bannerbannerbanner
Пепельная земля

Александр Конторович
Пепельная земля

Дурные примеры заразительны, и на балкон выскакивает еще один такой умник. Вот ему уже повезло значительно меньше. Он даже не успевает сделать и пары шагов, как очередь из спаренного пулемета танка валит его на пол.

Других желающих рискнуть не нашлось…

Да уж… тут и без меня прекрасно все сделают. Отлавливаю Трофима и, коротко переговорив с ним, запрыгиваю в грузовик. Следом за мною в кузов лезет еще с десяток бойцов. Это уже Грач настоял, потребовал, чтобы я нигде в одиночку не шастал. После чего и прикрепил ко мне этих ребят. Ничего, в свое время, я их еще и натаскаю соответственно – толк будет, это уже сейчас видно.

Городок будто вымер, на улицах царила прямо-таки пугающая пустота и заброшенность. Выстрелы здесь слышны, но какого-то особенного впечатления, судя по наглухо зашторенным окнам, они пока ни на кого не произвели. Хреновато однако! Это ж как надо было людей напугать, чтобы они даже сейчас на улицу не выглянули? Тут вам не Москва зашуганная, здесь вообще народ зубастый живет. Чтобы их, эдак-то вот, пугануть… пупок развяжется… не каждому это по силам.

Вот и наша цель – здание городского УВД. Серьезный каменный забор, по углам сторожевые вышки. Ну, это уж явный новодел, даже покрасить или оштукатурить не успели еще. С одной вышки свисает тело часового, на других пусто.

У забора, присев на корточки, курит здоровенный широкоплечий мужик – бригадир взрывников Виктор Колупаев.

– Здорово, Витя! – присаживаюсь рядом. – Что тут у вас нового?

Он затягивается. Сигареты явно трофейные, вон, даже пачка почти полная в руках.

– Дак… Как стрельба там у вас пошла, повыскакивали энти из дома, да к машинам порскнули. Токмо мы их туда не пустили, не фиг! И самим еще эта техника сгодится. Вот они и пораскинули мозгами… по всей улице. Оставшиеся фармазоны в здании заперлись, сидят пока тихо.

– Заземлили много?

– Да… с полста рыл точняк будет. Разве что в машинах кто еще уцелел?

– Не смотрели?

– Не-а… они это место простреливают.

– Лады. Пойду-ка я побазарю с ними, ты не против?

– Дык… мне-то что? Ты командир – с тебя и спрос, коли обмишулишься.

– Вот умеешь ты, Витя, настроение поднимать! Уж постараюсь на ежа не сесть…

Взяв у одного из бойцов белое полотенце, машу им над забором. Через некоторое время из окна здания мне машут в ответ. Проходит еще несколько минут – и на пороге появляется мужик в комбинезоне. На руке у него белая повязка. Это у нынешней службы безопасности такая униформа. А по мне, так больше на полицаев времен войны похожи.

Мужик проходит метров пятьдесят и присаживается на бордюр. Дальше идти он явно не собирается. Ну что ж, я не гордый, подойду.

Подхожу к мужику и сажусь рядом.

– Ну? Чего скажешь хорошего?

– Откель ты такой шустрый?

– Майор Рыжов, ФСБ.

– Вернулись, стало быть?

– Вернулись.

– Судя по пальбе, не один ты сюда пожаловал? Я смотрю, и танки у вас есть.

– Это ты правильно мыслишь. Много нас.

– Да… – он закуривает и некоторое время молчит. – Обломались мы… не вышло банк сорвать.

Молча развожу руками.

– Ну и какие у нас перспективы? Окромя стенки, разумеется.

– У кого крови на руках нет, уголек рубать будет.

– Как долго?

– Это уж как фишка ляжет. Я не судья и не прокурор, сам понимаешь. Это вам с местными мужиками базарить надобно. Чай у нас все сильно сдвинулось, каждый человек по-своему ценен. Однако же не до такой степени, чтобы все разом списать.

– Обрадовал ты меня. Отбиться от вас, как я понимаю, не выйдет?

– Сейчас казармы доломаем, там уже не так до хрена и осталось, один дом уже горит, подгоним «Тюльпаны»…

Мой собеседник кивает.

– Дальше можно не объяснять, не лопух. Сколько времени у нас еще есть?

– Полчаса, может быть, чуток побольше. Пока миномет подъедет. Ежели надумаете, выходите вот сюда. Оружие складывать у той скамейки, – машу рукой в сторону курилки. – Сами проходите дальше, к воротам. Вот и все.

– Ладно, – поднимается на ноги мой собеседник. – Пойду, пацанам все растолкую. Откровенно говоря, не знаю, что и сказать-то им? Бывай, майор.

– И тебе не хворать.

Возвратившись назад, присаживаюсь рядом с бригадиром.

– Ребят готовь.

– Чего так?

– Не сдадутся они.

– Точно?

– Здесь парни неглупые собрались, хрен к носу прикинуть сумеют. Перспективы им самые печальные в будущем светят, так что терять им особо нечего. Если кто и сложит оружие, так навряд ли таких тут до хрена будет. В грузовике пара станкачей, заберите. Вам они в самый раз подойдут. А я дальше двину, посмотрю, как там у всех остальных дела идут. Хотя, судя по тому, что особенной стрельбы нигде и не слышно, там тоже все по плану развивается.

К обеду все было закончено. Как я и ожидал, сидевшие в городском УВД бандиты не сдались. Проломив гранатами забор, они постарались прорваться в город. Как и следовало ожидать, попытка эта успехом не увенчалась. Сложили оружие всего около десятка человек. В основном это были водители и прочий обслуживающий персонал. Оставшиеся дрались до конца и полегли все.

Одна казарма сгорела дотла, другие два здания уцелели. Спустя десять минут, после того как рухнула крыша на горящем здании, бандиты прекратили огонь и стали сдаваться. Тут тоже на орехи прилетело основательно, так что особых перспектив в дальнейшем сопротивлении не усматривалось. В живых осталось всего около двухсот человек, может, чуть больше.

Сидевшие в здании СЭС сдались сразу же, даже и не пытаясь как-то отбиваться. Тут у бандитов было нечто вроде хозчасти. Сюда собрали всех, кто хоть как-то мог соображать на тему дальнейшего развития городского хозяйства.

Прочие бандюки активного сопротивления тоже не оказали. Вновь назначенный судья застрелился в своей квартире. Аналогичным образом поступило еще несколько новоявленных руководителей.

По предварительным подсчетам, в плен попало около четырехсот человек. Теперь нашей головной болью будет еще и то, куда девать всю эту толпу. На уголь послать, в принципе, можно. Но ведь не всех же? Тех же «хозяйственников» я бы приберег. Думается мне, что их лучше по специальности использовать, нам соображающие люди сейчас очень даже нужны будут.

А вот Сценариста мы не поймали. Хотя к концу дня его лежку все-таки отыскали. Нашлись люди, подсказали. Хотя и не все сделали это добровольно. На квартире этой удалось прихлопнуть только двоих его бойцов, которые были заняты эвакуацией оборудования и каких-то бумаг. Для этой цели у них во дворе стояла машина. Не какая-нибудь, а «Тигр»! Живут же люди! Точнее – жили…

Надо отдать должное, компьютеры у этого мерзюка были весьма недурственные. Я не шибко специалист в этом вопросе, но наши ребята, которые в этом разбираются, заверили меня, что это просто первоклассные агрегаты. Ну и славно! Вот и возитесь теперь сами с этой машинерией. А я бумаги посмотрю – чует мое сердце, что там много чего интересного нарыть можно…

К концу дня ноги не держали меня уже совершенно. Сказалась усталость и все напряжение последних дней. Я и сам не заметил, как стал понемногу отрубаться. И только когда заснул прямо во время разговора, это заметили, наконец, и окружающие. Все обсуждения в темпе свернули, мужики забегали, зашушукались и куда-то меня поволокли. Оказалось, что еще раньше они успели присмотреть для меня достаточно приличное обиталище – большую трехкомнатную квартиру в доме старой постройки. Даже на первый взгляд этому двухэтажному дому было лет двести. Сложенный из красного кирпича и обнесенный решетчатым забором, он стоял совсем недалеко от главной улицы города. На втором этаже этого дома проживала пожилая хозяйка квартиры. Вот к ней меня и отрядили на постой. Тетка оказалась серьезная и властная. Моих провожатых она в две секунды наладила восвояси. А я, добравшись до кровати, почти моментально провалился в сон. Даже раздеться толком не успел.

Пробуждение мое в этот день, в отличие от всех предыдущих, было достаточно спокойным, я бы даже сказал, безмятежным. Никто не тряс меня за плечо, побуждая к немедленному вставанию, не ломился в дверь с какой-то срочной новостью и не орал под окном, требуя моего присутствия. Открыв глаза, я бездумно смотрел в потолок. И только спустя минут пять потихонечку начал включаться в окружающую действительность.

Что мы имеем на сегодняшний день?

Ну, во-первых, город мы взяли. Во-вторых, достаточно успешно и без особых потерь помножили на ноль большую часть бандитов. Это были несомненные плюсы. Наиглавнейшим же результатом явилось то, что местное население теперь относилось к нам самым наилучшим образом. Мы не были для них неведомо откуда взявшимися нахлебниками, которых надо было кормить и ублажать. Что ни говори, а успешные военные действия против общего врага приводят к очень хорошему взаимопониманию.

Были, конечно, и минусы. Частично все-таки разбежались бандюки, которые в перспективе могли стать головной болью для нас всех. На повестке дня стоял, пожалуй, самый важный вопрос: как мы будем дальше жить? В городе не одна тысяча человек, которых, между прочим, еще надо чем-то накормить. Из всего ассортимента продовольствия мы могли рассчитывать разве что на всевозможную разводимую в деревнях живность и всякую огородную продукцию. Хлеб тут не рос, фруктов тоже никаких не было. Я уж молчу о всяких там крупах и тому подобных радостях. Все это было для нас абсолютно недостижимым удовольствием. Так что ломать голову над данной темой надо было начинать сразу же. Кое-какие соображения у меня имелись. Но для этого требовалось, как минимум, совершить дальнее путешествие почти в полтысячи верст. То, что раньше не представляло из себя абсолютно никакой проблемы, в сегодняшней ситуации было почти неразрешимой задачей.

Однако же приступить к осмыслению мне не удалось. За дверью загомонили голоса, и в комнату бесцеремонно ввалился Трофим.

– Очнулся? – с порога поприветствовал он меня. – А я к тебе с гостем.

 

Следом за ним в комнату не торопясь вошел коренастый бородатый дядька. Одет он был в потрепанную штормовку и такие же брюки, заправленные в сапоги. За спиной у него болталась простенькая двустволка. Под расстегнутой штормовкой был обыкновенный охотничий патронташ. Войдя в дверь, гость направился прямо ко мне.

– Здравствуйте, – пробасил он.

– И вам добрый день. Простите, не знаю, как вас по имени-отчеству.

– Отец Михаил, – ответил бородатый.

Так это поп? А почему с ружьем? И откуда он тут вообще взялся? Хотя, с другой стороны, должна же быть в городе церковь? Наверняка, он оттуда пришел.

– Я не здешний, сын мой, – проговорил поп, видимо, заметив мои размышления.

– А откуда же вы?

– Из Печоры я.

Ни хрена себе! Это ж не меньше трехсот километров от нас. Это каким таким макаром он сюда добрался? И почему, интересно, сюда? Что ему тут, медом намазано?

– Далековато вы забрались, батюшка! Это ж каким образом вас сюда занесло?

– Сложный вопрос, сын мой. За помощью я шел. Я сам отсюда родом. Родня тут осталась, знакомых много. А у нас… Плохо у нас.

И он начал рассказывать.

Не шибко большой город Печора, тем не менее, представлял собой достаточно важную цель для ракет противника. Все дело было в находившейся там РЛС «Дарьял». Выбив эту станцию, противник мог ослепить большую часть системы ПВО и ПРО. Чем и занялся. Стоящие в окрестностях города зенитчики воронами отнюдь не были. И большую часть ракет посшибали еще на дальних подступах. Не долетев до города, крылатые «гости» попадали в тайгу. Поэтому второй удар был нанесен уже по зенитчикам. Собственно говоря, и в первой волне к ним направлялось некоторое количество «гостинцев». Но их постигла судьба своих собратьев, и никого урона позициям «Триумфов» они нанести не сумели. Второй налет оказался успешнее. Вместо одной из зенитных батарей образовалась здоровенная яма, окруженная измочаленными и обугленными деревьями. Третий удар, хоть, по вполне понятным причинам, и уступал по мощности первым двум, своей цели достиг. Пусть и не в полном объеме и с недостаточной эффективностью. РЛС все-таки уцелела и даже продолжала работать. А вот городу досталось крепко…

– И как же вам так основательно прилетело? – интересуюсь я у собеседника. – Ведь, насколько я знаю, в подобных случаях ядерные боеголовки на крылатые ракеты не ставят.

– А кто его знает… Наверное, и не ставили. В смысле, раньше не ставили. А в нашем случае, видимо, иначе решили. По зенитчикам-то они как раз тактическим зарядом и долбанули. И на город такая ракета шла. Точнее, не на сам город, а на РЛС. Но ее, судя по всему, как-то повредить успели, и упала она гораздо раньше. Так что взрывом нас зацепило не слишком сильно. Конечно же, городу досталось. И очень даже всерьез. Тут еще пожары начались, – поп сокрушенно мотает головой. – Словом, от города мало что уцелело. А вот РЛС стоит. Видать, крепко строили. Даже работала еще какое-то время. А потом свет пропал. Военные немного еще на своих генераторах продержались. Но у них соляр тоже скоро кончился. Они ее и выключили. Ихнюю-то электростанцию чуток повредили, вот они на резервных источниках и сидели. Да и непонятно было, что вообще происходит. Связь накрылась почти сразу, да так больше и не заработала. Население, что без крыши над головой осталось, к военным ушло. У тех казармы большие, убежища всякие. Там по сей день, надо полагать, и сидят.

– Надо полагать?

– Так я ж почти полтора месяца, как оттуда ушел. Мы, как более-менее все успокоилось, собрались все вместе, чтобы решить, как дальше жить.

– Все – это кто?

– Полковник Яхонтов, тот, что у военных командовал, еще несколько человек. Прокурор наш, Пал Михалыч. Он вообще мужик головастый, и уважают его многие. Ну, и меня, раба Божьего, тоже пригласили. Понимали мы, что в городе жить нельзя больше. Там фонит все со страшной силой. На улицах особо не походишь. А вечно сидеть в укрытиях – это не вариант. Да и жрать чего-то нужно. Так что договорились мы промеж себя и выслали людей в разные стороны, чтобы посмотреть, где обстановка лучше. Надо же народ куда-то выводить.

Некоторое время мы сидим молча. Проблемы перед гостем встали действительно нешуточные. И я даже не знаю, что же мне ему сказать. Понятное дело, помочь нужно. И мы, разумеется, будем это делать. Только вот как? Опыта спасательных операций у меня никакого нет, да и никто из нас, скорее всего, им тоже не обладает. Опять же, во весь рост встает проблема обеспечения продовольствием.

– А сколько вас там, отец Михаил?

– Мне трудно сейчас это сказать… Тысяч пятьдесят. Может быть, больше.

Трофим, сидящий за спиной гостя, аж крякнул. Было от чего. Где разместить такую прорву народа и как его сюда доставить, я даже и предположить не мог.

– Однако же… – чешу озадаченно в затылке. – Что, неужто так все плохо?

– Думаю, что гораздо хуже, чем я знаю. У нас ведь и с едой тоже очень плохо. У военных запасы были, на них-то все и держится. В городе раньше тоже продовольственные склады имелись, да немалые. Как раз на подобный случай. Только вот полтора года назад оттуда все вывезли. Сказали, мол, голодающим помогать будем таким образом. Где-то в Африке. У них там жрать нечего.

– Воевать друг с другом меньше надо, тогда и еда будет, – в сердцах плюю на пол я. – Как же мне эти «голодающие» остобрыдли уже!

– Ну, мы-то этого не знали. Да и обещали нам назад потом все привезти. Мол, правительство чуток дальше собственного носа смотрит, чем мы.

– И до сих пор везут…

Мой собеседник виновато разводит руками.

– Да ладно вам, отец Михаил. Чего уж теперь-то сокрушаться. После драки кулаками не машут. Постараемся придумать что-нибудь. Хотя, откровенно говоря, у нас тут тоже не шибко разгуляешься. Это с оружием у нас более-менее в порядке все, а вот с продовольствием-то не дюже. Но варианты есть. А как же так получилось, что вы к нам добирались полтора месяца? Оно, хоть дорога и неблизкая, но все-таки…

– Добирался-то я, конечно, не так долго. Выехал из города, велосипед у меня был. Худо-бедно, а на нем почти везде проехать можно. Так, с Божьей помощью, и сюда прибыл. А вот тут полмесяца почти под замком просидел, прямо как шпион какой в старые времена. Не поверила мне прежняя власть. А может, еще какие мысли у них были. Это вот Трофиму спасибо: как из-под замка-то меня выпустили, он и подсказал, куда идти.

Трофим смущенно кашляет.

– Да я чего… Тут любой бы подсказал. Видно же, что человек в беде.

– Так-то оно так, только без твоей помощи я еще долго по городу бы мыкался.

Отец Михаил встает и собирается уходить.

– Я еще к отцу Павлу загляну. Он тут в храме вашем обретается. Непорядок это – уж сколько в городе нахожусь, а его не навестил.

После его ухода мы несколько минут сидим молча. Поднимаю глаза на Трофима.

– Ну? Куда молчим? Как прикажешь теперь с этой проблемой поступить?

Он виновато пожимает плечами:

– Ты же у нас все знаешь…

– Теперь за всех и отдувайся, – в тон ему говорю я. – Поп геройский, тут вопросов нет. И помочь ему мы просто-таки обязаны. Только вот как? У тебя соображения есть по этому вопросу?

– Ну ты сказал…

– Ага. Еще скажи, «ну ты и спросил». Я тебе совершенно серьезно говорю. Или ты думаешь, что у меня под боком еще один склад есть, на этот раз – с продовольствием?

– Ребята же говорили, что на танковом складе есть еда.

– Есть. Только не на пятьдесят тысяч человек. Ты не забывай еще, что у нас и здесь людей дохрена. Как ты их кормить в этом случае собираешься? Огороды да пригородные стада столько не прокормят. Это я про нас говорю, если ты еще не понял! Про тех людей я и подумать-то боюсь.

– Ребят надо собрать, да обмозговать эту тему хорошенько.

– Вот отчего бы сразу это не сделать? А то огорошил меня с самого ранья, и у меня теперь все мысли на один бок свернулись.

Ванаев хмыкает и чешет затылок.

– Ну, ниче, вместе тему обдумаем. Глядишь, какая мысля полезная на место и вернется.

Он уходит. А я продолжаю сидеть и прикидывать различные варианты развития событий. Собственно говоря, выхода у меня как такового нет. Как ни прикидывай, а придется идти туда, где я писал свой отчет генералу. Именно там, в тайнике, и лежит еще одна его копия. Это данные с моего ноутбука. А вы как думали? Чтобы сохранить на бумаге все схемы и расположения тайников, способы их открывания и прочие радости, времени ушло бы столько, что и подумать страшно. Так-то, на память, я могу назвать всего несколько объектов. А что же вы хотите? Почти год с небольшими перерывами продолжалась моя командировка. Я то возвращался назад в Москву, то снова улетал в неведомые дали, о которых раньше и слыхом не слыхивал. Был, конечно, и бумажный вариант отчета. Только он лежал совсем уж далеко. Поэтому надо пробиваться туда, куда это можно сделать быстрее. В одиночку об этом нечего мечтать. Сразу же вставало множество вопросов. Как добираться? Понятное дело, что ни поездов, ни самолетов у нас не имелось. Да и Бог знает, как там сейчас обстоит дело с взлетом и посадкой. Автотранспорт? Тут уже теплее. Уж пару-тройку машин мы всегда отыщем. Горючего хватит. Во всяком случае, туда и обратно проедем. А дальше как быть? Как вывозить все это добро? Каким-таким транспортом? Ладно, об этом будем думать после, надо сначала найти отчет. Группу надо сформировать, людей подобрать, вооружить, решить вопрос со связью. В общем, головной боли хватит.

Приподнимаюсь и потягиваюсь, аж хрустнуло в спине. Смотрю на часы. Ни фига себе, посидели перед завтраком! Тут уже обед скоро!

В беготне последующих дней я очень хорошо понял, что был еще слишком оптимистичен, прикидывая возможные трудности. Их с каждого угла понавылазило столько, что голова кругом шла. На наше счастье, среди сдавшихся в плен зеков оказалось несколько весьма грамотных специалистов по организации всевозможных сфер городского хозяйства. И это были не скороспелые бизнесмены, погоревшие на очередной попытке засунуть лапу в государственный бюджет, а серьезные мастера своего дела. Поговорив с некоторыми из них, я вывел любопытную закономерность: практически все дела, по которым они огребли свои срока (кстати говоря, весьма небольшие), были словно слеплены по одному образцу. Внезапно появившаяся растрата (реальная или мнимая), быстрое следствие и не менее быстрый приговор. Складывалось впечатление, что кому-то было жизненно необходимо собрать именно в этом месте группу неплохих управленцев. Убеждать и уговаривать человека переехать на новое место жительства всегда нелегко. Особенно если это человек состоявшийся и независимый. Гораздо проще такого человека посадить за решетку, чтобы он был обязан тебе своей свободой. Да и самой жизнью тоже. Учитывая те ресурсы, которыми располагал небезызвестный Сценарист, я совершенно этому не удивился. Трудно было бы ждать от него каких-то ходов, использующих нормальные человеческие взаимоотношения. После беседы с большинством таких специалистов я предложил нашему стихийно создавшемуся Совету прекратить валять дурака и искать среди них пособников скрывшихся бандюков.

– Да поймите вы: я сам через такие же жернова прошел. Имею представление, что это за структура такая тут порезвилась. Мужиков просто загнали за решетку, чтобы иметь их под рукой в нужное время и в нужном месте. Помяните мое слово: мы еще не раз с этими гавриками столкнемся. Чует мое сердце, не всех мы тут к ногтю прижали. А спецов этих проще отпустить да к делу приладить. Так для нас всех полезнее будет. Ребята они головастые, дело свое знают крепко и помочь нам могут очень даже нехило.

Так и порешили. Спецов освободили, извинились перед ними за возможные ошибки и перегибы. И предложили им работу по профилю. Отказавшихся не было. С самого первого дня они взялись за дело основательно. Однажды утром ко мне заявилась целая делегация и в течение полутора часов грузила меня проблемами городского хозяйства. Пока я, совершенно отупевший, не прекратил этот поток мысли.

– Вот что, товарищи вы мои дорогие! Я не сомневаюсь в том, что все то, что вы мне сейчас изложили, архиважно и суперсрочно. Вся беда в том, что с этими проблемами вы пришли не к тому человеку. Я во всех этих хитросплетениях разбираюсь, как баран в высшей математике. Есть у нас товарищ Ванеев, вот его и грузите по самые уши. Я ломать специалист, а вы меня на стройку тянете. Вот ежели поджечь чего надо будет или башку кому оторвать – это ко мне.

Недовольно ворча, специалисты удалились. Спустя день я выяснил, что у Трофима-то они как раз уже успели побывать. Только общего языка с ним не нашли. Вот и пришли ко мне, надеясь таким образом заручиться союзником в своих проблемах. Нечего сказать, мужики оказались ушлые, даже слишком. Но работу они поставили, надо отдать им должное. Склад мой уже весь оприходовали, выкачали из него все топливо и все расходные материалы. Даже форму военную – и ту всю вывезли. А уж продовольствие – так и вовсе в первую очередь. В течение четырех дней провели перепись всего населения. Установили нормы отпуска и организовали по ним снабжение. Если бы кто-нибудь заставил меня заниматься таким вопросом, то я тихо бы сдох прямо на рабочем месте уже на второй день. Но эти ребята со своей задачей справились. В городском хозяйстве, куда эти шустрые парни разом приписали и всю округу, был наведен какой-то порядок. Во всяком случае, уже можно было что-то прогнозировать на будущее. Приехавший к нам в гости Лизунов, обозрев наши свершения, только крякнул и уважительно покачал головой. Заслужить его одобрение было весьма сложно, так что специалисты наши, судя по его реакции, действительно постарались.

 

На этом фоне и происходила моя подготовка к дальнему выходу. Прошерстив наши трофеи, ребята остановили свой выбор на двух машинах. Помимо захваченного «Тигра», они оторвали себе очень специфический агрегат…

Не так давно мне рассказали о каком-то эксцентричном бизнесмене. Сам он был моим земляком – из Москвы. Точнее – из Кратово. Там постоянно и жил. А вот отдыхать отчего-то хотел именно тут. Не в смысле, что в городе. Нет, у него где-то в глухой тайге имелся нехилый кусок земли. Раньше там была какая-то деревушка, но, признанная неперспективной, тихо загнулась. Народ разъехался. Вот товарищ этот и выкупил разом весьма немаленький кусочек земли, заодно с окружающей тайгой. А поскольку, по слухам, был весьма грузен и ногами ходить не очень-то любил, завез сюда целый автопарк. Машины эти он конструировал и собирал сам. На базе «ГАЗ-66» и различных вариантов «уазиков». Одна такая машина постоянно стояла где-то около аэропорта. Дядька этот, недолго думая, просто купил себе тут дом и построил рядом гараж. В который и загнал это чудо техники. Особо он на нем нигде не светился, появляясь в городе всего пару раз в году, так что вскоре про него забыли. Занявшие город бандюки были здесь людьми чужими и про этот дом с гаражом просто не знали. А вот Трофим был осведомлен неплохо…

Впервые узрев данный агрегат, я ошарашенно молчал минут пять. Нет, на «шишигу» это было похоже. Весьма отдаленно. Шарнирно скрепленная рама могла изгибаться как вдоль и поперек, так и скручиваться под углом градусов в тридцать. Вывешенный на боковых опорах кузов, составлявший одно целое с кабиной, этому ничуть не препятствовал. Все рычаги управления и переключения передач тоже были по-хитрому удлинены и позволяли рулить машиной в любой ситуации. Над землей это чудо возвышалось метра на два с гаком, и обзор оттуда был великолепным. Внутри, кроме трех спальных мест, была еще газовая плитка и душ. Ну и всяких там ящичков и отсеков в машине хватало.

– Трофим, – обалдело поворачиваюсь к Ванаеву, – что это за монстр такой? Он еще и сам передвигается?

– Да еще как! Ему любое бездорожье по барабану! Прет, что твой танк! И по лесу едет и по болоту – однохренственно! Там и рация есть, да весьма мощная! Генератор переносной – этот уже дизельный. К нему пятьдесят литров солярки в отдельном бачке. Воды запас имеется – литров сто. Два запасных бензобака литров по двести, это не считая штатных. В гараже, кстати говоря, пятитонная цистерна с бензином зарыта. Дядя этот основательно запасся, надо сказать.

– Охренеть! А второго такого агрегата у него там нет?

– Здесь нет. Зато в деревне, что он купил, вполне могут быть. Он туда до хрена добра всякого таскал.

– Надо будет заглянуть, глядишь, чего и накопаем там полезного.

Так и появилось у нас это странное транспортное средство. Управлять им с непривычки было трудно, но прокатившись несколько километров, я понемногу освоился. Надо отдать должное неведомому хозяину – фантазия у него работала на все сто. И руки к ней прилагались соответствующие. Подобных машин я даже в фантастических фильмах не видел.

Так что вопрос с подготовкой к выходу был решен и мы начали комплектовать группу. Вездесущий Потеряшка и тут оказался в первых рядах. Ну уж против него у меня никаких возражений не было. Грач оставался на хозяйстве, что тоже трудно было оспаривать. Зато Зеленого он отпустил со мною по первой просьбе. Ну вот, первая тройка уже есть.

Особо рассусоливать никто не собирался, времени и так было мало, так что собирались быстро. Приходилось порою сидеть допоздна, утрясая все, неведомо откуда взявшиеся, вопросы и проблемы. Поэтому ложась спать, я отрубался почти моментально.

Однако же сегодняшнее пробуждение оказалось, мягко говоря, неожиданным…

Разбудил меня Зеленый, немилосердно пихнув в бок.

Присев на кровати, собираюсь высказать ему все свои соображения по данному вопросу, но осекаюсь. Он напряжен и взволнован, видно, что произошло что-то неожиданное. И не очень, судя по его виду, приятное.

– Что такое?

– В город вошла колонна. Легкая броня и автомашины. Пост на въезде разоружен. У часовых отобрали оружие и вытолкали взашей.

– Живы?

– Да.

– Что говорят?

– Да толком и не поймешь… нападающие действовали быстро и резко. Хотя и без жестокости. Ворвались в комнату, разоружили и просто выгнали на улицу. Парни отбежали в сторону и видели прошедшую автоколонну.

– Сколько их?

– Три БТРа, десяток «Тигров» и несколько армейских грузовиков. Пяток джипов, кстати говоря, весьма дорогих. Всего человек двести. Те, что захватили пост, сели в замыкающий грузовик и уехали. Ребята вернулись назад и позвонили в штаб. Буквально через десять минут эта колонна нагрянула и туда. Со штабом больше связи нет.

Под штаб мы заняли здание местной администрации. Там раньше сидела городская власть, потом бандитская администрация. А вот теперь там обосновались и мы. Так что визит неожиданных гостей именно в то место был вполне оправдан. Всякая власть селилась аккурат в данном доме.

Поднимаюсь с кровати и тру небритые щеки. Так… «и вот явились к нам они, сказали здрасьте!»

– На связь выходили?

– Нет.

– А телефоны в здании работают?

– Да, трубку берут, но не отвечают. Дежурных из здания не выпустили. Броня заняла позиции вокруг дома, экипажи внутри. Но ведут себя спокойно. Машины загнали во внутренний двор. На воротах и у входа выставили посты.

– Форма?

– Черно-белый камуфляж. Прямо как у ментов был, ОМОН в таком ходил.

– Ага… и ведут себя не агрессивно… Надо вставать! Ребята в курсе?

– Да, постарались оповестить всех.

– Танки?

После взятия города мы рассредоточили машины в нескольких местах, дабы ни у кого не возникла мысль повторить наш трюк с захватом автопарка. Туда, кстати говоря, тоже несколько машин отогнали, благо штабной домик почти и не пострадал, только стекла побились.

– В порядке. Посты доносят, что там все тихо. На всякий случай заняли оборону внутри танков. Подкрепления к ним пошли уже.

Ну, хоть тут-то без сюрпризов. Этот козырь пока что в нашей колоде.

– Трофим где?

Зеленый мнется.

– Ну?!

– Ушел в здание… сказал, хочет посмотреть сам. Назад не выходил.

– М-м-мать! Вот уж я ему самолично все, что нужно, покажу! И растолкую! Как это вышло?

– Ну… ребята с поста ему первому позвонили… А Волков тут! И ребята его с ним, человек тридцать.

– Нахрена они мне здесь в качестве пехоты нужны? Ну-ка, пропри их к танкам, пока я собираться буду. Там от них пользы в сто раз больше. Грач где?

– На подходе. Скоро будут.

Импровизированный военный совет собрался через двадцать минут. Половины его членов не было, но ждать их не могли.

– Вопрос первый! – обвожу глазами собравшихся. – Что это за гости такие на нашу голову?

– На площади стоит джип губернатора…

– Кто это сказал?

– Я, – встает высокий светловолосый парень. – Знаю эту машину, чинить приходилось. У него еще бампер с кенгурятником нестандартный – его здесь делали, на заводе.

– Так… Еще что полезного скажете, товарищи? – осматриваю собравшихся.

– Машины, те, что «Тигры», из полиции. Даже надпись на борту осталась, – подсказывает кто-то, кто уже успел побывать на площади. – И броня тоже оттуда.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru