со скидкой 20%.

– Но сын растёт без отца?

– А Антон. Он здесь у всех вместо отца. Правда один, и на разрыв, но справляется.

– А Антон не женат?

– Нет. И не спешит. Хотя, каждая из тех, кто живёт в общаге, готова за него замуж выйти.

– А Антон здесь кем?

– Как тебе сказать. Он сын руководителя всех таких общаг по России. Занимается хозяйственными вопросами. Ужасно занят.

– Но он меня привёз. И ты говорила, что вызывала его.

– Иногда таксует. Хотя, все таксисты примут такой заказ. Иначе – без лицензии.

Они пообедали, отнесли на стол грязной посуды. Хотя, пластиковые тарелки и остатки еды уходили в утилизацию как твёрдые отходы. Вечером их сбрасывали в танки, и на газацию. Медсестра пошла к себе, а она в хозяйственный отдел.

На выдаче была женщина лет45-50-и. Она приложила палец к считывающему устройству. Женщина посмотрела на экран.

– Переноску вам выдали, хорошо. Значит, вам по всё списку.

Через 5 минут в тележке из супермаркета лежало всё, что надо для малыша, включая постельное бельё и матрасик в кроватку. А женщина сняла трубку внутреннего телефона, набрала код.

– Михалыч. Хватит в шахматы резаться. В 424-й кровать замените на детскую.

– Сейчас идём. – ответили с того конца линии.

Рейтинг@Mail.ru