Лихая суета, фантастические стихи

Александр Николаевич Лекомцев
Лихая суета, фантастические стихи

* * *

Я вошёл в обитель зла

Из страны цветущей

Где сжигается дотла

Светлый день грядущий.

Там свобода сожжена

Злобными врагами,

Гибнет добрая страна

В суетливом гаме.

В мир попал я непростой,

Странный и жестокий.

В нём и песня, будто стон,

И с лихвой мороки.

Здесь при власти суета,

Воровские сходы…

У разбойников мечта –

Обобрать народы.

В гроб загнать людей страны

Самых разных наций.

Компрадоры рождены.

Что тут удивляться?

Президент – слуга ворья,

Шишка на пригорке.

Уважают блатаря

Шавки и шестёрки.

Я, наверное, плохой,

Слишком несерьёзный,

Если в суете лихой

Не цвету, что роза.

В мире суеты бывать -

Мой удел поганый.

Правит той Россией тать

Нагло, самозвано.

В бункер спрятан лиходей

И оттуда гадит.

Для ограбленных людей

Он – не добрый дядя.

Неумеренная сыть,

Злая небылица…

Бункер надо б завалить

Навсегда землицей.

Выходов секретных ряд

Щебнем забросаем.

Чтобы навечно супостат

Стал неприкасаем.

Позабыть, как ураган,

Как чуму, нам надо,

Жуткий компрадорский клан

И во власти гада.

В суете отбросим грусть,

В жизнь посмотрим шире.

Только так спасётся Русь

В параллельном мире.

Шелест запредельного ветра

В суете лихой не спиться,

Дни потеряны в ночах,

Вижу пасмурные лица

В умирающих лучах.

Это люди Запределья

В уничтоженной стране.

А не так давно ведь пели,

Были счастливы вполне.

Слышу каждый вздох и шорох…

Чья там мечется душа?

…Интервенция в оффшорах

Продаёт страну спеша.

Что награблено, то мигом

Уплывает за рубеж.

Суетливый мир в интригах

Ушлых воровских надежд.

Ощутимый мрак фантазий,

Что реальны и честны.

В каждом взгляде, жесте, фразе

Истины отражены.

Тонут в нищете великой

Миллионы судеб там.

Тьма на рожах, лицах, ликах.

Люди – братья, но… скотам.

Дней тревожных километры

Мною пройдены в труде.

Я рисую шелест ветра

Веткой ивы на воде.

Ветер запредельный плачет,

Он – свидетель страшных сцен.

Жив пока, и это значит,

Станет ветром перемен.

Шелест ветра я рисую

И сейчас в кромешной тьме,

Быть собою я рискую

В злой, разбойной кутерьме.

Вечность вижу я в минуте,

Что безмерна в глубине.

Ветра шелесты, по сути,

Отражаются во мне.

Но когда дерьмо крылато

Нудно шелестит своё,

Не Россия виновата,

А российское жульё.

Среди хохота и плача

С каждым часом жизнь дрянней.

Мной поставлена задача

До моих последних дней.

Я пока что жив и в силах…

Я рисую, как могу

В ситуациях постылых

Шелест ветра на бегу.

Я его рисую в рощах,

Среди горной тишины.

К ветру я бегу на площадь

К первым жуликам страны.

Там гуляет тот же ветер,

Ни какой-нибудь другой.

В запредельном мрачном свете

Для ворья он не благой.

Ветер там гуляет лютый,

Он взволнованный, больной,

Громко шелестит валютой

Над разграбленной страной.

Перед ветром не пасую…

В грозном ветре я иду.

Хохот ветра я рисую

В нескончаемом аду.

Всякий час, что на пожаре,

Каждый божий день спешу…

Торопливо, как в ударе,

Я рисую ветра шум.

Вновь в почёте пустомели,

Им продать себя – пустяк.

Красные вдруг побелели,

По-иному шелестят…

Смрадная кипит здесь каша,

Шелестит на башне флаг…

Что недавно было нашим

Стало чьим-то за… пятак.

Шелест ветра – отраженье,

Наше странное житьё.

Не ходите к ворожее,

Всё понятно без неё.

Шелест рисовать с натуры

Я пожизненно горазд.

Пусть сорвёт же ветер шкуры,

С хамелеонов и продаст.

Нынче – шелест, завтра – буря,

Добрых перемен творцы.

Под небесною лазурью

Рухнут замки и дворцы.

* * *

Речка прошлой осенью

Берега отбросила.

Всё стало океаном -

Ни клочка земли.

Люди сбились в стаи.

С рыбьими хвостами

Даже чемоданы,

Что на дно пошли.

Вот она, мгновенно,

Настала перемена.

Радость непомерная

И простор волны.

Под водой магнаты,

Что жрали нас когда-то,

Не такие скверные,

Застенчивы, скромны.

А вон плывут хвостатые

Министры с депутатами,

Но немного хмурые,

Им взяток не дают.

Невдалеке чиновники

И просто уголовники.

Но, в общем-то, культурные,

Их много там и тут.

Понятно, мир изменчивый,

Сказать тут больше нечего.

Но проплываю мимо я,

И вот она… плывёт

Навстречу стая грозная,

Огромная, серьёзная.

Она непобедимая,

В ней трудовой народ.

Но, всё же, тем не менее,

Мы ждали наводнения.

Не стали авангардом,

Бандитов веселя.

Страшась гнилой морали,

Мы в руки мир не брали.

А нас ведь миллиарды,

Побольше, чем жулья.

Лихая суета

Гром дорогих моторов,

Навары, как с куста.

Царит средь компрадоров

Лихая суета.

Им президент позволил

Вести страны грабёж.

Он тоже в крупной доле.

Ну что с него возьмёшь?

Простой и глуповатый,

И бред несёт везде.

Пора б его лопатой

Шарахнуть по балде.

Братвою коронован,

Не мужиком с сохой….

Мир добрый разворован,

Сник в суете лихой.

Да что ж это за шутки?

Мы наломали дров…

Страна в его желудке,

В карманах у воров.

Он, ничего не знает

Про жалкий нищий сброд.

С ним суета блатная,

Но только не народ.

Доверчивы, что дети,

Поверившие лжи,

Не видят лихолетья,

Все верят в… рубежи.

Ворью добычи мало,

Их братия вольна…

Такого карнавала

Не ведала страна.

Он, головой махая,

Поёт братве хвалу.

Стоп, суета лихая,

Не подавись в пылу!

Ждём перемен, что чуда…

Но в суете лихой

Придут они откуда?

Со свалки городской?

С какого перепугу

Гордимся мы братвой

И бегаем по кругу,

Что пудель цирковой?

Гром, грохот иномарок,

Шум в суете бегов…

Наш мир прекрасен, ярок,

Но только без врагов.

Ночной хоккей

Смотрю я на ночного хоккеиста

В зомбирующий ящик напрямик.

Он под охраной, ярок и неистов…

Гоняет шайбу мелкий озорник.

Он двадцать лет гоняет эту штуку,

Мир удивляя сущностью больной.

Для олигархов и реальность в руку,

Возьмут чужое страшною ценой.

Он с шайбой ночью дурака валяет,

Впадая в исторический конфуз,

И задницей натруженной виляет,

В хоккей играет и пока не трус.

В разграбленной стране мир на пределе,

Любуется собой ворья лакей.

Где олигархи нищих подраздели,

Позорно демонстрировать хоккей.

Но в «ящике» рабов мелькают лица…

Чудес изрядно самых звёздных в нём!

А в сотне километров от столицы,

Народ мой в измерении ином.

Позорно любоваться пустотою

Под громкий, но художественный свист.

Народ в беде. Он – самое святое,

А не ночной безумный хоккеист.

Любуйся, мир, на эти выкрутасы!

Для нищего давно банкир не брат.

Прищуры, лепетанья и гримасы,

Сумбурные ответы невпопад…

К свободе шли мы долгими веками…

Но кто, зачем считает нас за прах?

А хоккеист разводит лишь руками

И говорит, что он не при делах.

Не дразни гусей!

Гуси на лужке…

Говорю всерьёз,

Что, Ефим, в башке

У тебя навоз.

Ты, Ефим – простак.

Хочешь слыть крутым?

Ты нашёл пятак,

Им сказал – алтын.

Ты гусям сказал,

Что творец удач,

И развёл базар…

Но теперь не плачь.

У тебя, Ефим,

С головой не лад.

Ну, зачем же им,

Врал, что ты богат?

Ты гусей дразнил

И развёл хвальбу.

Но таких они

Видели в гробу

Крики во хмелю,

Что тебе везёт,

Жутко не люблю,

Мужичок-позёр.

Русский по нутру

И простой, что смех…

Им не ко двору

Нынче твой успех.

Пей горячий чай!

От него косей.

Утолил печаль

Я шальных гусей.

Я заверил их,

Что ты злой еврей,

Наркоман и псих,

И трава-пырей.

Я сказал, в тебе

Два ведра глистов

И умрёшь в борьбе

За успех скотов.

Да ещё соврал,

Что сменил ты пол,

Что твой зять – марал,

А в душе – козёл.

Гуси веселы…

Поступь их легка,

И они белы,

Будто облака.

Разум свой храни,

Зная наперёд,

Ведь глупы они

И обычный скот.

Так живи, не трусь,

Но без маяты!

Пусть считает гусь,

Что мудрей, чем ты.

Судя по всему,

В суете любой

В суп шагать ему,

А не нам с тобой.

Синопсис для триллера

Англосаксы мир спасут -

Забота их забойная.

Леденец большой сосут

Там самые достойные.

Но и мы невдалеке

И знакомы с кастами…

Держат доллары в руке

Свиньи разномастные.

У ворья авторитет

За фразами избитыми.

Свиньи в счастье тет-а-тет

С бездонными корытами.

Аппетиты всё сильней –

Яхты с самолётами.

Всепланетный клан свиней

С чёрными заботами.

 

Как же нам прожить без них,

Без наших благодетелей?

Мы на рылах на свиных

Улыбок не заметили.

Что ни боров, точно, вор,

Глаза нам промозолили…

Развели мы скотный двор,

Хрюкать им позволили.

Самый главный господин

С хряками да свинками…

Если ты простолюдин,

Сгинешь под осинками…

Мелких глазок строгий взгляд -

Срамота навозная.

Свинский по стране расклад –

Дело несерьёзное.

Воду в ступе не столочь,

Для них планета – пленница.

Глупо верить день и ночь

Что скоро мир изменится.

Рейтинг@Mail.ru