Катабасис

Александр Георгиевич Шавкунов
Катабасис

Эпилог

Над Тёплым Морем занимается рассвет, на фоне поднимающегося солнечного диска движется силуэт парусного корабля. В приоткрытое окно задувает тёплый ветер, треплет прозрачные занавески и наполняет спальню ароматами ночного побережья. Солен открыл глаза, несколько секунд лежал, глядя в потолок, размышляя просыпаться или ещё немного понежиться в сладкой неге.

Вздохнул и откинул одеяло, часть кровати на которой лежит Кирия пуста. Стеной шкаф распахнут, сквозняк перебирает рукава и полы махровых халатов. Солен сел, потянулся протяжно зевая, мотнул головой сгоняя остатки дрёмы. Настроение несмотря на дату, благостное. Он зашёл в ванную, повертел головой перед зеркалом держась за подбородок и задумчиво хмыкнул, оценивая щетину.

В зеркале отражается мужчина неопределённого возраста с твёрдыми чертами лица, живыми глазами с сеткой морщинок от частых улыбок и смеха. В волосах на чёлке наметилась отчётливая седая прядь, Солен хмыкнул и зачесал её назад. Умылся и тщательно почистил зубы. Запахнул халат и насвистывая прилипчивый мотивчик пошёл к лестнице вниз.

Дойдя до середины, услышал детский гомон и строгий голосок Кирии. Опёрся на перила и глянул вниз. В зале на широком диване беснуются мальчик десяти лет и восьмилетняя девочка. Оба темноволосые, со светлой кожей на грани альбинизма и зелёными глазами. Огромный телевизор на отдалении от них транслирует драку разодетых в цветные наряды из спандекса подростков с ордой нарочито нереалистичных чудищ. Слышны фальшивые выкрики вроде «Удар сокола!» и доведённые до абсурда смачные удары.

Рядом с детьми стоит Кирия с кружкой кофе, одетая в фиолетовый махровый халат, растрёпанная спросонья. Женщина упёрла одну руку в бок и с суровым видом что-то высказывает детям, за шумом телевизора не расслышать. Те прекратили прыгать и развалились в подушках, жадно глядя в экран.

– Доброе утро! – Сказал Солен, спускаясь с лестницы.

Дети ответили в разнобой, не отвлекаясь от шоу, Кирия кивнула и указала на столик с исходящей паром чашкой кофе. Солен поцеловал жену в щёку и взяв напиток опёрся спиной о стол, уперев одну руку в столешницу, вздохнул улыбаясь.

– Ты чего такой радостный? – Спросила Кирия настороженно.

– Да так… проснулся и понял, на сколько счастлив. Жизнь, знаешь ли, прекрасна!

– Ну да, тебя не будят спозаранку два орущих демона и не требуют включить им мультики поскорее. – Буркнула Кирия.

Солен засмеялся, взял её за руку, притянул к себе и крепко обнял за талию. Сказал тихо, что бы дети не услышали:

– Да ладно тебе, а не ты ли вчера спрашивала о третьем демоне?

– Это просто вечернее помешательство, – с улыбкой ответила Кирия, – когда спят, они такие милые…

– Ну, ты подумай ещё, я, в принципе, не против.

– Да ну тебя, совсем меня не жалеешь.

Кирия высвободилась из объятий и игриво толкнула в плечо. Пошла в сторону кухни, в дверях обернулась и спросила:

– Тебе что на завтрак сделать?

– Хм… мюсли хватит. Я пока пройдусь в саду.

***

За домом среди елей пахнет ночным морем, хвоей и росой. Солен прошёлся по выложенной диким камнем дорожке, потягивая кофе и любуясь рассветом меж стволов деревьев. Остановился перед ажурной оградкой, спрятанной за клумбами вечно цветущих роз, что бы дети не нашли раньше времени. Вошёл внутрь и сел на лавочку перед тремя надгробиями. Вздохнул и сказал:

– Доброе утро, сестра и племяши. Что за глупость, разговаривать с мертвецами, ты бы явно не одобрила… но тебя уже нет, почти одиннадцать лет.

Солен умолк и положил ладонь на левую сторону груди, сдавил пережидая боль, не столь яркую и острую, как в день потери, но ощутимую. Зажмурился, стараясь подавить вспышки памяти, мотнул головой.

– Когда дети подрастут, я приведу их сюда, а сейчас… ну незачем им знать о причинах твоей смерти, уж прости.

Он поднялся, плеснул на земляной холмик немного кофе, постоял в тишине и вышел. Остановился на пол пути до дома, возле огороженного обрыва, глядя на сверкающее полотно моря и щурясь от тёплого бриза. День обещает быть жарким.

***

Кирия увезла детей на занятия, а Солен, перекусив переоделся в «рабочую» одежду: формальный костюм, подпоясанный широким рыцарским поясом из изумрудного шёлка. Встал перед камерой и терпеливо дождался, пока компьютер отсканирует, вспыхнул экран и перед ним предстал широкий белокаменный кабинет с дубовым столом. Солен озадаченно огляделся, не находя других коллег.       Только во главе сидит император, за прошедшие годы помолодевший, с блестящими чёрными волосами и гладким лицом тридцатилетнего.

– А где остальные? – Спросил Солен.

– Больше не нужны и в отставке. – Ответил император. – Мы вводим новые системы Искусственного Интеллекта для управления государством. Огромный правительственный аппарат больше не нужен.

– Значит я уволен? – Осторожно спросил Солен.

– Министр внутренней безопасности ещё нужен. – С улыбкой ответил император. – Хотя твоя работа станет ещё проще.

Проекция Солена пожала плечами, «села» за стол. В кабинете повисла тишина, спустя невыносимо долгую минуту император сказал:

– Эрз умер.

– Когда?

– Ночью, сердце не выдержало. Отошёл во сне.

– Я бы сказал, что мне жаль, но учитывая, какое будущее он нам готовил…

– Да, я понимаю. Просто… я думал это будет просто, что я привыкну, в конце концов это не первый мой ребёнок, ушедший в небытие. Но больно каждый раз, как первый.

– Участь бессмертных. – Сказал Солен, и натянуто улыбнулся.

– Думаешь я хотел этого? – Спросил Император горько. – Да я в числе первых кричал, что старое должно уступать молодому! Грызся с учениками Микаласа и закостеневшей знатью, не осознающей, что мир давно изменился! А теперь я сам, тот старик, что не уйдёт и продолжит давить свою линию вечно!

– Тогда почему? – Озадаченно спросил Солен.

– Необходимость. Империя – колосс на глиняных ногах, тянущийся к звёздам. Одно неверное движение и она рухнет, погребя под собой весь мир. Потомка останется только куча неведомо как работающей техники, которую через пару поколений окрестят магическими артефактами! Нужен некто, кто будет идти не сворачивая, удерживая колосса от краха.

Солен молчал.

– Если бы не ты, я бы погиб одиннадцать лет назад, а мой сын… не стал бы заботиться о будущем. Мне горько это признавать, но я не смог вырастить его достойно, не смог привить осознание простого факта.

– Какого?

– Власть – это бремя, а не высшая цель. Человек жаждущий власти болен и не способен ни на что. Им движет только желание повелевать, а власть ради власти губительна для всего общества.

– Ясно, но зачем ты говоришь это мне? Сейчас, а не тогда? Почему не расскажешь всем?

– Потому что, я – Император. Лицо страны и её сердце, у меня не может быть слабостей. А ты, единственный, кому я могу выговориться. Ты прибудешь в столицу на возложение?

– Да, и детей прихвачу, ты ведь не против? Они соскучились по «дедушке»

Император широко улыбнулся и сказал:

– Тогда я высылаю самолёт, жду вас вечером.

***

Аэропорт встретил их гомоном толпы, прибывающей тут, кажется, постоянно. Словно бы в каждом аэропорте по ГОСТу должно быть не меньше десяти тысяч спешащих и галдящих людей. Иначе самолёты начнут падать, а здание сложится, как карточный домик. Благо их провели через отдельный терминал, один из немногих плюсов дворянства.

В машине дети прилипли к стёклам, сплющив носы и с жадностью разглядывая стеклянные иглы небоскрёбов, подпирающие тёмное небо. Улицы залиты светом и полны народу в лёгкой одежде, от вида которой Солен невольно поёжился. Слишком привык, что Тарго вечно утопает в снегу, пронизан метелями и проморожен насквозь.

Авто мягко шелестит шинами по черной ленте асфальта, лавирует в потоке, а мягкий голос ИИ-водителя называет улицы и достопримечательности. У особо важных даже немного замедляется, позволяя детям разглядеть получше.

– А сейчас, мы выезжаем на улицу имени герцога Солена фон Тарго. Именно здесь, он героически спас императора от танка мятежников!

Дети охнули и перевели взгляды на отца. Девочка прошептала восторженно:

– Папа… а его зовут прямо как тебя!

Солен натянуто улыбнулся, потрепал её по голову и сказал:

– Да… однофамилец наверно.

Сын одёрнул сестру и затараторил на ухо, проглатывая половину слов, та, как ни странно, поняла и воззрилась на Солена с каким-то благоговением.

– А в честь меня ничего не назвали? – Буркнула Кирия, сложив руки на груди и надув губки.

– В честь баронессы де Скаль названы двенадцать школ по всей империи и одно НИИ, специализирующееся на генных модификациях человека. – С готовностью сказал ИИ. – А также, столичный парк.

– Другое дело. – С улыбкой сказала Кирия, ткнула мужа локтем в бок и добавила ехидно. – Видишь, в честь меня больше всего назвали!

Солен улыбнулся и чмокнул её в висок, сказал:

– Ну так ты и сделал больше, сколько раз меня спасала…

– Хэй! Так не честно! Ты умиляешь мою победу!

Солен засмеялся и крепко обнял жену, зарывшись носом в волосы.

Послесловие автора

Привет, надеюсь вам понравилось, и вы поддержите рублём на дальнейшее творчество:

Тинькофф Банк: 5536 9138 6842 8034

Яндекс.Деньги: 5106 2180 3049 7945

Сбербанк: 5336 6901 6545 6536 (Александр Шавкунов)

Так же, буду рад вашим отзывам.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru