Катабасис

Александр Георгиевич Шавкунов
Катабасис

Глава 19

Машина с шелестом мчит через нарастающую метель, на приборной панели тревожно помигивает иконка автопилота. Намекает, что для безопасности стоит его включить, иначе выметнувшийся из Белого Ничего грузовик может стать фатальным сюрпризом. Кирия вцепилась в руль, напряжённо всматривается в дорогу, стараясь улавливать отблески фар на встречной полосе.

Солен перебирает покупки, сделанные в оставшемся позади городе. Два рюкзака, новая обувь и широченные туристические ножи, больше похожие на боевые клинки. Маскировочная палатка, газовая горелка и набор походной посуды вкупе с запасным баллоном. Армейские пайки в прямоугольных брикетах. Мужчина провёл ладонью по щекам, с неудовольствием отмечаю наросшую, за полторы недели пути, бороду.

Кажется, что в пути они целую вечность. Приморский ландшафт сменился лесистой местностью с горами-холмами. Термометр бесстрастно показывает минус тридцать девять снаружи, ещё вчера было тридцать шесть. Что будет в горах и подумать страшно.

Солен достал из-под сиденья комплект тёплой одежды и крохотные кислородные баллоны с масками-раструбами. Может быть, они и не понадобятся, но и дышать полной грудью в предполагаемые минус пятьдесят совсем не хочется.

На каждого пять баллонов размером с предплечье, в импровизированной «кобуре» для ношения под одеждой. Солен приладил на себя, проверил, как переключается дыхательная трубка, удовлетворённо кивнул. Горелку прицепил к рюкзаку, а нож и мелкий инструмент на пояс.

Осталось нацепить лыжные очки с балаклавой и можно выдвигаться.

– Сколько ещё? – Спросил Солен, застёгивая лыжную куртку.

– Полчаса, может час. Сложно определить. – Отозвалась Кирия. – Бумажные карты не самый удобный ориентир.

Детектив кивнул, ещё раз перепроверил снаряжение и откинулся на кресле.

– А ты уверен, что мы сможем вскрыть бункер вот так?

– Нет. – Признался Солен. – Я ни в чём не уверен. Под прикрытием стройки горнолыжного курорта они могли там отгрохать противоядерное укрытие с дверями в три метра толщиной. Но, я не думаю, что они так сильно заморочились о безопасности.

– Почему?

– Чутьё подсказывает.

***

Седой мужчина в строгом костюме, сидящий за дубовым столом, украшенным вычурной резьбой, взял протянутую папку. Оглядел содержимое и поднял взгляд на принёсшего, худого человека в белом халате, помассировал висок указательным и средним пальцами, сказал устало:

– Вы серьёзно? Он ещё жив?

– Н-но сэр… вы же сами сказали сделать всё тихо…

Лицо седого дёрнулось и скривилось, он медленно поднялся, уперев ладони в столешницу. Ростом оказался ниже подчинённого, но тот сгорбился и втянул голову в плечи.

– Да, я так сказал. А что вы сделали? Всю столицу на уши поставили! А в итоге он жив! Вашу мать… где он сейчас?

– К-камеры п-п-последний раз засекли на главном северном шоссе, когда он заправлял машину. Предположительно направляется к исследовательскому бункеру бета.

– ЧТО?! – Седой грохнул кулаком по столу, оскалился, глаза полезли из орбит, а лицо побагровело. – Вы, идиоты! Решите проблему немедля! А не то, я вас сгною в казематах. И молись, чтобы я забыл, по чьей вине вся эта заваруха началась!

– Генерала Локрена? – Пролепетал парень, прижимая руки к груди.

Седой фыркнул, лицо из красного стало пунцовым.

– ВОН! Пошлите за ними Эрца! Живо!

Подчинённый вылетел из кабинета, словно на него наставили пистолет, побежал по широкому коридору, спотыкаясь и налетая на стены. Седой сбросил папку на пол, гневно отдёрнул ворот пиджака и рухнул в кресло.       Шарнир провернулся и его развернуло к огромному портрету императора на стене. Седой скрипнул зубами и вперил взгляд в равнодушные нарисованные глаза.

***

Машина наехала передним колесом на засыпанный снегом валун и застыла. Кирия с трудом переоделась, вышла следом за Соленом. Промозглый ветер резанул по глазам, девушка сощурилась, прикрылась рукой и надела лыжные очки, закрывающие пол-лица, закрыла рот тканью. Попрыгала на месте, распределяя вес в рюкзаке и спросила:

– Какая температура?

– Минус сорок, – ответил Солен, сверился с часами, – входы выше в малом ущелье, там будет холоднее, но без ветра.

Метель прошла стороной, со склона видно, как она наваливается на близкий городок. В дымке горят расплывчатые пятна уличной иллюминации. Кирия опёрлась локтем о крышу автомобиля и наблюдает за этим апокалиптичным действием. Через ткань балаклавы просачиваются клочья пара.

Солен поправил рюкзак и махнул на едва приметные остатки туристической тропы, виляющей вверх меж деревьев. Они прошли едва ли сто метров, когда за очередной петлей оказалась широкая поляна с покорёженной и ржавой опорой подъёмника. Рядом в снег зарылась сплющенная кабина.

Кирия присвистнула, оценив повреждения металла, проследила взглядом. Дальше в чаще угадываются бетонные руины и прочие остатки инфраструктуры. Через два десятка метров тропы перекрывает жёлтая лента с табличкой: опасно, не ходить!

– Ну, нам всё равно нужно сойти с тропы. – Сказал Солен, пролезая под ней.

Промёрзший слой снега проламывается под ботинками, сочно похрустывает и остаётся изломанными плитками, как треснувший кафель. Кирия нагнала Солена, высоко задирая ноги и хватаясь за стволы деревьев. Лес впереди искрится в свете фонариков, с веток осыпается снежная пыль. Температура упала до минус сорока пяти.

Они прошли мимо лопнувшего дерева, разлапистые ветви лежат на земле, придавленные снежно-ледяной шапкой. Появились руины туристического посёлка, земля изрыта воронками, торчат бетонные балки и огрызки стен. Кирия разглядела мешанину стальных конструкций, со свисающими тросами, остатки канатной дороги.

– Тебя где-то здесь держали? – Спросила Кирия.

– Нет, на другой стороне горы. – Ответил Солен, тоном, отметающим дальнейшие расспросы.

Бункер обнаружился на удивление быстро, бетонное углубление, обглоданное взрывами на дне крохотного ущелья. Солен и Кирия спустились по куцей лестнице, держась за ржавый поручень. Дверь – широкая металлическая плита с рядом толстенных петель. На гладком металле видны следы ударов, а у крайней ступени лежит лом. На бетоне выцарапано «Здесь был Керц».

– Как открывать будем? – Спросил Солен, недоумённо и с нарастающим отчаяньем разглядывая запорный механизм.

Кирия подхватила лом, взвесила в руке, пригляделась к двери и сказала:

– Выглядит не особо прочной, посторонись.

***

Промёрзший бетон откалывается мелкими кусочками, в воздухе висит каменная пыль, лязг от ударов разносится по ущелью. Кирия распахнула куртку, лицо блестит от пота, после каждого удара изо рта вырывается столб пара, словно она киборг, работающий на паровой тяге. Солен встал на вершине лестницы и напряжённо всматривается в окрестности, вдруг у бункера есть внешняя охрана.

Девушка вскрикнула и с силой вогнала лом под верхнюю петлю, навалилась, зарычала кривя лицо и скалясь, как дикое животное. Металл жалобно застонал, лом в руках Кирии начал сгибаться… петля хлопнула и отлетела. В лунном свете блеснул чистый слом, Кирия победно выкрикнула и махнула Солену рукой:

– Глянь! Вроде не то, чтобы толстый металл. Может, горелка справится?

– Хм… возможно. Застегнись, а то застудишься.

– Дай остыть… – Сказала Кирия, привалилась к стене и принялась обмахиваться воротом куртки.

Солен покачал головой, достал горелку из рюкзака, подпалил от зажигалки. Пламя вспыхнуло нехотя, вяло заструилось, постепенно вытянулось, кончик заострился и побелел. Резать начал с нижней петли, Кирия на всякий случай упёрлась в дверь спиной, отвернулась от яркого света.

***

Небо начало светлеть, когда Сол перерезал последнюю петлю, отступил болезненно щурясь. Глаза покраснели, уголки влажно блестят. Кирия ухватилась за край, напряглась и натужно крикнула:

– Посторонись!

Дверь затрещала, выдвинулась из проёма чиркнув по краю туннеля. Кирия отклонилась, куртка затрещала на плечах, на шее и висках вздулись жилы. Железная плита оказалась в три пальца толщиной, с глухим стуком встала поперёк, оперевшись на верхний и нижний углы, словно карта шулера. В лица дохнуло спёртым, тёплым воздухом, с явными нотками пыли и плесени.

Солен вгляделся в густую тьму коридора, луч фонарика выхватил покрытый потёками потолок, облупившиеся стены. Кирия вытянула шею, повернулась к выходу ухом и склонила голову. Брови сдвинулись к переносице, взгляд отстранился.

– Что такое? – Спросил Солен.

– Да так… услышала что-то, не пойму, что… вроде мотор, но тихий.

– На дороге?

– Нет, над лесом… показалось, наверное… Пошли внутрь?

– Да, чур я впереди, а то ты и так вымоталась.

Кирия кивнула и запахнула куртку, задумалась, глядя на серое небо и взяла в руку нож.

***

Звук шагов разносится по коридору, отскакивает от стен и потолка, словно сдувающийся мячик. Большинство дверей распахнуты, внутри разбросаны листы бумаги и перевёрнута мебель. Солен взял один листок и тот распался в пальцах, превратившись в серую грязь с пятнами чернил. Попытка прочесть хоть что-нибудь провалилась, листы отсырели, и чернила расплылись, превращая строчки убористого текста в демоническую вязь.

По потолку протянуты пучки проводов и кабелей, через равные промежутки встречаются лампы в решетчатых плафонах из армированного стекла. Закрытые двери на проверку, просто прикрытые, а за ними пустые комнаты или технические помещения, туалеты, душевые. Из последних особенно сильно пасёт плесенью.

– Странное место… – Пробормотала Кирия.

– Это чем же?

– На полигоне был похожий бункер, мы там ночевали, когда проходили процедуры. Только он был постарше и куда более ладно построен. Да ты сам посмотри! – Девушка указала на стену, на стыке под потолком бетон раскрошился и осыпался, обнажая грунт. – Дешёвые материалы, непродуманное расположение и будем честными, никудышная дверь.

 

– Похоже, здесь строили на скорую руку, экономя на каждой мелочи. – Пробормотал Солен.

В следующих трёх комнатах обвалился потолок. Напарники прошли дальше и остановились у широкой лестницы, спускающейся в природную пещеру, лишь слегка облагороженную небрежными строителями. Запахи сырости усилились, к ним добавился сладковатый смрад тлена.

Лучи фонариков выхватывают из мрака ржавые ступени, обвалившийся поручень и влажные стены. Пространство поделено на широкие залы и с плотно закрывающимися, прорезиненными дверьми. Сейчас, впрочем, выломанными. В стенах пестрят дыры. Пол по щиколотку залит ледяной водой, струящейся куда-то в темноту.

Лучи фонариков скользят по сдвинутым в угол больничным койкам на колёсиках, массивному оборудованию непонятного назначения. В одной из комнат Кирия охнула, а Солен скрипнул зубами, увидев сваленные в кучи скелеты в истлевших белых халатах. У каждого во лбу аккуратная дырочка.

– Они что же, не сопротивлялись? – Спросила Кирия, ни к кому не обращаясь.

Солен огляделся и, заметив металлический блеск на одной из стен, подошёл ближе, поскрёб пальцем. Хмыкнул и указал девушке на трубку с распылителем.

– Не уверен, но, может, их сначала усыпили?

– Возможно… но зачем убивать своих же работников? Это ведь глупо!

– Я не знаю, может боялись огласки или ещё чего, может, эти ребята вообще взбунтовались, увидев, что творят Торски. – Сказал Солен, склоняясь над телами.

У одного на шее приметил армейский жетон, поколебавшись сорвал, переломив позвоночник цепочкой. Скривился от мерзкого звука, добычу старательно вытер о рукав и поднёс к глазам.

– Марк Гер… а дальше не разобрать… может пригодиться, как думаешь?

Кирия пожала плечами и сказала:

– Ты у нас детектив, а я так, стажёр.

– Посмотри, там ещё есть такие?

Спустя десять минут у них на руках было два десятка цепочек с жетонами. Кирия отряхнула перчатки, а Солен не выдержал и подключил один из баллонов с кислородом. Дышать сразу стало легче, а рвота, сжимавшая горло последние полчаса, отступила.

– Там, – девушка указала лучом фонарика в дальний проход, – в стенах вроде бы двери вырезаны.

– Ну, пошли проверим.

***

Двухлопастной вертолёт бесшумно скользит над лесом, сбивая потоками воздуха снежные шапки. Достигнув, ущелья осторожно приземлился на дно, возле входа в бункер. Наносы снега смело в стороны, обнажая мёрзлый камень. Дверцы отъехали в стороны и наружу выбралось пятеро человек в чёрном с винтовками наготове. Слаженно двинулись ко входу, одному пришлось согнуться почти пополам, чтобы не угодить под вращающиеся винты.

Встав на лестнице, он трижды постучал по гарнитуре в левом ухе и сказал:

– База, бункер вскрыт. Цель, предположительно внутри.

Глава 20

В стену пещеры врезано крыло с широкими комнатами, заполненными аппаратурой. Солен признал только бублик МРТ, часто мелькавший в сериалах про врачей. Кирия остановилась перед деревянной дверью, настолько вычурной и неуместной среди камня и стали, что Солен невольно ухмыльнулся. У мелких начальников всегда есть мерзкое желание выделиться от общей массы подчинённых любым способом.

За дверью прямоугольный кабинет, вода покрывает остатки ковра, а вдоль стен расставлены шкафчики со стеклянными дверцами. Детектив осторожно открыл, взял первую попавшуюся папку, со всей бережностью пролистал документы, скреплённые ржавой скрепкой.

«Подопытный номер девятнадцать, Термок мак Торск. Возраст, шестнадцать лет. Вживление прошло успешно, побочных эффектов или иммунной реакции не наблюдается. Наблюдается незначительный прирост когнитивных способностей и возросшая реакция.

Наблюдение проводит доктор Свайг.»

Дальше идут скупые описания экспериментов и наблюдений. Примерно на середине папки вложен лист с фотографиями. На первой худосочный подросток с диким взглядом и взъерошенными волосами. На второй он же, но выглядящий куда лучше. На третьей… Солен ругнулся, вместо мальчишки со снимка смотрит одержимый демоном психопат.

Глаза широко распахнуты, рот закрыт намордником, и судя по ткани на плечах, его затянули в смирительную рубашку.

«День семьдесят четвёртый. У подопытного девятнадцать наблюдаются спонтанное помешательство. Анализы аналогичны другим экземплярам: повышенное выделение дофамина и подспудных гормонов, при иррационально жестоких действиях. Подопытный убил и сожрал младшего научного сотрудника Скарта.

Во время допроса описал своё состояние, как „жуткую агонию“ до и эйфорию после. Общее состояния на сутки после инцидента отмечалось как угнетённое. Спустя тридцать шесть часов приступ повторился. Дальнейшие эксперименты показывают резкое снижение когнитивных способностей и искажение морально-этических установок вкупе с кратковременными провалами в памяти.

Примечание: рекомендую устранить субъект и усилить наблюдение за остальной группой, управляющий проектом „Счастье“ доктор Свайг фон Дилайер.

Господи… да он теперь людей называет мясом!»

Ниже прикреплён листок с оттиском печати императорской семьи и текстом:

«Отказано. Продолжайте наблюдение, увеличьте выборку и предоставьте подопытным свободу действий, нам нужно знать, сможет ли эффект само регулироваться в обществе.»

А ниже размашистая подпись: Кронпринц Эрз.

Солен трясущимися руками спрятал папку в рюкзак, осмотрел ещё пару, текст примерно тот же. Все указы подписаны лично принцем, да не простым, а первенцем императора, прямым наследником престола!

Кирия подошла к столу, столь же вычурному, как и дверь. В кресле за ним развалился обтянутый жёлтой кожей скелет в лохмотьях халата, сжимающий в левой руке револьвер. Вместо темечка и части затылка выбитая дыра. На столе перевёрнут монитор, а под ним системный блок, Кирия вскрикнула и указала на мигающую зелёным лампочку.

– Какого демона… – Выдохнул Солен, подходя ближе. – Откуда энергия?

Поставил монитор, пробежал пальцами по клавиатуре и замер. В системном блоке щёлкнуло, тихо зашелестело, словно бумажная вертушка на сквозняке. Экран мигнул, внутри загудело, треснуло и появилась картинка рабочего стола. На Солена с Кирией с фотографии смотрит улыбающаяся женщина с заплетённой косой, прижимающая к груди младенца.

– Семейные фото на рабочем месте? – Пробормотал Солен, ища мышку. – Что за пошлость.

Компьютер работает до жути медленно, изображение то и дело рассыпается на пиксели… монитор потух со стеклянным хрустом, отчётливо запахло палёной проводкой, по дисплею пролегла короткая трещина.

– Да чтоб тебя! – Простонал Солен, торопливо выдрал из системного блока кабели. – Так… лишь бы жёсткий диск не сгорел.

Крышка снялась на удивление легко. Внутри под слоем пыли материнская плата с допотопно огромными комплектующими и чёрным свинцовый кубик с жёлтой маркировкой радиоактивности. Солен осторожно вытащил прямоугольную коробочку, взвесил в руке и присвистнул. Спрятал в рюкзак, предварительно обернув в несколько слоёв бинтом из походной аптечки.

– Ну, можем уходить…

– Не думаю, – прошептала Кирия, указывая пальцем в сторону основного зала пещеры, – Там люди.

***

Отряд рассредоточился двойками по пещере, заглядывая в каждое помещение и беря на прицел. Люди движутся с неотвратимой медлительностью, позади них идёт гигант под три метра ростом, закованный в чёрные доспехи. На голове шлем с матовым забралом, а в руках массивная винтовка.

Солен и Кирия прижались к стене, судорожно соображая, как выбраться. Они буквально в тупике.

– Что делать будем? – Прошептала Кирия, с надеждой глядя на мужчину.

Солен скрипнул зубами, сказал, распахивая куртку:

– Импровизировать.

Идущий на острие клина боец замер, вскинул левый кулак и указал на распахнутую дверь в кабинет начальника. Остальные рассредоточились по коридору, взяв комнату на прицел. Гигант положил винтовку на плечо и рявкнул во всю глотку:

– Солен Тарго, Кирия Д-семь, сдавайтесь.

– А вы сохраните нам жизнь? – Откликнулся Солен.

– Конечно. – Ответил абсолют, криво усмехнулся.

– Врёшь ведь.

– Само собой, не будь идиотом, Тарго. По крайней мере, мы сделаем это быстро.

– Смерть есть смерть. – Философски заметил Солен, не выглядывая из укрытия. – По мне, так лучше побарахтаться, не так обидно будет.

– Ну так выходи и барахтайся, раз так хочешь, я тебе для начала руки оторву.

В кабинете защёлкала зажигалка, абсолют махнул рукой, и бойцы разом перешли на бег… из двери навстречу вылетел полыхающий ком их связанных вместе кислородных баллонов и включённой газовой горелки с примотанными ремнём запасными баллончиками. Шар ударился о бежавшего первым и взорвался.

Ударная волна разметала людей в фонтане брызг и дыма со всполохами пламени, заметалась в коридоре, многократно отражаясь от стен. Абсолюта подняло в воздух, задирая ноги к потолку, обрушило в воду, оружие выбило из рук. Сверху посыпалась бетонная крошка, кусок потолка обвалился на крайнего солдата.

Из кабинета, пошатываясь, выбежала Кирия, пинком опрокинула ближайшего начавшего подниматься бойца, наступила на горло. Вырвала оружие из ослабевших рук, грохот очереди заметался в коридоре, догоняя эхо взрыва, улетевшее дальше в пещеру.

Солен выполз, привалившись к стене, зажимая уши и глухо матерясь. Кирия подхватила его под плечо, прижала к себе и потащила к выходу. Проходя мимо абсолюта, Солена наклонился и сорвал гарнитуру, пробормотал, глядя в стеклянные глаза:

– Я же говорил, надо брыкаться.

Снял с пояса пистолет с удлинённым и расширенным стволом, взвесил в руке уважительно хмыкнул и повозившись забрал кобуру с запасной обоймой. Гарнитуру вставил в ухо и поморщился от резкой боли.

У выхода из бункера с наслаждением вдохнул ледяного воздуха, такого чистого и лишённого гнилостного смрада. В гарнитуре мерзко затрещало, через помехи пробился искажённый голос:

– Эрц, докладывай.

Солен медленно прижал палец к гарнитуре и сказал с хрипотцой:

– Он мёртв, ты следующий.

Не дожидаясь ответа, достал гарнитуру и сломал в кулаке. Отбросив обломки под ноги, посмотрел на Кирию, глядящую на него задрав бровь и спросил:

– Что?

– Нет, это я должна спросить «что?».

– Не обращай внимания, я с детства мечтал сказать это, с тех самых пор, как посмотрел первый боевик. Там герой также пафосно предсказывал судьбу злодея. Ну ведь круто было?

– Да, пожалуй. – Сказала Кирия и прыснула в кулак, будто только что не висела на волоске от смерти.

– Вот видишь! А теперь пошли отсюда, а то ещё шарахнут с воздуха…

***

Пилот вертолёта поперхнулся сигаретным дымом, когда из бункера показалась Кирия с винтовкой наперевес. Вскинул руки, сжимая сигарету в зубах, прижался спиной к носу вертолёта, лицо побледнело, став одного оттенка с кожей девушки.

Следом по бетонной лестнице поднялся Солен, вскинул трофейный пистолет, грохнул выстрел. Пилот дёрнулся и упал на снег, сцепив ладони затылке и раскинув ноги. На полусфере кабины разбежалась паутинка трещин. Оружие вывернуло из кисти, неуклюже провернуло на указательном пальце, как револьвер. Ствол чиркнул мушкой по носу.

– Ты чего? – Воскликнула Кирия.

– Так ведь это враг. – Ответил Солен, потирая нос тыльной стороной ладони, и пытаясь засунуть пистолет в кобуру.

– А ты умеешь водить вертолёт?

– Справедливо. – Сказал детектив, подошёл к пилоту и ткнул носком ботинка вбок. – Хочешь поработать таксистом?

Мужик судорожно кивнул, не поднимая головы из снега, промычал:

– Конечно, как прикажете… куда изволите?

Кирия забралась в кабину, опустилась в сиденье, держа на прицеле выход из бункера. Солен сел рядом с пилотом, поигрывая пистолетом и стараясь не кривиться от режущей боли в кисти.

– Откуда вы такие к нам прибыли-то?

– Этих не знаю… – протараторил заложник, щёлкая тумблерами на приборной панели. – А я и вертолёт с ближайшей войсковой части. Эти ребята прибыли часа полтора назад со срочным приказом с самого верху. Я, правда, подневольный…

– Угу, лети давай.

– А куда?

– Ты лети, я пальцем ткну в какую сторону.

– Но…

– Ты учти, – процедил Солен, упирая пистолет под рёбра, – у нас тут рядом машина и водить мы умеем.

– Ладно-ладно… чего так сразу…

Лопасти вертолёта мягко зашелестели, вокруг закружила снежная дымка, вертолёт дрогнул и с неохотой оторвался от земли. Кирия позабыв про оружие, прильнула к иллюминатору и приоткрыв рот наблюдает удаляющийся лес и первые лучи восходящего солнца, пробивающиеся над кронами.

Через пулевое отверстие в кабину пробивается ледяной ветер, Солен поморщился поплотнее закутался в куртку. Пилот покосился и буркнул:

– А не надо было стрелять. Сейчас бы летели в тепле.

 

– Я целил в голову. – Ответил Солен. – Твоё счастье, что я так себе стрелок.

***

Кронпринц Эрз пригладил волосы пятернёй, пара серебряных прядей всё равно выбилась и повисла со лба, касаясь бровей. Посмотрел на докладчика со смесью недоверия и ненависти, сказал, чеканя каждое слово:

– Ты хочешь сказать, что второсортный стражник и молокососка-абсолютка перебили отряд Эрца и угнали вертолёт?

– Да, сэр. – Ответил тощий мужчина в белом халате, нервно поправляя очки. – А ещё он сказал «ты следующий», думаю, подразумевал вас, меня-то он вряд ли знает…

– Заткнись! А не то я сам тебя убью, прямо здесь, вот той чёртовой ручкой!

Принц схватил со стола винтажную ручку из слоновой кости с серебряным пером, сунул под нос подчинённому. Тот умолк и тяжело сглотнул, скосив взгляд к острию и чернильному пятну на кончике носа.

– Как это вообще могло произойти?! Какая ведьма меня прокляла?!

В дверь постучали, принц рывком отнял ручку от лица подчинённого, хлопнув положил на место и крикнул:

– Да?

Дверь осторожно приоткрылась, в щель заглянула девушка, с опаской глянула на шефа и прощебетала:

– Ваша Светлость, вы просили напомнить о встрече с Его Святейшеством.

– Точно, совсем забыл. – Сказал Эрз, выдавил улыбку и добавил. – Спасибо Тара, чтобы я без тебя делал, будь добра, запиши меня к стилисту.

– На какое время?

– На сейчас, ты же видишь в каком я виде! – Рявкнул принц, тыча пальцем в торчащие пряди. – Мне что на встречу с иерархом вот так ехать? ТЫ в своём уме, женщина?!

Девушка пискнула что-то и убежала прочь, через приоткрытую дверь слышен частый перестук каблучков. Эрц повернулся к подчинённому, погрозил пальцем цедя:

– Слушай меня сюда, скот. Избавься от них, а ещё лучше, так что бы ни единому их слову никто не поверил! А бункер сожги, чтоб даже золы не осталось!

– Но… если он нам понадобится?

– Плевать! Исполняй!

***

Спустя полчаса принц вышел из здания, спустился по мраморной лестнице под порывами вьюги. От обилия снега и уличного освещения ночь кажется светлой, как в полнолуние.

На последней ступени остановился, оглянулся на здание НИИ. Поднял взгляд на статую Микаласа фон Церна, венчающую крышу. Поджал губы и со злобой сплюнул под ноги на мраморную ступень.

Развернулся на пятках и пошёл к притормозившему автомобилю, больше похожему на приодетый танк или бронированную машину пехоты, а по защищённости вовсе превосходящий их. Прошёл мимо гранитной таблички с золотыми буквами: Научно-исследовательский Институт им. Микаласа фон Церна.

Рейтинг@Mail.ru