Механики. Том 1

Александр Март
Механики. Том 1

Глава 31

Прошёл, наверное, час, мы занимались строительством, как ко мне подбежал один из наших бойцов.

– Саша, к нам этот грузовик снова едет.

– Странно, – облокотился я на лопату, выпрямляясь, – они же, вроде как, вечером обещали приехать, пойдём спросим, чего они хотят.

Мы так же подошли к въезду и стали смотреть на приближающийся Мерседес.

– Как-то странно он едет, – заметил Казак, – или мне кажется?

Внимательно присмотревшись, я тоже обратил внимание, что Мерседес сильно наклонён на левую сторону.

– Да он же на спущенном колесе к нам прёт, парни! – воскликнул Санта.

Точно, теперь и я увидел, что Мерседес кочегарит на спущенном колесе, причём водитель выжимает из него всё возможное, это судя по выхлопной трубе и рёву двигателя. Когда он подъехал к нам ближе и остановился, мы ахнули. Такое ощущение, что его пропустили через мясорубку. Жалюзи на стекле нет, кое-какие листы железа просто вырваны с корнем, и на других уже знакомые мне следы от когтей ящеров. Открылась водительская дверь и оттуда выпрыгнул один из бойцов, весь в крови.

– Помогите, мужики! – заорал он и побежал к задним дверям фургона.

Мы ринулись к нему. Подбежав к будке, открыли дверь, и я увидел лежащего на полу парня, которому понравилась идея с блокпостом. Только сейчас он был весь побит, разгрузки нет, штаны порваны, одного кроссовка нет.

– Врач есть? – снова закричал водитель.

Хорошо, что наш док в этот раз решил поехать на строительство с нами.

– Не трогайте его, – остановил он всех, протиснувшись сквозь толпу, – ты, – ткнул он пальцем в водителя, – рассказывай, что с ним и с тобой – ты в крови весь, и где ещё двое ваших? Ты, – перевёл док палец на ближайшего стоящего бойца, – быстро мой чемоданчик сюда!

Тот, сорвавшись с места, бегом побежал за медицинским чемоданчиком дока.

– На ящеров нарвались, – глубоко дыша, начал он рассказывать, доктор в это время залез в фургон и начал осматривать раненого парня, – его рогач с ног сбил, он в самый последний момент увернуться успел. Мы с ним вдвоем были возле машины, грузили в неё коробки. Спартак с Гошей – в соседнем доме, они их выносили оттуда. Они выбежали к нам на помощь, но на них ящеры навалились. Пока я его, – он кивнул головой на лежащего раненого, – в фургон затащил и за руль полез, грузовик ящеры окружили.

– Пацаны где? – спросил маленький Вася.

– Мы пытались отстреливаться, – продолжал возбуждённо рассказывать водитель, – но ящеров слишком много. Им к машине не прорваться было, Гошу тоже ранили, я из машины в окно видел, его ящер лапой зацепил. А в доме лежка Волхов на первом этаже оказалась. Они из первой комнаты всё выносили, а когда во вторую вошли – там Волхи оказались.

– Твою мать! – мы разом выдохнули.

– Странно, что Волхи в доме были, – удивлённо сказал маленький Вася, – раньше я не видел и не слышал, чтобы днём кто-то из добытчиков нарывался на них, тем более, в доме.

– Вы мне не верите? – испуганно спросил паренёк, – я правду говорю, там в доме Волхи оказались. Я не знаю, откуда они там взялись! – чуть не плача, прокричал он нам.

– Тихо, тихо, парень, – поднял я свою руку, – как тебя зовут?

– Тим.

– Мы верим тебе, Тим, дальше что?

– Я видел, как Спартак Гошу в дом затащил, а потом услышал в рации, как он от Волхов отстреливался в доме.

– Живы? – тут же вопрос от маленького Васи.

– Да – выдохнул он – они на втором этаже забаррикадировались, Спартак мне приказал к вам сюда за помощью ехать.

– Почему сразу на помощь не позвали? – спросил я.

Тим молча показал свою рацию, она оказалась разбита, – разбил, когда рогача в упор валил, он башкой своей как начал махать, еле уложил. Его рация тоже разбита, – снова он кивнул на раненого, – одна рация у Спартака осталась, с Гоши, его разгрузку ящер сорвал лапой.

– Голова рассечена, три ребра сломано, нога в двух местах, и пара глубоких ран на теле, – быстро сказал док, осмотрев раненого, – надо зашивать, его к нам надо в сервис, там я сделаю всё.

Мы уже давно хотели сделать свой медицинский отсек в сервисе, а тут после нападения на нас, всё это ускорилось. За вчерашний день медицинский блок был до конца доделан, вот один из снятых кунгов с Камазов и пригодился. В общем, теперь у нас есть своя небольшая больничка, где наш док – царь и бог.

– Крот, быстро машину, – крикнул ему Док, – ты чего в крови весь? – снова обратился он к водителю.

– Башкой ударился об стойку, некогда было перевязываться.

– Надо парней спасать! – снова крикнул водитель, он всё ещё не мог отойти, адреналин так и пёр из него.

– Да спасём мы их! – успокоил я его, – сейчас только решим как. Рация, говоришь, есть у Спартака.

– Да, вроде рабочая.

– Спартак, прием, – стал я вызывать его. Тишина, – Спартак ответь, это Александр с блокпоста, – снова тихо.

Наши бойцы тут же сгрудились вокруг меня, чтобы быть ближе и слышать все переговоры.

– Щелчки какие-то – сказал Селя.

Из рации действительно доносились какие-то щелчки, но последовательности никакой не было. Такое ощущение, что кто-то просто часто нажимал на кнопку приёма.

– Спартак, приём, – снова стал я вызывать его.

Тут подкатила наша Навара, и Док отогнал нас в сторону, вчетвером парни бережно вытащили раненого бойца из фургона и уложили его в кузов Джипа.

– Тим, давай в машину! – крикнул ему Док из кузова.

– Я не поеду, надо парней вытащить.

– Крот, поехали, – постучал доктор по крыше джипа, – только не гони сильно. Тим, как парня зовут?

– Исай.

– Крот, потом пулей назад, – крикнул я ему.

Они уехали, а я тут же снова стал вызывать Спартака. Неужели поздно? Неужели его там с Гошей этим Волхи порвали? Да что это за щелчки такие?

– Спартак, приём, ответь, твою мать! Вы живые там?

Внезапно, мы все услышали щелчки из рации, только не как ранее, а дробь, Спартак – Чемпион. Потом ещё раз.

– Спартак – чемпион! – обрадовавшись, крикнул Тим, – он всегда её выбивает.

Ребята тут же загалдели вокруг, жив значит он.

– Тихо все! – крикнул я, – прекратили шуметь, – Шум мгновенно стих. У меня возникла мысль, – я поднес рацию как можно ближе ко рту и сказал, – Спартак, это Алекандр. Ты слышишь меня?

Снова беспорядочные щелчки.

– Да почему он ответить-то не может? – в сердцах выпалил Тим.

– Тихо! – снова гаркнул я на него.

– Спартак, – опять начал я говорить в рацию, – думаю, что ты не можешь говорить. Если ты меня слышишь, один щелчок – ответ «Да», два щелчка – ответ «Нет».

Один щелчок тут же раздался из рации.

Снова потихоньку загалдели стоящие вокруг меня бойцы.

– Он жив! – обрадовался Тим.

– Спартак. Гоша жив?

Один щелчок.

– Твои парни приехали, оба живы, Тим рядом, он сказал, что вы в доме, – продолжил я говорить в рацию. В доме Волхи?

Один щелчок.

– Вы забаррикадировались в одной из комнат, а Волхи, за стенкой или дверью, поэтому ты не можешь говорить, наушник у тебя в ухе и ты меня хорошо слышишь?

Снова один щелчок.

– Прорваться к вам Волхи пытаются?

Два щелчка.

– Фух, – облегчённо выдохнул я, – значит пока вы в безопасности.

Один щелчок.

– Если до вечера их не вытащим, – сказал кто-то из бойцов, – они трупы.

– Без тебя знаем, умник – огрызнулся маленький Вася.

– Спартак, Гоша жив?

Один щелчок.

– Умереть от ранения может?

Два щелчка.

– Ящеров возле дома много? – хотя, чего я спрашиваю, это и так понятно. Они наверняка дом окружили и сидят, ждут вечера.

Один щелчок.

– Гоша идти может?

Два щелчка.

– Спартак, замрите там. Мы подумаем, как вас вытащить. Не боись, братан, мы вас там не бросим.

Один щелчок.

– Ну и как действовать будем? – спросил я у ребят, – они в доме с Волхами, вокруг куча ящеров.

– Можно взять оба головастика без прицепов и снести ими ящеров, – предложил Санта.

– Дождаться Крота и рыжего на джипах, – добавил Апрель, – десант в кузов, зачистим дом и парней вытащим.

Тут же со всех сторон посыпались предложения.

– Я против толпы, – осадил я их всех. Все разом затихли и уставились на меня. У Тима, кажется, дыхание перехватило.

– Объяснишь? – вопросительно спросил у меня Миха.

– Конечно, – улыбнулся я, – вы все знаете, что мы будем дежурить тут группами по одиннадцать человек. Будут две машины, грузовик и броневик, который нам от бандитов достался. Три человека в грузовик за пулемёты, два бойца в нём же на подхвате, и водитель. Три человека в броневике и два бойца, дежурных тут. И что? Каждый раз, когда кто-то в облаке попадёт в беду, мы будем собирать всех наших и ехать туда? Есть установленный регламент, девять человек, вот девять человек сейчас в облако и поедут.

– Не маловато? – спросил Миха.

– Нет, привыкайте сразу. Сами посудите, это сейчас на стройке нас тут много. А вызывать подкрепление из сервиса? Сюда оно ехать будет минут тридцать, точно. Когда мы Рыжего вытаскивали, у нас двадцать минут на дорогу ушло, это с учётом того, что мы были на Наваре, одеты, обуты и ехали на ней на все деньги. А из самого сервиса, сколько вы ехать будете? Плюс одеться, выходные у кого, вы же не все в сервисе постоянно. Дежурные только и группы реагирования. Так что парни, девять человек сейчас поедут, не больше.

– Да, – почесал голову Леший, – ты прав. Надо рассчитывать на девятерых.

– У нас нет грузовика и броневика, – сказал Корт.

– Берём платформу, водитель, там три пулемёта, два человека в коридорчик и Крот со своими на Наваре. Как раз девять человек. Нужны добровольцы.

Тут же поднялся лес рук.

– Мага, за руль Камаза, – начал перечислять я. Он у нас оказался классным водителем грузовика, – Большой Вася и я – в коридорчик, мы с Большим ребят пойдём вытаскивать, – я решил воспользоваться своей властью и поехать тоже, надоело в сервисе сидеть. Да, опасно, но почему-то тянет меня на приключения, – Апрель, печенег в кабине твой, Казак – твоя передняя кабинка, маленький Вася, задняя кабинка. И Навара трое. Башка не кружится у тебя Тим?

 

– Нет, нормально всё.

– Тогда иди сюда, – я расстелил на капоте Навары карту. Наша карта, которую мы рисовали ранее, карта городка и складов, была уже несколько раз доработана, и в неё внесены кое-какие изменения. Теперь она была суперподробной и хорошо нарисована. Каждому из бойцов, который хоть раз был в облаке, она была показана, и каждый вспоминал какие-то детали. Она у нас была цветной, даже некоторые столбы были нарисованы. Про дома, здания и сооружения я вообще молчу. Вот нам на этой карте Тим и показал дом, где засели Спартак и Гоша. Причем, когда он её увидел, был немало удивлён.

– Остальные дальше за работу. Степаныч, забирай их.

Бойцы загудели от такой, каждому из них казавшейся, несправедливости. Ничего, пусть побухтят, навоюются ещё.

– Теперь давайте быстро думать, как ребят из дома вытаскивать будем. Минут пятнадцать у нас есть, пока Крот не вернулся. Ему на ходу про план скажем.

– Может, перед домом взорвём гранат побольше? – предложил Казак, – и быстро ребят эвакуируем?

– Нет, – отрицательно покачал я головой – пока в дом туда-сюда ходить будем, ящеров ещё больше соберётся. Предлагаю следующее. Коридорчик на платформе отпадает. Я с Большим Васей еду в кузове Навары. Мага, ты на Камазе едешь первым, возле этого дома притормаживаешь, и вы из трёх пулемётов сносите там как можно больше ящеров и рогачей. Затем мы подъезжаем на Наваре и быстро с Васей забегаем в дом, валим Волхов. Навара в это время отъезжает от дома и кружится рядом не останавливаясь. Платформа – то же самое – катается вокруг, давит и отстреливает животных. Когда мы будем готовы выходить, вот тогда вы уже из гранатомётов расчищаете нам площадку перед домом. Крот подъезжает на Наваре, мы все грузимся в нее и сваливаем. Твоя задача, Мага, прикрыть нас из пулемётов.

– Может получиться, – сказал маленький Вася.

– Парни, Навары наши обе едут, – показал в сторону дороги Апрель.

Повернувшись, я действительно увидел, как по дороге рядом друг с другом, поднимая столбы пыли, несутся оба наших джипа. В кузове обеих машин были люди.

– Крот что, всех бойцов сюда везёт? – удивлённо спросил Казак.

– Думаю, это не Крот, – ответил я, – скорее всего, Туман народ собрал, – сейчас опять придётся объяснять, почему мы едем в облако только вдевятером. Навары, не доезжая до нас метров сто, резко сбросили скорость. Парни уже опытные, понимают, если затормозить рядом с нами, то нас всех накроет огромное облако пыли. Вот они заранее скорость и скинули, чтобы хоть чуть, но меньше пыли от двух машин было. Как я и предполагал, мне пришлось ещё раз быстро всё рассказывать Туману по количеству бойцов, которые едут спасать ребят. Как ни странно, он сразу согласился с моими доводами и не бубнил, что он сейчас не едет мочить ящеров. А то он действительно привез с собой ещё пять человек нам в помощь.

– Валер, вы сегодня сколько ходок в облако сделали? – спросил я у него, после всех моих объяснений.

– Две, – привезли фуру с этими горками для детей и автовоз с машинами. Там пару грузовиков ещё видели, мы как раз на сервисе разгружались, а тут Крот приезжает с Доком и раненым бойцом этим, сказал, что вы собрались ехать каких-то ребят спасать. Вот мы сюда и полетели.

– Ну так и езжай за грузовиками, – выпалил я, – мы сами справимся. Что хоть за грузовики-то?

– Камаз, как этот, – он кивнул головой на наш грузовик, и Хендай фургон какой-то, кажется, холодильник. Он маленький, его мы Наварой можем утащить.

– Тем более, – обрадовался я, – четвертый Камаз нам точно не помешает, запчасти все есть, и холодильник по такой жаре всегда пригодится. Мы же доставку с сегодняшнего дня открыли. Вертолёту его отдадим, если он ему нужен. Нет – продадим, когда салон откроем. Так что давай, забирай Рыжего с парнями, вызывайте ребят и двигайте за машинами. Стройка тут тоже продолжается, завтра блокпост должны закончить.

– Понял, – немного разочарованно ответил он. Затем повернулся к Наваре и крикнул Рыжему, – вызывай Макара на головастике, поедем в облако за тем Камазом и холодильником.

Я тут же ещё раз быстро пересказал наш план Кроту и мы, погрузившись по машинам, поехали спасать Спартака и Гошу.

– Спартак, приём, – снова стал я вызывать его по рации.

В ответ тут же раздался один щелчок.

– У вас там всё нормально?

Один щелчок.

– Мы едем вас вытаскивать. Сидите и не рыпайтесь в своей комнате пока, – я так же быстро пересказал ему наш план. В ответ тут же раздался один щелчок, он всё понял.

– Спартак, твоя задача обозначить себя, когда вы услышите мой крик в доме. Это значит, что все Волхи уничтожены.

В ответ тут же один щелчок.

Мне очень интересно, откуда в этом доме взялись Волхи? Ну не может их там быть. Ведь никто из ребят ни разу не видел, чтобы они были в доме. Ладно, может узнаем, почему так. А может и нет.

– Спартак, можешь сказать, сколько Волхов в доме?

Два щелчка.

Млять, сколько же их там? Я вблизи, конечно, Волхов никогда не видел. Но по рассказам ребят, по размерам они чуть больше собаки, Тибетского Мастиффа или Алабая. Вес взрослого самца килограмм сто. Большая такая дура, такого только помповиком валить, и то в упор. Главное, под Волха самому не попасть, я представляю, какие у него клыки и когти! Я посмотрел на сидящего со мной в кузове Большого Васю, тот спокойно сидел, держа в своих огромных ручищах помповик, ещё один у него был за спиной, да и у меня самого тоже помпа была, за спиной укорот. Вот и город, до него мы доехали буквально за несколько минут. Я ещё раз поймал себя на мысли, что мы правильно сделали, что блокпост решили построить так близко.

– Через пару минут начинаем, – услышали мы в своих наушниках голос Апреля из головного Камаза.

Дом, где зажали ребят, находился на окраине городка, пока мы крутились по улочкам, я видел несколько машин, которые нам в сервисе не помешали бы точно. Были и сильно битые и не очень. Вот мы проехали ещё одну Мазду 6, битую в бок. Чуть дальше – перевёртыш Шевроле Тахо в старом кузове, в 90-х такие популярны были, и чуть дальше Чероки. Блин, сколько же тачек хороших стоит! А вот и американец – тягач со спальником, как раз такой я хочу на блокпост. Морда целая, надо Туману о нем сказать. Пусть попробуют утащить, а нет, стоп, отбой! Когда мы на Наваре проезжали мимо него, я увидел, что вся его левая бочина буквально вмята, видимо, что-то тяжёлое, типа грузовика, его в бок ударило, наверняка раму повело. Нам такой точно не нужен. Зато дальше стоял красавец Линкольн Таун Кар, чёрный. Вот это аппарат, я от одного его вида пищал всегда! Выпускались они с девяносто седьмого до две тысячи одиннадцатого года, кажется, мотор 4.6, 242 лошади, подвеска, мотор и коробка неубиваемые. Это просто диван на колесах по плавности хода; если сравнивать с моим Мерседесом, ещё поспорить можно, что плавнее едет. И помят вроде несильно, так, бок и задница немного. Скорее всего, его развернуло где-то, и он об отбойник теранулся.

– Туман, прием, – стал вызывать я его.

– На связи.

– В семнадцатом квадрате, – сверился я с нашей картой, – около четырнадцатого дома, стоит чёрный Линкольн Таун Кар. Попробуйте его вытащить к нам.

– Знаю такую машинку, – включился в разговор кто-то из бойцов, – красавчик просто.

– Тебе кто разрешал на волну залазить? – тут же послышался голос Туман, а – соскочил с волны, пока я не узнал, кто это, и в наряды не отправил! Понял тебя, Саша, заедем, заберём Линкольн тоже.

– Спасибо, – поблагодарил я его, – только сильно не напрягайтесь, получится – хорошо, нет – ну и не надо.

Мы снова ехали по городку, ящеров особо видно не было, так, парочка выглядывала из-за домов, но, видимо поняли, что нас не догонят, и поэтому в погоню не пускались.

– Вижу дом, ящеров много, – Крот, притормози чуть, дай нам пятнадцать секунд, потом быстро подъезжай к входу, – послышался доклад Апреля из головного Камаза.

– Принял, – и я тут же почувствовал, как Крот отпустил газ.

Через несколько секунд, раздались длинные пулемётные очереди из двух Кордов и Печенега.

– Крот, пошёл! – крик Апреля в рации, – чисто пока.

– Держитесь, парни, – услышали мы Крота, я еле успел за ремни ухватится, как Навара рванула вперед. Тут же заработал двигатель в кабинке, там Лама за пулемётом сидит, и Зима с гранатомётом справа от Крота. Кстати, запаски мы вытащили, уже учёные. Если Гоша ранен, то закидывать его в кузов как-то неудобно будет, а так он сам спокойно, с небольшой нашей помощью залезет в кузов Навары.

Мы быстро подъехали к дому, в котором сидели ребята, возле его входа и вокруг, валялось большое количество убитых ящеров и несколько рогачей. Всё-таки, Корд в упор шансов этим зверям не оставляет никаких. Валит сразу. Мы с Большим Васей быстро выпрыгнули из кузова Навары и бегом побежали к входу.

– Я слева, ты справа, – крикнул Большой, сжимая в руках свой дробовик. Дверь в дом он вынес мощнейшим ударом ноги, и она вместе с косяком ввалилась внутрь. Мы с ним вдвоем быстро вбежали в дом и, тут же остановившись, присели на одно колено, взяв под прицел каждый свой сектор. Сердце бешено колотилось, я каждую секунду ожидал нападения Волха.

– Чисто, – крикнул Большой, – пошли на второй этаж, быстро. Но оттуда к нам уже спускался здоровенный Волх.

– Волх! – закричал я, увидев его.

Зверю до нас оставалось метров пять, и мы, недолго думая, вдвоем с Большим открыли огонь из дробовиков. Всё-таки 12-й калибр, да в упор, да два ствола – убойная штука. Волха буквально разорвало выстрелами, и его ошмётки разлетелись с лестницы по первому этажу.

– Быстро наверх, – ещё раз крикнул мне Большой, – смотри спину.

Мы стали потихоньку подниматься по лестнице. Я старался не наступать на остатки Волха, боясь поскользнуться, да и противно было, если честно. Поднявшись на второй этаж, увидели труп ещё одного Волха, он был буквально изрешечён выстрелами.

– Вот от кого Спартак отбивался, – сказал я вслух, беря на мушку выходы из двух комнат. Двери обеих были закрыты, и за одной из них были парни. Посмотрев на мертвого зверя, я убедился, что ребята не врали по поводу их размеров. Большой, очень, килограмм сто в нем точно есть. В холке, я думаю, он как Дог, только дог тощий, а у этого мощные, широкие лапы, башка – как мои три. Здоровенная зверюга.

– Вроде нет больше зверей, – потихоньку сказал Большой.

– Спартак, вы где? – крикнул я, – выходите, чисто.

– Мы тут, парни, – раздался его крик из-за левой двери, – сейчас двери разберём и выйдем. С той стороны послышался грохот падающей мебели. И тут же, из-за второй двери, я услышал какой-то шум, то ли писк, то ли ещё что-то. Большой услышал тоже, так как мы с ним практически одновременно навели свои ружья на эту дверь.

– Тсссс, – сказал я – там, кажись, кто-то есть.

– Может? – он вопросительно подкинул на руке гранату, второй рукой держа свой помповик.

– Стенки тонкие, – оглядел я дом, – он весь гипсокартонный, нас самих взрывом вынесет. Пошли, потихоньку посмотрим. Спартак, разбирай дверь и вытаскивай Гошу, – крикнул я ему, не оборачиваясь, – мы вторую комнату проверим.

Грохот в первой комнате стих, затем – Понял тебя, – и снова шум отодвигаемой мебели.

Осторожно перешагнув через труп Волха, мы с Большим двинулись маленькими шажками ко второй комнате. Снова оттуда раздался какой-то звук. Млять, да что же это такое-то?

– Я слева, ты справа, – снова сказал Большой, – на «три». Раз, два, три, – отсчитал он, и мы с ним влетели в эту комнату, как я от напряжения на курок не нажал, сам не понимаю.

– Смотри, Саш, – показал Вася на угол комнаты.

И тут я увидел то, от чего мне стало всё понятно. Почему Волхи были в этом доме. Почему они на Спартака с Гошей напали, почему тот Волх, которого мы убили на лестнице, не ушёл отсюда. В углу комнаты были навалены одеяла и какие-то тряпки, а на них лежало два комочка. Щенки. Щенки Волхов.

– Родила она их тут… – сказал я.

– Да, – кивнул головой Вася, – теперь понятно, почему они так защищали это жилище. Что будем с ними делать?

Хороший вопрос… Пристрелить? Я подошёл к щенкам и присел на корточки, рассматривая их. Один был серый, второй черный, как уголь, и крупнее. Скорее всего, мальчик. Я почему-то протянул руку и погладил их обоих. Оба были совсем малышами, я даже не знаю, сколько им, но глаза уже открыли и смотрели на меня. Почувствовав как я их глажу, оба зашевелились активно и стали тыкаться своими мордочками мне в руку, скорее всего ища сиську.

– Ты как хочешь, Вась, – внезапно сказал я ему, – а чёрного я возьму себе.

 

– Тогда серый – мой – удивил меня Большой, и подойдя к щенкам, осторожно взял в руку серого, поднял его, посмотрел, затем поднёс к своему лицу и потерся об него нежно так… Картина та ещё. Стоит здоровенный мужик и нянчится со щенком, как ребёнок. То ли ещё будет! Затем Большой с ещё большей осторожностью засунул его себе за пазуху, за разгрузку, оттуда только башка этого серого торчала, – Всегда мечтал о большой собаке, – гладя её одним пальцем по голове, вновь пробасил он.

– Вы где, мужики? – раздался из соседней комнаты голос Спартака.

– Тут мы! – крикнул я. Я быстро взял чёрного щенка Волха, и по примеру Большого. так же, засунул его себе за пазуху.

На улице всё это время раздавались длинные очереди и звук двигателя Камаза.

– Вы где там, мужики? – услышали мы в рациях вопрос Апреля.

– Через минуту выходим, чистите выход. Мы готовы выходить по команде Крота, – быстро ответил я ему. Я знал, что все были настроены на одну волну и то, что Крот нас слышал, я даже не сомневался. Мы вдвоём с Большим быстро выбежали в коридор. Там стоял Спартак с Гошей. У Гоши бинтом была перевязана грудь, крест-накрест, плюс левая нога была перевязана до колена, и он стоял на правой. Спартак держал его за ремень сзади, а вторая его рука была у Спартака на шее.

– Вы что там делали-то? – спросил он нас, – это что у вас? – заметил он головы щенков у нас за разгрузкой, – щенки Волхов, что ли? – от озарившей его догадки его брови поползли вверх.

– Ага! – радостно ответил Большой, – решили себе взять.

– Вот почему тут Волхи были, – показал взглядом на убитого Волха Спартак.

– Ладно, мужики, – прервал я рассуждения, – давайте валить уже отсюда. Большой, не пали над ухом у щенка, оглохнет ещё, лучше бери Гошу, а ружьё Спартаку отдай. Апрель, чистите выход, мы готовы выходить. Спартак – перед, я – тыл. И на вот ещё тебе, – я вытащил своего щенка и засунул его за разгрузку Большого, – ты всё равно Гошу понесёшь. Мы тебя прикроем, – я быстро загнал несколько патронов в свой помповик, а Спартак взял ружьё Большого. Свой автомат он закинул себе за спину. Большой взял Гошу на руки, как девушку. На плечо он его закидывать не стал, так как на груди у него были раны, и сквозь бинт у него проступала кровь. Мы стали спускаться по лестнице со второго этажа. На улице раздался рёв двигателя Камаза и выстрелы из пулемётов. Затем к ним присоединились разрывы гранат из подствольников. Мы всё это время стояли на лестнице, ждали команду Крота на выход. Наконец я увидел, как ко входу в дом, задом подъехала Навара, и из неё Лама стрелял в разные стороны, было видно, как он крутится в кузове.

– Парни выходите, – голос Крота, – мы возле входа, быстрее.

– Спартак, пошёл! – зачем-то крикнул я.

Мы стали быстро спускаться по лестнице, добежали до выхода, я пятился спиной за Большим. Вот улица, Крот подъехал максимально близко к дому, пару метров надо пешком пройти. Спартак уже сидел в кузове. Напротив нас стоял наш Камаз с платформой, обе кабинки были развернуты в противоположную от нас сторону, и оба Корда просто зашлись в одной сплошной длинной очереди. Вот уже Большой аккуратно кладёт Гошу в кузов Навары, Спартак помогает его затащить ближе к кабине.

– Саша, ящер! – крикнул Спартак и тут же вскинул свой помповик и выстрелил несколько раз подряд в левую сторону. Я мгновенно развернулся и увидел, как на нас бежит просто огромный зверь. Я присел на колено и стал стрелять в него практически в упор, выпуская патрон за патроном. Большой в это время запрыгнул в кузов Навары и затаскивал Гошу дальше, к кабине. Гоша помогал ему одной ногой, отталкиваясь ею от кузова. Наконец, кто-то из нас двоих попал-таки ящеру в голову, затем ещё раз. Я видел, как от его здоровенной башки отлетают куски мяса, не добежав до нас метров пять-шесть он просто рухнул на траву. Я тут же запрыгнул в кузов.

– Крот, жми! – заорал Большой и стукнул пару раз рукой по крыше кабины.

Не успели мы отъехать от дома, в котором только что были, как с двух его сторон, выбежала куча ящеров. Лама, развернувшись в своей кабинке, открыл по ним огонь. Одного из ящеров буквально разорвало выстрелами, второго убойной силой просто внесло внутрь дома через окно. Камаз уже тронулся. Ящеров вокруг было достаточно, но ребята уже были ученые, да и сектора обстрела были распределены заранее. Машины всё больше и больше набирали ход. Наконец, все ящеры отстали. Мы, покрутившись по улочкам, наконец выехали на главную дорогу, ведущую к выезду из города.

– Вы не оглохли тут? – услышал я бас Большого и, обернувшись увидел, как он пальцем гладит по очереди по голове щенков.

– Дай-ка мне моего, – сказал я ему, и подползя к Большому, вытащил у него из-за пазухи своего чёрного, перевернулся на спину и положил его себе на разгрузку, так же гладя его. Тот стоял на четырёх лапах и пытался удержать равновесие, но машину трясло на ухабах, и щенок постоянно падал.

– Сколько же они жрут-то? – задал вопрос Спартак.

– Много, – пробасил Большой и улыбнулся, – как я, наверное.

– Вы кого там с собой везёте-то? – услышали мы вопрос сидящего за рулём Крота.

– Двух щенков Волхов, – уже не скрываясь, ответил я в рацию – Спартак с Гошей умудрились начать грабить дом, где самка родила, и самец там был. Самку, походу, Спартак грохнул, а самца – мы с Большим. Щенков мы решили себе взять. Надеюсь, что они не умрут, когда мы сейчас из облака выедем.

– Да ладно? Двух щенков Волхов? – посыпались в рацию вопросы, – а как назовёте? А чем кормить будете? А какого цвета?

– Разберёмся, мужики, – ответил я, улыбаясь и продолжая гладить своего щенка. Он уже спокойно лежал у меня на груди и смотрел прямо мне в глаза, ещё не понимая, что у него с сестрой, теперь будет другая жизнь, не такая, как у его сородичей. То, что они вдвоём станут общими любимцами, и мы их сможем приручить, я ни капельки не сомневался. Ты извини, дружище, что мы твоих родителей убили, но мы не знали, что вы там. Так что теперь, у тебя новая семья.

– Это… – подал голос Спартак, – спасибо, мужики. Сами бы мы не выбрались.

– Не за что, – раздался голос Большого. Он вытащил одну лапу своего щенка и махал ей Спартаку потихоньку.

Вот никогда бы не подумал, что это здоровяк, это сплошная груда мышц может быть таким добрым и нежным.

– Я тебя Кайта назову – пробасил Вася, – а если ты мужиком окажешься… – внезапно он вытащил своего щенка и растопырив ему задние лапы, принялся рассматривать его под хвостом, как будто там написано было, мальчик это или девочка. – ничего не видно, – вздохнул Большой, – ладно, если ты мужик, то будешь Кай. У тебя-то кто? – кивнул он на моего щенка.

Я, осторожно взяв чёрного одной рукой, сел и прижался к кабине, так же перевернул его на коленях и стал рассматривать, кто мне достался.

– Мужик, – хором сказали мы, увидев явный признак у него между ног.

– Значит у меня точно девочка, – обрадовался Большой Вася, – значит, ты будешь Кайта. А ты своему уже придумал имя?

– Имя? – переспросил я, – в голове тут же стали возникать различные клички. Но ничего путного не лезло – нет, потом придумаю. Пусть пока Чёрный будет.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru