Механики. Том 1

Александр Март
Механики. Том 1

– Чем же его валить-то? – последовал очередной вопрос от Апреля.

– Гранатомётом только, – зло сказал Туман, – и то в упор, скорее всего. Или из Корда, тоже в упор. Сколько в нём весу?

– Тонны три, не меньше. Но насколько они опасны, мы не знаем. Нападают они на людей или нет? Тоже неизвестно. Просто их человек не беспокоит, охотятся они там в пустыне друг на друга, да ради бога. К городу они больше не подходят. В Африке, вон, тоже зверей полно, и машины с туристами ездят среди них. Поэтому они и чувствуют себя так вольготно в ночной пустыне, да и есть ли они там, тоже вопрос? Днём мы их не видим потому, что в чистой пустыне им делать нечего, а оазисы все зачистили от них, по крайней мере те, где люди живут. И вполне возможно, что там, – он ткнул своим пальцем в сторону окна, – есть звери, о которых нам ничего не известно. А наверняка, они не менее опасны, а возможно, даже и более. Так что расслабляться не стоит.

– Хорошо, – продолжил я, – Вам профессор, я предлагаю перебраться жить сюда к нам, место для жилья и кабинет для вашего оборудования мы вам выделим, мне всё-таки хотелось бы, чтобы вы опросили людей, как они появились тут, может действительно, у нас получится определить место или несколько мест, где все появляются. Много народу спасти сможем. Думаю, что несколько дней для сбора и обработки информации вам точно нужно будет. Мы как раз салон откроем. После этого можно вплотную заняться подготовкой экспедиции для поисков портала.

– Что думаете по машинам? – спросил я у своей команды, – на каких надо будет ехать? Ведь там, судя по рассказам профессора, зверюшки – не чета ящерам и рогачам. И мы наверняка не про все виды знаем.

– Думаю, пару грузовиков нужно будет, в любом случае, – тут же сказал Апрель, – по типу того, что Игорь со своими механиками сделал для блокпоста.

– Согласен с Апрелем, – поддержал его Туман, – только бронировать их надо сильнее, и вполне возможно, сделать герметичными.

– Герметичными-то зачем? – удивлённо спросил я.

– Это на случай песчаной бури.

– Пару легких багги тоже надо будет с собой, – включился в разговор Дима, – разведка нужна будет, в любом случае. Грузовики будут весить тонн под пятнадцать, если бронировать их сильнее, и они не везде проедут.

– Звери багги снесут ночью, – сказал я, – грузовики-то может им и не по зубам будут, а вот багги точно не переживут ударов, да и открытые они полностью.

– Значит, нужен бронированный прицеп, – вертя в руках карандаш, сказал Туман, – на жёсткую сцепку, и внутрь багги, да и кое-какие запасы с собой возьмём, по количеству членов экипажа – подумаем.

– С прицепами неплохая идея, – согласился я с Туманом, – Валер, бери Апреля и Крота с Рыжим, идите к нашим слесарям и начинайте рисовать и думать по поводу такого грузовика с прицепом. Игорь говорил, что у него какой-то парнишка есть, который помешан на машинах для апокалипсиса, вот его тоже подключите. Вы, как военные, подумайте, что надо с собой, а про техническую часть они уже пусть голову ломают. Но, думаю, что надо будет из облака притащить два таких же Америкоса, как вы для блокпоста привезли. И их уже с нуля строить и прицепы тоже, за неделю-две, думаю, их построят. По подбору экипажей и руководитель по военной части старший – Апрель, Туман, ты остаешься тут.

– Как это? – удивлённо спросил он.

– Ты тут нужен, кто будет рулить доставкой из облака? И хозяйство на тебе будет с Димой.

– Да я найду, кого вместо себя оставить, – начал он возмущаться.

– Я тоже хочу поехать! – возмутился Дима.

– Валер, – вздохнул я, – ты нужен тут. Апрель поедет, и я поеду тоже, это не обсуждается. Дим, у тебя тут дел нет?

Дима тут же замолчал, видимо вспомнив, какие задачи перед ним стоят. Смотрю, Туман хотел ещё что-то сказать, но сдержался. Обиделся. Ничего, я с ним потом с глазу на глаз поговорю.

– Я надеюсь, вы меня включите в экипаж? – подал голос Лев Олегович.

– Конечно, – ответил я ему.

Глава 39

Следующие два дня, мы никуда не ездили. Нет, вру – Туман не усидел-таки на месте и два раза съездил с бойцами в облако за оборудованием, постреляли они там малость ящеров и рогачей. И один из Американцев притащили, для будущей экспедиции, так сказать. Я поговорил с ним по поводу Апреля. Объяснил ему, что Апрель всё равно будет заниматься перевозками между городами, вот это ему первое, самостоятельное задание. Да, достаточно сложное, но справиться должен, заодно и посмотрим, как он ведёт себя в критических ситуациях, а то, что они будут, никто из нас не сомневался. Туман всё понял. Наконец салон был окончательно построен и отремонтирован, вся необходимая территория вокруг него, так же была приведена в порядок. Везде всё было чистенько и аккуратненько. Несколько дней назад Виктору дали задание заказать в местной типографии листовки с рекламой нашего салона и развесить их, где он бывает по своим закупкам.

– Послезавтра можно открываться – сказал мне светящийся от счастья Кирилл, – всё готово. Сейчас до конца уберёмся вокруг и начнём машины расставлять.

– Прекрасно, – ответил я, – закончив менять колесо на КАМАЗе, очень руки чесались, что-нибудь сделать самому, – станок этот под номера опробовал уже?

– Да, всё работает, можем на номер любые буквы набить. Размер, как цифры на наших номерах прежде были. Вам, кстати, на Мерседес сделать?

– Кирилл, давай на «ты» уже, что ты мне всё выкаешь. Ровесники же практически.

– Простите, ой, прости.

– Ладно уже, – смахивая пот со лба и подбирая лежащую на земле тряпку, – а номера? От номеров я себе не откажусь. Сделай мне три ноля и три Ольги.

– А регион?

– Регион тоже нулевой пусть будет.

– Хорошие будут номера, – хохотнул он.

– Дима, тебе привет от полицейских, – крикнул, пробегая мимо, Андрей, – и спасибо за Мазды просили передать.

– Полицейским может тоже номера предложить? – тут же спросил Кирилл.

– Предложи, – ответил я, – почему нет?

Я вспомнил, как мы передавали городу эти пять Мазд и ещё три маршрутки несколько дней назад. Наши маляры, наконец, закончили с ними со всеми, Славка сделал что-то вроде сирен на крышу. Машины получились – просто загляденье. Шестерка и так, сама по себе, неплохо смотрится, а тут ещё её покрасили – белый верх, черный низ. Нанесли на дверях номер частоты рации, затонировали задние стекла, установили в салоне крепления под рации и оружие. И два дня назад, с утра, эскортом из пяти машин, включив мигалки и сирены, поехали к нашей Мэрии. Пока ехали по городу, перебудили тех, кто ещё спал, хотя было уже десять утра. Народ шеи сворачивал нам вслед. Ну не привыкли тут к таким полицейским автомобилям, местные копы тут либо пешком, либо на Скутерах, либо на багги каких-нибудь ездили, а тут – пять машин, принадлежность которых сразу бросается в глаза. Естественно, накануне вечером наши люди предупредили шефа полиции и руководство города о подарках. Просто хотелось передать их в торжественной обстановке, да и себя наконец показать. В общем, всё прошло на «ура», менты от тачек охренели, как сказал Славка, Мэр и его зам охренели от трех маршруток. Мэр, кстати, оказался нормальным мужиком, хозяйственником таким. Я его первый раз увидел, и мне он сразу понравился, уж наших, лоснящихся жиром чиновников в прежнем мире, он точно не напоминал. Они даже где-то несколько человек с музыкальными инструментами нарыли, и под этот оркестр я с Мэром передавал ключи от машин полицейским. Потом Мэр так по-простому предложил посидеть, пообщаться, обмыть это дело по чуть-чуть, да и познакомиться получше не помешает, всё-таки не каждый день тут машины дарят городу. В итоге договорились встретится вечерком в спокойной обстановке и посидеть как следует. Гуляли у Армена, он был несказанно рад встрече и как обычно не подвёл. Стол был выше всяких похвал, он даже ради нас бар свой закрыл на этот вечер. Со стороны города было несколько мужчин, и с нашей стороны несколько. Пообщавшись с руководством города, утвердился в своем мнении, что эти несколько мужиков находятся на своём месте. Теперь меня некоторые парни у нас подкалывали, типа «у него мэр в друзьях» и всё такое. Вспоминать всё не буду, но договорились о дальнейшем сотрудничестве, они уже тоже были наслышаны о нас, и всё ждали, когда мы знакомиться приедем, вот и повод нашёлся. Составив друг о друге положительные впечатления разошлись, вернее, разъехались по домам уже поздно вечером.

– Я ещё одного продавца автомобилей нанял, – оторвал меня от воспоминаний Кирилл, и допщика. Оба с опытом работы. Прайс по дополнительному оборудованию тоже готов.

– Молодец! – похвалил я его, наконец оттерев свои руки от грязи тряпкой, – потом немного подумал и добавил, – а не закатить ли нам завтра вечерком сабантуйчик? На сколько торжественное открытие салона назначено?

– На полдень, – удивившись, ответил мне Кирилл, – ты же сам время назначил.

– Забыл просто. Значит тебе задание – завтра до вечера все машины должны быть расставлены, наведён порядок, а я пару вопросов по пьянке решу.

– Сделаем, – широко улыбнулся наш директор автосалона.

– Борис Петрович, приём – стал я вызывать нашего главного закупщика.

– Ась? – отозвался он в рации.

– Вы где?

– Да тута я где-то, в сервисе.

– Где «тут»? – начал я крутить головой в его поисках.

– В первом ангаре я, холодильник немного забарахлил на фургоне, смотрим.

– Подойдите к беседке, пожалуйста, прям сейчас. А Виктора не видите?

– Рядом, идём.

– Дима, Андрей, – крикнул я им двоим, увидев, как они, о чём-то беседуя, выходят из второго ангара, – давайте сюда.

Я дождался, когда все собрались в беседке, и толкнул им своё идею, – послезавтра в полдень, у нас официальное открытие салона. Может, завтра вечерком отметим это дело? Посидим, выпьем, танцы, шашлычки там, пригласим людей.

Естественно, меня тут же все горячо поддержали.

– Тогда давайте так. Борис Петрович – с вас поляна, еда, выпивка, закуска. Андрей – с тебя столы и мангалы под мясо. Дядю Пашу подключи, – дядя Паша несколько дней назад вышел из больницы и теперь бегал тут командовал вовсю, как обычно.

 

– Столы где ставить-то?

– С той стороны ангаров, там места вагон. Виктор, с тебя музыка, Дима, приглашай мэра с женой, ещё там кого подумаем, Бондарева, Армена обязательно, и пусть он нам с накрытием стола поможет, официантов там своих привезёт, семейную пару эту из кафе.

– Наших тоже всех семьями приглашать? – спросил Дима.

Я задумался и почесал затылок.

– Народу будет очень много, – продолжил Дима, – нас тут почти сто человек. Семейных у нас больше половины, у многих дети есть, около трёхсот человек будет. Ты представляешь, во сколько эта поляна обойдётся?

– Вот ты интересный, – ответил я ему, – сначала намекаешь, что надо всех звать. А потом затратами пугаешь.

– Да я это так, к слову, – улыбнулся он.

– Такие семейные корпоративы и пьянки сближают людей, – сказал я ему, – всех зовём. Виктор, с тебя ещё клоуны какие-нибудь для детей, Борис Петрович, тогда сладости и коктейли для детишек тоже. Начало в 18–00. Нашим всем скажите, пусть все с мужьями, женами, любовниками и любовницами приходят, у кого кто есть, ну и дети обязательно. Андрюх, столы детям отдельно. Дим, несколько бойцов выдели, усмирять буйных и за порядком следить. А то напьются, полезут брататься или между собой отношения выяснять.

– Само собой, – улыбнулся он – плавали, знаем.

– Ну тогда всё, мужики, работаем.

Практически мгновенно слух о завтрашней пьянке разлетелся. Вот сейчас мне понравилось быть большим начальником. Отдал распоряжения и сиди, семечки щелкай. Завтра надо будет обязательно речь, какую толкнуть. Типа «строили-строили, и наконец построили», как Чебурашка в том мультике. Я старался не думать, во сколько нам обойдётся данная вечеринка, но я очень надеялся, что в первый день открытия салона мы продадим большинство машин и выйдем наконец-то в плюс. А то, что людям отдохнуть надо – факт. А то с этим открытием все как загнанные лошади стали.

Так, надо пойти перекусить чего, время ещё есть до вечера, сейчас четыре дня, так что пара бутербродов и чашка кофе не помешают.

– Саша, приём, – зашипела моя рация.

– На связи.

– Это Олег, занят?

– Нет, что хотел?

– Тачку тебе показать. Ты где сейчас?

– Во дворе, около беседки.

– Мы закончили с машиной, сейчас покажу.

Ну наконец-то. Я тут уже извелся весь, да не только я, все были наслышаны о том, что он с ещё несколькими помощниками строит машину. Только они в ангаре огородились и не пускали туда никого, и что они там собирали, никто не видел. Они вывозили её несколько раз из ангара на прицепе для испытаний в пустыню. Но вывозили всегда накрытую брезентом, в общем, соблюдали полную секретность и подогревали интерес к машине. Ну, сейчас увидим. И тут я услышал звук выхлопа – с таким звуком машин у нас тут точно нет. В ангаре, тем более, акустика хорошая, знаете, такой звук, как на мощных машинах – рык, там ещё газанул кто-то несколько раз. Работники и бойцы, кто в это время был во дворе, все как один повернули голову в сторону ангара и мгновенно перестали занимается своими делами.

– Не иначе, Олег тачку свою доделал, – сказал кто-то.

И тут, рыча выхлопными трубами, из ангара выехала машина. Я прям ахнул, честно говоря, от её вида. Да и стоящие рядом тоже не скрывали своих эмоций. Внешне машина напоминала джип с кузовом, но она не была похожа ни на одну машину. Капот, кабина и тут же кузов. Огромные колёса, высокая подвеска, задница чуть ниже передка, на крыше установлены несколько круглых фар, как у нас на КАМАЗах, покрашена в песочный цвет, как обе Навары. Широкая такая, метра два, наверное.

– Это что за аппарат? – воскликнул Апрель.

Олег в это время выбирался из-за руля через водительское окно, ну да, я помню, как он говорил, что дверей в машине не будет.

– Во, – увидев меня и широко улыбаясь, сказал Олег, – принимай аппарат. Как тебе?

Вокруг мгновенно собрался народ, всем хотелось поближе рассмотреть данный болид. Я для начала, обошёл машину вокруг. Да, кузов точно самодельный, обшит тонким листовым железом, заглянув в арки, увидел толстые штоки амортизаторов, а крепления вообще с два моих кулака. В самом кузове свободного места, ну, может для двоих человек, не больше, две лежащие запаски полностью сжирали полезное пространство кузова, да и установленный огромный радиатор с двумя вентиляторами тоже занимали какое-то место. От ещё двух, дополнительно установленных вентиляторов в кабину шло два шланга, это, как я понимаю, на обдув шлемов, как Олег говорил. Заглянув в кабину, увидел в ней мощнейшие дуги, причем, одна из дуг разделяла водителя и пассажира. А так – два ковша с ремнями, несколько приборов, руль и рычаг автоматической коробки передач. Только он толще и мощнее казался. Несколько креплений под оружие и рации, посередине панели кнопки, тумблеры, лампочки.

– Вещь! – не скрывая своего восхищения, сказал я, – что за аппарат? Расскажи хоть, что это?

– Двигатель от Кайена, – с гордостью и достаточно громко начал рассказывать Олег, – 4.8 – объём, не турбовый который, 400 лошадей, мы его чипанули, настроили и всякую фигню, типа катализаторов и Евро отключили. Около 500 лошадей сейчас, задний привод, вся ходовка, от него же, только немного усиленная, электроники никакой нет, всё отключено полностью, коробка передач и приборы тоже от Порше, плюс, несколько приборов наши. Ход подвески – девяносто три сантиметра, колеса двадцатого радиуса, только профиль резины больше. Внутренняя связь, обдув, вода для пилота и штурмана, сам каркас из мощных труб, обшитый листовым железом.

– И что она может? – кивнул я на стоящую передо мной машину.

– У Крота спроси, – хохотнул Олег, – он вчера на ней прокатился.

– Зверюга просто! – раздался голос Крота из толпы, народ тут же расступился, пропуская его вперед. – Я-то думал, лучше Навары уже ничего ехать не может, – выходя вперед, сказал Крот, – пока за рулем этого монстра не прокатился. По песку и бездорожью на ней можно ехать, вообще не разбирая дороги. Подвеска отрабатывает на все 100 %, да и двигатель очень многое позволяет.

– Саша, может…? – повернувшись к Олегу, я увидел, как он протягивает мне шлем с юбкой, – я справа сяду, подскажу, что и как.

– А почему бы и нет, – ответил я и взял у него из рук шлем.

Мы быстренько надели на себя шлемы, и я встал в нерешительности, не зная, как забраться за руль.

– Хватайся вот за эту ручку, – показал мне Олег ручку, которая была приварена к левой стойке – потом закидывай правую ногу в окно и залезай.

– Я тебе не гимнаст, – ответил я ему сквозь открытое забрало, понимая, что на такую высоту ногу просто физически поднять не смогу.

– Тогда залазь на капот и уже с него через окно забирайся за руль. Капот жесткий, можешь не бояться помять.

Пришлось делать, как он сказал. Ох и неудобно-то как, залазить в окно ещё неудобней, наконец, я, кряхтя и весь вспотев, уселся за руль. Олег сначала взял идущий от моего шлема шнур и воткнул его в специальное крепление – внутренняя связь. Затем взялся за свисающий с потолка шланг или трубку и воткнул его мне сзади в шлем.

– Слышишь меня? – услышал я его голос в своём шлеме.

– Да.

– Слева от тебя трубка для подачи воды, воткни её в нижнюю часть шлема и протолкни внутрь, насколько тебе надо.

– Сделал, – ответил я ему через некоторое время.

Кстати, в шлеме становилось ощутимо жарковато.

– Смотри сюда, – показал он мне рукой на тумблеры посередине панели, – это – показал он пальцем на одну из кнопок, – подача воздуха тебе в шлем, – он включил его, и я почувствовал, как в шлем пошёл воздух.

– Чувствуешь?

– Да, воздух пошёл.

– Вот эти два, – показал он мне на ещё две кнопки, – мощность подачи воздуха.

Я тут же попробовал, включив и выключив их поочерёдно. Поток воздуха ощутимо увеличился, жара в шлеме практически мгновенно спала.

– Заводи, вот зажигание, вот стартер, – показал он мне все снова.

Нажав пару кнопок, я почувствовал, как по машине ощутимо пробежала вибрация. Двигатель завелся, колбасило её конечно не по-детски.

– Такая вибрация – это нормально? – спросил я у Олега.

– Да, двигатель намертво прикручен к раме и ещё пара креплений к каркасу, на ходу этой вибрации ты чувствовать не будешь. Давай, ставь драйв, поехали потихоньку. Переключив коробку, отпустил тормоз, машина плавно тронулась с места, я ещё побаивался её как-то, поэтому выезжал со двора как пенсионер.

Мы выехали на дорогу и потихоньку покатились к выезду из города.

– Не бойся, поддай чуток газку и рулевое почувствуй, она очень валкая, это за счёт мягкой подвески. Не бойся, – повторил он, когда я нажал и сразу отпустил газ и пару раз покрутил рулём, – дай больше газу, мы не перевернемся.

Стиснув зубы, поддал газу и крутанул рулём влево право уже сильнее. Ох, епт! Машина мгновенно отозвалась на педаль газа и завалилась сначала на один бок, потом на другой. А рулевое тут достаточно чуткое, привыкнуть точно не помешает.

– Ну, а теперь поддай ей как следует! – сказал мне Олег, когда мы выехали за ворота города, и охрана на воротах провожала нас огромными от удивления глазами от удивления. Тут, конечно, много всяких самоделок ездит по городу и выезжает из него туда-сюда, но эта машина как бы кричала – «вот посмотрите на меня, я предназначена для скоростной езды по песку и камням» – рекомендую съехать с дороги и сразу ввалить ей как следует, – продолжил Олег, – тут около километра песок, дальше есть участок плохой дороги, я тебе покажу, куда свернуть, и подскажу как ехать, давай, не боись.

Я потихоньку спустился с дороги на песок, мысленно перекрестился и утопил педаль газа.

– Охренеть! – заорал я в шлеме, когда тачка, немного буксанув в песке, буквально выстрелила вперед, вдавив меня в сиденье с такой силой, как будто сзади нам в жопу со всей дури паровоз въехал. Задницу немного покидывало при разгоне по песку, но я, чуть играя газом и рулём, с легкостью ловил её. Мы неслись по песку, мама, сто пятьдесят в час, и она дальше продолжала набирать скорость. Да сколько же в ней мощи-то?

– Теперь резко нажми на тормоз и давай, дай кружок, либо представь, что перед тобой препятствие, – услышал я голос Олега, – и ты его объезжаешь.

Тормоз в пол, газ в пол, поворот влево, снова сброс, снова газ в пол. Каждый раз тачка немного заваливалась на бок и буквально выстреливала, вдавливая нас в сиденья, как будто паровоз каждый раз бил по заднице, очень хороший подхват, коробка мгновенно переключалась на пару передач вниз и крутила мотор. Подвеска и развесовка сделаны очень хорошо. Барханы мы перелетали на «раз». Было несколько мгновений, когда я думал, что всё, сейчас перевернёмся и начнём кувыркаться, но этот аппарат просто ехал боком, скользя по крутому склону, и даже не думал переворачиваться. Задние колеса крутились, как сумасшедшие, выбрасывая из-под себя песок. И самое главное, я просто наслаждался выхлопом, да, этот её рык, а когда полностью выжимал педаль газа – просыпался зверь, который рвётся на волю, и машина ехала, буксовала, но ехала, и всё это на довольно-таки приличной скорости. Прыжки были особенно мягкими, Навара всё-таки жестче как-то приземлялась.

– Теперь давай вон туда, на дорогу, – снова голос Олега, – вон там правее, газ не сбрасывай, езжай на неё, руль крепче держи только.

– А у нас ничего не оторвётся? – с испугом спросил я у него, увидев кучу камней на дороге, и не маленькие такие ямы.

– Газу давай больше, – заорал Олег – жми, жми, не сбрасывай скорость!

Ну «жми» так «жми». Я как можно крепче сжал руль и вдавил педаль газа в пол. Через несколько мгновений мы вылетели на этот участок, дорога была так себе, вернее, она представляла из себя кучу глубоких и не очень ям. Я вспомнил, как мы тут проверяли вторую Навару и ехали тут под восемьдесят километров в час, сейчас я посмотрел на спидометр и охренел! Сто десять, пробоев подвески нет, машина, как влитая идёт по камням и ямам. Только инстинкт самосохранения удержал меня от дальнейшего набора скорости. Мы как бы плыли над дорогой, только кузов немножко потряхивало. Да, ход подвески почти в метр делал своё дело, да и широкая резина этому способствовала. В шлеме отчётливо слышались удары камней по кузову, но ни одного пробоя подвески я не почувствовал. Со стороны это, наверное, смотрелось так, как дети изображают птиц – локти прижаты к туловищу, а кисти рук показывают крылья. Вот такие ассоциации у меня почему-то возникли с тем, как подвеска обрабатывает эти ямы.

– Сейчас будет поворот, – снова я услышал Олега, – чуть сбрось и потом дай газу, заходи в поворот веером, как будто на льду. Не бойся, подвеска выдержит. И Крот тут несколько дней назад сто сорок ехал, а ты сто десять. Но если не уверен, лучше не надо, я тебя на «слабо» брать не собираюсь. Рекомендую тебе развернуться и проехаться ещё раз по этой дороге, будешь уже уверенней себя чувствовать. Это просто к слову, что она позволяет.

 

Поставив машину боком на небольшой площадке и развернувшись в скольжении, я снова выжал педаль газа и направил этот пустынный болид снова на эту же дорогу.

– Ну как? – спросили у меня ребята, когда мы вернулись в сервис, и я снял с себя шлем, не забыв выключить подачу воздуха.

Я сидел в ковше весь абсолютно мокрый, но я сейчас получил такие эмоции, что у меня до сих пор адреналин играл. Я много раз видел в интернете, как такие машины ездят по песку и сухому бездорожью. Причем всё это на бешенной скорости, сейчас я это испытал сам, и, надо сказать, что я был под очень, очень большим впечатлением!

– Крот прав – аппарат зверь! Дури в ней дохрена и больше! Олег, ты просто молодец, я даже не знаю, какими словами тебе высказать своё восхищение. Равных в пустыне, этой машине нет и думаю, ещё долго не будет. Мужики, аппарат – во! – показал я большой палец.

– Спасибо, Саш, – ответили мне Олег и несколько стоящих рядом с ним слесарей, которые участвовали в постройке.

– Делайте ещё такие машины, – продолжил я, – только одинаковые все. Они нам пригодятся, – я не стал говорить, что их можно будет использовать в качестве сопровождения к нашим будущим караванам.

Теперь я понял, почему на ней нет стекол и дверей, такой тряски ни одно стекло не выдержало бы. Да и когда мы по камням мчали как сумасшедшие, особенно когда боком в какой-нибудь поворот входили, несколько камней залетели в кабину через отсутствующее лобовое стекло, да, разбили бы сразу.

– Как машина-то? – спросил у меня Апрель, – Крот ходит, облизывается на неё, как кот на сметану. Мы уже сидели в тенечке в беседке и попивали сок, мне даже пришлось душ принять и переодеться, настолько я был весь пыльный, после этой поездки. Я то и дело бросал взгляды на этот «боевой Порш», как кто-то ляпнул из наших ребят. Несколько слесарей осматривали её, а она стояла такая пыльная вся и как бы звала к себе, типа «давай, поехали ещё повеселимся». Шлем с подачей воздуха пришёлся как нельзя кстати. Олег заставил меня развернуться и поехать в обратную сторону, в самую пыль, которую мы только что подняли, и я убедился, что воздух действительно выгоняет из-под шлема всю пыль, и дышать можно спокойно.

– Очень быстрая, нам такие точно пригодятся. Я сказал Олегу, чтобы они начинали ещё такие делать, продавать мы их пока не будем, себе оставим, а там посмотрим.

– Может, нам тогда стоит их с собой взять? Ну, когда мы поедем порталы искать? Я как раз Крота хочу с собой взять, а он уже знаком с ней.

– А не больно она широкая-то? – ответил я, – представляешь какой прицеп надо под неё делать? Да и топлива она жрёт не слабо.

– С топливом проблем нет, ты это сам знаешь, а прицеп никогда не поздно шире сделать, мы же их только нарисовали, слесаря ещё даже не приступали к строительству. Да и стандартов тут нет, какую хочешь машину делай.

– Давай, почему бы и нет? Тачка действительно стоящая, мне очень понравилась. Возьми, прокатись, кстати, сам.

– Ну её, – отмахнулся Апрель, – страшновато мне что-то на ней ехать.

– Кого второго будешь сажать? Ведь получается, что нам двоих водителей для них надо, а с этим Поршем не каждый справится. Уж я то, в принципе, неплохо вожу, и то, мне, не то чтобы сложно с ней было, просто она контроля больше требует.

– Подумаю ещё, – ответил Апрель.

– Слушай, – протянул я, – там кто-то из ребят притащил себе из облака битый Мерин, АМГ, значит, чел точно на таких ездил и знает, как с ними управляться. Я бы точно не рискнул на такую тачку сразу так сесть и поехать. Вот и найди его, и пусть они с Кротом тренируются на этом Порше и изучают их, ремонт-то тоже весь на них будет.

– Мерин? – удивился Апрель, – какой именно?

– Седан, чёрный, битый в задницу, кажется, поспрашивай у бойцов, наверняка кто-то знает, чей он.

– Хорошо, – кивнул Апрель, – так и сделаем.

Следующий день прошёл в какой-то суете, наши дамы все как-то разом свалили приводить себя в порядок, реквизировав все три Инфинити. Остальные занимались, кто чем. Ставились столы и лавки, Виктор привез музыку, и несколько наших бойцов занялись её установкой и подключением. Борис Петрович за несколько ходок привез выпивку и закуску. На ходу бросил мне, что Армен согнал всех своих родственников нам готовить, бар и гостиница у него сегодня не работает. У меня ещё мысль мелькнула, что не зря Армен на сегодня держит номера в гостинице свободными, обязательно найдутся те, кто захочет после пьянки уединиться. Наконец, ближе к пяти часам стал подтягиваться народ. Светка заставила одеть меня брюки с рубашкой, ну и туфли красивые какие-то. Ох, и отвык я, конечно, от такой одежды и, тем более, обуви. Тут-то всё больше в шортах и легких шлёпках, жарко же, на выездах, правда, кроссовки и спортивная форма одежды. Ну ничего, потерпим, надо держать фасончик. Инфинити весь вечер привозили наших гостей. Вот приехал Мэр с супругой, его зама привезли, Бондарев с женой и дочкой, на которую тут же встал в стойку маленький Вася. Потом появились какие-то клоуны и стали заниматься с детьми, загнав их в огороженный им угол. Народ всё прибывал и прибывал. Каждый считал своим долгом подойти, поздороваться со мной, представить свою жену или мужа, да, в принципе, я и сам практически всех встречал со Светой. Она умничка, держалась молодцом, всем улыбалась и была, как никогда, вежлива и обходительна. Ведущий поставил нас с ней, где-то недалеко от въезда на территорию сервиса, и его помощники всех приводили к нам. Светка у меня сегодня выглядела на лям баксов. Черное обтягивающее платье, туфли на высоком каблуке, красиво уложенные волосы. Да, в принципе, все дамы пришли расфуфыренные, это нам, мужикам, рубашку с галстуком надел, и всё, готов красавец, морду можно даже не брить, а вот дамам, конечно, пришлось повозиться сегодня. Хотя, наверное, это правильно – когда они ещё так красиво оденутся. Вот и старались они сегодня весь день, красоту наводили.

Хорошо, Армен догадался пустить официантов с подносами и легкими закусками в толпу, чтобы народ не скучал. Даже какой-то мужик пел у нас, на специально сделанной сцене. Пел, кстати, довольно-таки неплохо. Ведущий даже был, задавал какие-то вопросы в толпу, в общем, старался чем-то заинтересовать всех, чтобы скучно не было, пока собирались, такой местный тамада. Потом его утащили промочить горло, и появился снова этот оркестр, который играл на церемонии вручения ключей от Мазд. Тоже молодцы, дудели в дудки свои и барабаны били.

– Саш, вроде все в сборе, – подошёл ко мне Туман, – можно начинать, иди на сцену, толкай речь. А то уже жрать охота, Армен мясо жарит, все уже слюнями зашлись. Да и столы ломятся. Сейчас тебя ведущий позовёт.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru