Механики. Том 1

Александр Март
Механики. Том 1

– Понял, Валер? – кивнул я головой в сторону двери, в которую только что вышел профессор. – Банда в облаке подкараулила. Делай ЧОП, пока нас так же где-нибудь не подловили. Слухи о нас уже по городку поползли, странно, что к нам ещё другие добытчики не приехали, попросить поделиться или поменьше таскать и не отбирать у них кусок хлеба.

– Да понял я, понял. Сегодня же займусь набором людей. С Димой поговорю, может кого из бойцов к нам ещё перетащим, а потом на биржу съездим.

– Оказывается, тут много интересных вещей происходит, – задумчиво произнес я, – и вокруг нас, и в облаке этом. Про камни, я честно, вообще офигел, когда услышал. Электричество из земли – это конечно сильно! Надо со Славкой поговорить, пусть подумает насчёт каких-нибудь датчиков. Кто его знает, может правда, возьмут эти «облачные жители» и подкоп к нам сюда сделают. Тогда всем мало не покажется!

Глава 22

После нашего с Туманом разговора, я пошёл к Славке и озадачил его созданием прибора, наподобие тех, что у сейсмологов. Славка крепко задумался и обещал ответить через пару дней. Я решил не вдаваться в подробности, для чего он нам нужен, нечего панику наводить.

Так, что дальше? Всем задания дал, на сегодня вроде бы дел больше нет. Копаться с машинами сегодня мне что-то больше не хотелось. А не взять ли мне свою подругу, и не поехать ли нам покататься, посмотреть город и оазисы? Как я уже выяснил, ближайший располагался в трёх километрах с другой стороны города. Заодно и город посмотрим, и машину ей свою покажу. Света где-то тут ходит, она вроде как обещала заняться поставками продуктов к нам сюда.

– Светик! Привет ещё раз! – поздоровался я с ней, найдя её на продуктовом складе, где она записывала что-то в блокнот, глядя на коробки с продуктами.

– Привет! – улыбнулась она мне.

– Ты сильно занята?

– Да нет, сейчас пару вещей запишу ещё, и всё. Ты же мне сам сказал продуктами заняться. А что?

– Поехали, покатаемся. Ты мне город покажешь, да в оазис съездим, там, говорят, озеро есть. Искупаться там можно?

– С удовольствием! – тут же ответила она. – Купаться можно и нужно. Водичка там очень тёплая.

– И камни мне заодно покажешь, – вспомнил я рассказ профессора.

– Которые электрические?

– Ага.

– Покажу! – она подбежала и повисла у меня на шее. – Давненько хотела тебе предложить съездить искупаться, да ты занят вечно. Всё, я свободна! – быстро что-то дописав в блокнот, сказала она, – сейчас только к нам забегу, возьму купальник и нам пару полотенец.

– Я тогда тебя возле входа ждать буду, – сказал я, на какой машине, решил не уточнять. Когда я сегодня катался на Мерседесе, её тут не было. Она как раз к птицам своим ездила. Вот я сейчас и подкачу к ней, весь в белом! Через несколько минут я уже стоял около входа в наше жилое здание и ждал свою мадам. Наконец, она выбежала и растерянно остановилась, видимо ища взглядом БМВ Ивана, на которой мы с ней ездили несколько раз. Глянула на Мерседес, окна-то тонированные, меня не видно.

– Светик, садись, – открыл я правое переднее окно.

– Ой! Ты тут что ли? – заглянула она в окошко. – Откуда аппарат?

– Парни сегодня мне подогнали.

– Нехилый, однако, подарочек! – воскликнула она, присаживаясь и обводя взглядом салон. – Я бы даже сказала, шикарный!!! Я на таких никогда в жизни не ездила. Ты теперь у меня первый парень на деревне нашей?

– Ага! – засмеялся я. – Типа того. Ну что, поехали? Показывай дорогу! – с меню немца я почти разобрался благодаря инструкции, которая лежала в бардачке, так что включить вентиляцию сидений труда не составило.

– Приятные ощущения, – почувствовав поддув своего сидения пятой точкой, сказала Света.

Выехав с территории, потихоньку покатились по дороге в сторону центра. Я предупредил Тумана, что мы со Светой отъедем на несколько часов. Если что, рация со мной, у Светы своя.

– Плывёт, как корабль по воде, – отметила моя женщина, – очень мягкий. Я привыкла на своём фургоне, что он жёсткий, как табуретка, а этот прям диван какой.

Я ехал за рулём и наслаждался вождением. Мимо проплывали улицы, дома, здания, спешащие куда-то по своим делам люди. Скутеры, квадрики, а вот машин было мало, очень. Ничего, скоро мы наводним ими этот городок, и я надеюсь, у нас всё получится.

– Мэрию нашу видел? – показала она мне пальцем на здание Мэрии.

– Да, Андрей с Димой показывали нам, когда мы за премией тут ездили на второй день нашего пребывания.

– Ну, тогда езжай всё время прямо, поехали я тебе камни электрические покажу.

Проехали центр, а может и не центр, дома-то тут похожи все. Такие же дороги, улицы, знаки, ведутся какие-то работы, красят здания, разметку на дороге, что-то вешают. Жизнь течёт своим чередом.

– Это другая сторона города, – сказала Света через некоторое время. – Тут ты, кажется, ещё не был. Как видишь, всё то же самое. Если свернуть вот тут налево, – показала она ручкой на перекрестке, – то там промышленный район. Различные склады, автобаза маленькая, машин-то мало, заправка, одна из трёх. Через километр выезд из города. Документы свои взял? Охрана запишет, что мы выехали, и куда едем.

– Взял. – Я похлопал себя по левому нагрудному карману рубашки, где лежала моя карточка.

Наконец показались ворота для выезда из города. Будка охраны, возле неё скучающий часовой, второй, скорее всего, внутри сидит. Точно такие же, но со своей стороны города, мы проезжаем, когда едем в облако. Вот кто сливает информацию о нас, мгновенно мелькнула мысль у меня в голове. Они же видят, что мы привозим. И теоретически, они могут сливать нас с потрохами конкурентам и тем же бандитам. За отдельное «спасибо», конечно.

– Добрый день, – поздоровался с нами охранник с автоматом на плече, когда я остановился около будки охраны. Второй часовой в это время вышел из будки и молча смотрел на нас.

– Добрый, – поздоровались мы в ответ.

– Классная тачка! – окинул он взглядом Мерина. – Таких тут нет ни у кого. Откуда машина?

– Теперь есть, – спокойно ответил я, глядя ему в глаза. – Из облака, откуда ещё?

– И сколько такая стоит? – продолжил он допытываться. – Не продаёшь?

– Послушай, дружище, – обратился я к нему, – не много ли ты вопросов задаёшь? Тебе надо нас записать, вот и записывай.

– Будьте добры свои карточки, – попросил он, вмиг став деловым, – мы вас запишем. Куда направляетесь?

– Покататься решили, – ответил я. Почему-то мне совершенно не хотелось ему говорить, куда мы едем.

Взяв у нас карточки, он прошел в свою будку и записал нас. Второй всё это время молчал и смотрел на нас. Взгляд его мне очень не понравился.

Через пару минут ворота перед нами открыли, и я дал полный газ, давая Мерседесу как следует «выстрелить» с места. Жаль только, антипротибуксовочную систему забыл отключить. Очень мне захотелось поднять возле него облачко пыли, чтобы он ей подышал. Прям взбесил он меня!

– Любопытный какой солдатик, – сказала Света после того, как я отпустил педаль газа, и она смогла отлипнуть от спинки кресла, в которую её вдавило при разгоне. – Я уж думала он прям там начнёт тебе деньги предлагать. А второй – видел, как зыркал, то на машину, то на нас?

– Ага, видел. Ладно тебе, Светик, ну понравилась им наша тачка, что же теперь, бояться тут всех? Не переживай, всё хорошо! – я решил её успокоить, нечего ей ещё из-за всяких уродов переживать. То ли ещё будет. Ведь нам не дадут спокойно жить и таскать всё из облака. Обязательно какие-нибудь умники найдутся. Хорошо, что я сегодня с Туманом поговорил на эту тему. Пусть думает по поводу охраны.

– Сейчас поворот будет, Саш, – вернула меня Света в реальность из моих мыслей, – не гони. Сначала камни посмотрим, как ты хотел, а потом купаться, – последнее слово она прям с каким-то наслаждением произнесла.

За городом дорога тоже была хорошей, я бы сказал, идеальной. Широкое такое шоссе, только привычной разметки нет, и состояла она из укатанной земли. Видимо, сказывалась близкое расположение этого оазиса и то, что туда частенько ездит техника. Спидометр показывал скорость сто пятьдесят, и Мерседес дальше продолжал её уверенно набирать, но, к сожалению, пришлось скидывать. Доехали до поворота направо.

– Поворачивай, – снова сказала мне моя женщина, – эта дорога как раз в оазис ведёт. Вон камни, смотри, – показала она мне рукой на виднеющуюся кучку камней. Да я, в принципе, уже и сам увидел столбы с проводами, которые были установлены прямо в пустыне. Столбы как раз начинались от этой кучи камней, и их ряд шёл в город. Подъехав ближе, я увидел небольшую кучу камней, выложены они были кругом, высота где-то метр, может чуть больше. Вокруг камней установлен забор из сетки-рабицы.

– Пойдём, посмотрим, – сказала она и вылезла из автомобиля.

Я последовал её примеру, мимоходом кинув взгляд показания датчика наружной температуры, которые я вывел на экран меню – тридцать шесть градусов. Подошёл к подруге, стоящей на обочине. Ух и жарко же, после приятной прохлады климата в машине, на улице казалась натуральная духовка. Очень жарко.

– Вон, смотри, дорожки из камней, – вытянув руку, показала она мне на камни.

Я увидел, как от большой кучи камней идёт несколько дорожек из камней поменьше, каждый из которых соприкасался с соседним. Дорожек было две, обе были огорожены таким же забором и на нём висели таблички – «не влезать, убьёт!» и череп с костями нарисован. В самом конце дорожки был установлен столб, и от последнего камня к столбу шел провод. Вернее, толстый кабель, он просто соприкасался с крайним камнем и всё. Как присосан был к нему. Вот тебе и бесплатное электричество! Чудеса прям какие-то!

– Что же это за камни такие?

– Без понятия, – пожала плечами Света. – Камни как камни, зелёные только. Их и раскалывали, и топили, и ток пытались через них пустить – ничего особенного. Электричество передают, только когда они соединяются вместе от вон той кучи, цепочкой.

 

– А если водой полить? Или дождь пойдёт? Что будет?

– Ничего не будет, – ответила она. – Пробовали, от них даже на земле не фонит, или как там правильно. В общем, можно рядом стоять, и тебе ничего не будет, но стоит тебе до камня дотронуться, сразу получишь удар током.

– Как же их тогда выкладывали?

– В резиновых перчатках брали и выкладывали, потом меряли напряжение каким-то прибором, забыла каким.

– Вольтметром, – подсказал я.

– Да, точно! – улыбнулась она. – Вот отсюда и ещё от нескольких таких куч электричество и поступает в город. Что там за кучи, и что там за провалы – никто не знает. Психов нет туда лезть. Да, и две таких кучи этих самых электрических камней есть и в самом городе. Скоро, думаю, стена и до этой кучи дойдёт, город расширяется потихоньку.

– Это понятно… – усмехнулся я. – Там несколько тысяч вольт, наверное, если не больше. Я невольно представил, сколько добытчикам пришлось возить из облака всякой всячины – проводов, щитков, выключателей и лампочек. Надо нам тоже что-нибудь полезное для города сделать, а то только о своем кармане думаем. Автобус, пожарка и маршрутка мало, это вообще ни о чём. Будем думать значит, что мы ещё полезного сможем привезти. Эх, телефоны бы сделать… Найти бы оборудование для сотовых, цены бы нам не было. Ходим, как дураки, с этими рациями.

– А почему тогда столбы стоят, а не в землю закопают все эти кабели?

– Они были закопаны, – пояснила Света. – Если стоят столбы, то значит, тут скоро дома и дороги будут. Наверное, чтобы не перебить кабель, или ещё что.

– Свет, а в других городах тоже такие камни есть?

– Конечно, оазисы тоже от них питаются, такие кучи, много где, есть. Их не много, конечно, но они есть.

– Это же сколько проводов надо? Чтобы ими весь город опутать, и электричество дать…

– Провода эти уже тут начали выпускать. Не сразу, конечно, помучались там с производством, но теперь их много. Ну что, насмотрелся? Поехали купаться, а? – посмотрела она на меня с надеждой.

– Поехали, Светка! – закричал я и резко схватив её на руки, начал кружить.

– Всё-всё, хватит! – взмолилась она, смеясь. – У меня голова уже закружилась, поставь меня на землю.

– А оазисы тоже охраняют? – спросил я у неё, когда мы уже выезжали на главную дорогу.

– Охрана есть только на производствах, где люди живут. Например, взять мою птицефабрику. Рядом со мной две фермы с коровами, местные, кстати, бурёнки, дальше ферма со свиньями. Наш оазис где-то два на два километра. Там все и кучкуемся. Большая часть людей, кто на этих фермах работает, там же и живут. Есть трава, небольшой лес, воды много, небольшое озерцо, в нём бурёнки любят купаться. Там же и охрана наша живёт, меняют их только раз в несколько дней, наверное, чтобы жирком не заплывали от безделья, – она засмеялась, – на парном молочке-то.

– То есть, там температура другая?

– Да, если тут в пустыне тридцать-тридцать пять, то там выше двадцать пяти не поднимается. Чудеса! – взмахнула она руками, никто не знает, почему так, но это факт. Там, куда мы сейчас едем купаться, то же самое. А впрочем, сейчас сам всё увидишь, вон смотри, деревья уже видны, – кивнула она головой вперёд.

Приглядевшись, я действительно увидел растущие прямо посередине пустыни деревья. Прям как в наш первый день, когда мы провалились сюда, но там мы просто не придали этому значения. Я не стал ей уже говорить, что уже видел такой, как раз потом мы её от бандитов и отбили. Только тот оазис, где мы тогда кушали и приходили в себя, совсем маленький был, но воду мы нашли сразу, видимо, тут действительно с водой проблем нет, несмотря на то, что пустыня. А этот вон какой большой. И вот мы въехали в него, я специально притормозил, чтобы получше рассмотреть, как начинается зелёная трава. Тогда-то мы не смотрели толком, просто с дороги съехали и по траве поехали. Тут же, как ножом отрезали, вот песок-песок и – хлоп, – сразу трава зелёная. Возникло такое ощущение, что я еду по обычному российскому лесу – травка, деревья, птички поют какие-то. Навстречу попался скутер с молодёжью. Парнишка, лет восемнадцати с такой же молодой девчонкой. Было видно, что они ехали с озера – он в плавках, она в купальнике, как в деревне какой. Через километр мы выехали на берег этого озера. Неплохо так. Озеро по размерам, ну может как футбольное поле. Насколько хватало взгляда, пляж песочный. Чуть дальше деревья и кустарники. Прям не верится, что в каком-то километре пустыня, где жарища почти под сорок. Я посмотрел на циферки наружной температуры на панели – двадцать шесть градусов. Во как, а возле камней было тридцать пять. Видимо, тут действительно в этих оазисах конкретный такой перепад температуры, свой микроклимат. Да и народ есть, вон, вокруг этого озера полно загорающих. Зонтики, лежаки, волейбольная площадка, мужики какие-то в волейбол играют. Многие в воде плещутся. Прямо курорт какой-то!

– Паркуйся вот тут, – показала мне Света место под одним из больших деревьев. – Как раз тенёк, меньше нагреется.

Там уже стояли две открытые багги, видимо, их владельцы тоже решили искупаться. Аккуратно загнав машину в тенёк, заглушил двигатель. Пока ехали вдоль озера по дорожке, я наблюдал за реакцией отдыхающих на Мерин. Кто-то в открытую смотрел, кто-то просто мельком посмотрел на него и отвернулся, но внимание он, конечно, привлекал. Надо как-то ускорить что ли процесс появления тут машин, слишком много внимания он к себе привлекает. С одной стороны мне это льстит, а с другой – не по себе малость.

– Ох, как же я купаться хочу! – затараторила Светка и, оглядевшись по сторонам, быстро стала переодеваться в купальник, абсолютно меня не стесняясь. Я стал в открытую её рассматривать, хотя, чего я там не видел, но всё же.

– Хватит меня разглядывать, – улыбнулась она мне. – Переодевайся, пошли купаться уже.

Быстро скинув с себя рубашку, шорты и труселя, я надел плавки.

– Тачку-то закрывать? – растерянно спросил я у неё, когда мы уже вылезли из машины и готовы были бежать в воду.

– Не надо, мы рядом, – махнула она рукой, – тут не воруют. Побежали уже, – она, оббежав машину, схватила меня за руку и бегом сорвалась с места, пришлось бежать за ней. В воду мы влетели с разбегу, подняв кучу брызг. А водичка – класс, тёпленькая! Господи, хорошо-то как! И вода чистая. Плескались долго, наконец, у меня закончились силы, и я просто выполз на берег и рухнул на песок, рядом, тяжело дыша после заплыва, приземлилась Света.

– Ну, как водичка, Саш?

– Замечательно! Давно я такого кайфа не получал.

– Купаться ещё пойдешь? – спросила она у меня через несколько минут.

– Я полежу ещё немного, иди, плавай сама, позже к тебе присоединюсь.

Светка убежала в воду, а я, перевернувшись на живот, посмотрел на стоящий в теньке Мерседес. Смотрится он, конечно, очень красиво. Я ещё не до конца осознал, что эта машина моя. Вот только слишком много внимания он к себе привлекает. Каждый, проходящий мимо, считал своим долгом остановиться и посмотреть на него внимательней, некоторые вокруг обходили, качали головой, типа «какая классная тачка!» и шли дальше. Всё это мне напомнило мою юность в городке, в котором я вырос. Там мы с пацанами, тоже на великах ездили купаться на нашу речку и туда периодически приезжали на своих тачках реальные пацаны. Время такое было, все стали бизнесменами, бандитами, появились деньги, первые иномарки. Как сейчас помню – двое парней, старше меня года на два-три, приехали на наш пляж на Ауди 100 в С4 кузове. Пацаны тут же обступили их, рассматривая эту машину. Все же знают друг друга, городок небольшой. Те двое, аж светились от счастья и гордости. Мы знали, что они в бандиты подались, только тогда ещё никто не знал, какую цену надо будет за это заплатить. Многие пошли тогда за лёгкой наживой, но не многие уцелели. Так вот, эти два парня на Ауди, ну прям все из себя были! А через пару недель их обоих нашли в этой машине, их тачку, вместе с ними, в упор буквально изрешетили пулями. Ну да ладно, всё это воспоминания детства. Надеюсь, тут такого со мной не будет. Хотя народец тут достаточно лихой тоже встречается. Я перевернулся на спину, подставляя солнышку своё лицо. Все мы были уже достаточно сильно загоревшие, так что обгореть мне не грозило. А ещё помню, как мне нравились восьмёрки с длинным крылом и высокой панелью, которые появились позже. Первые шли с коротким крылом и низкой панелью, потом эти стали делать. Пусть эта высокая панель и не грела толком, и скрипела вся, да там весь салон как погремушка был, но это был писк, да и ехали они хорошо, для того времени, конечно. Даже с мотором 1.3. Как сейчас помню, поехали мы куда-то с отцом и возле одного из магазинов я увидел чёрную восьмерку на литых дисках с тонированными окнами. Она намытая вся была, аж горела! Батя меня еле оттащил от неё. Тогда ещё дополнительно круглые фары на бампер сверху ставили и диски турецкие выносные, «тазики» они назывались. Смотрелась она, конечно, очень стильно и по-боевому, что ли. Диски правда эти пластилиновые, их чуть ли не каждые пять тысяч балансировать надо было, сплав из которого они были сделаны, очень мягкий. Это уже позже появились кованые, но они не такие красивые были. Очень я хотел себе такую машину, даже когда студентом был, продолжал мечтать о такой восьмерке. Может мне тут исполнить эту мечту детства? Притащить восьмерку, восстановить, покрасить, одеть в хорошее литье, можно и движок другой поставить, кондей. Как кузов усилить, я тоже знаю. Это же уже классика, можно сказать. Пусть будет машина выходного дня. Надо подумать над этим, но позже. Кстати, у высоких панелей есть фишка, о которой немногие знают. Я не знаю, чем думали проектировщики этого автомобиля, но суть в следующем. С правой стороны на самой приборке, кнопка аварийки, берёте отвертку, выковыриваете эту кнопку, переворачиваете на 180 градусов кнопку и вставляете назад, нажимаете и – вуаля! Включается зажигание!!! Сколько так потаскали машин карбюраторных, мама не горюй! То, что срабатывает замок на руле – фигня, либо просто сворачиваешь с дополнительным усилием руль, либо, если силы не хватает, со всей дури бьешь ногой по переднему правому колесу. Как лошадь лягает, так и тебе надо ударить по нему – замок сразу ломается. Дальше толкнул её, завёл с толкача, и до свидания. Да уж, что они там на заводе курят?

– Пошли купаться! – неожиданно сверху на меня навалилась мокрая Светка. – Хватит лежать уже! – она быстро поцеловала меня и, встав, снова схватила за руки и потащила в воду.

Поплескавшись ещё немного, стали собираться назад, пора и честь знать. Вытерся полотенцем, переоделся и услышал сзади голос ребёнка.

– Папа, смотри какая машина красивая, вот бы нам такую!

– Да, сын, – сказал мужской голос, – красивая машина.

– Папа, а можно этого дядю попросить за рулём посидеть?

Я обернулся и увидел мальчика, лет шести, наверное. Он держал за руку мужчину, и они оба смотрели на нас. Пацан увидев, что я посмотрел на них, тут же спрятался за отца, но тут же выглянув из-за его ноги, одним глазом продолжал рассматривать Мерина.

– Иди сюда, братишка, – улыбнулся я, – посидишь за рулём.

Пацан как-то недоверчиво посмотрел сначала на меня, а потом на отца.

– Ну, что же ты? – так же улыбнулся его отец. – Хотел за рулём посидеть, так иди. Дядя тебе разрешает.

Мальчик, отпустив руку отца, бегом подбежал к машине и мигом залез за руль.

– Вы уж простите нас, – извинился непонятно за что мужчина. Кстати, думаю, он мой ровесник, по крайней мере, выглядел он на тридцать пять, точно, ну может чуток больше. – Он таких, и не видел никогда.

– Местный? – хохотнул я.

– Ага! – засмеялся мужчина.

– А мама-то где? – спросила Света.

– Мама дома с мелким сидит, нас купаться отправила. Кирилл, – представился он и протянул мне руку. А это, – кивнул он головой на сидящего за рулем и изображающего звук мотора мальчугана, – Степан, как увидит машину – не отлепишь его от неё.

– Ну, мы все пацанами были, – ответил я, – Александр, Света.

– Очень приятно.

– Ну, чего, Степан? – обратился я к нему, – Нравится тебе машина?

– Да, спасибо дядя Саша! – выпрыгивая из-за руля, крикнул довольный мальчишка и снова подбежал к папе. Надо же, имя даже моё услышал.

– Вас подвезти до города? – спросила Света улыбаясь, глядя на паренька.

– Если вас не затруднит, конечно, – ответил Кирилл. – А то долго ждать придётся, когда кто-нибудь в город поедет, да подхватит нас. А пешком по такой жаре мы долго идти будем.

«Маршрутки!» – тут же мелькнула у меня мысль. – Нужно много маршруток.

– Залазь, Степан. – открыла ему заднюю левую дверь Света.

– Папа, пошли! – потянул он его за руку. – Нас подвезут до города.

Выехав с территории оазиса, снова оказались в пустыне. Мгновенный переход, раз – и травка кончилась. Ехал я не спеша, сам наслаждался и другим дал это сделать.

 

– Хорошая машина, очень плавный ход, – заметил Кирилл.

– Понимаете в машинах? – спросил я у него.

– Да есть немного, продавал раньше в салоне, потом сюда попал, семьей тут обзавёлся.

Так, «продавал», он менеджер по продажам автомобилей, нам как раз в салон продавец нужен с приятной внешностью. Света тут же повернулась ко мне и одними губами, отчетливо произнесла слово – Салон! – Вот и она тут же сразу смекнула, что нам продавец нужен.

– Нравилось машины продавать? – продолжал я спрашивать.

– Нравилось! – улыбнулся он. – Нравилось рассказывать о них и продавать.

– Мой папка много про машины знает! – звонко закричал мальчик, он мне про все машины рассказывает, которые мы видим.

– Степан, – обратился к нему Кирилл, – нельзя влезать во взрослые разговоры, это некультурно! –

Мальчишка тут же немножко надулся и отвернулся к окну.

– Что можете, например вот про него сказать? – я легонько хлопнул по рулю мерседеса.

– 500 мерседес, 221 кузов, объём двигателя 5400 литра, 388 лошадей, семиступенчатая коробка, пневмоподвеска, в городе расход 18–20, по трассе около 10 литров. Комплектацию, думаю, нет смысла перечислять, – засмеялся он, – «полный фарш», как говорится, включая ночное видение.

– Я же говорил, мой папка всё знает! – снова крикнул Степан и тут же сразу отвернулся к окну. Мы все засмеялись.

– Да, – согласился я, – в машинах вы действительно разбираетесь, не каждый так сходу может ответить. А тут чем занимаетесь?

Тем временем мы подъехали к въездным воротам. На воротах стояли те же охранники, что нас и записывали, когда мы выезжали. Даже не поздоровавшись и не сказав нам ни слова, переписали нас всех, и мы покатили дальше. Ну, если честно, не очень-то и хотелось с ними общаться.

– Тут я разнорабочий, – улыбнувшись, ответил он, когда мы отъехали от будки охраны, – семью-то надо кормить, тем более жена с мелким сидит, а этот боец в садик ходит. Я в конторе работаю, ремонты делаем по домам, стены красим, за что платят, за то и беремся.

– Вам где остановить? – спросил я.

– Если вы едете на ту сторону, то я вам покажу, если нет – то тут где-нибудь будьте добры, спасибо, что довезли.

– Спасибо, дядя Саша и тётя Света! – снова крикнул пацан.

– Да, – кивнул я, мы на ту сторону едем, довезем, конечно. – Скажите, Кирилл. А если бы вам тут предложили, снова стать продавцом автомобилей, вы бы согласились?

– Конечно! – уверенно и чётко ответил он. – Только кто же тут салон откроет, тут машин-то на весь город – раз-два, и обчёлся!

– Мы будем открывать салон, и я хочу вам предложить работу продавцом. Там машины будут и много, мы сейчас как раз работаем над этим. Что вы на это скажете? – после этих своих слов, я внимательно посмотрел за его реакцией в зеркало. Сказать, что он удивился, это ничего не сказать, он, мне кажется, в ступор впал. Да и сын его тоже рот открыл от удивления.

– Я… Я согласен! – выпалил он через несколько секунд, – Когда надо будет выйти?

– Недели через три где-то, его сейчас как раз строят.

– Машины все из облака?

– Конечно, откуда ещё. Мы их будем восстанавливать, красить и выставлять на продажу. А ваша задача продавать и рассказывать о комплектации и их характеристиках. Грузовики и джипы тоже будут.

– Ого! – присвистнул он, – серьезно!

– А то! – улыбнулся я. – Время будет, заезжайте, мы вам покажем, что, как и где. Пока работайте у себя, где работаете, а потом подходите. Мы сообщим вам за несколько дней, когда вам надо будет к нам выходить на работу.

– Спасибо вам! Даже и не знаю, как вас благодарить теперь!

– Машины хорошо продавайте, за хорошие деньги. Все нюансы я вам при встрече расскажу.

Высадив их там, где они показали, вежливо отказавшись от приглашения в гости, мы со Светой поехали дальше.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru