Катабасис

Александр Георгиевич Шавкунов
Катабасис

Глава 9

Кирия ворвалась в больницу, как смерч, волосы растрепаны и похожу на спутанную леску. Плащ распахнут, а рубашка застегнута с перекосом на пару пуговиц, от чего в районе груди образовался ромбовидный «вырез».       Перепуганный медбрат провёл по широким белым коридорам в палату интенсивной терапии. Солен лежит на узкой койке, обмотанный бинтами, с прозрачной трубкой во рту и тонкой подведённой к носу. Левая нога, закрепленная жесткой шиной. На лице бардовые кровоподтёки, отдающие синюшностью. Губы похожи на лопнувшие и сплющенные помидоры.

Кирия ухватила дверную ручку, но медбрат перегородил дорогу и выпалил:

– К нему нельзя!

– Но… как же… я же…

– Только близкие родственники могут пройти.

Девушка опустилась на крохотную лавку, сгорбилась. Медбрат некоторое время постоял рядом, убедившись, что она просто сидит сказал нечто невнятное и поспешил прочь. Кирия сидела до поздней ночи без движения, встрепенулась услышав приближающийся цокот каблуков.

По коридору к ней идёт женщина в строгом наряде, свет ламп играет бликами на стеклах узких очков, покоящихся на тонком носе. Красные волосы собраны в пучок на затылке и проткнуты деревянной спицей. В руках держит два стаканчика кофе. Следом семенит медбрат, что-то твердит активно жестикулируя.

Незнакомка ответила коротко, не оборачиваясь, мужчина сбился с шага, остановился и развернувшись, поспешил прочь. Женщина остановилась перед Кирией, даже сидя, абсолюта выше на голову, хмыкнула и спросила:

– Девочка, почему ты здесь?

– Я? – Озадаченно переспросила Кирия. – Сол мой напарник и наставник… и без него в квартире… страшно.

Женщина вскинула бровь, повернулась и посмотрела на Солена через окошко в двери, выдохнула покачивая головой:

– Ох, ну и жук ты братец… жучара прямо.

– О, так вы сестра Сола?

– Да, вылетела сразу, как получила известие. В который раз… Хорошо хоть они не додумались родителям позвонить, старики с прошлого раза ещё не отошли. – Женщина шумно выдохнула и протянула стаканчик. – Меня зовут Марта Криг, а тебя?

– Кирия Д-семь, приятно познакомиться.

Кофе оказался горячим и отвратительным, однако девушка ощутила, как с каждым глотком в тело вливаются силы. Марта опустилась рядом с ней, со стороны выглядит, будто ребёнок подсел к взрослому, поправила очки и спросила:

– Так ты ведь Абсолют?

– Да…

– И ты выбрала моего брата?

Кирия покраснела и опустила взгляд.

– Ладно, можешь не отвечать, я и так вижу. Лучше скажи, во что он опять вляпался?

В дальнем конце коридора распахнулся лифт, две медсестры выкатили каталку с престарелым пациентом в голубой пижаме. Глянули на двух женщин, беседующих у палаты интенсивной терапии, и ушли в соседнее крыло. Колёса каталки нестерпимо скрипят по гладкому полу.

– Ну, мы расследуем убийство семьи отцом, нашли любопытный момент, и Солен решил наведаться в военкомат, прояснить один момент, пока я была в ванной. А потом мне звонят из участка и говорят, что он в больнице. Всё.

– Ох… ну чего он такой непутёвый… Ладно, хотя бы легче отделался, чем в тот раз с каннибалами. Тогда вообще был похож на скелет с перебитыми ногами.

– Я так часто слышу про тот случай, но Сол не рассказывал, подробно.

– У вас в лагере не было новостей?

Кирия покачала головой и отхлебнула кофе, во второй раз вкус стал терпимее. Марта всплеснула рукой, и заговорила воодушевленно:

– О! Там на целый роман история! Горнолыжный курорт, а рядом оживленное шоссе, с началом похолодания начали активно пропадать люди. Дальнобойщики, отдыхающие и жители предгорий. Соли командировали, как столичного эксперта. Прошло два дня и нам сообщают, что автомобиль со спецами попал под лавину на дороге к горным посёлкам. Местные службы уже начали поиски.

– А на самом деле?

– Ха, там окопался клан людоедов ещё со времён Великой Победы. Они владели курортом, турбазами и даже имели своих людей в предгорных городах. Братца взяли в плен и держали в холодном бараке с другими «запасами», даже представлять не хочу, что там творилось, но он ещё полгода просыпался с воплями. А потом, когда его потащили на разделочный стол, истощенного и с перебитыми ногами. Он вывихнул большой палец, высвободил руку и зарезал мясника. После скрылся от них, скатившись со склона… – Марта сглотнула тугой ком, уголки глаз заблестели. – В общем, когда он добрался до города, конечности были почти чёрные. Хотели ампутировать, но история получила на столько мощную огласку и резонанс в обществе, что на лечение бросили лучших врачей империи.

– Ох…

– Ещё какое «ох»! Мама с папой чуть с ума не сошли. Гордость семьи, как ни как, борец со Злом. Не то что я, подумаешь в море плескаюсь, да рыбок разглядываю… эх…

Кирия улыбнулась, вспомнив слова Солена о сестре.

***

Кабинет Боргена пропах табаком и кофе, на столе лежит раскрытый пузырёк с обезболивающим. Начальник сидит, обхватив виски, Кирия сидит напротив, положив ладони на колени.

– Так ты хочешь сказать, что нападение связано с расследованием? – Спросил Борген, не глядя на девушку.

– Да, мы нашли пару странностей и Сол решил подробнее разузнать о прошлом Свауса и пошел в военкомат.

– Ох… Нет. Давай без детских догадок.

– Но…

– Никаких «но»! Да, Солен действительно хотел задать пару вопросов генералу Локрену, однако старику попахало, а на выходе его встретили люди из клана Торск, того самого. Мертвяка опознали по отпечаткам, Сол холостыми разворотил ему лицо.

Кирия кивнула, но во взгляде появилась недобрая искорка.

– Сейчас, – продолжил начальник, вытаскивая из пачки сигарету, – СМИ бучу поднимают, орут, что каннибалы вернулись мстить. Меня с ночи задолбали звонками!

– А как мне найти этого генерала? Хоть закончу дело Солена.

– На том свете, – буркнул Борген, – помер той же ночью, мужику под сотню лет было! Он лично принимал участие в главном сражении Великой Победы, с Микаласом за ручку здоровался.

– Оу…

– Так, Кирия, пока Солен в больнице, твое обучение приостановлено. Конечно, ты можешь запросить другого наставника, чтобы не терять время.

– Нет, я подожду.

***

В больнице она вновь встретилась с Мартой, женщина стояла в палате и шепча, поглаживала Солена по волосам. Девушка воровато оглянулась и вошла внутрь, спросила с тревогой:

– Как он?

– Лучше. Я оплатила регенерирующие инъекции, через пару месяцев будет как новый.

– Фух… я могу чем ни будь помочь?

– Приглядывай за ним.

– Конечно… может выпьем кофе с пирожными? Солен показывал мне отличное кафе…

– Почему бы и нет?

Этажом ниже грохнуло, стены мелко затряслись, с потолка посыпалась штукатурка. Лампочки трижды мигнули и засветили тусклее. Койка Солена съехала к стене, увлекая за собой аппаратуру. Заорали люди, голоса сплелись с визгом пожарной сирены.

– Это что ещё? – Выдохнула Марта, вцепившись в койку брата.

– Не знаю… – Ответила Кирия, подходя к двери.

В коридоре нарастает топот, со стороны лестницы тянет чёрным дымом, смердящим паленой резиной. Вдоль хребта проскочило щекочущие чувство опасности, Кирия начала открывать дверь… В щель просунулась ладонь в чёрной резиновой перчатке, ухватила и дёрнула распахивая.

В палату влетел молодчик в вязанной балаклаве, стукнулся носом в солнечное сплетение Кирии. Отшатнулся, выпучив глаза, в руке блеснул нож. Девушка перехватил руку и небрежно переломила в локте, ударив о колено. Напавший с задушенным воплем вывалился в коридор, под ноги семерым подельникам.

Те остановились, скользя на отполированном полу.

Кирия медленно вышла, похрустывая кулаками и шеей. Стянула плащ и не глядя бросила на лавку, полуобернулась и крикнула Марте:

– Запрись!

Дверь хлопнула, загремел шкаф, грохнул и перегородил проход, Кирия довольно кивнула и повернулась к врагам. Мужчина переглядываются, поигрывают длинными ножами, не решаясь напасть на великаншу. Самый смелый и рослый вышел вперёд и рявкнул, тыча ножом в сторону защитницы:

– Пошла отсюда, нам нужен только он!

– А мне, живым, нужен только один из вас. – Прорычала Кирия, склоняя голову и глядя на них исподлобья. – Сами выберете кто или положимся на удачу?

Смельчак с воплем бросился на неё, замахиваясь ножом… Кулак абсолюта влетел в лицо, тело крутануло в воздухе и напавший упал на пол, с неестественно вывернутой шеей. Конечности задёргались, как от удара током. Кирия наступила на грудь и сделала приглашающий жест, криво улыбаясь.

Они набросились разом, стараясь повалить или обойти. Девушка закрылась руками, нанося быстрые, пушечные удары в головы. В один миг не уследила и нож вонзился в плечо. Она зарычала, ухватила врага за голову и со всей силы впечатала лбом в стену. Сочно хрустнуло, словно лопнуло яйцо, пальцы заляпало горячим.

Оставшиеся затравленно переглянулись и… бросились бежать.

Кирия догнала одного в два прыжка, повалила на пол. Остальные скрылись в дыму на лестничной площадке. Девушка ухватила добычу за грудки, оскалилась глядя в полные ужаса глаза. Сорвала балаклаву и прорычала:

– Ну что, сволочь, рассказывай.

Мужчина скривился, дёрнул челюстью, девушка услышала щелчок ломающегося стекла. Пленник задёргался, изо рта повалила желтая пена, кожа приобрела синюшный оттенок. Кирия выругалась и поднялась, брезгливо отряхнула руки.

С улицы слышны завывания сирен, через окно видно, как к больнице стягиваются пожарные и стражники. Снег вокруг раскрашен светом мигалками в синий и красный, на улицу выбегают люди, врачи выкатывают больных, кто-то выходит своим ходом. Среди толпы промелькнула парочка в знакомых чёрных куртках.

Кирия выругалась, ухватила за ручку окна, нехотя отпустил и вернулась к палате Солена. Толкнула дверь и заглянула внутрь, проход загораживает поваленный шкаф. Марта стоит у койки брата, закрывая его собой и держа стул обеими руками. Завидев девушку, она выдохнула и опустила «оружие», сказала с тревогой:

 

– У тебя кровь…

– Не страшно, – отмахнулась Кирия, – мы ведь в больнице.

– А нож?

– Какой? А…

Абсолюта рывком вырвала клинок из плеча, поморщилась и бросила на пол. Нож отскочил от плитки и скользнул под койку, оставляя красный след. В коридоре послышались торопливые шаги, а затем вопли ужаса. Девушка скривилась…

– Чего орут? – Сипло спросил Солен, закашлялся, сорвал с носа кислородную трубочку и со стоном попытался приподняться, охнул и растянулся на койке. – Что творится?

***

Двое врачей перебинтовали Кирии руку и рану на бедре, которую она не заметила в пылу драки. Солену ввели снотворное несмотря на его протесты. Двое патрульных-стражников с блокнотами внимательно выслушали, но их прогнал Борген, матерясь в бороду и проклиная всё на свете.

Спустя пол часа Кирия узнала детали нападения. Группа в масках зашла в фойе больницы, бросила пакет со взрывчаткой в каморку охранника. После взрыва захватили медбрата и заставили показать, где лежит Солен.

Теперь пятеро мертвы, причём один от отравления токсином или ядом.

– Гребаные людоеды! – Рыкнул Борген, дёргая бороду и кружась по кабинету главврача. – Да я всех причастных на электрический стул посажу! Нет, всех до пятого колена!

Кирия промолчала, решив не подливать масла в огонь. Раны начали ныть, словно залитые кипящим йодом. Марта ушла в палату к брату, оставив её с начальником и трясущимся главврачом.

– Что делать с Соленом будем? – Спросила девушка, морщась и щупая повязку.

– Я могу выставить охрану!

– Да, это будет хорошо, но он сейчас под регенеративами и пришел в сознание. Может перевести на домашние лечение? – Проблеял главврач. – Вдруг ещё такая жуть произойдёт, а больница несколько ценнее дома. Сами понимаете.

– Угу, спросите у его сестры. Думаю, она не откажет. – Сказала Кирия.

Борген поскрёб затылок, ответил задумчиво:

– Да, можно и так, просто в подъезде выставлю охрану, а на соседние дома пару снайперов.

– А в квартире уже я буду охранять. – Добавила Кирия.

Глава 10

Возле дома поджидает армия журналистов, двор заставлен грузовичками с эмблемами телеканалов и сетевых изданий. Завидев машину стражи, репортёры окружили въезд, а самые наглые или тупые, полезли под колёса, стараясь прижать камеру к стеклу. От обилия вспышек заболели глаза, а у Солена, чьи чувства обострены регенеративной терапией, разыгралась мигрень.

Патрульные стражи оттеснили толпу от подъезда, а Кирия с Мартой помогли выбраться из машины. Сол оперся о костыли и заковылял к дверям, не оглядываясь на беснующихся журналистов.

– Господин Солен! Пару слов! Вы боитесь за свою жизнь? Люди клана Торск угрожают столице?

Мигрень усилилась, сжала затылок и левый висок шипованными тисками. Солен остановился переждать вспышку. Через заслон Стражи прорвалась блондинка в пуховике с нашивкой правительственного канала, подскочила к нему и ткнула в лицо микрофоном.

– Мастер Солен! Столичные Новости, скажите ваше мнение о ситуации…

Марта подскочила к ней, схватила за волосы и швырнула обратно в толпу. Девушка вскрикнула и кубарем покатилась по присыпанному снегом асфальту. Сестра взяла Солена под плечо и вместе с Кирией завела в подъезд. Лифт довёз на третий этаж, на площадке встретили двое стражей в форме спецназа с короткими автоматами.

Оказавшись в квартире Солен, облегченно выдохнул, отбросил костыли и проковылял в зал, держась за стену. Рухнул на диван и с довольным стоном откинулся на спинку, запрокинув голову. Покосился на плотно зашторенное окно, скривился и прикрыл глаза. На кухне зашумела вода, щелкнул короб автоповара. Нос защекотали ароматы овощей и поджаренного мяса.

Вскоре в зал вошла Кирия, поставила на столик перед диваном поднос с двумя бутербродами и кружкой чая. Солен кивнул, и сказал:

– Спасибо.

С кухни доносится голос Марты, на повышенных тонах, слов не разобрать, но по интонациям ясно – разговор семейный. Сестра пришла, когда Сол надкусил первый бутерброд и включил телевизор, гневно потрясла телефоном и сказала:

– Представляешь, он требует, чтобы я возвращалась! Ты тут покалеченный, а я должна лететь обратно и готовить ему борщи! Гад очкастый, вот зачем я за него вышла?

– Я об этом спрашиваю уже лет двадцать. – Ответил Сол и потянулся к чаю.

– Разведусь! – Веско бросила Марта, опускаясь на диван между ним и Кирией. – Квартира у меня от института, а мебель пусть хоть всю забирает!

– А дети?

– А что дети? Дети взрослые! У деда с бабкой в их возрасте уже свои были, мы то есть.

Солен медленно прожевал, пригубил чаю, прислушиваясь к ощущениям. Трещина в челюсти отдаёт тупой болью, каждая травма чешется, если бы не львиная доза препаратов, он сейчас орал от боли и рвал себя ногтями, как обезумевший от блох пёс.

– Сеструнь, знаешь, а он, пожалуй, прав. Даже больше, вот бы тебе прихватить детей, мать с отцом и рвануть на отдых, куда ни будь… ну не знаю, за океан. Говорят, на островах отличные горячие источники, очень полезные для старых костей.

– Ты что, на его стороне? – Охнула Марта и осеклась, сощурилась и быстро показала пальцами ряд знаков. – Да ведь я у Теплого Моря живу?! Лучший курорт в мире!

Солен кивнул и невзначай скрючил пальцы, словно щелкая суставами. Лицо Марты побледнело, став одного оттенка с кожей Кирии. Абсолюта недоуменно посмотрела на них, но благоразумно промолчала.

– Знаешь, – с заминкой сказала Марта, крепко обняла брата, – пожалуй ты прав, нужно сменить место, может и поможет нам. Прямо сегодня билеты куплю! Ты ведь к нам присоединишься, как только поправишься?

– Конечно. – Сказал Сол с каменным лицом, на долю секунды скрутил пальцы левой в два икса.

Сестра дёрнулась, как от удара, кивнула и сказала, вставая с дивана:

– Хорошо, береги себя. Я… пойду.

Она выпорхнула из квартиры прежде, чем Кирия успела попрощаться. Солен доел бутерброд, взгляд отрешенный, верхняя губа подёргивается. Он шумно выдохнул, повернулся к напарнице и сказал:

– Кирия, не реагируй слишком буйно.

– А?

Солен положил ладонь ей на бедро, медленно провёл от коленки до середины. Девушка вздрогнула всем телом, глаза округлились, как у совы. Короткий выдох вырвался похожий на приглушенный стон. Ладонь продолжила движение, дыхание участилось, в коленях растеклась горячая слабость, а вместе с ней появилось покалывание вдоль позвоночника.

Солен наклонился к ней, губы коснулись основания шеи, девушка съехала по дивану, так что мужчина смог коснуться мочки уха. От мимолетного касания тело прошибла молния, а на лбу выступила испарина, Кирия ощутила, что сознание плавится, как масло.

– Пошли, поможешь помыться. – Горячо прошептал Солен.

Кирия подчинилась, ноги словно зефирные палочки, едва держат, пришлось ухватиться за стену. Дорога до ванной показалось вечностью. Оказавшись внутри Солен, запер дверь и включил горячую воду. Девушка встала рядом, красная как помидор, и совершенно не понимающая, что делать. Комнату заполнили клубы пара, зеркало запотело, Солен увеличил напор и тяжело опустился на край ванны, глянул на Кирию и сказал:

– Вот теперь можно и поговорить!

– Что?

– Вода искажает голоса, а пар, не дает читать по губам, конечно, если тут есть камеры.

– Какие камеры?

– А такие, что вот это со мной сделали не людоеды, а военные! Мы вляпались в нечто серьёзное! Что у тебя с лицом?

– Ничего… продолжай.

– Стоило мне упомянуть о метке, как тот генерал свалил из кабинета, а дальше ты сама знаешь.

– Значит в смерти целой семьи виновны военные?

– Возможно, мы не знаем, что означает то клеймо и как оно повлияло на Свауса. Может статься что ни как, но за ним явно стоит мрачная история. В первый раз они пытались просто запугать меня, да покалечить, а вот во второй явно хотели убить. Стоп… ты чего?

Кирия начала расстёгивать рубашку, последняя пуговица заартачилась, и девушка рывком сорвала её. Стянула штаны и отбросив в сторону, нависла над Соленом во всей первородной красе и мощи. Мужчина шумно сглотнул, не зная на что смотреть, сделав усилие поднял взгляд на глаза.

– Если уж играть спектакль, – сказала Кирия, взяв кавалера за ворот и расстёгивая пуговицы рубашки, – то играть до конца.

– Но…

– Никаких «но»!

***

Спустя два часа Солен мокрый от пота и обессиленный сполз с кровати, оглянулся на смятые простыни и одеяло, среди которых лежит Кирия. Белые волосы красиво разметало по подушке, лицо девушки светится счастьем, а губы налиты багрянцем от поцелуев и покусываний. Сейчас она кажется хрупкой и предельно женственной.

– Я это… в душ. – Сказал Солен и махнул в сторону коридора.

– Хорошо, я после тебя. Чай или кофе заварить?

– Кофе… и пожрать чего. Боже… кажется ты мне что-то сломала…

– Прости, в следующий раз буду аккуратней.

– Не смей!

Кирия засмеялась и швырнула в него подушкой, предусмотрительно прицелившись выше головы.

***

На следующий день Солен пригласил двух репортёров с главных каналов Империи. Точнее они напросились, суя в руки неприличные суммы золота. На что детектив сказал девушке:

– Подумать только, чтобы заработать двухлетнее жалование, нужно быть дважды почти убитым людоедами.

Оба прибыли одновременно и едва не подрались на лестничной площадке, стражники расцепили вовремя.

***

Солен, приодетый, гладко выбритый и причесанный сел на стул напротив журналиста. Забросил ногу на ногу и сцепил пальцы в замок, откинувшись на спинку.

– Вы готовы? – Спросил интервьюер, поправляя камеру на штативе.

– Да.

– И так, меня зовут Сет Райзер, я представляю службу новостей первого канала. Сегодня мы говорим с героем империи, детективом Соленом Тарго. Спасибо, что согласились на разговор.

– Да ничего, я даже рад, что вы пришли.

– Скажите, как ваше самочувствие?

– На удивление превосходно, Сет. – С улыбкой ответил Солен. – Сестра оплатила дорогостоящее лечение, так что у меня даже шрамов не останется. Так что людоеды даже здесь не преуспели.

– Скажите, Сол, а вам не страшно? – Спросил репортёр, косясь на Кирию, замершую у дверей, сложив руки на груди.

– С чего бы? Они не смогли убить меня, когда я был у них же в плену, с перебитыми ногами. Тем более не смогут сейчас, когда у меня такая прекрасная защитница. Что она продемонстрировала в больнице, в одиночку перебив пятерых из семи нападавших, голыми руками!

Сет натянуто улыбнулся и сдвинул объектив в сторону девушки, Кирия растерянно подобралась, напустила на себя грозный вид.

– Кстати, вы ведь тоже прямая участница недавних событий. Можете представиться для телезрителей?

– Эм… Кирия Д-семь…

– Не стоит стесняться, вы проявили себя с лучшей стороны! Кто знает, чтобы могли учудить преступники, если бы не вы. Вы ведь Абсолют?

– Да… Это так.

Репортёр перевёл камеру на Солена, сверился с записями в блокноте и спросил:

– Как вы считаете, недавние нападения служат тревожным сигналом активизации этого горных нелюдей клана Торск?

– Что? Ха! Нет, конечно, имперская армия уничтожила основную часть клана. А это, просто жалкая попытка огрызнуться напоследок. Однако, я бы хотел, чтобы зрители серьёзней относились к собственной безопасности, всё-таки наступила зима, а скоро ещё и Долгая Ночь. В это время преступность активизируется, наши коллеги из Стражи, конечно, прилагают все усилия, но все мы люди.

За окном загремело, пласт снега сорвался с крыши и швахнулся о подоконник, разлетелся плотными комьями. Журналист вздрогнул, а Солен хохотнул и указал на окно.

– Видите? Это куда большая опасность, чем люди клана Торск. Вы посчитайте, сколько людей погибло от удара сосулькой, в разы больше, чем от этих выродков, гарантирую!

***

После ухода последнего журналиста Солен и Кирия сели на кухне за чашкой чая. Свет заходящего солнца пролёг по столу, отрезая их от остальной комнаты, девушка чуть приспустилась и положила голову на плечо Солена. Поёрзала, устраиваясь поудобней и вдыхая смесь ароматов одеколона и чистой кожи, спросила:

– Как думаешь, теперь они отстанут от нас?

– Да… я не такая уж и крупная рыба, плюс подтвердил, что верю в нападение людоедов. Так что проблем быть не должно.

– Это хорошо…

– Слушай, может прогуляемся? Я уже почти не хромаю, да и тебе стоит прикупить новую одежду, да и продуктов.

– Почему бы и да!

Кирия поднялась, отпила чаю, посмотрел на Солена.

– А мы…

– Что?

– А не обращай внимания. Давай помогу одеться.

***

Солен облачился в пальто с высоким воротом, прикрывающим шерстяной шарф, плотные брюки и шапку. С помощью девушки натянул высокие армейские ботинки, с лёгким стыдом позволил ей зашнуровать. Кирия облачилась в привычный наряд, только волосы стянула в косу, лежащую на левом плече.

 

Стражники проводили их не одобряющими взглядами, но мешать не стали. На улице царить зыбкий сумрак с морозной дымкой, предвещающей снегопад. Под подошвами скрипит иней, изо рта вырываются клубы пара, поднимаются и над головой и исчезают. Дома подпирают чернеющее небо, пронизанное алыми отсветами заходящего солнца. Редкие прохожие глазеют на Кирию, некоторые оскальзываются, другие перебегают на противоположную сторону улицы.

– Куда пойдём? – Спросила девушка, раздумывая, стоит ли пытаться взяться за руку спутника или это будет выглядеть слишком комично, из-за разницы в росте.

– Для начала в ателье, потом… хм, думаю стоит сводить тебя в ресторан, хоть какая-то польза от гонорара.

– А в чём отличие ресторана от кафе? – Озадаченно спросила девушка. – Там ведь тоже подают вишнёвые пирожные?

Солен широко улыбнулся и подмигну:

– Конечно, тебе понравится! Я гарантирую!

Он уверенно взял девушку под ручку и зашагал к машине, остановившейся дальше по улице.

Рейтинг@Mail.ru