Катабасис

Александр Георгиевич Шавкунов
Катабасис

Глава 21

Столица засыпана снегом, а отметка термометра упорно ползёт к минус пятьдесят. Людей на улице очень мало, как и машин, единственный намёк на активную жизнь – это множество грузовых дронов, снующих на высоте третьего этажа. Весь город залит электрическим светом от множества фонарных столбов.

Солен и Кирия едут в такси с водителем-человеком, плотным мужичком под пятьдесят с лишним. Одеты в одинаковые пальто с пышными шарфами и высокие ботинки, в которые заправлены плотные джинсы.

– Ух, что же творится, – вещает водитель, активно жестикулируя, – холодрыга эта проклятая, значится, людёв с ума сводит на раз два. Та ещё энта ночь, проклятущая. Вон у меня сосед был, добрейшей души человек, а потом бац, как с катушек слетел. Благо никого не убил, скрутили его насилу! Всё эт зима эта проклятущая, говорю вам! Даже пастор сказал, что это нам наказание!

– За что наказание? – Озадаченно спросил Солен.

– Да ясно за что, за технологии проклятые! Ну не для того Бог создал человека, а для самопознания! Духовного развития! А какое оно духовное, коли в железяках? Вот боженька и гневается.

– Эм… так ведь церковь сама приняла учение Микаласа, даже в ранг святых возвела.

При звуках имени великого учёного водитель скривился, словно грызнул сырой хрен, набрал слюны сплюнуть под ноги, но вовремя вспомнил что в машине и тем более своей. Перекрестился и сказал веско:

– Лжепророк, а воцерквили его еретики проклятые, чертолюбы!

– О как…

– Именно! Нам пастор всё рассказал, складно так, с примерами. А вы откуда такие будете, кстати?

– С севера. – Ответил Солен. – Приехали, значится, погреться.

Водитель хохотнул, сказал, выкручивая руль:

– Это вам к Тёплому Морю надо было. А тут сейчас ещё и Длинная Ночь, правда она скоро кончится.

Кирия покачала головой и сказала, растягивая гласные на манер северян:

– Не-а, там слишком-то жарковато. Где это видано, чтобы без шубы дома ходить? Должно быть тама адское пекло к поверхности ближе всего.

Водитель засмеялся, но увидев серьёзное лицо Кирии, поперхнулся. Автомобиль проехал по окраине Тарго, среди одно-двухэтажной застройки прошлого века, пересёк заводской район. Солен начал замечать бездомных, жмущихся к бочкам, в которых сгорает мусор, «дома» из фанеры и пищевой плёнки, построенные на теплотрассах.

– Бездельники выживают как могут. – Прокомментировал водитель, спросил, не поворачиваясь. – Вы уверены, что вам в этот район?

– Более чем. – Ответил Солен.

– В центре гостиниц куда больше, да и лучше они.

– Нас устраивает и это.

– Ну, воля ваша, конечно, но, если ночью клопы ноги отгрызут, пеняйте на себя.

Такси затормозило у потрёпанного временем здания из красного кирпича, высадило их и торопливо сорвалось с места. Солен придирчиво оглядел крыльцо из двух кривых ступеней, жестяной козырёк и месиво из окурков под окнами.

– Какое… прелестное местечко. – Сказала Кирия.

– Зато принимают только наличку. – Ответил Солен, направляясь к двери.

Дверь открылась с мерзким скрипом несмазанных петель, под ногами прогнулась половица. В нос шибанул кислый смрад, смешанный с настоявшимся амбре нестираных носков и плесени. На гостей из-за толстого стекла подняла взгляд древняя консьержка, брови взлетели вверх, она подобралась и проскрипела, относительно вежливым тоном:

– Щего вам тут надо?

– Комнату на двоих, почище. – Ответил Солен и достал из кармана две серебряные монеты.

Положил в лоток для оплаты, под окном консьержки. Бабка понимающе кивнула, забрала деньги, а вместо них бросила ключ с пластиковой биркой, кислотно-розового цвета.

– Третий этаж, комната тридцать семь. Постарайтесь быть потише. Насколько планируете остаться?

– Пару дней.

– Ох молодёжь… С вас девять медяков, завтрак в стоимость не входит.

***

Комната оказалась крохотной, пол закатан в шероховатый ламинат с квадратным узором. Мебель собрана из самого дешёвой фанеры, дверца шкафа покосилась и висит на верхней петле. Мощно пахнет тальком и стиральным порошком. Сквозь постельное бельё угадывается жёлтый от старости матрас, с фактурой от железной сетки под ним.

Солен поставил сумку на стол, тот загремел двумя ножками, пытаясь найти равновесие. Кирия критично огляделась и спросила, указывая на койку:

– А это… нас выдержит?

– Если не будем сильно барахтаться…

– Тогда лучше постели на полу. Надеюсь, он крепче.

Солен усмехнулся, начал доставать из сумки вещи. Остатки армейских пайков, заламинированные документы из бункера, жёсткий диск в защитном кейсе и кожаные ремни с кобурой. Сверху положил две пачки патронов под трофейный пистолет, покосился на Кирию и спросил:

– Ты точно не хочешь его взять?

Девушка покачала головой и достала из своей сумки разобранную штурмовую винтовку со снятым прикладом. Сказала, начав методично собирать её:

– Нет, он и у тебя отлично смотрится. К тому же хоть какая-то защита в случае чего.

– Но ты же не будешь по городу шастать с винтовкой?

– Почему нет? На петле, да под пальто её не видать совсем.

– Гм… ну как знаешь.

Солен с осторожностью достал пистолет из кобуры подмышкой, с непривычки дуло зацепилось мушкой. Оружие до безобразия огромное, затвор расширяется к мушке, покрыт ребристыми прорезями, похожими на пламегаситель. Мышцы ощутимо напряглись, пытаясь удержать, пальцы впечатались в плотную резину рукояти. Солен ощутил, как в руки вливается недобрая мощь, а вещи начинают напоминать мишени.

Большой палец мазнул по предохранителю, свободной рукой Солен взял полный магазин, покрутил перед лицом, разглядывая отражение на отполированных наконечниках пуль. У каждой широкая красная каёмка, маркировка экспансивных с начинкой из ртути. Жидкая сердцевина при выстреле делает пулю более устойчивой, а при попадании увеличивает поражающий эффект до чудовищных масштабов.

Гарантированное убийство с любого попадания.

Зверь, живущий в каждом мужчине, довольно заворчал, представляя, как такие пули одна за другой попадают во врага. Солен вздрогнул, воображение нарисовало больно сочную картинку, отложил оружие и накрыл полотенцем. Для верности отступил и сунул руки в карманы джинс.

– Почему ты так реагируешь на него? – Спросила Кирия, вскинув бровь.

– Я люблю пушки. – Признался Солен. – Прямо до дрожи, так и тянет пострелять из этого чуда…

– Но?

– Я ужасный стрелок. Чтобы хотя бы попасть в мишень, нужно в упор встать. Боюсь в перестрелке я скорее себе в ногу или в тебя попаду.

– Божички, – пробормотала Кирия, – а я думала мне нужно будет только выбором твоего парфюма заняться, а тут такое… чего ты раньше не сказал?

– Стыдно же… мне в отделении постоянно выписывали холостые, чтоб преступников пугал, но гражданским не навредил.

Кирия засмеялась в ладошку, подошла и приобняла жениха, наклонилась к уху и шепнула:

– Тогда я плотно займусь твоим… обучением. Очень, очень…

Горячий шёпот прервал стук в дверь, парочка замерла и Кирия вместе с кавалером отступила с линии огня, за холодильник.

– Кто там? – Крикнул Солен.

– Друг, мистер Тарго. – Ответили за дверью. – Самый лучший, в сложившихся, для вас, обстоятельствах.

Кирия переглянулась с Солом, расцепила объятия и подхватила со стола винтовку, плавно передёрнула затвор и нацелилась на дверь. Детектив встал от неё сбоку, потянул за ручку. Петли скрипнули и дверь отворилась внутрь, на пороге стоит низкий мужчина в костюме и распахнутом пальто с длинным шарфом. В руках незнакомец держит шляпу, на бесцветных губах играет лёгкая улыбка.

Увидев нацеленное на себя дуло винтовки, он широко улыбнулся и замедленно поднял руки над головой. Сказал, проворачивая кисти и демонстрируя пустую ладонь с пустой шляпой:

– Право дело, это излишне. У меня даже табельного с собой нет. Можно войти? Я не кусаюсь.

Солен кивнул и сделал приглашающий жест, прикрыл дверь за нежданным гостем. Тот уверенно прошёл в центр комнаты, бросил взгляд на пистолет, выглядывающий из-под полотенца.

Положил рядом шляпу и взял табурет из-под стола. Сел, забросив ногу на ногу и отложив шляпу, сцепил ладони на коленке. Свет из окна заиграл бликами на начищенном носке туфли.

– Рад наконец-то встретиться с вами. – Сказал незнакомец, поочерёдно поворачиваясь к Солену и Кирии. – Действительно, без притворства.

– Кто ты? – Спросила девушка, не убирая оружия и пальца со спускового крючка.

– О, моё имя вам ничего не скажет, можете называть меня мистер Зелёный, или просто Зел, как вам удобней.

– Тайная Служба. – Заключил Солен, становясь рядом с Кирией, положил ладонь на ствол винтовки, надавил.

Девушка с неохотой опустила оружие, Зелёный щёлкнул пальцами и указал на Солена.

– А вы догадливы. Моё почтение.

– Что вам нужно? – Сухо спросил Солен.

– Просто разговор, ну, а там посмотрим.

– Говори.

Зелёный плавным движением достал из внутреннего кармана пачку фотографий, протянул. Солен взял с осторожностью, осмотрел, на снимках красуется знакомое ущелье и обугленный вход в бункер.

– Знаете, – сказал мистер Зелёный, двигая указательным пальцем, как дирижёр палочкой, – мы в курсе про программу с имплантами и некоторые побочные эффекты.

– Догадался. Правительственная программа ведь.

– Конечно конечно, вот только этот бункер, про него мы не знали. Очень любопытное местечко, увы, сгоревшее дотла. Термитные заряды и очень много горючих веществ. Кое-что уцелело, так что сложить два и два, не составило труда.

– Охотно верю. – Сказал Солен, склонил голову, глядя на гостя исподлобья.

– К чему это я собственно? Моё начальство выразило надежду, что вы прихватили оттуда, что-нибудь интересное. Мы бы очень хотели с этим ознакомиться.

– А если мы против?

Зелёный развёл руками и сказал:

 

– Это очень огорчит нас, с летальным исходом для вас. Тайная Служба получает что хочет, всегда.

Солен скрипнул зубами и указал на стол.

– Вон документы, но в них ничего не известного вам. Эксперименты их результаты, и несколько имён, включая кронпринца Эрза.

Зелёный всё так же медленно поднялся, стараясь не нервировать Кирию, подошёл к столу и бегло пролистал документацию. Хмыкнул и покачал головой.

– Признаюсь, это несколько разочаровывающе. Однако, нам очень интересно, почему кронпринц прятал эту лабораторию.

– А погибшие люди вам неинтересны?! – Рявкнула Кирия, вскинула винтовку, губы девушки сжались в тонкую линию, а взгляд не сулит ничего хорошего.

Зелёный глянул на неё, как на дуру, сказал, поворачиваясь:

– Девочка, мы Тайная Служба, сигуранца, если угодно, нас заботит только сохранение империи и безопасность императорской семьи. Не нервничай, это вредно для кожи.

Солен настойчиво надавил на ствол винтовки, Кирия скрипнула зубами и опустила оружие. Зелёный улыбнулся, кивнул детективу и сказал:

– В любом случае я изымаю документы и жёсткий диск. Для тщательного изучения. Надеюсь, вы понимаете, что возражения не принимаются? Прекрасно. А что насчёт вас… хм, не бойтесь, убивать не собираемся, тем более, когда сама по себе программа имплантации вышла из-под грифа «секретно». Однако…

– Что? Скажите нам заткнуться и молчать, перебравшись на периферию? – Прорычал Солен, едва сдерживая нарастающую бурю эмоций в груди.

Зелёный покачал головой, вернулся на табурет и принял прежнюю позу. За окном загремел древний грузотон с кузовом, забитым трубами, агент поморщился и когда грохот удалился, заговорил:

– Понимаете, у нас такая специфика, что мы не можем сказать ничего против членов императорской семьи, особенно супротив наследного принца. Но у нас есть некоторые степени свободы и, что более важно, подозрения насчёт Его Светлости Эрза.

– Говори уже, что хочешь от нас. – Сказал Солен.

– Всего-то капельку содействия, в свою очередь, мы обеспечим вам посильную защиту. Конечно, если кронпринц сам бросится на вас с ножом, мы ничего делать не будем.

– И что от нас требуется? – Спросила Кирия.

– Ничего особого, просто продолжайте начатое. Разве что, вести себя можете несколько свободнее, а мы присмотримся повнимательней к действиям кронпринца и его ближнего круга.

Солен криво улыбнулся, протянул правую руку распахнув ладонь и сказал:

– По рукам.

Глава 22

Рукопожатие Зелёного оказалось крепки, словно у киборга. Агент с улыбкой взял папки подмышку, жёсткий диск спрятал в карман. Кирия убрала винтовку под пальто, продолжая сверлить гостя взглядом.

– Надеюсь, вы сняли с них копии – спросил Зелёный – или достаточно хорошо изучили?

– Всё кроме данных с жёсткого диска. – Признался Солен. – Переходник устаревший, сейчас такие только на блошином рынке найти можно.

– Ясно. План действий есть?

– Да.

– Приятно иметь дело с профи. – С улыбкой сказал Зелёный, отвесил лёгкий поклон и направился к выходу, у двери обернулся и добавил. – Кронпринц Эрз сегодня в два часа будет на встрече с иерархом церкви в ресторане «Серебряная Лилия». Только прошу, без выкрутасов, у него помимо личной охраны полтора десятка людей Тайной Службы. Держите себя в руках, не хотелось бы прерывать только начавшееся сотрудничество.

Когда дверь за агентом захлопнулась, Солен зажмурился до цветных кругов, мощно выдохнул через сжатые зубы. Повернулся к девушке, бросил взгляд на наручные часы и сказал:

– Мы немного опаздываем.

***

Центральную улицу у площади перегородила орда протестующих технофобов, ледяной воздух звенит от злобных речёвок и пылких речей. Над головами покачиваются плакаты с девизами вроде: «Человек превыше машины!» и «Технологии от Дьявола».

Поодаль выстроился усиленный отряд стражи, с машинами для разгона толпы. Солен с удивлением признал водомёты, что по такому дубаку скорее установки по метанию ледяных копий.

Протестующую распаляются, зашвыривают проезжающие мимо машины мусором, в сторону стражников летят грязные снежки. Воздух трещит от напряжения, совсем скоро вместо снега полетят камни и бутылки с зажигательной смесью.

Солен невольно вздрогнул, представив, какое побоище тогда устроит стража. Сколько технофобов умрёт от переохлаждения, после попадания под струю воды, настолько сильную, что легко сломает кости и собьёт с ног взрослого мужчину.

О лобовое стекло машины ударилась пустая пластиковая бутылка. Автопилот озадаченно мигнул фарами и свернул на боковую трассу, заложил крюк до «Серебряной Лилии». Солен испугался, что они опоздают… На парковке перед рестораном увидел массивный автомобиль с правительственными номерами и перламутровую машину премиум класса.

Принц и церковник заняли один из залов, а у входа поставили пару мордоворотов в костюмах поверх бронежилетов. Народу в основном помещении почти нет, так что Солен и Кирия без проблем заняли столик у прохода, чем привлекли внимание охраны, стоящей у дверей зала.

Один из бугаёв, дождавшись, пока они рассядутся, подошёл и сказал властно, с дворянским чванством, перекатывая каждый звук через нижнюю губу.

– А ну, пересели, быстро! Неча благородным господам настроение портить своими харями.

Солен вздохнул и сказал спокойно:

– Скройся, мразь.

Телохранитель дёрнулся, рот глупо приоткрылся, а очки сползли на кончик носа, открыв выпученные глаза. В ресторане повисла тишина, на них стали оборачиваться посетители и работники зала. Из кухни высунулись два повара.

– Что ты сказал?!

– Ты глухой или тупой? – Спросил Солен, с ленцой поднял взгляд на телохранителя, хмыкнул и добавил. – Хотя, можешь не отвечать и так видно.

– Проблем захотел? Ты, смерд, вообще в курсе на кого я работаю?!

– А ты в курсе, кто я?

– Э-э-э? Чё ты несёшь, мужик…

– Девочка, научи это быдло манерам. – Сказал Солен, махнув кистью, словно отгоняя муху.

Кирия с готовностью поднялась, мордоворот невольно попятился, ощутив себя крохотным беззащитным перед почти двумя с половинами метров сухих мышц с недобрым взглядом. Поднял руки, начал что-то говорить… кулак абсолюты врезался в челюсть справа, как таран.

Тело подняло в воздух и тканевой куклой бросило на пустой столик через проход. Охранник ударился спиной о столешницу и кулём скатился на пол, напарник выхватил пистолет.

Солен громко фыркнул и сказал ни к кому не обращаясь:

– Уберите этот мусор, аппетит перебивает.

Поняв, что гиганта не собирается нападать, второй охранник подошёл к упавшему, проверил пульс и направился к Солену, от греха подальше спрятав оружие. Сказал подчёркнуто вежливо:

– Сэр, я не знаю кто вы, но ваша… охранительница напала на телохранителя кронпринца Эрза. Надеюсь, вы понимаете все возможные последствия?

– О, так старик тут? Отлично, передай ему, что господин Солен Тарго, не против составить ему компанию. Поторопись, я умираю с голоду и не хочу долго ждать.

Детектив вложил в голос всю надменность и властность, на которую способен. Телохранитель смерил его взглядом, кивнул и удалился. Спустя минуту вернулся и с низким поклоном указал на двери зала.

– Господин Тарго, кронпринц сказал, что будет рад вас видеть, можете проходить. Один.

Солен кивнул, горделиво выдвинув челюсть, прошёл мимо приходящего в себя здоровяка, пытающегося подняться. Дверь за ним прикрыли, детектив на миг остановился, глядя на пару мужчин, сидящих за столиком впереди. Седой, строго одетый кронпринц и начавший оплывать, как свечка мужчина средних лет в белой сутане, подпоясанный золотой верёвкой.

При виде Солена они приподнялись, приветствуя, детектив подхватил стул от ближайшего столика и подсел к ним.

– Кронпринц Эрз, Иерарх… простите, не знаю вашего имени.

– Можете звать меня отцом Келем.

К столику подъехал робот-официант, сгрузил глиняную бутыль и дополнительный бокал. Солен взял инициативу и наполнил себе, вино оказалось насыщенно-красное, как кровь.

– А вы смелый человек. – Сказал Кронпринц. – Вот так, явиться к человеку, пытавшемуся убить вас дважды. Это даже вызывает симпатию. Что же привело вас к нам?

– Любопытство. – Ответил Солен и пригубил вина, покатал во рту, наслаждаясь букетом ярких вкусов. – Должен отметить, попыток было куда больше, чем две.

– Я ответственен за последние. – Признался принц, небрежно махнув кистью. – Остальные, это чистой воды недоразумение. Скажу так, я действительно впечатлён вашей смелостью, так что готов просить прощения и обещаю оставить вас в покое. Живите со спутницей в мире, ловите бандитов или чем вы там занимаетесь.

Иерарх принялся за сочный бифштекс, орудуя вилкой и ножом с элегантностью, говорящей о многолетней практике. Мясо нарезает тонкими ломтями и тщательно пережёвывает, наслаждаясь вкусом и сдабривая его малыми глотками вина.       Чинно и чисто, однако Солену он показался боровом, обожравшимся настолько, что брюхо начало трещать, но продолжающим запихивать в себя новые яства. Вспомнился тиражируемый в медиа образ священника: тощего мужа с горящим взглядом, мученика во имя истинной веры.

Человек перед ним никогда не знал страдания большего, чем ожидание замены блюд.

– Очень великодушно. – Сказал Солен, едва сдерживая гримасу ненависти и жалея, что нельзя застрелить обоих.

Ведь тогда Кирии конец, а подставлять её, он совсем не хочет.

– Молодой человек, понимаете, это всё действительно большое недоразумение, которое могло решить всего пара слов.

– Поясните?

– Эх… всё дело в генерале Локрене. – Сказал Эрз, покачивая головой. – Не поймите меня неправильно, он был действительно выдающийся человек. Лично участвовал в Великой Победе. После отметился во внешних конфликтах и совершил немало великих дел, однако возраст взял своё. Пришлось героя с почестями посадить в тихое место, чтобы давил авторитетом… а потом появились вы, перепугали старика, разбередили старые раны. Думаю, он испугался, что это пятнышко на репутации вскроется и замарает прошлые заслуги.

– Он командовал той лабораторией в землях клана Торск? – Спросил Солен.

Отец Келем долил себе вина, растёкся в кресле, как пакет с забродившим тестом, дополнительные подбородки собрались внушительной лесенкой. Он поднял руку, щёлкнул пальцами и сделал круговое движение кистью.       Из-под потолка зазвучала тихая музыка, напоминающая церковный хор при поддержке оркестра. Церковник блаженно улыбнулся и прикрыл глаза, потягивая вино.

Кронпринц сделал паузу промочить горло, откашлялся и продолжил, глядя на Солена ледяными глазами.

– А вы догадливы, или прочли в документах?

– Первое. – Сухо ответил детектив. – Человек с таким послужным списком не мог быть в самом низу иерархии, а куча расстрелянных учёных просто кричали о военном подходе к решению проблем.

– Ха… да, Лок был жёстким человеком, скорым на расправу, вы это вполне ясно ощутили.

Солен непроизвольно помял колено, скривился и положил руки на стол.

– Да, имел счастье.

– Собственно Лок, как олицетворение необходимости перемен, замены старых спецов, что давно впали в маразм, свежей кровью. Будь на его месте кто помоложе, вам бы впарили стандартную байку про армейские пломбы, вы ушли бы домой и всего этого, – принц развёл руками, – не случилось бы.

– Неважно. – Ответил Солен, сцепив зубы. – Зачем это всё?! Зачем было взращивать психопатов-убийц?

– Это ведь очевидно, молодой человек, ради Высшей Цели.

– Это какой?!

– Выживание. – Спокойно ответил принц и указал на окно, прозрачное с этой стороны, но тёмное снаружи. За стеклом беснуется метель, у рамы расползается агрессивный узор изморози. – Там сейчас под минус шестьдесят. Продолжительность зимы за последние двадцать лет увеличилась с трёх до четырёх месяцев и продолжает рост! Планета входит в новый ледниковый период, осложнённый извержением супервулкана.

– И как же вам помогут толпы убийц?! – Выкрикнул Солен, приподнялся, хлопнув ладонями по столу.

Бокал вина подпрыгнул и опрокинулся, алое вино расплескалось по скатерти, кровавые струйки побежали к краю и сорвались на пол частой капелью. Иерарх вздрогнул и озадаченно посмотрел на детектива, поморщился и прикрыл глаза. Кронпринц поднялся, оказавшись на полголовы выше Солена, сказал, чеканя каждый звук:

– Это лишь побочный, пусть и полезный, эффект! Нам нужны умные, послушные и счастливые граждане, чтобы пережить катаклизм! Думаешь почему, моя сестра выбросила выродков абсолютов в народ, после первого поколения, почти без тестов?! Слабые не выживут, а вот потомки таких, как твоя Кирия, протянут до оттепели!

– Марта Криг. – Процедил Солен, прожигая взглядом дыры в принце.

– Кто?

– Моя сестра, убитая клеймённым тобой выродком! Мая и Кобен! Моя племянница и племянник! Зарубленные им же! Ты, мразь, думаешь, что поохаешь про высшее благо и я забуду?!

 

Солен схватил бокал за ножку, ударил о край стола, стекло обиженно звякнуло и в руке остался огрызок с острыми зубцами. Церковник вскрикнул, подался назад, завалился вместе с креслом пролив на себя вино. Кронпринц заложил руки за спину, вздёрнул подбородок, глядя на       Солена с презрением.

– Щенок, – сказал он, ледяным тоном, – думаешь мне нужно твоё прощение? Думаешь мне вообще есть дело до подспудных жертв?

Он плавно достал из кармана плоскую коробочку с рядом кнопок, как на устаревших телефонах. Пробежал пальцем по ним и бросил на стол. На улице грохнуло, стёкла мелко завибрировали, пол дёрнулся, как начавший движение вагон. Солен ухватился за стол, сверху посыпалась каменная пыль, а в соседнем зале закричали люди.

– Ч-что ты сделал?!

– Дал начало новому миру. – Ответил принц. – Совсем скоро я стану новым императором, сместив отца.

– Сигуранца не позволит. – Сказал Солен победно, глаза вспыхнули, он отбросил обломок бокала и достал из кармана включённый диктофон.

Принц задрал бровь, чуть наклонился вперёд и засмеялся.

– Ты сейчас серьёзно? Беру свои слова обратно, ты идиот не заслуживающий и толики шанса! Думаешь, сигуранца осмелится хотя бы зыркнуть в мою сторону?

Дверь распахнулась, в комнату втиснулся гигант под три метра ростом, Солен с холодком вдоль хребта узнал абсолюта из бункера. В левой руке он держит переносной холодильный короб, из тех, что любители пива берут летом в походы.

– О, Эрц, мальчик мой! – Сказал кронпринц. – Ты как нельзя вовремя! Думаю, нашему гостю понравится, ну же, ты ведь принёс, то, что я сказал?

Абсолют с грохотом опустил сумку на стол. Церковник, поняв, что прямо сейчас убивать не будут, поднялся с пола, отряхивая с сутаны вино, но только растирая алое пятно по белой ткани. Солен против воли попятился, стискивая бесполезный диктофон.

Гигант криво усмехнулся, поднял крышку и будто фокусник достал из кучи сухого льда, человеческую голову. Повернул лицом к детективу, Солен отрывисто выругался. На него смотрит, пустыми глазами, и распахнув рот, господин Зелёный.

Рейтинг@Mail.ru