Механики. Том 1

Александр Март
Механики. Том 1

– А зачем мне проблемы других? – прервал я его, – у меня своих проблем хватает.

– Ты меня не так понял, Саш. Я не говорю тебе, что ты должен, если что, нестись решать наши проблемы, сами разберемся. Я говорю про взаимовыручку. Вы уже две команды в облаке спасли. Одна из них уже у тебя работает. Страховка, опять же, у вас есть, такого ни у кого больше нет. Добытчики периодически погибают в облаке, и страховка – это показатель того, что вы заботитесь о людях. Док у вас есть, свой медицинский блок. И скажу тебе честно, некоторые мои парни начинают уже задумываться, а не перейти ли к вам в команду.

– Мы всех подряд не берём.

– Знаю, – снова улыбнулся он, – у вас Туман главный по кадрам и пробивает каждого бойца, плюс ему в этом активно твои бывшие полицейские помогают. Я стараюсь к себе тоже всякий сброд не брать.

А Игнат-то этот неплохо осведомлён о нас.

Меж тем он продолжил, – То, чем я тут занимаюсь, мне нравится. Я, когда сюда попал, чуть в петлю не полез. У меня там жена, сын остались. И там же я чувствовал, что как-то скучно живу. Я же там обычный офисный планктон был – офис-дом, офис-дом. И так каждый день.

– Да уж, – покивал я головой, – это мне знакомо.

– А когда появилось облако, и я, собрав команду, начал из него всё возить, понял – вот оно моё, вот оно то, чего мне не хватало. До вашего появления, у меня была самая большая команда добытчиков. И я хочу продолжать заниматься тем, чем я занимаюсь. А вот войны между командами я совсем не хочу. И поэтому, я заранее хочу с вами наладить отношения. Чтобы, если что, мы могли положиться друг на друга. Да, и если честно, думаю, что мне самому скоро придётся к вам под крыло просится, вливаться к вам в коллектив, если возьмёте, конечно. Поэтому и предлагаю, начать с малого – с дежурств.

– Игнат, вот скажи мне. Это всё конечно хорошо, что ты предлагаешь и рассказал тут мне. Но в качестве кого, ты, например, у нас себя видишь? Командира? Начальника? Одного из тех, кто всё решает?

– Я знал, что ты задашь этот вопрос. Начальник тебе точно не нужен, и тот, кто всё решает, тоже – своих хватает. Мне нравится ездить в облако, вот так же я готов ездить и дальше. Только сейчас я катаюсь как самостоятельная единица и сам всё решаю, что и как. А у тебя я таким явно не буду, и я это понимаю, и полностью с этим согласен. На твоём месте, я бы себя просто командиром отряда поставил и всё. Думаю, что я к этому скоро уже буду готов. Слишком много проблем, которые надо решать, надоело, если честно. Хочу прыгнуть в тачку и поехать в облако, вернулся, сдал товар, получил бабки и свободен, а тут ещё куча проблем, которые решать надо…

– Да, тут ты прав, – ответил я, – проблем аж через край. Давай так, один такие вопросы я не готов решать. Мне надо с парнями поговорить, завтра ответ дам.

– Добро, – согласился Игнат, – Карась, кстати, такого же мнения, мы с ним вчера на эту тему разговаривали.

– Сколько у тебя бойцов? – спросил я, – и у Карася?

– У меня, нормальных восемнадцать человек, всего двадцать семь. У Карася всего девятнадцать, а кого из них брать или нет, вам решать, если они, конечно, к вам проситься будут.

– Что значит «нормальных»?

– Тех, за кого я поручиться могу, нормальные пацаны, но повторюсь ещё раз, решать вам, кого брать, а кого нет.

– Ты так уверен, что твои ребята к нам пойдут?

– Уверен, многие друг друга знают. Отдыхают вместе и, само собой, обмениваются впечатлениями. Каждый и машину хочет и страховку.

– Ясно, это Туман будет решать. С ним, кстати, ты можешь и по дежурствам решить. Только давай сразу договоримся – вместе с нашими тут дежурят только нормальные твои пацаны, если ты за них поручиться можешь, как ты говоришь. Ребятам вместе работать и прикрывать друг друга, случись что. Думаю, тебе не надо объяснять, что случится, если кто-то из твоих накосячит или подставит кого из наших – все врагами сразу будем.

– Само собой, – кивнул он, – я рад, Саш, что мы нашли с тобой общий язык. Карась, наверное, тоже к дежурствам захочет присоединиться. Единственное, нам надо решить по расходам. Вы же наверняка уже решили, на каких машинах ездить будете. Да и по боеприпасам тоже, чтобы потом не считать, кто сколько патронов потратил.

– По машинам – да, – ответил я, – хотим Америкоса-тягача притащить из облака, со спальником такой.

– Знаю.

– Вот из такого броневик и сделаем. Спальник до конца рамы удлиним и железом обошьем. На нём и будем, если что, на помощь выезжать. А вторая у нас есть уже. Броневик, на котором покушались на меня, мы его себе оставили. Его как раз сейчас в сервисе ребята доделывают. Вот две тачки и готовы. А по боеприпасам, – я задумался, – давай, например, каждый месяц скидываться, что ли. По суммам решим.

– Не вопрос, – снова согласился он, – тогда завтра вечерком мы заглянем к вам в сервис, узнаем, по нам что решили.

– Заглядывайте, конечно, вечером мы точно там будем.

– Да и ещё, мы там кое-какой гостинец от себя привезли, пошли, покажу. Тут это пригодится точно.

Игнат мне понравился, нормальный, здравомыслящий человек, который хочет спокойно жить и работать. Да, свою жизнь без опасности он уже не представляет, но опасность от животных это одно, а опасность от людей – это другое. А по поводу дежурств совместных – я «за». И парней Карася можно будет подтянуть к нам со временем. Хотя они все и так уже начинают задумываться о переходе к нам. Страховка много плюсов нам дала. Да и перевозки быстрее между городами запустим. Там бойцов для охраны много надо будет. Уж лучше брать проверенных людей, чем со стороны кого-то нанимать. Туман, я думаю, будет не против. Выйдя на улицу, мы увидели, как некоторые бойцы сидят в кружочке на песке и о чём-то спокойно ведут беседу. Платформ ещё нет с последними блоками для возведения забора. Сидели вместе и наши ребята и парни Игната. Увидев нас, все тут же встали.

– Вот смотри, – открыл Игнат заднюю дверь своего грузовика, когда мы к нему подошли.

Внутри лежали несколько мощных больших прожекторов, бухты кабелей и лампы для освещения улиц.

– Думаю, вам это всё тут пригодится – сказал он.

Вокруг нас, тут же собрались ребята.

– Степаныч, – крикнул я.

– Тут я, – раздался у меня прям над ухом его голос.

– Забирай и устанавливай, – показал я ему рукой на всё это добро.

– Тогда до завтра, – пожал я руку Игнату, когда наши бойцы освободили их грузовик от привезённого нам оборудования.

– До завтра, – улыбнулся, пожимая мне руку, Игнат, – волну мы узнали у вашего радиста. Мы сейчас на склады едем, надеюсь, вас вызывать не придётся.

– Аккуратней будьте, – засмеялся я, – не жадничайте. Мы-то приедем, конечно, но жизнь одна.

– По машинам, парни! – крикнул он.

Его бойцы быстро пожали нашим руку и залезли по своим местам.

– Удачи, пацаны! – крикнул им вслед Селя.

Они быстро развернулись внутри и поехали в сторону главной дороги. Потом приехали две наши платформы, и мы продолжили возводить оставшуюся часть забора из плит. К вечеру всё было готово. Осталось только подключить всё и кинуть провода, и всё, блокпост готов.

– Поехали, – сказал я Степанычу уже вечером, когда мы закончили всю работу и стали потихоньку собирать уже ненужный инструмент. С крановщиком я рассчитался окончательно, и он в сопровождении Навары попылил в город.

– Вы езжайте, – ответил он, – я с ребятами на платформе доеду. Надо кое-какие дела тут доделать.

– Апрель, Леший, Казак, – крикнул я ребят, – поехали на Сузуке.

Быстро погрузившись в машину, мы поехали домой, в сервис.

– Как тебе Игнат, Саш? – спросил у меня Апрель.

– Да нормальный мужик. Предлагал нам дежурить вместе на блокпосту. Часть его парней, часть наша, – Я быстро, вкратце рассказал им про наш разговор. Как и предполагал, все эту идею поддержали. Игната, как и многих его бойцов, многие из наших знали, Карася тоже.

– Парни, это что? – неожиданно спросил у нас сидящий на переднем сиденьи Казак.

Глава 33

Мы уже из облака выехали и ехали по дороге в сторону города, до него оставалось километра три, наверное. Посмотрев, куда показывает Казак, мы увидели справа от дороги, по которой ехали, метрах в двухстах от неё, стояли две машины, работали полицейские мигалки. Легковушка и какой-то фургон.

– Это что ещё такое? – удивленно спросил Апрель, – откуда тут менты в пустыне?

– Думаю, это свежие провалившиеся, – произнёс Казак, – иначе я их появление тут объяснить не могу.

– Я с тобой согласен, – сказал я и остановился на дороге. Мы все вылезли из машины и стали смотреть на приближающие к нам автомобили. Когда они подъехали ближе, мы убедились в том, что это действительно полицейские. Передним ехал Фокус, за ним фургон Газ.

– Автозак, походу, парни, – произнёс Апрель, – на таких зеков перевозят.

– Апрель, – обратился я к нему, – вызови к нам сюда наших полицейских бывших. Пусть ноги в руки, прыгают в Навару и гонят сюда. Чую, сейчас весело будет.

Меж тем, обе полицейские машины выехали на дорогу и, подъехав к нам, остановились, выключив мигалки. Мы так и стояли вчетвером возле Сузуки и смотрели на полицейских, а они смотрели на нас, из машин никто не выходил.

– Так и будете сидеть? – крикнул я, – выходите уже. У вас же наверняка вопросы есть.

Из Форда вылезло двое полицейских, судя по форме. Из Газона водитель и сидящий рядом с ним выходить не стали. Они так и смотрели на нас через лобовое стекло.

– Парни, мы где? – испуганно спросил один из полицейских, – и вы кто?

– Давайте попробую угадать, – засмеялся я – вы ехали-ехали, начался дождь и хлоп, – вокруг пустыня.

– Ты откуда знаешь? – вылупил глаза второй, тот, что справа сидел.

Я понял, что угадал.

– Поздравляем, – хохотнул Казак, – вы в другом мире. Добро пожаловать, как говорится.

– Как это, «в другом мире»? – снова спросил водитель, – и почему вы вооружены до зубов?

 

– Да вы расслабьтесь, мужики, – попытался я их успокоить, – скажите своим, – я кивнул головой в сторону Газона, – пусть они тоже выходят, и мы вам всё расскажем.

Неожиданно водительская дверь Газона открылась и оттуда высунулся молоденький полицейский. – Есть что попить, парни?

– Есть, – крикнул ему в ответ Леший, – иди сюда, мы не причиним вам вреда, не боись, – Леший быстро подошёл к нашей Сузуке, открыл багажник и достал оттуда несколько пластиковых бутылок с водой. Вода у нас была всегда и во всех машинах, да и по фляге у каждого.

– Ну рассказывайте, – сказал я полицейским, когда они подошли к нам и утолили жажду, – кто вы и откуда такие?

– Может вы нам скажете уже, наконец, – вопросом на вопрос ответил мне водитель Форда, – где мы, млять, находимся?

– Я же вам сказал, – подал голос Казак, – в силу не зависящих от вас причин, и так звёзды сошлись, вы провалились в другой мир, – обвел он вокруг рукой.

– Как и почему это происходит, – продолжил я, – никто не знает. Вернуться назад нельзя, совсем, никак. Вы тут навсегда, – точно так же нам говорила Света, когда мы встретились с ней на дороге, отбив её от бандитов, – это на случай глупых вопросов.

– Охренеть! – скис молодой, водитель Газона, – я же говорил тебе, Жень, – ткнул он в бок стоящего с ним мужика, – что это перенос. А ты всё «байки всё это, сказки», – передразнил он его.

– Вы тоже во время дождя сюда попали? – спросил этот Женя.

– Ага, – улыбнулся я, – тоже. Это не шутка мужики, мы вас не разыгрываем.

– Да куда уж разыгрывать-то, – в сердцах сказал водитель Форда, – мы весь день сегодня по пустыне этой катаемся, бензин на нуле. Хрен так разыграешь, если захочешь.

– У меня мама волноваться будет… – как-то обреченно сказал молоденький.

– Ничего не сделаешь, парень, – попытался успокоить его Леший, – мы все так сюда попали. У каждого там кто-то остался.

– В это, конечно, очень трудно поверить, – подал голос четвёртый Полицейский, усатый, но, походу, парни не врут.

– А смысл? – удивленно спросил я, – что везёте-то? Или порожняком?

– Зеков мы везём, – ошарашил меня ответом Женя, – достали они уже. Обнылись все, то воды им дайте, то в жарко им, то в туалет, то чего так долго едем. А мы сами понять не можем, что происходит, выпусти их попробуй.

– И сколько их? – спросил я.

– Одиннадцать человек.

– И куда вы их везли? – спросил Казак.

– С судов в тюрьму, – ответил водитель Форда, – там другой автозак сломался, вот их к нам всех и погрузили в одну машину. Дождик начался, как шарахнуло, мы раз! – и по пустыне едем, я даже испугаться не успел, просто песок вокруг появился.

– Что это там пылит по дороге? – спросил молодой, показывая рукой на поднимающийся столб пыли от машины, которая ехала к нам.

– Это наши парни, – рассмотрев Навару, ответил я, – это мы их вызвали. Не волнуйтесь, всё нормально. Сейчас парни приедут, решим, что с вами и вашим грузом делать?

– В смысле? Что с нами и нашим грузом делать? – спросил усатый и потянулся к кобуре.

– Ты это, – тут же подал голос Апрель, – за пукалку свою не хватайся, если бы мы хотели, то уже положили бы вас всех. Вам сказали, мы не причиним вам вреда, так что стойте и не дёргайтесь.

Через пару минут, так же не доезжая до нас метров сто, две наши машины сбавили скорость и потихоньку подъехали к нам, а это были обе наши Навары. Приехали оба экипажа, Туман, Дима, Андрей и оба Васи.

У полицейских глаза на лоб полезли от машин и от парней. У них оружия ещё больше с собой было. Да я бы от одного вида Большого в штаны наложил. Он уже Печенегом разжился где-то, не иначе у нас на складе выпросил у оружейника.

– Что тут у вас? – сразу взял быка за рога Туман.

– Вновь прибывшие, Валер, – ответил я ему, – четверо полицейских и груз в Газоне вон, одиннадцать зеков. Ещё не до конца верят, что они навсегда тут.

– Навсегда, парни, – засмеялся маленький Вася, – уж поверьте.

– И что нам делать теперь? – растерянно спросил усатый. Он, думаю, старшим у них был.

– Жить, мужики, дальше, – спокойно сказал Дима, – тут много людей, мы не одни, мы вам расскажем всё потихоньку. Сначала надо решить, что с вашим грузом делать.

– В смысле? – испуганно спросил водитель Форда.

– Сейчас попробую объяснить, – ответил ему Дима, – статьи какие у вашего груза?

– Да у них у всех руки по локоть в крови! – в сердцах выпалил пассажир Форда, – насильники, убийцы. Все душегубы, мы их из судов везли в тюрьму, вашим, вон уже рассказали, – кивнул он на нас.

– Ну так это упрощает дело, – улыбнулся Дима.

Я кажется понял, что мы с ними сейчас сделаем.

– Видите ли, господа полицейские, – начал говорить им Дима, – тут, как таковых, тюрем нет. Со всеми такими криминальными элементами разговор короткий – пуля в лоб. Перевоспитывать их никто не собирается и, тем более, охранять и кормить. Тем более, с такими статьями они тут точно никому не нужны.

– И что вы предлагаете? – ещё больше испугавшись, спросил усатый.

– Мужик, не придуривайся, – сказал ему Туман, – в расход сейчас пустим всех и всё. Вина их доказана, меня совесть точно мучить не будет.

– Но это же убийство, – сказал, глядя на нас большими глазами четвёртый полицейский. Тот, который в Газоне пассажиром ехал.

– А они, когда убивали? – подал голос Большой, – об этом думали?

– А я согласен, – неожиданно сказал Женя, – я у двоих из них на суде был, слышал, как там прокурор зачитывал, что они творили, сволочи. Так что мне их не жалко!

– Там точно все мокрушники у вас? – показав рукой на Газон, спросил Рыжий.

– Ща, – коротко сказал усатый и пошёл к Форду. Подойдя к нему, он открыл заднюю левую дверь и вытащил из салона небольшую папку, – вот, – показал он её нам и положил на капот своей машины, – тут краткие справки по всем.

Мы подошли к капоту Форда, а усатый в это время открыл папку и начал зачитывать, доставая из неё листки, – Козлов Денис Валерьевич, статьи я вам читать не буду, не все поймут. Убийство троих, в том числе ребенка, свидетелем оказался. Ионин Андрей Владимирович, изнасилование четырех женщин, одну убил. Воронов Олег Кириллович, бегал по парку, резал и убивал девушек, полгода он так веселился. Мечников Алексей Александрович, главарь банды, убивали одиноких пенсионеров и забирали квартиры, с ним его же подельник. И такие все, – бросил он снова папку на капот. Вина каждого из них доказана. Там троим пожизненное светит, у остальных – по двадцать лет.

Я взял пару листков и посмотрел на них. Фотографии, статьи, срок.

– Бумажки эти я заберу себе, – сказал Андрей, – если нам потом будут вопросы – я их покажу, – он подошёл к капоту Форда и стал собирать бумаги в папку.

– Таким точно уже нечего терять, – сказал Винт – в расход их, точно, надо.

– Согласен, – поддержал его Кабан, – если их отпустить, у них тут от безнаказанности стопудово крышняк уедет.

– Эй, начальник, – раздался из кузова Газона крик и пара глухих ударов в будку, – что стоим? Че так жарко, в натуре? Когда уже воды дашь?

– Пошли, парни, – приняв решение, сказал я, – выпустим их подышать последний раз. Становимся двумя шеренгами напротив выхода из автозака. Выпускаем их по одному из машины и ставим всех на колени, руки за голову. Женя, выпускайте их.

Мы подошли к автозаку, выстроились перпендикулярно ему в две линии и стали ждать, пока Женя откроет боковую дверь и начнёт выпускать зеков.

– Выходим по одному, – крикнул он вглубь кузова, – выходите из машины, сразу на колени, руки за голову!

– Это чё за правила такие новые? – раздался оттуда наглый голос, – попить дай, начальник.

– Выходи, давай! – крикнул ему усатый, держа в своих руках укорот, – будет тебе сейчас попить.

Зеки по одному стали выпрыгивать из кузова Газона. Сначала они щурились от яркого солнца, но затем рассмотрели место, где они оказались, их глаза стали просто огромными, а когда они ещё нас увидели, с оружием в руках, то их глаза ещё больше стали.

– На колени встал! – толкнул замешкавшегося зека прикладом между лопаток Рыжий.

– Это чё такое? Чё за беспредел? Где мы находимся? Откуда пустыня? – посыпались от них всех вопросы.

– Рот закрыли все! – рявкнул на них Туман.

Зеки тут же заткнулись.

– Я знаю свои права, – неожиданно подал голос один из зеков, – вы обязаны нас довезти в целости и сохранности. Сейчас законы другие, тронете – напишу заяву.

– Ты кто, умник? – немного обалдев, спросил у него Апрель.

– Мечников, – сказал усатый полицейский, – который со своей бандой у стариков квартиры отбирал, а их самих убивал.

Зеков мы согнали в одну кучу, они так и стояли на коленях с руками за головой и оглядывались вокруг, ещё не до конца понимая, где они оказались. Мы полукругом встали напротив них.

– Можно спросить? – подал голос один из зеков, – где мы находимся?

– Можно, – ухмыльнулся я, – вы провалились в другой мир, хотите верьте, хотите нет. Тут очень много людей живёт, – я почему-то решил им рассказать про этот мир. Просто описать его вкратце, чтобы они поняли, куда попали и чего лишаются, и что отсюда они уже никуда не уйдут, им в нём места нет, – те, кто пропадают в том мире, откуда вы попали, появляются все здесь. Вон там дальше, – я кивнул головой в сторону, – город, в нём живёт двадцать пять тысяч человек. В семидесяти километрах от него, ещё один, там тридцать тысяч. Люди живут, работают, любят друг друга, рожают и воспитывают детей. Такая же цивилизация. Только криминала, и таких как вы, нет.

– Да ладно! – воскликнул один из зеков, – чего ты лепишь тут нам? Другой мир. Везите уже давайте в тюрьму нас, жарко тут у вас. И что значит, «таких, как мы, тут нет»?

– Ты так ничего и не понял, – вздохнул Леший.

– Чего я не понял? – испуганно спросил этот зек, молодой парень, лет двадцать с небольшим, наверное, ему.

– Дурак ты, Сухарь, – сказал стоящий рядом с ним на коленях уже достаточно пожилой мужчина, – так ума и не набрался. Это значит, что это наша последняя остановка. Я прав? – он посмотрел мне прямо в глаза.

– Прав, – не отводя взгляда, ответил я ему, – мы тут спокойно все живём, а у вас, судя по вашим сопроводительным документам, руки по локоть в крови.

– Вы не имеете права, – заверещал этот молодой, видимо, до него допёрло, что сейчас будет. Я требую адвоката, я буду жаловаться, это произвол!

– Тебе за что посадили, придурок? – буркнул ему Большой.

Он сразу заткнулся и уставился в землю.

– Капитан? – вопросительно спросил Большой у усатого.

– Папка у вашего, – кивнул он на Андрея.

– Фамилия как? – громко спросил Андрей, открывая папку.

– Попов, – буркнул тот.

– Попов, Попов, – бубнил себе под нос Андрюха, перебирая листки в папке – вот, нашёл. Попов Станислав Алексеевич, так статьи, вот. Растление малолетних, двоих убил.

– Ах ты падла!!! – неожиданно зашипел Большой и повернул в его сторону свой пулемёт, передергивая затвор.

Мы тут же все навели на них своё оружие, защелкали предохранители. Зеки заголосили, стали молить о пощаде, прижались друг к другу, они наконе-то поверили, во всю серьезность ситуации.

– Огонь! – коротко сказал я и открыл огонь.

Зеков мы буквально изрешетили пулями в упор, там даже контрольные делать не пришлось. Грохот от выстрелов стоял страшный, они так и повалились друг на друга, обливаясь кровью.

– Прекратить огонь! – закричал Туман и замахал руками.

Выстрелы тут же прекратились.

– Всё, парни, – постояв чуть, рассматривая мёртвых зеков, сказал я, – поехали домой.

– А этих так и бросим тут? – удивлённо спросил усатый.

– Их ночью животные съедят, – спокойно ответил Винт, перезаряжая свой автомат, – даже костей не останется.

– А нам что делать? – спросил молодой.

– Вам – с нами ехать, – ответил Туман – Дима, объяснишь им наши реалии по дороге?

– Да легко. Давайте господа полицейские садитесь все в Форд, я вам по дороге всё расскажу. Парни, кто-нибудь, за руль Газона сядьте.

– Я поведу, – крикнул маленький Вася и пошёл к грузовику.

– Я с Маленьким поеду, – буркнул Большой и так же пошёл к фургону.

Дима сел на правое переднее сиденье Форда, а четверо полицейских залезли с ним в эту машину.

– Сейчас он им быстро прочитает лекцию о местной жизни и правилах поведения, – засмеялся Апрель, открывая дверь Сузуки.

Вот в этом я ни капельки не сомневался. Я помню, как он с Андреем нам рассказывал про этот мир. Думаю, что полицейские хорошо проникнутся ситуацией, в которой они оказались.

Минут через тридцать мы, нашей колонной из четырёх машин, заезжали на территорию сервиса. Судя по виду полицейских, когда они вылезали из Форда, все были под впечатлением от рассказа Димы.

 

– Вас сейчас накормят, переодеться дадут, душ и покажут, где переночевать, – сказал им Дима, когда они столпились возле машины и оглядывались вокруг, – переварите пока всё, завтра примете решение, что вы дальше делать будете. Дежурный! – крикнул он одному из бойцов на воротах, – переодеть, накормить и показать, где переночевать, и выпить им дайте, что ли.

– Пошли со мной, мужики, – позвал их за собой боец, и они все потопали за ним в сторону столовой.

– Чего ты им рассказал и предложил-то? – спросил я у Димы.

– Рассказал то же самое, что мы с Андреем и вам рассказывали, когда вы сюда попали. А предложил им либо на биржу, либо в полицейский участок, либо у нас на работу. Пусть думают, у них сейчас каша в голове, ничего не соображают. Завтра с ними сьезжу документы сделаю, деньги подъёмные получим на них, а там видно будем. Что с их машинами делать будем?

– Пока ничего, – ответил я, – это их тачки, пусть сами решают. Загоните их пока в уголок, чтобы они меньше светились тут.

– Добро, – кивнул Дима.

– Усатого я бы у нас оставил, – сказал подошедший ко мне Апрель, – вроде он у них самый адекватный и меньше всех дёргался, когда узнал где они.

– Да, мне тоже так показалось. Пусть сами решат, сегодня переварят информацию, наверняка ещё куча вопросов будет. Пусть Дима всё разруливает с ними, он у нас по этому спец. Тумана не видел?

– Да вон он, – показал Апрель на Тумана, стоящего за автовозом, тот был полон машин, даже не разгружали ещё, – с тачками всё суетится.

– Пойду узнаю у него, чего они там натаскали из облака.

– Туман, сколько машин привезли за эти дни? – спросил я у него. Он в это время распределял людей на завтрашнюю поездку в облако.

– О, Саша, ты как раз и нужен, сейчас расскажу о машинах. Вам платформы завтра для строительства нужны?

– Вроде нет, – пожал я плечами, – лучше у Степаныча спроси, – но, думаю, точно нет, мы сегодня всё доделали, да и кран я отпустил, там мелочевка осталась, на фургоне отвезём.

– Тогда я обе платформы забираю и формирую три экипажа, четвёртый Камаз Игорь забрал переделывать.

Он тут же отдал распоряжения стоящим рядом парням. Сказал им, чтобы они брали обе платформы и собрали назад их стенки.

– За эти дни мы привезли… – повернулся ко мне Туман и достал из своей разгрузки блокнот, – так, машины, где же я тут записал, – листал он листки, – вот, четыре больших грузовика, два поменьше каких-то, двадцать четыре легковушки, девять джипов и три маршрутки.

– Когда вы успели-то? – спросил я, немного удивлённый количеством машин.

– Мы же несколько ходок в день сейчас делаем, плюс две Навары тоже таскают.

– Ясно. Завтра тоже за тачками поедете? Уже на трёх Камазах?

– Нет, – ответил Туман, – Кузьмич и Степаныч заказ на кое-какое оборудование сделали. Поедем в облако на склады, на трёх машинах.

– Аккуратней там.

– Само собой, нам дофига чего самим надо, и от парочки производств заявки сегодня Вертолёт нам привез. Станки там какие-то нужны. Вот и будем завтра искать. У вас там с блокпостом что?

– Почти готов, – ответил я, – завтра провода подключим и всё, можно дежурства назначать. И ещё, Игнат приезжал.

– Игнат? – удивлённо спросил Туман, – чё хотел?

– Пойдём в офис, потрещим, – позвал я его, – и парней позови. Апреля, Диму и Андрея.

– Идея хорошая, – сказал мне Туман, когда, спустя пятнадцать минут, мы сидели в офисе, и я передал им весь наш разговор с Игнатом, – Игнат нормальный пацан.

– Поддерживаю, – сказал Дима, – косяков за ним замечено не было. Про Карася то же самое могу сказать.

– Согласен, – кивнул Андрей.

– Я у них некоторых ребят знаю, – взял слово Апрель, – профи все. Нам они точно не помешают.

– Тогда решено, – положил я руки на стол, – Туман, назначай совместные дежурства вместе с бойцами Игната, завтра вечером он к нам приедет. Будет кто к нам проситься – сами решите, брать или нет.

– Понял, – ответил Туман.

Мы вышли из офиса на улицу. Там я увидел, как два наших новых жителя бегают возле беседки и играют с какими-то палками. Вокруг стояло несколько бойцов и смотрели на них.

– Булат, – позвал я своего щенка – ноль внимания, – Булат, ко мне, – сделал я ещё одну попытку. Реакция та же.

– Маленький он ещё, Саш, – захохотала Света, бросая ему маленькую палку. И оба щенка бросились за ней. – но ты продолжай, зови его, и пусть он запах твой запомнит. А то тут народу много, перепутает ещё тебя с кем.

А ведь вырастет здоровенная хреновина, думал я, глядя на Булата, если его папаша, которого мы на лестнице грохнули, килограмм под восемьдесят – девяносто был, то этот барбос на наших харчах ещё больше отожрётся. Надо его обязательно командам учить и дисциплину прививать заранее. Тут Булат схватил палку и виляя хвостом подбежал ко мне.

– Ты мой хороший, – попытался я вытащить у него изо рта палку, но тот уперся в землю всеми четырьмя и смешно рыча, стал дергать назад – фу, Булат, брось! – но тот не оставлял попыток вырвать палку у меня из руки.

– Кайта, – раздался бас Большого, – пошли молочка дам, девочка, – та, тут же бросив играть с палкой, виляя хвостом подбежала к здоровяку.

– Фигасе! – сказал я, посмотрев на эту картину.

– Девочки умнее, – заразительно засмеялась Светка.

– Вам лишь бы пожрать, – парировал я, – а потом худеете.

– Но-но, – улыбаясь, погрозила мне Света пальчиком.

Тем временем потихоньку стемнело, и мы, вдоволь наигравшись со щенками, пошли ужинать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru