Litres Baner
Таблетка

Александр Николаевич Кестер
Таблетка

Жила была таблетка. Роста она была небольшого, раз в пять-шесть больше рисового зерна. Жила она в упаковке с другими таблетками. Как так случилось – мы можем лишь гадать, но задумалась она о своём существовании. «И зачем это, – думала она, – я на свет родилась, и что это я тут лежу, и чего вообще мы тут все делаем». Думала она так, думала, но так ни до чего путного и не додумалась, и давай соседей теми же вопросами донимать:

– Послушайте, говорит наша героиня, а кто я?

– Таблетка.

– А почему?

– Потому что и мы – таблетки.

– А зачем мы тут лежим?

– Потому что мы таблетки.

– А что с нами будет?

– Мы тут полежим-полежим положенное время, а потом нас заберут в мир иной.

– А там что?

– Там всё по-другому.

– А как?

– Для кого-то хорошо, а другие страдают.

– Почему?

– Потому что не имели терпения и задавали слишком много вопросов – раздражённо резюмировал сосед справа.

Взгрустнула таблетка, призадумалась: ну почему, почему такая несправедливость, одни должны страдать, а другим – будет хорошо.

– Всё зависит от того, будет ли выполнена воля и соблюдён закон, – раздалось с другой стороны.

– А что это такое? – лучик надежды мелькнул в сознании таблетки.

С другой стороны многозначительно прищурились.

– У всего в нашем мире есть свой срок и своё назначение.

– Какие? – таблетке захотелось выпрыгнуть из себя.

– Всё сказано в описании, – таинственно произнесли с другой стороны.

– Но где, где это написано! – таблетку охватила дрожь нетерпения.

– На упаковке, – еле слышно промолвили с другой стороны.

Мир рухнул, вокруг всё потемнело. Таблетке казалось, что ей вынесли приговор.

– Но, но я не сумею… там… прочитать, – всхлипнула таблетка. – И как, вообще, что… теперь… делать…

– Вот – вот, – возмущённо раздалось спереди. – До чего доводят все эти заумные разговоры, только умы понапрасну будоражат. Ну, что – доволен? Посмотри: до чего бедняжку довёл. Того и гляди, распадётся на кристаллы и тогда нас всех, в целях безопасности, в трошу отправят.

– А что такое троша? – оживилась таблетка.

– Ой, милочка, – отозвались спереди. – Я то сама точно не знаю, но крайние говорили: страшное место, туда сбрасывают весь мусор, а затем его утилизируют.

И так это было сказано, что мороз пробежал по оболочке таблетки.

– Нет, нет, я не распадусь, я сильная, я выдержу, – и бодро добавила. – Ничего-ничего, проживём, проживём и мы, как-нибудь – как все.

Так проще. Обратиться к упаковке? Спросить у неё? Это не шутка! Она такая недоступная, она такая… совсем другая. Да и как к ней обратиться? Она ведь и обидеться, и разозлиться может, если не так, не на том языке или с акцентом…

– Вы спросите у неё, – предложили спокойным голосом сзади.

– У кого? Простите. О чём? – таблетка даже не сразу и сообразила, углубившись в себя.

– У упаковки?

– Ой, нет, нет, я не могу. Я не хочу. Мне страшно.

– Не бойтесь. Поздно ли, рано ли, тем или иным способом, но все туда попадём. А так и время скоротаем и чего интересненького разузнаем.

– Туда… Это куда попадём?

– На переработку.

– А вы откуда знаете?

– Голоса слышу.

– И что они говорят?

– Недавно один голос спросил: "А что происходит с таблетками в организме?" – Другой ответил: «После выполнения своей функции подвергаются метаболизму, то есть перерабатываются и выводятся из организма».

– И Вы им верите, может, это болезнь, какая?

– Может и болезнь. А хотите, я сам спрошу? Вот всё и выяснится.

Глубоко задумалась таблетка. Перед ней раскрывался совершенно фантастический, неизведанный мир. И вдруг, сквозь пелену грёз и сомнений, услышала она чей-то голос, но обращённый явно не к ней.

– Прошу прощения за беспокойство, уважаемая упаковка, вопрос можно? – это был голос соседа сзади.

Наступила пауза. Таблетку охватил ужас.

– Отчего ж нельзя? Конечно можно. Спрашивайте, – отозвалась упаковка.

Таблетку приморозило от неожиданности и, наверно, она бы так и провела в оцепенении остаток жизни, если бы не пылкий голос сзади:

– Спрашивай же, спрашивай!

– А – а… кто я? – единственное, что выдавила из себя таблетка.

– Антидепрессант класса трициклических производных. Для некоторых «колёса».

– А каковы мой срок и назначение? – осмелела таблетка.

– Препарат годен в использовании до февраля 2025 года и по характеру действия на нарушения настроения занимает промежуточное положение между седативными и стимулирующими антидепрессантами.

– Но что всё это значит? На нарушения какого настроения? Чьего настроения!? – таблетку понесло.

Упаковка понимающе вздохнула и сменила официальность в тоне разговора. Героини разговорились, и таблетка узнала о том, что такое лекарство, как они классифицируются, откуда происходят и как, проникая внутрь, взаимодействуют с организмом человека.

– Неужели человек настолько несовершенен? И почему?.. Как это может быть, что при своей способности создать таблетку, не способен обойтись без перепадов настроения?

Рейтинг@Mail.ru