Катабасис

Александр Георгиевич Шавкунов
Катабасис

Глава 23

Снаружи ресторана нарастает хор сирен патрульных машин, мимо проехала колонна бронированных грузовиков с эмблемами департамента общественного порядка. Абсолют потряс жутким трофеем, перевёл взгляд на кронпринца. Эрз кивнул, гигант вернул голову в сухой лёд и захлопнул крышку, посмотрел на Солена и сказал с насмешкой:

– Ну, как теперь барахтаться будешь? Лягушонок…

В зале застрочил автомат, закричали люди, кронпринц и отец Келем вздрогнули, озадаченно перевели взгляды на дверь. Грохнуло, дверь распахнулась и зал рухнул охранник в чёрном, распластался в быстрорастущей луже крови. Эрц выругался и, выхватив пистолет, точную копию трофея Солена, заслонил принца. Прежде чем он успел нацелиться на дверь, в проходе появилась Кирия с винтовкой у плеча, дуло, исходящее пороховым дымком нацелилось на абсолюта.

Лицо девушки залито кровью, нижняя губа разбита, а под глазом растекается кровоподтёк.

– Назад! – Рявкнула Кирия, глаза у неё безумно расширены, зубы оскалены по-волчьи и напоминают жемчуг, запачканный кровью.

Эрц сдвинул пистолет на Солена и рыкнул:

– Только стрельни и вышибу мозги твоему приятелю.

– Попробуй. – Ответила Кирия. – У меня штурмовая винтовка имперской армии СК-Сорок Девять. Кинетической энергии выстрела хватит на пробитие листа брони или двух рельс! Как думаешь, выживет ли хрен у тебя за спиной, после очереди в тебя из этой малютки? Выбирай, проверяем это или вы отпускаете Солена.

Абсолют скрипнул зубами, затравленно стрельнул глазами и медленно кивнул.

– Хорошо. Давай, детективчик, беги к своей подружке.

– Сол, иди медленно, не загораживай линию огня. – Добавила Кирия, плавно опустилась на одно колено, держа гиганта на прицеле. – Не торопись.

– Надо было взять пистолет. – Сокрушённо сказал Солен, направляясь к подруге по широкой дуге.

– Побереги его, – процедил Эрц, провожая детектива дулом пистолета, – скоро заберу обратно.

Солен протиснулся мимо Кирии, девушка поднялась и попятилась следом за ним к выходу из ресторана. Общий зал пуст, в распахнутые двери ледяной ветер заметает колючий снег. Столик, за которым они сидели, перевёрнут, на полу в разных позах лежат бойцы личной охраны кронпринца. У одно из глазницы торчит обломанная ножка стула, остальные изрешечены пулями.

Сойдя с линии огня, Кирия рванула к выходу подхватив Солена, прыгнула в машину, дожидающуюся перед дверями ресторана. Крикнула, вдавливая мужчину в пол:

– Домой! Быстро!

Автомобиль издал мелодичную трель и торопливо сдал назад, вырулила на дорогу. Из ресторана выбежал абсолют, вскинул пистолет. Грохнул выстрел, оружие дёрнулось, выплюнув вспышку пламени, заднее стекло автомобиля разлетелось мутной крошкой, обрушилось на скорчившегося Солена. Кирия закричала, сгибаясь и закрывая голову руками. Второй выстрел ударил по бамперу, брызнули искры, и полоса железа обвисла, царапая мёрзлый асфальт с мерзким звуком.

Когда машина скрылась за поворотом, Солен разогнулся, стряхивая с одежды и с волос, стеклянные кубики, простонал:

– Надо было стрелять, плевать на меня…

– Угу, – отозвалась Кирия, – конечно, он бы помер, прежде чем нажал спуск, только у меня патроны кончились.

Солен поперхнулся. дико глядя на неё, повалился на покрытое стеклянной крошкой кресло и засмеялся. Кирия нервно улыбнулась, хихикнула и засмеялась в голос.

– Серьёзно? – Выдавил Солен, с трудом переводя дыхание.

– Да… я перетрусила, когда разбиралась с теми, что на меня кинулись. А этот придурок даже выстрелы не считал… что вообще случилось? Ты же говорил, что всё пройдёт гладко.

– Всё и шло… – Ответил Солен, перестав хохотать. – Только они убили Зелёного, а значит помощи от Тайной Службы не дождёмся.

– Проклятье… что делать будем?

– Я.… я не знаю.

Солен обмяк в кресле, осколки стекла под ним зашуршали, пока он обессилено съезжал на пол. Машина проехала мимо горящего здания автопарка, окружённого беснующейся толпой. Свернула в переулок, главная дорога перекрыта отрядами стражи, пытающейся разогнать толпу при помощи водомётов. В глазах отпечатались озверевшие лица, подсвеченные неверным светом пожара.

– Что же это творится… – Пролепетала девушка, стискивая винтовку.

– Передел власти. – Блёкло ответил Солен. – Всё складывается один к одному. Импланты управляются дистанционно, может, изначально это и было полезным делом, но теперь, они просто создают послушную толпу, прикрываясь благим делом. Торски были испытательным полигоном, чтобы узнать, до какие крайностей можно исказить человеческую мораль.

Они проехали мимо группы молодых парней, крушащих обрезками труб машину с автопилотом. На крыше, словно обезьяна, прыгает парнишка и с упоением ударяет дубиной по лобовому стеклу. Остальные, осатанев, бьют куда попало. Машину раскачивает из стороны в сторону, верещит сигнализация, а фары судорожно мигают. Безвольный механизм будто умоляет о помощи…

– Изначально импланты нужны для создания прослойки умных и нетребовательных людей, что помогут нам пережить ледниковый период. – Отстранено размышляет Солен. – Однако, генные инженеры продвинулись в создании абсолютов, которым вообще плевать на эти морозы, как и их потомкам. Тем более у имплантов выскочили побочные эффекты, жуткие и очень полезные, если ты хочешь устроить народный бунт.

– Я не понимаю… – Пробормотала Кирия. – Все эти убийства, бесчинства только ради власти? Так ведь он и так наследный принц!

– Да, не сходится. – Ответил Солен, застыл, перестав дышать, в глазах вспыхнуло пламя озарения. – Император бессмертен!

– Что? Как такое вообще возможно? – Опешила Кирия. – Тебя там что, сильно стукнули по темечку?

– Ты вообще видела его? Старику под восемьдесят, а он выглядит максимум на шестьдесят! Просто хорошим здоровьем это не объяснить. Да и зачем тогда наследному принцу устраивать переворот, да ещё такой отчаянный?! Он никогда не получит власть, ведь отец если и не вечен, то явно протянет не одно столетие! Твою мать… церковники, называющие учение Микаласа ересью… боже, да они планируют нечто большее!

– Что? – Выдохнула Кирия.

– Не знаю… мысль вертится по краю сознания, но никак не могу ухватить… одно ясно, людям это встанет боком.

Солен замолк во все глаза глядя на улицу, где толпа народу проломила витрину магазина техники. С улюлюканьем громит товара и избивает продавцов. Двое молодчиков баллончиками рисуют на стенах распятие на фоне сердца и девиз: нет технологиям!

– Они хотят откатить общественный прогресс технологий! – Выдохнул Солен. – Привязать народ к власти калёными цепями, ведь только у него будут все необходимые для выживания ресурсы и технологии! Кронпринц хочет стать Богом-Императором!

Солен побледнел, став с Кирией одного цвета, девушка задержала дыхание, пытаясь переварить поток мысли. Автомобиль выехал на дорогу вдоль главной площади, на столбах запестрели плакаты с обратным отсчётом до праздника Великой Победы. Осталось чуть меньше семнадцати часов.

На площади, на отдалении от памятника Микаласу фон Церну и князю Серкано выстроилась военная техника и платформы, демонстрирующие достижения науки за прошедший год. Рядом выстроился почётный караул, усиленный отрядами стражи. На брусчатке расстелили ковровую дорожку, по которой утром пойдёт император с букетом пурпурных роз, которые возложит на постамент. Отдаст честь памяти людей, спасших маленькое королевство и чьими трудами оно разрослось до величайшей империи, изменившей мир навсегда.

В районе солнечного сплетения у Солена появилось дрожащее чувство, от осознания зыбкости мира. Семьдесят лет назад мир изменился до неузнаваемости, но в сути своей остался тем же, не торопясь принимать новые правила. Завтра он может рухнуть и переродиться в нечто новое и неописуемо жуткое, полностью принявшее звериные правила прошлого.

– Мы обязаны его остановить. – Сказал Солен.

– Как? – Спросила Кирия. – Мы ещё можем потягаться с его людьми, а если нас нашлют рой пчёл-дронов? Они вышибут нам мозги, прежде чем я хоть слово успею сказать!

– Пчёлы охраняют только императора.

Кирия не ответила, покачала головой, поток ветра из разбитого окна и треснувшего лобового треплет волосы, вздымая отдельные пряди. Кровь на лице запеклась, на лбу треснула и по виску бежит рубиновая струйка.

– Ты в порядке? – Спросил Солен, придвинувшись к ней.

– Получила рукояткой по черепу. – Сказала Кирия. – Жить буду.

– Дай посмотрю.

Кирия склонила голову, Солен осторожно раздвинул волосы, скрипнул зубами, увидев рваную рану. Волосы на ней слиплись, став грязно-рыжими.

– Сильно болит?

– А ты сам как думаешь?

– Нужна медицинская помощь.

– И где мы её получим? Я не удивлюсь, если нас уже в розыск объявили, как опасных преступников.

– Ну раз мы уже преступники… – Протянул Солен. – Потерпи немного.

Он перебрался на водительское кресло, взялся за руль и приложил удостоверение к приборной панели. Машина плавно сбросила скорость и пропиликала, отмечая отключение автопилота.

***

Припарковался на окраине города в переулке, помог девушке выбраться. Кирия покачнулась, опёрлась о плечи мужчины всем весом. Солен покачнулся, но устоял, осторожно повёл её вдоль стены.

– Куда мы?

– К тем, кто поможет, возможно, а может, попытается пристрелить.

– Замечательная перспектива…

– Лучшая из имеющихся. – Пропыхтел Солен.

– Я что, такая тяжёлая? – Пробормотала Кирия, запустив пальцы в волосы.

– Нет… это я такой хиляк.

Стены домов обшарпаны, в трещины набился снег. Окна первых этажей заколочены или выбиты, столбы вдоль дороги обклеены бумажными объявлениями. Под ногами хрустит многомесячный слой льда, снега и песка с солью. Порывы ветра пытаются выколоть глаза ледяной пылью, лицо промораживает до костей.

– Где это мы? – Пробормотала Кирия.

– В очень плохом районе. – Ответил Солен. – Тебя в сон не клонит?

 

– Немножко…

– Не смей спать.

– Хорошо… долго ещё…

Они подошли к крыльцу из бетонных блоков, ведущему к массивной стальной двери, оббитой проклёпанными полосами. Кирия остановилась, резко согнулась пополам, на ступени плеснула мутная струя рвоты. Девушка закашлялась, покачнулась и упала на колени. Солен подхватил подмышки, поднял и с натугой потащил вверх.

– Прости… – Пролепетала Кирия. – Я не специально…

– Ничего, всё хорошо.

Солен повернулся и изогнувшись забил ногой по двери. Глухой стук разнёсся по улице, затерялся в вое ветра. Внутри загремела цепь, в двери на уровне глаз сдвинулась железная пластина, на Солена взглянули тёмные глаза.

– Чё те надо?

Голос за дверью хриплый, со свистящими нотками.

– Врача.

– Ага, а может, тебе ещё и массажиста? Вали отсюда и пьянь свою забери.

Солен оскалился и злобно прорычал, подтягивая девушку и сходя на пару ступенек вниз:

– Слушай сюда, падаль беззубая, быстро открыл дверь и пропустил нас к Зарану, а не то я сейчас вернусь с армейской винтовкой и войду сам.

На той стороне долго молчали, наконец загремело, щёлкнуло и дверь натужно отворилась вовнутрь. На пороге встал рябой мужик без передних зубов, сложил руки на груди и прошепелявил:

– Ну, чё не такой смелый тепе…

Солен высвободил руку, ухватил мужика за лодыжку и рванул на себя. Тот нелепо взмахнул руками, плюхнулся на порог, взвыл раненой собакой. Детектив прошёл мимо, волоча притихшую Кирию. Поднялся по деревянной лестнице и пинком распахнул дверь, ввалился в чистую комнату, выложенную белым кафелем.

В центре две медицинские койки-каталки, стальной стол, мощно «пахнет» стерильностью и медикаментами. В дальнем углу за столом вздрогнул сухой старик, поправил очки и пролепетал:

– А? Кто? А… Господин Солен? У вас плановая облава? Простите, но сегодня я тут один… А кто это у вас?

– Пациент для вас, доктор Заран. – Прохрипел Солен, с натугой водружая Кирию на стол.

Девушка поместилась с трудом, безвольно свесила руки, костяшки пальцев почти коснулись пола. Пустой взгляд направлен в потолок, в расширенных зрачках отражаются вытянутые лампы. Внизу раздался мат, по лестнице загремели шаги и в «палату» ворвался шепелявый с дубинкой в руках.

Старик остановил его взмахом руки, рявкнул:

– А ну, пошёл отсюда, не видишь у нас пациент!

– Но…

– ВОН!

Мужик помялся, зыркнул на Солена и с явной неохотой вышел, прикрыв дверь. Доктор Зелен поднялся из-за стола, присвистнул, оценив габариты Кирии. Подошёл ближе, опираясь на трость, отделанную слоновой костью с золотыми кольцами.

Пощупал запястья и под челюстью, осмотрел рану. Хмыкнул, сдвинул полы пальто, Солен выругался, увидев кровавое пятно на рубашке.

Глава 24

С Кирии стянули пальто, винтовка лязгнула о стол, врач даже глазом не повёл. Начал срезать узкими ножницами рубашку, девушка открыла глаза, дико глянула на него, кулаки начали сжиматься. Солен торопливо сжал её ладонь, зашептал, приглаживая волосы:

– Всё хорошо, мы у врача, расслабься.

– Он мне рубашку испортил… – Пробормотала Кирия. – Твой подарок…

– Плевать, я тебе три новых подарю.

Глаза Кирии закатились, мышцы обмякли, дыхание начало учащаться рывками. Солен начал ощущать накатывающую панику, глянул на врача. Зелен закончил с рубашкой, промокнул рану тампоном сняв слой загустевшей крови, хмыкнул.

– Док, как она? – Протараторил Солен, стискивая мягкую и едва тёплую ладонь.

– Ну, она определённо ранена. – Сказал Зелен, подцепил тростью тележку с инструментами и подтянул к столу. – И у неё шок. Я постараюсь, но ничего обещать не могу, абсолютов латать ещё не приходилось.

Он набрал узкий шприц из стеклянного пузырька, проколов резиновую крышку. Поразмыслив, ввёл иглу в вену на сгибе локтя, плавно надавил на поршень. Веки Кирии затрепетали, словно сломанные жалюзи, пытающиеся подняться.

– Так, это поможет на время, – Сказал Зелен, бросая шприц в эмалированное ведро у стола, – как раз поговорим об оплате.

– Что?

– О деньгах, молодой человек, о барыше. У нас тут не государственная клиника, бесплатно даже этот укол не обойдётся. А тарифы у нас, сами понимаете, повыше будут.

– Сколько?!

– Операция стандартная, в отличие от пациента. Так что, думаю, сойдёмся на пяти золотых. Это если пуля прошла навылет, в противном случае цена увеличится втрое.

Солен судорожно вывернул кошель и на стол перед Кирией посыпались монеты. Зазвенели и куцым водопадом устремились на пол. Врач скривился и покачал головой.

– Господин Солен, я вас не узнаю, где ваше хладнокровие? Поднимите деньги и положите на мой стол! Зачем захламлять операционную… ну и молодёжь.

Детектив кивнул, отпустил ладонь девушки и начал собирать монеты. Врач терпеливо дождался, пока нужная сумма окажется на столе и начал подключать к Кирии аппаратуру, нацепил кислородную маску. Закончив, глянул на Солена и ткнул пальцем в сторону двери.

– Покиньте операционную.

***

В коридорчике перед дверью обнаружилась узкая лавка, Солен опустился на неё. Сцепил ладони на затылке, а локти упёр в колени, прислушиваясь к каждому звуку за дверью. Паника понемногу отступила, уступив место липкой тревоге. Нестерпимо захотелось закурить или выпить, а лучше и то и другое. В кино и книгах герои постоянно так делают, чтобы успокоиться.

На лестнице послышались тяжёлые шаги, Солен скосился и увидел медленно подходящего привратника. Тот остановился в шаге от него, помялся и с явным трудом сказал:

– Слушай, мужик, прости. Просто к Зарану в последнее время ломится местное быдло и технофобы. Денег у них нет, а медикаменты стоят дорого, так они ещё и барагозить начинают постоянно.

– Угу. Без обид.

– Ну вот и ладно… кстати, хорошо ты меня, ловко. Будет наука на будущее. Курить хочешь?

– Да.

– Меня Доцк звать, – сказал привратник, протягивая помятую сигарету, – держи.

– Солен.

– Да слышал я, вроде даже по телеку видал. Что, зажигалки нет? А сейчас…

Доцк извлёк из кармана пластиковую пластинку с парой штырьков, нажал кнопку и между ними протянулась электрическая дуга. Солен механически сунул кончик сигареты, затянулся и.… закашлялся. Дым наждачным шариком прошёлся по глотке, врезался в лёгкие.

Детектив согнулся пополам, от кашля трахея, кажется, начала выворачиваться наизнанку. В уголках глаз навернулись слёзы.

– Эка, брат, тебя перекорёжило… – Протянул Доцк, вырвал сигарету из ослабевших пальцев и затянулся. Хмыкнул и выпустил сизый дым через нос. – Что ж ты не сказал, что не курящий.

– Нервы надо успокоить… – Прохрипел Солен.

– Да херня всё это, – веско сказал Доцк, – это сначала люди курят, чтобы им стало хорошо, а после, чтобы не стало ещё хуже. Оттого и байки про «успокоение». На, лучше, хлебни.

Он протянул детектив пузатую фляжку, Солен благодарно кивнул, свинтил крышку и сделал большой глоток. Причмокнул и озадаченно глянул на нового знакомого.

– Что это?

– Чай, ромашковый. – С готовностью пояснил Доцк. – Вот он реально успокаивает. Тут, знаешь ли, бывает такой фарш привозят, что никаких нервов не хватит.

– А почему во фляжке, вместо термоса?

– Засмеют. – Нехотя признался Доцк. – Мужик, а чаи бабские гоняет. Уот так и живём… а эта баба кто?

– Жена моя… – Сказал Солен, – будущая.

Сказал и немного опешил, сколько он знает Кирию? Не больше двух месяцев, а, кажется, будто всю жизнь. Когда он успел её полюбить, да так, что сейчас сердце разрывается, а в душе вскипает чёрная ненависть к виновнику ранения? Явно не в первую встречу, тогда это была не более чем симпатия к новичку.

– О как, – сказал Доцк, – симпатичная, хоть и крупная, что твой рыцарь. Ты не бойся, доктор Заран и не таких латал. Это прямо-таки пустячок для него. Ладно, пойду на место, ты это, если ещё чаю захочешь, обращайся.

Он ушёл, оставив Солена наедине с нарастающей бурей эмоций и зреющим планом.

***

Доктор Заран вышел в коридор через час, стягивая заляпанные кровью перчатки. Странно глянул на Солена и мотнул головой, указывая на дверь. Детектив с готовностью вошёл. Кирия лежит на столе полуголая, только грудь стягивает спортивный лифчик. Целый шкаф аппаратуры отслеживает дыхание, сердцебиение и десяток других параметров.

На противоположной стороне операционной к светящимся панелям прикреплены рентгеновские снимки. Зелен проковылял к ним, опираясь на трость. Заговорил, не оглядываясь на Солена, подбежавшего к девушке:

– Повезло, если так вообще можно сказать о пулевом ранении. Пуля прошла навылет, ничего жизненно важного, прямо сильно, не повреждено. Однако… парень, взгляни на это.

Врач постучал тростью по снимку верхнего отдела, Солен пригладил волосы Кирии и, чмокнув в щеку, отошёл. Ещё на подходе увидел ярко-белое пятно в основании шеи, от которого к позвоночнику протянулись отчётливые нити.

– Что это?

– Имплант, подключённый к спинному мозгу. Без понятия, что он делает, ни в одном официальном документе по программе Абсолютов, про него не сказано. Ты чего побледнел?

Солен отступил на шаг, мотнул головой отгоняя видение обезумевшей Кирии, голыми руками и с улыбкой, разрывающей людей.

– Н-ничего. Точнее, чего, но вам, док, знать необязательно.

– А вот я считаю иначе. Слушай, мальчик, я живу не первый год и отлично научился отличать людей, попавших в серьёзный переплёт. Так что говори.

***

Выслушав рассказ Солена, доктор сел в кресло, трясущимися руками достал портсигар и закурил. Поднял взгляд на клиента и сказал:

– Знаешь, в любой другой ситуации, я сказал бы, что это полный бред. Однако, в этом нет ничего невозможного. Хотя мне всё ещё неясны мотивы привлечения церкви.

– Власть и деньги. – Буркнул Солен. – После реформ Микаласа, большинство храмов переделали в НИИ. Церковь лишилась влияния, а попытка его сохранить, канонизацией фон Церна, только отсрочила падение авторитета. Всё-таки, научное знание и вера во всемогущего бородатого мужика плохо уживаются.

– А импланты? Неужели они их вживили каждому технофобу?

– Зачем? Достаточно контролировать десять процентов, что благодаря повышенному интеллекту займут не самые низкие позиции в иерархии. А бракованные, только способствуют, нагнетая тревогу и панику в обществе. Мол глядите, обилие технологий сводит людей с ума! Плюс это подогревают церковники.

– Ну и как они собрались пережит оледенение без технологий?

– Так они от них и не откажутся. Детей уже оснащают имплантами, они и будут двигать прогресс, но только в интересах нового императора и церковников.

– Мда… хорошо не доживу. Что делать будешь?

– Что смогу. – Ответил Солен.

– Погодь.

Заран покопался в выдвижных ящичках, достал пять запакованных автоматических шприцев. Подвинул к Солену.

– Держи, чем могу, тем помогу.

– Что это?

– Армейский наркотик, используют рыцари-штурмовики. Жуткая вещь, и вредная. Улучшает реакцию, снимает природную блокировку, но нужно быть осторожней. В лёгкую можно сломать себе кости.

Солен взял один шприц, повертел перед глазами, вглядываясь в армейские маркировки. В прозрачном «окошке» плещется желтоватая жидкость, иглу прикрывает матовый колпачок, делая шприц похожим на ручку.

– Используй, если другого выхода не будет. Мало ли, придётся с тем абсолютом врукопашную.

– Спасибо. – Сказал Солен, пряча подарки в карман.

– Девушка придёт в себя через полчаса, но тебе лучше прямо сейчас уходить. Если всё так, то… сигуранца уже идёт по следу. И да, скажи, чтобы Доцк убирался вместе с тобой, пусть довезёт куда надо и уезжает из города.

– А вы попробуете их остановить? – Озадаченно спросил Солен.

– Нет, куда мне. Просто попробую договориться. Какой с меня спрос?

***

Когда детектив с девушкой и привратник ушли, Заран запер дверь на засов. Поднялся в кабинет – операционную, сел за стол и вытер лицо ладонями. Открыл ящик стола, достал пистолет и ручную гранату, главные инструменты для диалога с чересчур агрессивными клиентами.

Вздохнул и снял предохранитель.

Он действительно прожил достаточно долго, общаясь с опасными людьми, чтобы научиться отличать правду ото лжи. Солен говорил правду, только подтверждающую личные наблюдения.

Через шум метели за окном пробился визг тормозов и стук шагов. В стальную дверь застучали, и не дождавшись ответа затихли на минуту… грохот сотряс здание до фундамента, металлическая плита слетела с петель и, судя по звуку, впечаталась в стену.

По лестнице загремели шаги и в кабинет, вышибив дверь, ворвались семеро мужчин в чёрных бронедоспехах, больше похожие на пришельцев из дешёвой фантастики, чем на людей. Заран на миг испугался, увидев отблески света в причудливых окулярах, надвинутых на глаза вторженцев.

 

Его окружили, взяв под прицел штурмовых пистолетов-пулемётов. К столу, сняв шлем, подошёл мужчина средних лет. Медленно достал из набедренной кобуры короткий пистолет и прицелился в лоб врача.

– Где они?

– А я почём знаю? На дом не выезжаю, здесь оперировал. – Ответил Заран.

– Старик, ты ведь знаешь, что пособничество врагам империи карается смертью?

– Мне восемьдесят, щенок, пугай чем другим. – Сказал Заран и медленно поднял руки.

Мужчина вздрогнул, увидев стиснутую старческими пальцами гранату без чеки. Заран криво усмехнулся и сказал:

– Вам лучше уйти, я всё равно не знаю, куда они направились…

– Охотно верю, – перебил агент, не убирая пистолет, – но кто знает, что они успели рассказать?

Хлопнул выстрел, голова врача откинулась назад и тело, вместе с креслом, завалилось на спину. Мужчины заученно бросились на пол, развернувшись ногами по направлению к взрыву.

Граната выскользнула из ослабших пальцев, ударилась об пол и закатилась под стол. Взрывом его приподняло, столешницу разворотило в щепу и разметало по комнате.

Агент с трудом поднялся, в ушах мерзкий звон, по левой щеке бежит кровь. Не то задело осколком, не то лопнула барабанная перепонка. Он застонал вперемешку с руганью, сорвал с пояса рацию и рявкнул, вдавив кнопку:

– Мне нужен снимок этого района со спутника, видео с камер! Всё что у нас есть!

– Сэр, в этом районе крайне плохая обстановка с камерой, а спутниковое наблюдение недоступно из-за метели.

Агент с раздражением отключился, махнул рукой и сказал:

– Осмотрите всё, может тут есть камеры.

***

Кирия проснулась с дикой головной болью и затуманенным сознанием. Озадаченно огляделась, охнула, осознав, что пальто накинуто на голое тело. Солен поднимает её по лестнице, под старушечью ругань с первого этажа.

– Я уснула? – Пробормотала Кирия, замолкла, поняв, что язык едва ворочается.

– Вроде того. – Просипел Солен.

Пройдя по коридору, отпер дверь снятой днём комнаты, и бережно опустил девушку на кровать. Запер, порылся в карманах и достал пузырёк с синими таблетками, отсыпал пару и отдал Кирии.

– Рассоси под языком, не глотай.

– Что… это?

– Лёгкий стимулятор, без него ещё сутки будешь квёлая. А мы уже опаздываем.

– Куда? – Спросила Кирия, закидывая таблетки в рот.

Солен взял со стола трофейный пистолет, взвесил в руке и сказал с кривой улыбкой:

– На войну.

Рейтинг@Mail.ru