Механики. Том 1

Александр Март
Механики. Том 1

Глава 20

Опа, а это что такое? Заехав во двор, я увидел стоящий Камаз с отбойником, и сзади него – автовоз. Ещё один? Наш-то автовоз сбоку стоит. Неужели ещё один с машинами нашли? Интересно, что они привезли. Кстати, на отвале Камаза, к которому был прицеплен автовоз, виднелась свежая кровь – не иначе парни им Ящеров сшибали сегодня. На таран шли опять.

– Чего это они кучей такой стоят? – показал мне рукой Степаныч на наших парней. Я, пока парковался, не видел. Посмотрев, действительно увидел всех наших бойцов, которые стояли толпой, кто-то спиной к нам, кто-то кивал на БМВ, типа вон, приехали. Тачка там что ли какая у них? Из сервиса, вон, ребята стоят ещё. Чего у них там? Наша платформа, на которой они сегодня ездили в облако, перекрыла весь двор. Кто только ее так криво поставил?

– Саш, на автовоз глянь, – сказал мне Степаныч.

Повернув голову влево, я обалдел от увиденного! Все мое внимание привлекла толпа парней справа, у которых что-то стояло за спиной, поэтому на автовоз-то я и не смотрел. На автовозе стояли три белых фургончика Форд Транзит. И, кажется, они новые, судя по накладкам на дисках и на дверях – так делают, когда машины перевозят, чтобы не поцарапать.

– Привет, парни! – крикнул я им, вылезая из БМВ и закрывая дверь, – это и есть ваш сюрприз, – показал я рукой на фургончики – про который мне Дима говорил?

– Саша, подойди сюда, пожалуйста, – позвал меня вышедший вперед Туман.

Вообще ничего непонятно! Ладно, пойдем, подойдём.

– Ну, – кивнул я им, – подошёл.

– Я, конечно, речи говорить не мастак, – начал Туман, – но мы все, – он обернулся и обвёл рукой стоящих сзади него вооруженных до зубов ребят и работников сервиса, но уже без оружия, – хотим сказать тебе «спасибо» за организацию всего этого, – он снова махнул руками, намекая уже на сервис – ты позволил нам взглянуть на нашу жизнь по-другому. У нас появился интерес к нашей работе – и у бойцов, и у работников сервиса. В общем, мы давно уже хотели тебя отблагодарить, всё случая подходящего не было, а сегодня подвернулся. Короче, прими от нас всех подарок – вот это! – он отошёл в сторону, и следом за ним в разные стороны разошлись люди.

От увиденного у меня, кажется, даже глаз задергался! Передо мной стоял шикарнейший чёрный Мерседес, в 221 кузове. Стоял он ко мне немного боком, и его кузов на солнышке играл зайчиками; они его и помыть ещё, кажется, успели!

– Пятисотый, пробег – 19400, – сказал улыбающийся Туман.

Я, всё ещё не веря своим глазам, начал обходить его по кругу. Куда же он битый-то? Ну не может машина ровная вся в облаке появиться, это уже все знали. А, вот, бампер уже задний сняли с него.

– Бампер завтра с утра будет на месте, – поспешил мне сказать Макс.

– Охренеть, парни! – это было первое, что вырвалось у меня.

– Нравится? – спросил Андрей.

– Спрашиваешь! Конечно нравится!

– Катайся на здоровье, шеф! – ко мне подошёл Игорь и протянул чип-ключ от него.

– Да уж… – снова пробурчал я, открывая водительскую дверь. О такой тачке я только мог мечтать – а тут вот она – живая, моя!

Свой Мерин я осматривал, кружа вокруг и заглядывая в салон ещё какое-то время. Голова отключилась. В ней крутилась единственная мысль. Неужели он мой?! Мир вокруг перестал существовать.

– Может, прокатишься? – громко сказал мне Туман и засмеялся.

А почему бы и нет? Сев за руль, утонул в кожаном кресле. Мля, как же мягко и приятно, на улице было достаточно жарко, но где-то тут есть вентиляция сидений, надо с меню разобраться.

– Да заводи уже! – снова крикнул Туман.

– Да завожу уже! – в тон ему ответил я. Ох, этот рокот двенадцати цилиндров, подумал я, услышав звук двигателя, на руле переключатель звука выхлопа, как только я щёлкнул этим выключателем, звук сразу стал таким басовитым. Газанул пару раз. А рычит-то как! Рычит, мля! Знаю, что на любом автомате, на паркинге газовать не рекомендуется, но пару раз можно. Закрыл дверь, все звуки снаружи тут же выключили. Абсолютная тишина, двойные стекла глушат всё. Климат-контроль, его ставим на семнадцать градусов, переключаем воздуховоды с лобового, на лицо и ноги. В жару нельзя включать холодный воздух на лобовое стекло – при сильном нагреве лопается сразу. Именно поэтому очень много машин с треснутым лобовым стеклом снизу. Ну, что, теперь можно и прокатиться. 388 лошадей должны очень хорошо ехать! Ручку в положение «драйв» и покатили. Этот корабль неслышно и неспешно тронулся с места, я выехал на дорогу, чуть дал газку, рыкнул и начал ускоряться, плавненько, тихо, звук выхлопа я переключил с рычащего, на обычный. Выехав на широкую улицу, дал полный газ, ох, ёпт! Как же он прёт-то! Минут через пятнадцать моего тест-драйва, я весь под впечатлением и довольный, как ребёнок от игрушки, заезжал на территорию нашего сервиса.

– Ну, как немец? – обступили меня мои ребята, когда я, припарковавшись, вылезал из своего нового автомобиля.

– Вообще, огонь! Думаю, на моей довольной морде всё написано.

– Ага! – засмеялся Апрель. – Это точно!

– Ладно, – чуть прикрыв дверь (дальше присоски сами её закроют), сказал я. – Как съездили, что привезли? Судя по отвалу КАМАЗа, – кивнул я на стоящий с автовозом грузовик, на котором они сегодня ездили в облако, – вы там давили ящеров или рогачей.

– Да, было дело, – удивившись моей наблюдательности, ответил Туман. – Пока цепляли этот воз с Фордами, ящеры набежали. Пастух нас засёк, мы его убили, но он успел в свою дудку дунуть и позвать их. А мимо такого подарка мы проехать не могли. Тягач автовоза в хлам, ремонту не подлежит, пока отцепили, пока наш КАМАЗ подогнали, вот они и набежали.

– Форды, вроде как, новые?

– Да, сиденья все ещё в плёнке. Ты же просил фургоны для доставки, так вот получи и распишись.

– Макс, закончишь с такси, забирай их и перекрашивай. Подготовка там не нужна, быстро справишься.

– В какой цвет красить-то?

– Знаешь, что… – задумался я. – А перекрась-ка ты их все в насыщенный синий цвет, чтобы аж горело! Может, помнишь, на отечественных машинах был такой цвет, Рапсодия назывался.

– Помню, конечно! – улыбнулся он. – Когда на солнце, очень красиво смотрится. А тут всегда солнце.

– Ну, и рекламу нашу чёрной краской. «ГДЛ – доставка и перевозка». И волну рации, Славка тебе частоту скажет.

– Может на них ещё диски хромировать? – предложил Макс. – На них литьё вон стоит, вообще, красота будет! По оборудованию и материалу я уже разговаривал, нам сделают. Сам процесс хромирования я знаю.

– Да, хромируй, – пожал я плечами. – Почему бы и нет?

– Может, на него тоже? – показал он пальцем на диски мерседеса.

– Точно! – обрадовался я этому предложению. – Окна у него тонированные, очень красиво смотреться будет.

– Туман, какие ещё машины привезли? – спросил я, хотя уже видел стоящий большой фургон Хёндай Портер и две машины, которые уже сгрузили с платформы. Шестая Мазда белая и чёрный В6 Пассат.

– Да вон только грузовичок, – продолжил Туман, – и Мазду с Пассатом. Больше ничего не успели – ящеры наступали, пришлось делать ноги. Навара ещё один Логан зацепить успела, но там только на запчасти – в морду битый.

– Это к Игорю всё, он пусть решает. Мы вчера вроде ещё одного Логана притащили? С битой задницей.

– Да, вчерашний лучше, его тоже можем в такси пустить, а сегодняшний на запчасти разберём, – включился в разговор Игорь.

– Хорошо! – кивнул я. – Ещё вопросы или проблемы есть? Туман, к тебе разговор есть, не уходи.

– Нужна ещё одна покрасочная камера, – сказал Макс, с одной мы долго всё будем красить. Машин много, а на перекраску все надо отправлять. Маляр тоже есть ещё один, Артём. И нужно площадь под покраску грузовиков, или просто камеру больше делать. И то, и то реально. Кабины снимать – не вариант, дольше мучаться будем.

– Ты имеешь в виду пленкой часть ангара отгородить для грузовиков? – спросил я у него.

– Пыли много, – отрицательно помотал головой Макс, – ерунда получится. Можно фанерой огородить и проклеить все стыки и щели. Вытяжку сделать и без нагрева.

– Делайте фанерой, – вздохнул я. Опять расходы… – И стройте вторую камеру.

– Хорошо, сегодня начнём.

– Туман, поговорить надо, – напомнил я ему. – Пошли в столовую кофейку попьём и всё обсудим.

– Итак, дружище, – начал я наш разговор, когда мы, налив по чашке кофе, присели за один из пустых столов, – мы активно расширяемся и начали таскать много машин из облака, а будет ещё больше. Нужна охрана или служба безопасности. Да, и ещё, надо расширяться дальше. Примерно, планы у меня пока такие. Тебе, либо кому-то из назначенных тобой парней, по согласованию со мной, конечно, сделать собственный ЧОП. Охрана сервиса, салона, она же группа быстрого реагирования на всякий случай, для решения проблем в городе. Такси наше, доставка, да мало ли что. Я, хоть и знаю, что тут в городе всё спокойно, но случаи разные бывают.

– Да, тут я с тобой согласен, – ответил он, отпив из своей чашки. – На нас народ смотрит с таким интересом, когда мы из облака каждый день машины везём.

– Конкуренты, те же самые, про них не забывай. Ребяткам, может не понравится, что появились другие, которые в разы больше привозят. И, думаю, не ошибусь, если скажу, что мы со временем подомнём всё под себя. Стоит нам только автосалон открыть и всё – тут же все пойдут к нам.

– Какие у тебя ещё планы? – задумчиво спросил Туман.

– Ты мне скажи сначала, как человек, очень хорошо знающий реалии этого мира. Облако же везде? Оно не только у нас тут?

– Да, везде, – кивнул он. – Но там с машинами такая же ситуация.

– Вот! – улыбнулся я, помешивая ложечкой свой кофе. – До соседнего города Руви семьдесят километров. У нас есть два автовоза, нам ничего не мешает наладить туда доставку машин и всего остального.

– Нужна будет охрана конвоя, – тут же поймал мою мысль Туман. – От бандитов и, возможно, от тех же самых добытчиков. Конкуренты никому не нравятся.

 

– Вот и я тебе об этом толкую.

– По ЧОПу, думаю, тут Дима справится, – немного подумав, сказал Туман. – Он бывший полицейский, знает тут всех и всё. А по конвоям – Апрель. Парень головастый, ему приходилось частенько ездить туда, дорогу хорошо знает. Но ты представляешь, сколько нам надо ещё людей, оружия, обмундирования, машин тех же самых? Ты же сам говорил, что мы в долгах все.

– А мы не будем сразу одеяло на себя тянуть, – успокоил я его. – Начни с ЧОПа пока. Несколько людей для охраны мы сможем нанять, невелика потеря для бюджета, – я засмеялся, – которого, у нас нет. А потом постепенно будем расширяться. Да и нет у меня гарантии того, что где-нибудь в облаке лихие ребятишки нас поймать не попробуют.

– Согласен, в облаке люди пропадают на «раз», вместе с машинами.

– Вот и думай! – сказал я ему. – А про деньги… Я тоже сначала за голову схватился. А потом подумал. Ты вот мне ответь. Сколько у нас сейчас грузовиков и легковушек для продажи?

– Ну… – задрал он голову к потолку и стал считать. – Грузовиков – три, автобус и пожарку не считаем. Легковушек, штук пятнадцать, кажется, плюс-минус пару.

– Вот, а до открытия салона, у нас точно ещё две недели есть. Мы же, по любому, ещё привезём машины и подготовим их к продаже. Даже если пять грузовиков притащим и продадим. Напомни мне, почём они тут? – спросил я у него специально, чтобы он понял ход моих мыслей.

– По тридцать-тридцать пять тысяч. Значит, сто пятьдесят тысяч линов и плюс легковушки, даже если по двадцатке каждая, получается примерно триста штук… Да, ты прав, сразу со всеми долгами рассчитаемся, и на людей деньги будут. И это, не считая такси и доставки.

– Ну, вот, ты сам всё понял.

– И очень многие захотят откусить от такого пирога, – глядя в свою пустую чашку, сказал он, – либо забрать его себе.

– Именно, Валер! Поэтому нам надо быть готовыми к различным вариантам развития событий. Я сегодня пятнадцать минут катался на Мерседесе по городку. Знаешь, как на него народ пялился? Как будто инопланетный корабль, с голыми девками внутри! А парни наши все на хороших тачках ездить хотят. Слишком сильно тут люди соскучились по хорошим машинам. А начнём возить товар и машины в соседний город – нас будут точно ждать по пути. Но это потом, сначала тут охрану организуйте.

– Значит, нам надо будет создавать свою маленькую армию.

– Создавай, – пожал я плечами, – ресурсы будут. Делай так, чтобы с компанией ГДЛ никто связываться не захотел!

– А если в руководстве города появятся те, кто, пользуясь своим положением, захотят или отобрать у нас чего, или зажать, или ещё что? Тут что будем делать?

Я предполагал такой вопрос от него, поэтому спокойно ему ответил:

– Будем думать; с маленькой армией особо никто связываться не захочет, а потом, в жизни всякое бывает… Ты будешь готов отдать своё добро бесплатно кому-либо? Нонеча – это не то, что давеча! Здесь законы другие!

Туман посмотрел так на меня, чуть прищурившись…

– Я понял тебя, Саш. Ящеры, облако, машины носятся…

– Я рад, что мы поняли друг друга! – вздохнул я с облегчением. Я всё думал, начинать с ним этот разговор или нет? Как он отреагирует? Оказалось – нормально. – Начинай организовывать ЧОП, не тяни.

– Да, надо будет для города бесплатно несколько машин сделать. Автобусы, маршрутки, руководству можно будет пару тачек подарить, – продолжил я. – Тупо взятку просто дать и всё, если по-русски. Делиться надо всегда. Но это потом, сначала надо раскрутиться самим, и с долгами рассчитаться.

– Саша! – заговорила у меня рация, – тут, мужик какой-то у ворот тебя хочет.

– Какой мужик? И что, прям меня?

– А я знаю? – снова отозвался голос, я так и не понял, кто это. – На профессора похож, с чемоданчиком и в очках крендель такой. Спрашивает Александра, самого главного. Ты у нас такой один.

Мы с Туманом переглянулись.

– Ну, давай его тогда в столовку.

– Кого это там к нам принесло? – спросил я вслух.

– Вот сейчас и посмотрим, – спокойно ответил Туман.

Глава 21

Через пять минут Зима привел к нам этого дяденьку. Мужик, лет сорока пяти, аккуратная бородка, очки круглые, среднего телосложения. А на профессора он действительно похож, рубашка, жилетка сверху, брюки и туфли. Что же они все в туфлях-то по такой жаре тут ходят? Ноги же сопреют на «раз».

– Добрый день, молодые люди, – поздоровался он с нами. – Меня зовут Лев Олегович. Кто из вас Александр?

– Добрый день, Лев Олегович, – мы с Туманом поздоровались с ним по очереди.

– Я Александр. Чем обязан? Да вы присаживайтесь, – указал я ему рукой на стул.

– Спасибо, – поблагодарил он. – Я знаю, что вы и ваша команда частенько катаетесь в облако и достаточно успешно.

Оппа! А вот это уже звоночек, что про нас слухи поползли.

– И откуда же вы это знаете? – не скрывая удивления, спросил я, – И что именно?

– У вас есть грузовики, большая команда добытчиков, вы собираетесь открывать автосалон, значит, можете возить из облака много машин. Да, думаю, и не только машин. Хорошо вооружены, и ваши люди хорошо обучены, многие из бывших добытчиков. Так весь город о вас говорит! Странно, что вы об этом сами не знаете! – искренне удивился он.

– Да мы-то знаем, – включил «дурака» Туман. – Просто хотим от постороннего человека узнать, что же про нас говорят.

– А, ну тогда понятно…

– От нас-то вы что хотите? – спросил я у этого Льва.

– Давайте по порядку, – сняв свои очки, он достал носовой платок и начал их протирать. – Я по профессии биолог, природовед. Занимаюсь изучением природы и животных. В том мире я именно этим и занимался. А здесь моя профессия оказалась никому не интересной. Пришлось искать работу, а в свободное время изучать этот мир по мере сил и возможностей.

– И давно вы тут? – спросил Туман.

– В этом мире, – вздохнул Лев Олегович, – я три с половиной года.

– А что вам мешало начать более плотно изучать местные флору и фауну?

– Это никому не надо, – махнул он рукой. – Такое ощущение, что у всех задача выжить и обзавестись максимально полезными вещами, теми, к которым каждый из нас привык в прежней жизни. Я пытался несколько раз попросить в нашей мэрии финансирование, там просто сказали, что позже.

– Послали вежливо, – улыбнулся Туман.

– Да, именно так. Я так же попытался попроситься поехать в облако с какой-нибудь группой добытчиков. Но там надо мной откровенно посмеялись. Я им предлагал все деньги, которые мне удалось скопить. Я ведь хочу принести пользу этому миру! Там в облаке куча всего, что можно и нужно изучать. Представляете, если узнать, почему и как там появляются различные вещи, которые вы, добытчики, с риском для жизни сюда доставляете? Потом опять же, животные эти, пастухи их… Мне неоднократно приходилось слышать рассказы добытчиков, об этом самом облаке, что там и как, о ящерах, пастухах, рогачах. Думаю, очень многим интересно, откуда вообще взялось это облако, и почему там всё появляется. В общем, все мои попытки напроситься с кем-нибудь для поездки туда, не увенчались успехом. Но один раз мне повезло. Мне удалось познакомится с группой добытчиков, и они согласились взять меня в одну из поездок с собой.

– А вот это уже интересно! Что вам удалось узнать об облаке? Или о самих животных, там обитающих?

– Да толком ничего, – отмахнулся профессор. – Времени особо не было. Пару раз я с ними съездил, всё бегом-бегом – залетели, схватили что-то, и назад.

– Как мне это знакомо! – ухмыльнулся Туман.

– Лев Олегович, – снова обратился я к нему, – вы нам всё-таки расскажите, что вам уже известно, ведь наверняка вы, своим учёным взглядом увидели то, что не видим мы через прицел. А мы потом подумаем, как сможем вам помочь.

– Начну, пожалуй, с тех мест, где мы живём, – начал свой рассказ профессор. – Вокруг нас пустыня, есть участки земли, длиной и шириной по несколько километров, а где-то и несколько десятков, где растет трава, деревья, есть озера, леса, горы, реки. Там же выращивают всю еду, которую мы употребляем в пищу, и животных. Занимаются сельским хозяйством.

– Это мы и так знаем, – буркнул Туман, – не первый год тут живём.

– А откуда тут столько электричества? – с интересом спросил я. Ведь я как-то никогда не задавался вопросом, откуда тут это. Атомной электростанции тут точно нет.

– А это ещё одна загадка этого мира! – улыбнулся профессор – Камни и пещеры, оттуда всё.

– Какие камни и пещеры? – не поняв, переспросил я.

– Видимо, вы тут недавно, если не знаете этого. Когда тут появились первые люди, они изучали этот мир по мере сил и возможностей. Но так как оборудования и различных приспособлений у них не было, то изучали так, чисто из спортивного интереса. Самая главная задача была выжить.

– Угу, – кивнул Туман. – Животные частенько нападали, там было не до путешествий и изучения окружающей среды.

– Совершенно верно, молодой человек! – согласился с ним Лев Олегович.

– Туман меня зовут, – представился Валера.

– Очень приятно. Так вот, люди тут жили, охотились, выживали. Потом появилось облако, внезапно, а недалеко от него, в земле появились небольшие провалы и камни, большие и маленькие. Когда кто-то полез посмотреть, что там, он просто изжарился, сгорел мгновенно.

– От чего? – спросил я.

– Его электричеством убило, – ответил профессор.

– Каким электричеством? – снова спросил я, ничего не поняв.

– Эти камни, которые лежат возле провалов, выдают электричество, вот он и изжарился там.

– Ничего себе! – не поверил я сначала. – Как генератор, что ли?

– Именно, Саша, как генератор.

– И как же люди пользуются этим?

– Когда появилось облако, оттуда привезли провода и различную измерительную аппаратуру. Первые электрики, – профессор усмехнулся, – начали проводить эксперименты. Всем же интересно, какое напряжение выдают эти камни. Начали сначала кидать провода на камни, пытаясь подключится к ним и замерить напряжение. Но провода просто горели. Потом кто-то придумал кидать сами камни, взяв их рядом, делать что-то типа дорожки из них.

– Как это рядом? – спросил я.

– Думаю, когда появлялись провалы, прошел какой-то выброс, и этих камней рядом валяется очень много. Они такого зеленоватого цвета, – объяснил профессор, – так вот, их стали собирать и подкидывать как можно ближе к основной куче. Электричество по ним передается. Потом померили уже без риска для жизни. Получилось, что на различных расстояниях от основного провала, с помощью этих камней можно добиться того или иного напряжения.

– Нихрена ж себе! – поражённый очередной загадкой этого мира, сказал я.

– Ну, а дальше дело техники. Столбы, распределительные щитки – вот вам и электричество в изобилии.

– Туман, ты мне про это не рассказывал!

– А ты не спрашивал, – парировал он.

– И сколько таких куч? Откуда там электричество? На сколько каждого провала хватает? Какая длина дорожек? Появляются ли такие провалы ещё? – начал я засыпать вопросами профессора.

– Подождите, Александр! – поднял вверх обе руки профессор улыбаясь. – Не спешите, сейчас отвечу. Вокруг нашего городка четыре таких провала, которые питают весь город. Электричество из них получают уже несколько лет подряд, и оно там кончаться, вроде как, не собирается и перепадов напряжения нет. Длина дорожки от пятидесяти до ста двадцати метров. Провалы появляются, один-два в год, вокруг нашего города есть ещё пять таких провалов, они не используются, просто огорожены, а камни собраны в кучу. Так что, думаю, с электричеством тут точно проблем не будет. Точно так же, как и с водой. Родники вокруг, и их очень много. В оазисах целые озёра с питьевой водой. Когда нашли железную руду и наладили производство стали, начали трубы выпускать. Водопровод сделали, вот вам и вода, потом уже до скважин дошли.

– А почему тогда люди предпочли селиться в голой пустыне? – спросил я. – А не в этих оазисах, где лес, трава, вода и всё такое?

– Оазисы сами по себе небольшие. Вы знаете, какова площадь нашего городка?

– Нет.

– Наш город размером примерно десять на восемь километров и продолжает расти. Внешний забор и периметр частенько переносят. На месте вашего склада, например, пять лет назад был забор, сейчас тут уже город, а до внешнего периметра около двух километров. Из года в год сюда попадали люди, и их становилось всё больше и больше. Вытоптать траву и вырубить лес – дело нетрудное. А что вы есть будете? И где выращивать ту же пшеницу? Охотиться на животных? Нет, сначала, конечно, жили в оазисах – ведь на природе лучше жить, чем в пустыне. И, кстати, обратили внимание, что в оазисах всё растёт в несколько раз быстрее, трава, деревья. Ещё одна загадка. На людей этот феномен не распространяется. Когда жителей перевалило за несколько тысяч, места не стало хватать. Старшие приняли решение строить города в пустыне, недалеко от этих самых оазисов, а в них самих оставить тех, кто будет заниматься земледелием и животными. Некоторых животных удалось приручить. Так и расширялись постепенно. Дикие пустынные животные в оазисы почему-то не заходят.

 

– Хорошо, следующий вопрос, – я решил узнать побольше, всё-таки интересно, что тут, как и откуда. – Откуда тут всё? Я имею в виду – пшеница, кукуруза, фрукты, кроме мяса и рыбы естественно, это в изобилии и тут имеется. Кофе, вот, например, – показал я рукой на молотый кофе в банке, – кстати, кофе не хотите?

– Спасибо, не откажусь.

Пока я заваривал ему кофе, профессор продолжил.

– Обо всем том, что вы спросили вообще всё просто. Сюда же тысячи людей попадают. Кто с чем. Кто просто в одежде, кто с вещами в чемодане, кто на машинах. Все люди разные, и у некоторых из нас можно найти в карманах или вещах очень много интересных мелочей. Вот вы, с чем сюда попали?

– Лично я на машине с инструментами, – сказал я честно. – Думаю, нет смысла делать из этого тайны.

– Вот! – улыбнулся профессор. – А кто-то на дачу ехал, с семенами для посадки, кто-то с кустами какими, и так далее. Вот вам и агрокультуры. Посадили, выросло, собрали семена, посадили снова. Не забывайте, тут люди уже десять лет живут. Так что с пищей здесь тоже всё прекрасно.

– Прям идеальный мир какой-то, – сказал я, подавай профессору чашку кофе.

– Спасибо, – поблагодарил он. – Насчёт идеального, я бы не торопился. Ночью из города выходить – смерти подобно – животные, да и банд куча. Потом, мы совершенно не знаем животных в облаке. Это они сейчас не выходят за пределы городка, а завтра? Вы же ведь наверняка знаете, что те же самые ящеры вылезают из-под земли?

– Да, знаем, – кивнул я.

– А кто им роет эти проходы, знаете?

А вот тут стоп! Я задумался, ведь об этом-то мы действительно и не знаем ничего. А что, если профессор прав, и в какой-нибудь момент они выйдут из облака?

– Нет, – честно признался Туман, – не знаем.

– Про рогачей, обезьян и волхов вообще ничего не понятно, – продолжил Лев Олегович. – Почему обезьяны и волхи выходят только ночью? Боятся света? Жары? Или они боятся тех же ящеров и рогачей? Или ящеры ночью видят плохо или совсем ничего не видят? Или волхи и обезьяны выходят и днём тоже? Просто мы их не видим… Где все живут? Почему ночью нет рогачей? Что ими движет?

– Пастухи ими движут, – ответил Туман, – и инстинкт голода. А волхов видели пару раз днём. Только они не нападали.

– Как это – днём? – одновременно с профессором спросили мы у него.

– А вот так. Один раз волх из-за дома выглянул и снова спрятался. Второй раз, просто видели, как он бежал.

Этого только нам ещё не хватало! Волхи эти, надеюсь нападать на нас не будут.

– А кто такие пастухи? – спросил я. – Вы, случайно, не знаете?

– Нет, к сожалению, видел раз одного, но он сразу на нас ящеров и рогачей навёл, еле ноги унесли.

– Кстати, профессор, – спросил у него Туман, – а почему вы перестали ездить в облако с той командой добытчиков и пришли к нам?

– Они погибли все, – ответил он просто. – Банда подкараулила их в облаке. Я в это время в городе остался. Все погибли, жалко парней…

Мы с Туманом тут же посмотрели друг на друга. Туман кивнул пару раз, мол, понял-понял, нужна охрана и аккуратней надо быть. Да уж, эти банды тут, как кость в горле. Где они базируются, интересно?

– Почему вы решили, что это банда, а не те же ящеры их убили? – переведя свой взгляд на профессора, спросил Туман.

– Во первых, я видел трупы, когда их привезли – пулевые и осколочные ранения. А во-вторых… Вы часто катаетесь в облако. Хоть раз кто-то из вас видел тела погибших добытчиков и то, что было на них в момент смерти?

– Нет, ни разу, – отрицательно качнул головой Туман, – только разбитые машины.

– Я знаю, что ящеры жрут людей, – сказал профессор, – а куда всё остальное девается? Оружие, одежда? Получается, они их тащат куда-то и там уже, простите, разделывают. И животные эти… Чего боятся? Можно ли их приручить? Есть ли вожаки, и так далее, и тому подобное?

– Пипец, сколько вопросов… – ошарашено произнес я. – А ответов на них нет.

– Вот и я про то же, – отпивая кофе, сказал профессор. – Представляете, какой простор для изучения? А если у них хватит мозгов сделать подкоп, под то же самое облако, и в один прекрасный момент они полезут тут ночью, в черте города, внутри периметра? Никто же не озадачился даже элементарными датчиками, как у сейсмологов, например.

От одной мысли, что тогда будет, я поежился.

– Мясорубка будет, мягко говоря, – сказал Туман.

– А банды эти? – продолжал профессор – Ведь живут же они где-то? И успешно выживают снаружи.

– И грабят тут всех подряд, – буркнул Туман.

– А что вы ещё об облаке знаете? – с интересом спросил я снова.

– Бури там бывают песчаные, сильные очень, мы один раз попали в такую. Хорошо, рядом с выездом из облака были. Видимость – ноль и очень сильный ветер. Ящеры все заранее разбежались, как чувствовали.

– Тут они тоже бывают, – сказал Туман, – и я бы не сказал, что слабые.

– Не хочу вас обидеть, Туман, но если вы так говорите, значит не попадали в бурю в облаке.

– Нет, не попадал.

– Тут обычные песчаные бури, слава богу, не частые. По силе, как в том мире были. Я бывал в пустыне, знаю, о чём говорю.

– А в облаке чем отличается? – спросил Туман.

– Там ветер такой силы, что машины уносит. Я же говорю, нам повезло, что мы рядом с выездом были. Мы, когда уже возвращались, видели, как она нас догоняет с огромной скоростью. На обочине стоял большой грузовик с прицепом. Его как пушинку подхватило и понесло. Если не унесёт, так задохнётесь от пыли, я так думаю.

– Тогда это смерч, – сказал я. – Он обычно всё уносит.

– Смерч не бывает сплошной стеной, от земли и до неба. Не думаю, что можно выжить в таком. Если только не спрятаться где-то под землёй.

– Да мы сколько раз ездили в облако, – воскликнул Туман, – ни разу под такое не попадали!

– Значит, вам повезло, – философски заметил профессор. – А вы знаете тех, кто попал под бурю и выжил?

– Нет, не знаю, – сказал Туман.

– И что вы предлагаете, профессор, если мы решим вам помочь в изучении облака? – спросил я.

– Я предлагаю не заниматься больше ерундой, а для начала захватить одного ящера живым и вывезти его за пределы облака, если выживет – постараться приручить и изучить! – на одном дыхании выпалил профессор.

Мы с Туманом посмотрели на него как на психа. Туман аж замер с чашкой в руке.

– Только не надо меня психом считать! – спокойно ответил он. – Клетку сделаем и заманим его туда.

– И кто наживкой будет? – с ухмылкой спросил Туман, отмерев.

– Я и буду, моя же идея.

Профессор рассказал нам много интересного. Получается, что облаком и его жителями действительно никто, никогда не занимался, не изучал их. Почему-то я решил ему помочь. Мне тоже много чего интересно стало, после его рассказа. Клетка? Надо подумать. Идея реальная, только надо как-то обезопасить и наживку, и остальных ребят. Ведь понятно, что ящеры навалятся большой толпой, и там явно не один будет тот, которого мы в клетку будем заманивать. А ещё надо подумать по поводу тех, кто копает ходы для ящеров, либо как-то убедиться, что это делают они сами, хотя я почему-то в этом сильно сомневаюсь. Ох, и подкинул он нам проблем. Волхи эти ещё, оказывается, они днём тоже бегают…

– Давайте так, Лев Олегович, – обратился я к нему, немного подумав, – Мы вам поможем, но не сейчас. На данный момент у нас очень много своих дел. И их надо решить в первую очередь. Вы оставьте нам свой адрес и мы, когда сможем уделить вам время, найдём вас и будем думать, как все организовать. А пока спасибо за исчерпывающую информацию.

– Спасибо! – ответил профессор. – Надеюсь, вас заинтересовало моё предложение, и вы действительно захотите принять участие в разгадке тех вопросов, которые возникают по поводу этого облака. Вот мой адрес, – он достал из своего портфеля блокнот с ручкой, быстро написал адрес, вырвал листок и положил его на стол. – Я днём всегда на работе. Если вдруг приедете, а меня нет, можете записку в дверях мне оставить. Спасибо! – поблагодарил он нас ещё раз, – не буду вас отвлекать, – он поднялся из-за стола, пожал нам руки и вышел из столовой.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru