Катабасис

Александр Георгиевич Шавкунов
Катабасис

Глава 27

Танк остановился в полста метрах от грузотона, по инерции качнулся вперёд. Башня закончила поворот и дуло уткнулось в сторону Солена. Детектив смог разглядеть нарезку ствола и даже блеск наконечника снаряда в глубине. Между танком и грузовиком кружат крупные хлопья снега, оседают на плечах Солена через рваную дыру в крыше…

Узкий луч света ударил точно в центр танковой башни, расширился и прорезал броню, как мягкое масло. К серому небу брызнул фонтан искр, словно обшивка танка сделана из смеси бенгальских огней с термитом. Солен задрал голову и успел увидеть широкую дыру в облаках с кольцами пара.

Танк осел, дуло безвольно опустилось на броню, внутри затрещало и.… немыслимо яркий свет резанул по глазам. Грузовик отшвырнуло, приподняв в воздух, как игрушку, завертело. Чудовищный грохот, сдобренный скрежетом разрываемого металла, ударил по барабанным перепонкам, едва не разорвав их. Солен на миг ослеп и оглох, вцепился мёртвой хваткой во что смог, чтобы не вылететь из вертящейся кабины…

Взрывом грузотон развернуло и покорёжило, словно игрушку фольги, кабину оторвало. Солен пришёл в себя придавленный к сиденью остатками крыши, огляделся, с приглушённой обидой осознавая, что избыток адреналина в крови не дал потерять сознание.

Рёбра болят, ноют колени, а лицо заливает кровью и рваной раны на лбу. Вроде бы ничего смертельного. Ошмётки танка на чудом уцелевших гусеницах горят красным, нещадно чадящим пламенем. Луч света исчез, оставив только быстро затягивающуюся дыру в облаках. Снегопад усилился.

Солен извернулся посмотреть в сторону дворца, застонал, отгибая металл, сдавливающий грудь. Вывалился на промёрзлый, припорошённый снегом асфальт, перевернулся на спину, хрипло смеясь. С трудом поднялся и заковылял за Кирией, преодолевший половину пути до ворот дворца. Навстречу бегут пять гвардейцев, створки за их спинами отворяются, пропуская вытянутую машину с эмблемой медицинской службы.

Прежде чем Солен успел опомниться, его взяли под руки и погрузили внутрь, вместе с императором и Кирией. Врачи тщательно осмотрели правителя, его спасителям сделали пару уколов и запечатали рваные раны медицинским клеем.

Солен лёг на койку и закрыл глаза, наслаждаясь покоем. Спросил, ни к кому не обращаясь:

– Что это был за свет с неба?

– Экспериментальный спутник, – ответил император, – только в прошлом месяце вывели на орбиту. Планируем почти тысячу таких малюток заслать до конца следующей пятилетки.

Кирия села рядом с Соленом, сжала ладонь детектива и спросила с осторожностью:

– Зачем нам вообще такое оружие? Это ведь… просто не имеет смысла!

– Оружие? Хах, нет. – С улыбкой ответил император. – Это спутники для нагрева поверхности, если говорить проще. Нам нужно контролировать климат, хотя на части континента. Там очень причудливая система, боюсь я не смогу объяснить. А вот такие штучки, это побочный эффект, внезапно, оказавшийся полезным. Правда, спутник на цель наводился непростительно долго, а выстрелить смог и вовсе, только когда она остановилась. Если не это, луч взрезал бы и половину квартала.

Солен нервно хохотнул и сказал:

– Выходит, кронпринц облажался по полной.

– Все наработки принцев держатся в секрете. – Сказал император. – Неизвестно какая поможет нам пережить оледенение и не скатится в варварство.

– А абсолюты? – Осторожно спросила Кирия. – Нас особо втайне не держали…

– Потому что вы мечта Микаласа, я лично обещал старику на смертном одре воплотить её. И как вижу, не зря. Ты, девочка, выбрала отличную партию. Если б не вы, возможно, я уже был мёртв.

– Что значит «выбрала»? – Простонал Солен. – Который раз слышу, но всё не пойму. Кирию мне назначило начальство.

Девушка отвела взгляд, на белых щеках заиграл стыдливый румянец. Император поднял бровь, спросил озадаченно:

– Мальчик, ты что, новостей совсем не смотришь?

– Нет. За последний месяц только один раз и то случайно канал включил.

– Ох… Кирия сама выбрала тебя, при поступлении ей выдали личные дела, как и всем другим абсолютам. Вот ей приглянулся ты. Нам нужно, чтобы они быстрее размножились, так что, быть выбранным высокая честь, влекущая большое денежное поощрение для будущей семьи. Ты ему что, не сказала?

– Мне было стыдно… это ведь, как-то неправильно, выбирать мужа, словно собаку в питомнике.

Император поперхнулся, хлопнул ладонью по колену и засмеялся, будто и не было предательства сына и бегства от танка. Утёр набежавшую слезу, и перевёл взгляд на окно. Машина проезжает через дворцовый парк, валит снег, нарастающий ветер пригибает верхушки деревьев, гонит позёмку.

– Что теперь будет? – Тихо спросил Солен.

– Большое разбирательство и скандал. Шило выскочило из мешка и ощутимо кольнуло в мягкое место. Однако, это уже исключительно мои заботы, а вот чего хотите вы?

Солен прислушался к себе, глянул на часы. С заварушки на площади прошло едва ли пятнадцать минут, а кажется, будто целая жизнь. В груди тянущая пустота с редкими искрами гнева. Перед глазами всплыли улыбающиеся лица Марты с детьми.

– Мести и спокойствия. – Сказал Солен.

Император вздохнул и сказал мягко:

– Ты ведь понимаешь, что Эрз моя плоть от плоти?

– Да, это ничего не меняет. Он должен отвечать за свои дела.

– Мне нужно подумать…

– А куда мы едем? – Быстро вставила Кирия, стараясь разрядить обстановку.

– Ко мне в кабинет. Думаю, вы заслужили увидеть концовку всей заварушки. А после, не знаю, отправлю вас в личный особняк на островах. Там красиво и горячие источники. Думаю, это будет отличное место для свадьбы. Как тебе идея, девочка?

– Мне нравится… – Ответила Кирия, щёки запунцовели, как натёртые свёклой. – А тебе Сол?

– Соглашусь.

Машина остановилась в огромном гараже, трое гвардейцев помогли им выйти. Солену и Кирии набросили на плечи тёплые халаты, предварительно забрав перепачканную и порванную верхнюю одежду. Оружие забрала охрана, заверила, что вернут на выходе.

Коридоры имперского дворца выстланы мрамором и больше напоминают помпезный музей. Со стен Солена провожают безразличными взглядами сотни портретов выдающихся деятелей прошлого. Через равные промежутки между огромных окон расставлены статуи. Пахнет сандалом и цветами. На потолке красуется изящная лепнина, изображающая то абстрактные узоры, то сцены из церковных книг.

Солен на миг остановился перед зеркалом, с серебряной поверхности на него взглянул замученный мужчина. Острые скулы почти прорывают кожу, глаза запали и похожи на стеклянные, обработанные наждачкой и потерявшие блеск.

Только сейчас он осознал, насколько вымотался. Перевёл взгляд на Кирию, девушка выглядит немногим лучше, но и от её вида сердце сжалось от жалости и злости к себе, что не смог защитить и уберечь.

Впереди идут двое гвардейцев с церемониальными пиками, одетые в нечто среднее между шутовским костюмом и рыцарской бронёй. На шлемах в такт шагам покачиваются павлиньи перья. Кирия идёт рядом с Соленом, спокойно поглядывая на богатство окружения, словно всю жизнь прожила здесь. На лице явственно читается желание всё закончить и улететь на обещанный Его Величеством отдых.

Звуки шагов улетают далеко вперёд и назад, сплетаются в неровную мелодию. В окна стучится метель, по древнему стеклу на глазах расползается узор изморози. Кирия вздохнула, на миг показалось, что из кошмара она перепрыгнула в приторную сказку.

Коридор завернул за угол… дважды щёлкнуло, и гвардейцы повалились на пол с простреленными шлемами. Их место заняли трое агентов Тайной Службы в чёрных костюмах и с бесшумными пистолетами.

Солен и Кирия никак не отреагировали, только остановились, устало глядя на новых врагов.

– Что, – спросил император, приподнимая бровь, – пристрелите меня здесь?

Если он и удивился, то виду не подал.

– Нет, конечно, приказано доставить вас и.… этих в подвал.

– Лучше здесь застрелите. – Сказал император. – Скажите, что сопротивлялся.

Агент покачал головой и возразил:

– Тут везде камеры, кто мне поверит? Пойдёмте, Ваше Величество, кронпринц ожидает вас.

***

К конвою присоединилось ещё трое агентов, двое встали позади Кирии, а один возле Солена. Оружие предусмотрительно держат на отдалении, ведь только глупцы тычут стволами в спины или затылки. Жертва может легко уйти от выстрела, и что хуже, выбить пистолет.

Пленников быстро вывели из главного коридора на широкую винтовую лестницу, ведущую вниз. На широких каменных блоках протянуты пучки проводов, через равные промежутки врезаны лампы в зарешеченных плафонах.

– Ребята. – Мёртвым голосом сказал Солен. – Вы ведь в курсе, какое будущее готовят кронпринц и иерарх Келем?

– Какая разница? – Ответил идущий рядом с ним агент. – В любых вариантах мы дворяне с правом наследования и купаемся в золоте!

Остальные закивали, а Солен тяжко вздохнул. В груди расплескалась горечь, от осознания, что есть люди, готовые ради наживы обречь всех на полураскосе существование. Детектив стиснул зубы, чувствуя, как в груди разгорается пламень ненависти, а вместе с ним желание жить. Сказал сдавленно:

– Спасибо.

– За что? – С насмешкой ответил конвоир.

– Убивать вас будет не так совестно, даже приятно.

– А ты шутник, я посмотрю. Как насчёт удара по затылку вместо аплодисментов, а то руки заняты?

– Обойдусь. – Ответил Солен, похлопал по карманам брюк и спросил. – Можно закурить?

– Валяй, только медленно.

– Ладно-ладно, будто я тороплюсь.

Детектив под косым взглядом Кирии сунул руку в карман, медленно потянул… развернулся, отшатываясь в сторону, грохнул выстрел и бок ожгло болью. Солен сцепил зубы, в кулаке сверкнула игла шприца-ручки, второй раз агент выстрелить не успел. Шприц с хрустом вошёл в глазницу на всю длину. Двое, державшие Кирию на прицеле, развернулись к нему. Девушка навалилась на них, схватив за лица, повалила на пол с силой впечатав затылки в ступени. Сочно хрустнуло, словно сухая яичная скорлупа.

 

Идущие впереди обернулись вместе с императором, Солен выхватил пистолет из скрюченных пальцев, дважды выстрелил. Пули с визгом ушли поверх голов, вышибли искры из стен, одна срикошетила трижды и прилетела в череп агенту.

Последний оставшийся выронил оружие и задрал руки над головой, затараторил:

– Я сдаюсь! Сдаюсь! Меня заставляли угрозами! Я вообще ни в чём не виноват.

– Угу, – прохрипел Солен, зажимая рану ладонью, прицелился точно меж глаз агента, – прямо святой.

– Он самый, просто жертва обстоятельств!

Император торопливо отошёл от предателя, встал рядом с Кирией, наклонился и взял один пистолет. Девушка взяла второй, с тревогой глянула на Солена.

– Ну так что, овечка. – Сказал детектив морщась. – Как на счёт рассказать, где кронпринц и сколько с ним человек?

– Так это просто! На нижнем ярусе в комнате с бочонками вина. Мимо не пройти, там на двери гроздь винограда.

– Сколько ренегатов с ним?

– Никого! Только громила-абсолют. Это была последняя попытка, клянусь, больше у него нет приспешников во дворце!

– Ага. – Сказал Солен и вдавил спусковой крючок.

Хлопнул выстрел, предатель взвизгнул и прижал ладонь на покалеченному уху, плюхнулся на зад, ошалело глядя на детектива. Солен скривился, император подошёл к нему и сказал, положив ладонь на плечо:

– Нужно уходить, пришлём сюда верных людей и всё кончится.

Солен глянул на него, скривился и покачал головой:

– Нет. Не факт, что и среди них не будет предателей, тем более, в подвале явно должны быть тайные ходы. Если Эрз скроется и найдёт убежище у поддерживающей его знати или церковников? Нет, с этим нужно кончать, здесь и сейчас.

Предатель на карачках пополз вверх, но Кирия остановила, наступив на спину, сказала, не спуская взгляда с Солена:

– Сол, тебе нужен медик. Ты исходишь кровью!

Детектив скинул халат, оглядел рану через дыру в рубашке.

– Это просто царапина.

– Да взгляни на себя! Ты же сейчас упадёшь!

– Сомневаюсь.

Свободной рукой Солен достал шприц-ручку, зубами сорвал колпачок и воткнул в бедро. Губы растянулись в хищной улыбке, а в глазах затлел недобрый огонёк.

Глава 28

Место укола вспыхнуло огнём, жжение разрослось по телу, обволакивая каждую клетку. Жилы наполнил раскалённый свинец, сердце заколотилось, ускоряясь до предела. Зрение заволокло алой пеленой, боль в ране затухла, а мышцы налились взрывной мощью, требующей выхода. Стены зашатались, а ступени пошли волнами.

Кирия ухватила Солена за плечо, детектив пошатнулся и привалился спиной к стене. Мотнул головой, оскалился и стиснул рукоять пистолета, прижал ладонь к виску. Император поднял отброшенный шприц, поднёс к глазам и покачал головой.

– Молодой человек, это военный препарат, для тренированных спецподразделений! Людей годами готовят, чтобы они нормально переносили такие вещества!

– Сойдёт… – Прохрипел Солен. – Просто позовите медиков.

Зрение обострилось до предела, зрачки резануло болью и всё прекратилось. В голове появилась кристальная ясность, при полном отсутствии мыслей. Солен покрутил головой, хрустя шеей, повёл плечами, словно впервые прочувствовал тело.

– Сол? – Спросила Кирия, заглядывая жениху в глаза. – Ты в порядке?

– Я? Да… чувствую себя великолепно! Пошли, закончим с этим.

Император покачал головой и начал подниматься по лестнице, у поворота остановился, оглянулся и сказал:

– Берегите себя.

– Спасибо, – ответила Кирия, – мы постараемся.

***

Витая лестница кажется бесконечной, чем глубже они спускаются, тем древнее становится кладка. Солен начал задумываться, а не пропустили они какую потайную дверь в подвал. На стыке стен и потолка свисают лохмотья паутины, по виду помнящей эпоху до электричества. Изысканные ароматы сандала и благовоний уступили место тяжёлым запахам сырой земли, плесени и отсыревшего дерева.

Очередной виток оборвался дверью из отшлифованной лиственницы с латунной ручкой. Солен и Кирия взяли оружие на изготовку, солен встал сбоку и осторожно толкнул дверь. Та отворилась бесшумно, перед парочкой раскинулся огромный зал с грубыми каменными колоннами. На стенах горят лампы, на дальней стене шелестит пропеллерами система вентиляции и видны двери грузового лифта.

Помещение заставлено огромными бочками, пахнет дубом и древесной смолой. Обособленно стоит мебель, накрытая плотной тканью и навевающая детские страхи о призраках.

– Зачем вообще лестница, если есть лифт? – Прошептала Кирия.

– Лифт может сломаться. – Пояснил Солен. – Тем более, если хочешь пробраться сюда тайком. То лучше лестницы и не придумать.

Прячась за колоннами, и часто останавливаясь, двинулись к боковой стене, в которой видно несколько дверей. На первой красуется символ круга сыра из потемневшей бронзы. А вот на второй, искомый знак виноградной грозди. Солен и Кирия переглянулись, детектив кивнул на дверь и медленно провёл большим пальцем по горлу. Девушка кивнула и потянулась к ручке…

Дверь отворилась вовнутрь и на них взглянул гигант в чёрном форме. Дёрнулся от неожиданности, как и Кирия, зарычал и бросился на них.

Девушку сшиб ударом плеча, та упала на спину, выронив оружие. Пистолет со звонким эхо проскакал по каменному полу и застыл у бочки. Солен выстрелили трижды, пули высекли искры из потолка позади Эрца, а абсолют с рыком кинулся к нему.

Движения гиганта кажутся замедленными, словно глубоко под водой. Солен увернулся от трёх ударов, приставил пистолет к животу, Эрц резко крутанулся и ствол выплюнул пулю в пустое пространство. Ухватил за кисть и крутанул, пальцы разжались. Оружие выпало под ноги и получив пинок, звякая скрылось в глубине зала.

Кирия ухватила врага сзади за шею сгибом локтя, сдавила прижимая к себе и вынуждая выгнуться. Эрц взревел и рывком перебросил её через себя, попутно ударив Солена затылком в лицо. Девушка упала на пол и перекатившись вскочила на ноги, словно кошка.

– Давно не виделись. – Прорычал Солен, зажимая ладонь свёрнутый набок нос.

Взял двумя пальцами за кончик и дёрнул вправляя. Эрц оскалился и прорычал, надвигаясь:

– Больше не увидимся.

Из комнаты выглянул кронпринц, лицо утратило былое благородство и надменность, став серым. Он затравленно огляделся и бросился бежать к дальнему углу.

– Останови его! – Закричал Солен и едва не пропустил таранный удар в лицо.

Пригнулся, кулак пролетели над головой, взъерошив волосы. Детектив нанёс три удара открывшийся корпус абсолюта, скривился, чувство будто бьёшь колесо грузовика.

Кирия бросилась за беглецом, Эрц попытался перехватить, но Солен буквально повис на руке, извернулся и подпрыгнув ударил обеими ногами в лицо. Абсолют отшатнулся, отбросив его, зарычал, закрывшись ладонями. Солен неловко упал спиной на пол, дыхание вышибло жалким всхлипом, тяжело перевернулся и отлетел, получив пинок по рёбрам.

Тело приподняло над полом и ударило о бочку, как тюк соломы. Солен растянулся раскинув руки и глядя на приближающегося врага. Начал подниматься и засмеялся.

– Чего смешного? – Рыкнул Эрц.

– Бьёшь, как девка, даже не больно. – Ответил Солен и сплюнул кровью под ноги.

– О, так это мы сейчас исправим.

Прямой удар в челюсть едва не оторвал голову, Солен на миг потерял сознание. Вцепился в запястье и дёрнул вниз, ударяя ногой в живот. Подошва ощутимо погрузилась в плоть, абсолют согнулся пополам, глядя на человека с немым удивлением.

Солен в страхе ухватил за уши и рванул вниз, вскидывая колено. Удар ощутился неприятным давлением, породившим вспышку животной радости. Эрц откинулся назад, кровь из сломанного носа стекает по разбитым губам, частой капелью падает на грудь. Солен пнул в колено… гигант перехватил ногу за лодыжку, криво улыбнулся глядя ему в лицо и дёрнул на себя.

Детектив упал вперёд до треска, растянув ноги в шпагат. Абсолют, продолжая держать ногу, ударил в лицо и крутанувшись впечатал в ближайшую бочку.

Солен скорее услышал, чем ощутил, как внутри него что-то мерзко хрустнуло. Рот наполнился кровью и желчью. От второго удара древняя бочка треснула и на детектива, и под ноги гиганту пролился водопад рубинового вина. Нос защекотали ароматы фруктов, а на губах появился привкус алкоголя, смешанного с кровью.

Пинок по рёбрам перевернул на спину, Солен застонал, а Эрц с улыбкой наступил ему на горло. Мягко надавил и спросил гнусаво:

– Ну что, всё ещё не больно?

– Ни капельки. – Прохрипел Солен, обеими руками вцепившись в ботинок и пытаясь сдвинуть.

Извернулся, согнул правую ногу и резко выпрямил вверх, вбив пятку точно в промежность. Подвал огласил истошный вопль, полный немыслимой боли. Эрц отшатнулся, не устоял на ногах и повалился на залитый вином пол, свернулся калачиком, зажимая отбитое место ладонями. Просипел, не спуская ненавидящий взгляд с поднимающегося Солена:

– Сволочь… нечестно…

– Да-да, – прохрипел детектив, нашаривая на полу пистолет, – что-то ты о честности не кричал, когда избивал меня или когда с отрядом пытался нас застрелить в лаборатории.

Пошатываясь, поднялся, нацелился на врага. Эрц сдавленно хохотнул и выкрикнул:

– Ну давай, попро…

Пистолет выплюнул язычок пламени и по центру лба абсолюта появилась аккуратная красная дырочка. Голова откинулась назад, безвольно опустилась на пол под набегающие потоки вина. Солен озадаченно посмотрел на оружие, пробормотал:

– Надо же… попал.

Шатаясь и хватаясь за бочки, побрёл в поисках Кирии. Ноги почти не слушаются, боли нет, но он чувствует, что в них что-то сломано или порвано. Может быть, и всё сразу. В глазах предательски темнеет, а язык нащупывает пустое пространство, вместо пары зубов. Кирия обнаружилась у того самого угла, с приоткрытой потайной дверью. Девушка сидит, прижимая кронпринца коленом к полу, одну руку положила ему на подбородок, а другой сдавила затылок, словно собираясь отвинтить голову.

Увидев Солена, вскрикнула и прижала ладонь ко рту. Детектив вяло отмахнулся и пробормотал:

– Чувствую себя куда лучше, чем выгляжу.

– Ты выглядишь, будто попал под колону грузотонов…

– Но чувствую-то себя лучше! Так что всё в порядке.

Кронпринц вывернул шею, глядя на Солена с суеверным ужасом, затараторил, глотая слова:

– Отпустите меня! Вас осыплют золотом! Любые богатства! Всё что хотите!

Солен выдохнул через сжатые зубы, склонился над Эрзом и прохрипел:

– Верни мне сестру и племянников. Тогда будем в расчёте…

– Но… я.… я не могу… это невозможно!

– Тогда заткнись!

Солен замахнулся, но тело не подчинилось, и он осел на пол, жадно хватая воздух разбитым ртом. Сердце захлёбывается кровью, колотушкой гремит по рёбрам. Кирия вскрикнула, протянула к нему руки, Солен отмахнулся, сел, привалившись спиной к стене.

– Я в порядке, просто заткни его…

Девушка послушно взяла кронпринца за седую шевелюру и треснула лбом об пол. Старик обмяк, Кирия осторожно поднялась с него и закрыв потайную дверь и села рядом с Соленом. Он сполз по стенке, положил голову ей на колени, чувствуя спиной тянущий холод от пола и покалывание в ране на боку. Сознание подёрнулось дымкой, сердце начало делать перерывы в один-два удара.

– Не спи! – Повторяет Кирия, тормоша жениха за плечо.

Солен отвечает невнятно, словно ребёнок ранним утром, перед отправкой в школу. Чувство времени смазалось и растянулось, детективу показалось, что прошла вечность, прежде чем в шахте лифта загремело. Спустя три столетия стальные двери медленно разошлись в стороны и в подвал хлынули гвардейцы вперемешку с агентами Тайной Службы.

Кронпринца заковали в наручники и унесли в темноту. Солена бережно погрузили на каталку, трое мужчин в белых халатах начали торопливо осмотрели, светя фонариками в глаза и щупая пульс. Подключили к переносной аппаратуре и капельнице.

Солен попытался сказать, что с ним всё в порядке, но язык не двигается, как и всё тело. В глазах начало темнеть.

***

В себя пришёл белой комнате без окон. Ноги и руки закованы в железный каркас и гипс. К нижней части лица прицепленная причудливая маска, не дающая нормально открыть рот. Шею стягивает жёсткий воротник. К рукам тянутся полупрозрачные трубки, уходящие к шкафу тихо гудящей аппаратуры.

У дальней стены, на неуместном по дизайну диванчике, спит Кирия. Девушка укрыта одеялом, на груди лежит раскрытая книга. Лицо покрыто желтоватыми пятнами, остатками синяков. Солен попытался подняться, позвоночник прострелило болью. Застонав, растянулся на койке.

Кирия встрепенулась, села на диване, книга соскользнула на пол, ударилась торцом и захлопнулась. На обложке закованный в латы рыцарь одной прижимает к груди полуобнажённую блондинку, а другой держит окровавленный меч. Девушка сонно огляделась, потирая глаза охнула, и отбросив одеяло, подбежала к койке, склонилась над женихом.

 

– Привет. – С трудом выговорил Солен, с натугой улыбнулся, перебарывая боль.

– Привет. – Сказала Кирия, сдерживая слёзы, шмыгнула. – Как спалось?

– Хреново… долго я так?

– Неделю.

– Ох… и много я пропустил?

– Да так… пустяки. Награждение Боргена со всем отделом, за помощь в подавление мятежа и спасении императора. Ах да, тебе и мне пожаловали дворянский титул и земли, теперь я баронесса Кирия де Скаль, а ты герцог Солен фон Тарго, владетель островов на востоке. Ну и мелочи всякие вроде рыцарских титулов и прочего.

– А что с принцем?

– Пока ничего, держат в каменном мешке без света и на голодном пайке. По личному приказу императора.

***

Солен на костылях с поддержкой Кирии, одетый в привычный пиджак и выглаженные брюки. Спустился на нижний ярус имперской тюрьмы в сопровождении пары гвардейцев и лично императора. За прошедшую неделю Его Высочество осунулся и впервые на памяти Солена, стал выглядеть на реальный возраст.

В полной тишине они приблизились к решётке в полу, двое надзирателей с натугой подняли её, щёлкнули переключателем. В яме вспыхнул свет, на дне в куче тряпья зашевелилось нечто, подняло седую голову. Солен с трудом узнал кронпринца Эрза. Старик завопил, потрясая кулаками:

– Что?! Таки явились казнить меня! Ну, давайте! Застрелите! Отрубите голову! Делайте что угодно, я вас не боюсь и ни в чём не раскаиваюсь! Ну же, отец! Прикажи им! Ты же за этим явился!

Лицо императора дёрнулось, он отступил от ямы и опустился на скамью. Кронпринц перевёл взгляд на Солена, оскалился, как загнанная крыса.

– Что, доволен? Надеюсь, твоя сестра сдохла в муках!

Губы Солена сжались в тонкую линию, он долго смотрел в глаза врага и наконец сказал твёрдо:

– Тебя не казнят. Ты будешь жить тут, до конца своих дней. Которые, я надеюсь, будут долгими.

Кронпринц мелко затрясся, заорал, кидаясь на стену, попытался вскарабкаться, цепляясь за неровности стены. Сорвался, упал на спину и заплакал, свернувшись калачиком. Солен смотрел на него долго, пока надзиратели не закрыли яму крышкой. Повернулся к императору и сказал перехваченным голосом:

– Спасибо.

– За что? – Простонал тот.

– Что не расправились с ним без меня.

– Уж лучше бы… но твоя просьба… я ведь просто не могу отказать. Мы переведём его в безопасную камеру. Где он не сможет себе навредить.

– Это не искупит всего горя, что он причинил мне и народу империи. – Сказал Солен. – Однако, хуже этого наказания не придумать.

Император кивнул и опустил взгляд.

Рейтинг@Mail.ru