Бастард-2

Александр Георгиевич Шавкунов
Бастард-2

Глава 10

Орландо уснул, убаюканный бурей, шелестом и свистом песка. Сказалась и усталость, травма выпивает силы по капле, но с каждым днём всё быстрее. Снилась ему Луиджина и светловолосый мальчик с пронзительно синими глазами, совсем как у него. Девушка близко, а ребёнок в отдалении и за спиной маячит тёмная фигура женщины. Орландо сделал к ним шаг, остановился и тяжко вздохнув пошёл в сторону не оглядываясь. Луиджина живёт своей жизнью, а ребёнок… какой смысл его искать? Что Орландо сможет дать ему, как отец? Ничего. Остаётся надеяться, что ведьма не лгала и юный Ролан получит отличное воспитание и заботу. В той же степени, как настоящей заботы не получал сам Орландо.

Пусть у него будет другой отец и настоящее детство.

Образы смазались и сменились на мертвецов с клинками, а затем на огромную чашу, полную крови. Багряной и бурлящей, выплёскивающей через край, как кипяток. Покойники припадают к ней, обрастая плотью, жадно лакают и не могут остановиться. В зыбкой дымке над ними проступают очертания многокрылой твари состоящей из огненных колец и тысяч глаз.

В какой-то момент мертвецы, превратившиеся в Серкано и Гаспара, оторвались от чаши. Схватили Орландо и подтянули к ней, стараясь окунуть лицом в бурлящую кровь…

Парень очнулся от собственного крика и цепких пальцев, впившихся в плечо. Глянул на Краса, бледного в свете полной луны, как снег несмотря на загар. Мальчишка молча указал на подножие скалы. Ветер унёс песок, обнажив руины, изъеденные временем до дыр. Рухнувшие башни и широкие здания с развалившимися куполами. Скала поднимается из мощёной площади, обнесённая высоким бортиком из чёрного гранита. Орландо с холодком осознал, что «скала» просто огромный, причудливый фонтан.

Стоит тягучая тишина и только эхо вопля затухая мечется среди руин. Орландо утёр лицо, помассировал глаза указательным и большим пальцами. В пещеру задувает холодный воздух, Крас кутается в плащ и затравленно выглядывает наружу.

– Долго я спал? – Просипел Орландо.

– Несколько часов…

Мечник ещё раз глянул на оголившиеся руины и пробормотал:

– Видимо, ветер очень уж сильный был.

– Нет, песок сам отхлынул, стоило показаться куполу вон той башни. – Пояснил Крас.

Голос мальчишки дрожит от страха и холода. Одной рукой крестится, а другой вычерчивает причудливые символы. Бормочет под нос, что-то про деву Марию и некого Сварога. Орландо вгляделся вниз, прикидывая варианты. Город выглядит довольно древним и явно был возведён до Распятия. Даже больше того, внутренний голос нашёптывает, что пески пожрали эти улицы задолго до рождения Христа или Яфета.

– Песок просто исчез? – Спросил Орландо.

– Н-нет… растёкся в стороны, за полчаса где-то… я сначала не замечал…

– Ясно.

Рапира с тихим шелестом покинула ножны, клинок сверкнул в лунном свете. Орландо хмыкнул, увидев горящий алым сердечник и блёклое сияние от остального металла.

– А вот это точно неспроста.

– Ты же не собираешься туда спускаться?! – Выпалил Крас, вцепившись в каменную стену.

– Собираюсь. Можешь остаться здесь.

Орландо выбрался из пещеры и не оглядываясь пошёл вниз, по проточенному водой каналу. Хватаясь за выступы и кустарник. Крас длинно выругался на языке славян, вставляя словечки степных народов, последовал за ним.

– Это очень плохая идея!

– Привыкай, я полон их. – Не оборачиваясь, ответил Орландо.

– Это совершенно безрассудно!

– Я не настолько стар, чтобы слушать рассудок.

Древняя брусчатка зазвенела под сапогами, как керамическая плитка. Орландо шагает оглядывая тёмные зевы проломов в стенах домов, подёргивает ноздрями. Мальчишка идёт за ним, так близко, что почти бьётся носом в поясницу. Стискивает кинжал и судорожно озирается на любой шорох. Рапира в руках Орландо сияет ярче, будто облитая горящим спиртом. Свечение кровавого сердечника расползается к лезвию и острию. Кажется, ещё немного и на брусчатку упадут алые капли.

Фехтовальщик остановился у входа в приземистое, круглое здание с уцелевшей покатой крышей и золотым шпилем. Склонил голову, исподлобья глядя в мрачный проём. Внутри попарно зажигаются красные огоньки. Слышен шорох и стоны, костяное клацанье…

Темнота выплюнула тощие фигуры в обрывках одежды и с длинными космами цвета высохшего мха. Их можно принять за измученных людей, но глаза горят адским пламенем, а белые губы раздвинуты клыками с палец взрослого мужчины.

Чудовища порываются кинуться на людей, но словно бьются о невидимую стену и рыча отступают. Расступаются, освобождая путь новым и история повторяется. Вскоре тварей набралось несколько десятков и на свет показался некто, едва похожий на человека. Огромный, с длинными руками, обтянутыми жёлтой кожей. На плечах сохранились обрывки одежды, а голову венчает истлевший тюрбан. Лицо, вытянутое, как у паса, украшает серая борода, а пасть не закрывается от обилия изогнутых внутрь клыков.

Существо застыло, подойдя ближе всех. Вытянуло лапу и ткнула в Орландо тонким пальцем, увенчанным чёрным когтем.

– Ты… кто ты?

– О! – Сказал Орландо, чувствуя, как в спину вжимается перепуганный Крас, и странным образом черпая из этого уверенность. – Говорить умеете и даже по-человечески.

– В Корз-Гатор забредают гости, а кровь есть знание. – Проскрипело чудовище. – Кто ты?!

– Это неважно.

– Важно. Ты благоухаешь Кровью Бога! – Рыкнула тварь, порываясь вперёд и отскакивая, как пёс от ткнувшегося в морду факела. – Но ты не мы! Ты… не благословлён!

– Тут ты прав. – Сказал Орландо, поднимая руку со шпагой и нацеливая острие в монстра. – Сложно не запачкаться, когда потрошишь, тех кто пьёт эту дрянь и тех, кто ею сочится. Можешь подойти ближе и учуешь ужас в этой крови, в своей тоже.

– Этот клинок… да, он убивал полубога… – Почти скуля выдавила тварь, нервно бродя туда-сюда вдоль невидимого барьера. – Ты не врёшь… Отдай мальчишку и уходи!

Крас дёрнулся и сильнее вцепился в одежду Орландо, а тот криво ухмыльнулся и приглашающее качнул рапирой.

– А ты возьми.

Чудовище вновь шагнуло и отскочило, остальные переглядываются и щерят желтушные клыки. Больше напоминая гиен, нарезающихся напасть на льва.

– Страшно? Ну чего вы! Мне так скучно убивать обычных людей! Повеселите меня, хоть немного! Ну давайте, все разом! Хочу размяться перед сном!

– Риск не стоит Вечности. – Наконец прорычала главная тварь, пятясь к входу в здание.

– Стоять. – Рявкнул Орландо и чудовища покорно застыли, не спуская взглядов с рапиры. – Говори, кто ты и почему мой клинок так реагирует на вас. Отвечай честно и я, возможно, отпущу вас.

Мечник умолк, чувствуя, как в груди от напряжения рвутся тончайшие волокна, а кровь вскипает. Момент истины, чудища или решаться атаковать или отступят…

– Моё имя, Сализ ибн Ахмад. – Прорычало чудовище, склоняя голову. – Султан жемчужины пустынь, града Корз-Гатор!

– Ваша жемчужина давно не сверкает. – Подметил Орландо, хмелея от собственной наглости.

– Да, это так. – Сказал султан-демон. – Однако, мы живы! А твой меч… он чувствует подобное. Этот металл помнит, как пил Кровь Бога, разбавленную в сыне человеческом. А мы помним, как посланники старших богов спускались в мир и одаряли смертных женщин… Прошу, пощади нас! Мы были наглы, самоуверенны и слишком голодны! Мы не узнали истинного человека, прости нас!

Чудовище опустилось на колени, протянув лапы к Орландо, остальные последовали примеру. Площадь наполнило многоголосое бормотание на давно мёртвом языке. Эхо разлетелось по руинам, резонируя и спутываясь среди развалин.

– Хочешь сказать. Кровь Бога была и до Христа? – Спросил Орландо.

– Мне знакомо это имя, но мы никогда не встречали этого полубога. – Проскулил Сализ ибн Ахмад. – Обычная кровь даёт слишком мало знания… но да, раньше земли полнились детьми смертных женщин и посланников Богов. До потопа и после! Прошу, Человек, пощади!

– Меня зовут Орландо Бич Божий. Запомни это имя, тварь. Теперь, я требую твою руку в цену прощения.

Султан мелко затрясся, поднялся держась за левое предплечье и… вцепился пастью в бицепс. Хрустнуло и под ноги упала дёргающая рука. Пальцы судорожно сжимаются и разжимаются, как паучьи лапы. Орландо смерил её взглядом и рыкнул:

– Убирайтесь.

Когда последнее чудовище скрылось в темноте, Орландо повернулся и пошёл прочь. Нервно сглатывая и едва сгибая колени. Руки мелко трясутся, а вдоль хребта прокатываются волны ледяной дрожи. Бои с Гаспаром и Серкано выиграл чудом и только угробив здоровье. Реши эти твари напасть скопом… он бы и трети не завалил! Не помня себя вернулся в пещеру и только тогда осознал, что Крас тащит руку монстра.

– Какого чёрта? – Прошептал Орландо.

– Н-но… ты же сам сказал, что забираешь его лапу… А тут ещё и кольца, перстни и браслет… Золотые! – Пролепетал мальчишка, стискивая жуткий трофей.

Мечник вздохнул и сказал:

– Снимай их, а как только взойдёт солнце, убираемся отсюда как можно дальше!

***

Орландо не заметил, как уснул, а очнувшись обнаружил Краса сжигающего лапу в чахлом костерке из веток кустов. Сухая плоть горит не хуже древесины, но источает дикий смрад. Мальчик подбежал к Орландо и протянул пригоршню украшений. Несколько перстней с красными и голубо-чёрными камнями. Кольца, покрытые гравировкой, отдалённо напоминающей арабскую вязь. Плетённый браслет из красного золота и приплюснутая цепочка из серебристого металла.

– Вот, я их вымыл, с песком! Даже над огнём прокалил!

– Спасибо. – Пробормотал Орландо, автоматом цепляя браслет на левое запястье и подцепляя пару колец. – Остальное забирай.

Крас просиял, словно и не было ночного ужаса, ссыпал драгоценности в карман. Стремглав выбежал из пещеры под лучи яростного солнца. Орландо вышел, закутывая голову платком, остановился. Песка стало куда больше, теперь рыжие дюны поднимаются до самого грота.

 

Глава 11

Тощий человек слизывает красные капли с серебряного блюдца, жадно, с горящими безумием глазами. Тягучие бусины срываются с пальцев Терца Гвозденосца, стоящего на балконе, и разбиваются о серый металл. Сотни людей толпятся внизу, подставляя блюда под них, а гигант с ленивым интересом водит рукой, вынуждая бедняков бросаться следом. В стороне у входа в комнату замер Папа Римский и человек в сером рубище с глубоким капюшоном, скрывающим лицо.

Урбан наблюдает за «причащением» с брезгливостью и недоумением. На лбу пролегают глубокие морщины, а вокруг лба собрались складки.

– Это так обязательно? – Наконец спросил понтифик. – Мы могли бы воссоздать Божественную из твоей крови! Как это сделал прошлый Папа!

Терц кивнул и сказал, продолжая наблюдать за беснующейся толпой:

– Возможно, только у вас нет столько времени и ресурсов. Твой предшественник брал кровь у меня, у Люцерна и Клавдия. Последние не пережили его жажды. Так что довольствуйся, тем что есть.

Папа промолчал, приблизился к ограждению, наблюдая как испившие крови гвозденосца падают в корчах, истерично вопя молитвы. Голоса сплетаются в раздирающий уши гул, а толпа напоминает серое море. Нет, зверя с тысячей лиц и одним безумным взглядом на них всех. Человек в рубище стоит неподвижно, словно выточенный из гранита. Даже грудь не вздымается. Ткань, скрывающая лицо, не закрывает подбородок и видно широкую улыбку с длинными глазными клыками. Слишком тонкими и острыми, чтобы быть человеческими.

От одного взгляда на него пробирает дрожь. Урбан отводит взгляд, невольно гадая: из каких глубин преисподней выбрался этот отшельник и как гвозденосец заставил его служить.

– Они, – продолжает Терц, взмахивая рукой и понуждая толпу качнуться за драгоценными каплями, – сослужат прекрасно.

– Они пройдут через пол-Европы! – Воскликнул Урбан, наблюдая, как бедняки кидаются друг на друга, подобно псам, и как они же, пускают в ход зубы.

– Цель оправдывает средства. – Ответил Терц, пожимая плечами. – Не думаешь ли ты, что святое воинство одолеет магометан без сопротивления? Пётр!

Человек в рубище шагнул к парапету и откинул капюшон, низко поклонился.

– Я внемлю, Господин.

– Проследи, чтобы благословение разошлось по остальным и выдвигайся к Константинополю. Чем больше наберёшь, тем лучше. Там я тебя встречу с остальными. Не разочаруй меня.

– Т-ты хочешь набрать ещё людей?! – Воскликнул Урбан, обернулся на гиганта. – Ты и без того причастил больше необходимого!

– Больше не собираюсь, да и незачем. Люди не более чем стог сухого сена, стоит паре травинок вспыхнуть, как полыхнут остальные. Даже сильнее изначально загоревшихся.

– Но…

– Никаких «но», – перебил Терц, – собирай армию, настоящую, пока я ищу потомка Алариха! Поверь, эти ребята попьют немало заблудшей крови!

Урбан бросил взгляд вниз, зябко передёрнул плечами. Нализавшиеся крови бродяги, успели загрызть двоих, а глаза их слово горящие угли. Отступил на два шага и скрылся в комнате. Опустился на колени перед огромным распятием на стене, сложил ладони и зашептал молитву.

Пётр проводил понтифика взглядом, обернулся к гвозденосцу и спросил:

– Господин, чего мне ожидать?

– Мы отправимся с тобой через пролив. Так что следи, чтобы твои… трутни, не нападали на моих солдат. На той стороне… ха! Делай что хочешь, главное – прикрой нас от лишнего влияния.

***

Орландо покрутил браслет на запястье. Металл несмотря на жуткий солнцепёк, остаётся прохладным, даже холодным. Будто только что подняли со дна ледяных ключей. Золотые нити собираются в причудливые символы и сценки. Кожу запястья приятно покалывает. Солнце давит на плечи и затылок, норовит выдавить из парня остатки влаги.

Песок под ботинками мерзко скрипит и блестит, как посыпанный зеркальной крошкой. По левую руку плетётся Крас, голову повесил и безучастно пялится под ноги. Ветер только усиливает жар и Орландо начинает казаться, что их заперли в бане. Проклятый город остался далеко позади, погребённый в песках. За спиной и два малых оазиса. Вода кончается, еды осталось на пару дней.

Трофейные украшения всё не выходят из головы. Под подушечкой пальца мягкое плетение затвердело и слилось в сплошную пластину.

– Ты точно не колдун? – Прохрипел Крас, в очередной раз сбившись с шага.

– Точно.

– Жаль, наколдовал бы дождь… а то небо до блевоты чистое…

Орландо поднял взгляд на водянисто голубую бездну, коснулся шрама на руке и пробормотал.

– Надвигается шторм.

Глава 12

Крас рухнул лицом в песок, да так и остался лежать. Ветер треплет платок и пытается раздуть одежду на спине, забрасывает песчинки. Орландо опустился рядом на колено, перевернул мальчика на спину и вгляделся в пустые глаза. Зрачки мелко поджариваются, будто следя за чем-то в небе, спёкшиеся губы с треском размыкаются, меж трещинок выступают густые алые капли.

– Ты… говорил… будет буря… – Скрипуче прошептал Крас.

Орландо коснулся бурдюка на поясе, отдёрнул руку, пустой, как и день назад. По барханам, накрывая людей, бегут серые тени. Совсем рядом проскакала длиннолапая мышь с огромными ушами. Мечник проводил её боковым зрением, гадая, где зверёк берёт воду и как выживает в пекле сравнимом с адским. Скинул с плеча рюкзак и подложил под голову спутника. Повозившись, натянул над ним тент из плаща и вогнанной в песок шпаги.

В тени малец пролежал без движения несколько часов, но дыхание выровнялось. Орландо сидит рядом, потирая шрам на левом предплечье и глядя на горизонт. Он сбился со счёта дням блуждания по пустыне, от крохотных оазисов до высохших колодцев. Кажется, будто остальные люди вымерли. Начинает казаться, что прошлая жизнь была не более чем сном.

Последние два дня их дразнил мираж озера и зыбких башен. Ветер часто менялся и иногда пах влагой, особенно к вечеру, а застарелый шрам начинал ныть. Орландо каждый раз вздрагивал и щупал его, в надежде на скорый дождь. Однако боль быстро уходила, только усиливая жажду.

– Если бог есть – он хреновый шутник. – Просипел Орландо, чувствуя, как потрескавшееся горло теряет последнюю воду.

– О чём это ты? – Выдавил Крас, глядя из-под опущенных век.

Мечник вытянул руку к горизонту, уголки губ дрогнули. Мальчик с натугой выгнулся, охнул. Небо затянуто бурлящей хмарью, надвигающейся с величавой неспешностью. Ветер заметно похолодел и полнится водяной пылью, приносит глухое ворчание.

– Ч-что это? – Прошептал Крас.

– Буря. Вставай, нужно забраться на вон тот бархан.

Орландо указал на холм песка, едва вздымающийся над поверхностью. Поодаль высится целая Гора, как и с другой стороны.

– Зачем?

– Старики советовали. – Пояснил мечник, поднимаясь и протягивая ладонь. – Не хотелось бы утонуть.

– Утонуть в пустыне? – Простонал Крас, хватаясь за руку. – Хах… будет, что в Ирии рассказать…

Вместе вскарабкались по горячему песку, Орландо торопливо снял с себя и мальчика всё металлическое, накрыл плащом. Стремительно темнеет, воздух стал влажным и вязким, дышать тяжело. Крас сидит, положив руки на колени, голову бессильно свесил. Порывы ветра норовят опрокинуть и покатить как сухой лист.

– А что если дождя не…

Поток ледяной воды, ударивший сверху, оборвал мальчика. Опрокинул на бок, вдавливая в мгновенно отсыревший песок. Сияющая первосветом зарница расколола небо от горизонта до горизонта, разбежалась по тучам паутинной молний. Каскад молний со злостью бьёт по барханам вокруг, шипит испаряющая вода, воздух трещит разрывая уши.

Крас кое-как поднялся, чувствуя, как вода бьёт по спине и плечам. Огляделся и увидел Орландо, стоящего поодаль в полный рост. Франк держи бурдюки и старается наполнить, игнорируя вспышки молний. Мальчишка вскрикнул и указал пальцем вниз. Бурлящие потоки стекают в низины меж барханов, сплетаются в полноводные реки, вымывающие песок обнажая землю.

Орландо, осознав тщетность попыток, бросился копать ямку в мокром песке. Крас последовал примеру и со смехом плюхнулся на зад, глядя, как её мгновенно наполнила вода.

Одежда промокла, а воздух стал холодный, как осенней ночью. Зарницы сверкают чаще, а за тучами чудится движение, чего-то огромного и злобного. Грохот, треск и гул давят на уши и, кажется, в мире нет других звуков.

В очередной вспышке Крас увидел Орландо, со шпагой и странную чешуйчатую тварь. Похожую на человека, покрытого чешуёй и со змеиной мордой.

Вспышка.

Существо замахивается на человека широким скимитаром.

Вспышка.

Вместо лапы косой обрубок и голова свисает за спину на клочке шкуры. Орландо стоит оскалившись.

Каскад вспышек, перемежающийся дробящим череп грохотом.

По бархану карабкаются пять тварей. Движения кажутся дёрганными, в могучих лапах отражают свет копья и кривые мечи. Крас вцепился в кинжал, пытаясь разглядеть Орландо.

В мгновенья темноты один ящера-люд развалился на неравные части. Второй зарылся мордой в песок. Перед третьим мальчик разглядел нечто смазанное, а когда очередная молния осветила мир, чудовище исчезло, как и остальные.

Основание соседнего бархана вымыл бурный поток, обнажив изрытую норами песчаную скалу. Крас вскрикнул, увидев выползающих наружу людей-ящеров, что исчезают в мутной воде. Вздрогнул, ощутив на плече цепкие пальцы, развернулся, вскидывая кинжал и застыл, глядя на Орландо.

Мечник стоит, выпрямившись в полный рост, в правой руке рапира. Одежда промокла насквозь и облепила тело. Волосы скрывает лицо, опускаются на плечи… Подбородок и грудь красные от крови.

– У… у… вас кровь! – Выкрикнул Крас.

Орландо кивнул и сказал, едва двигая губами:

– Знаю. Она моя…

Очередной раскат грома пожрал слова, разнёсся над пенными реками и плещущимися в них ящерами. Новых охотников до человечины не нашлось. Крас видит, как некоторые порываются вскарабкаться на бархан, но завидев мёртвых сородичей, скрываются в воде. Орландо молча смотрит в пространство перед собой и игнорирует буйство стихии. Кровавая полоса тянется от подбородка, растекается по груди и животу.

Мальчишка с ужасом осознал, что спаситель потерял сознание.

Глава 13

Орландо вынырнул из вязкого болота боли в прохладный и влажный воздух. Обнаружил себя лежащим на плаще и укрытым другим плащом, голым по пояс. С натугой разлепил глаза, издал стон, щурясь и пытаясь закрыться рукой. Тусклый свет выжигает глаза и нечто странное цепанулось за сознание. Парень приподнялся на локте и огляделся, щурясь и закрываясь рукой.

Бархан… нет, вся пустыня насколько хватает глаз, укрыта нежно-розовым ковром. Цветы на коротких жилистых стебля торчат из песка. Воздух полнится натужным гудением пчёл и плеском воды. Орландо начал подниматься и скрючился от острой боли. Завалился на бок, беззвучно распахивая рот и прижимая ладонь к груди. Скрюченные пальцы погружаются в плотные мышцы, как в сырую глину, оставляют на коже белый, быстро исчезающий след.

– Твою мать… – Выдохнул Орландо, через сцепленные зубы.

Сбоку подскочил Крас, перевернул на спину и торопливо подложил под голову рюкзак. Затараторил на незнакомом языке, вставляя причудливые словечки местного диалекта. Лицо у него бледное, кожа на шее облезла, как старая шкура змеи. Свисает прозрачными клочьями. Мальчик торопливо сунул Орландо бурдюк, приподнял, позволяя воде свободно стекать.

Первый глоток впитался в пересохшее горло, растёкся по телу живительной силой. Мечник задрожал, схватил за горловину и начал садиться, из уголка рта выбежала тонкая струйка. Кадык скачет вверх-вниз, а зубы ломит от прохлады.

Шумно выдохнув, отлип от бурдюка и утёр губы тыльной стороной ладони. Спросил, оглядывая цветочные луга:

– Сколько?

– Полтора дня или два… я потерял счёт времени. – Ответил мальчишка, порылся в мешке достал нечто похожее на пережаренную курятину. – Вот, поешь.

Орландо бросил угощение в рот, старательно прожевал и проглотил. На вкус действительно курица, только жёсткая и со странным привкусом.

– Что это?

– Та здоровенная ящерица, ну из тех которых ты покромсал. Я обжарил да высушил на камне…

– Ты меня тащил? – Просипел Орландо, беря второй протянутый кусочек. – Где мы?

– Всё там же. Пустыня расцвела, стоило дождю кончиться. Чудны дела богов… такая красота и так далеко от человеческих глаз…

Бархан, на котором расположились, омывает раздвоенный поток. Вода кристально чистая, видно каменистое дно и песочную «позёмку», змеящуюся по нему. Мимо людей снуют пчёлы, порхают бабочки-однодневки. Пахнет влагой и цветами. В розовом ковре копошатся мелкие зверьки, а на дальнем бархане пасутся пустынные козлы. К ним пригибаясь крадётся одинокий лев с подранным ухом и облезлой гривой.

Орландо тяжело поднялся, опираясь о плечо Краса. Облачился в неумело выстиранную одежду и подцепил шпагу на пояс. Похлопал мальчонку по макушке и сказал:

 

– Спасибо.

– Не делай так больше. – Буркнул Крас, отводя взгляд.

– Что?

– Не теряй сознание, не перенапрягайся так. Два раза повезло, а в третий… Боги ненавидят троицу.

– А я думал любят.

Крас пожал плечами и отошёл в сторону, на ходу сорвал крупный бутон. Растёр между пальцами и спустился к потоку набрать бурдюк. Видимо, буря освободила дремавшие под песком ключи, но это буйство жизни скоротечно. Орландо чувствует сухой жар в порывах ветра. Пустыня возьмёт своё, сейчас или позднее ей всё равно.

Пески умеют ждать.

Орландо поднялся и мучительно медленно побрёл за мальчишкой. Тело ощущается чужим и сломанным, слабым настолько, что ещё немного и колени подломятся. Одежда будто сшита из стальных плит, обувь – гранитные блоки, а вместо шпаги свинцовая оглобля.

В голове ползают отстранённые, словно чужие, мысли. Серкано учил быть быстрым, но теперь это смертельно опасно. Толку от скорости, если потом валяешься мертвяком? Придётся избегать боёв, или брать умением.

Крас вздрогнул, услышав сиплый смех, обернулся и озадаченно воззрился на спутника. Орландо стоит, запрокинув лицо к хмарьному небу, разведя руки.

– Что смешного?

– Да так, – ответил Орландо, тайком смахивая набежавшую слезу, – вспомнил слова наст… отца.

«В схватке с превосходящим врагом, главное – быть быстрее. Хитрить будешь с равным во всём.»

Слишком долго полагался на скорость, совсем забыв наставление. Упивался медлительностью противников и их беспомощностью. А теперь… теперь расплачивается за беспечность.

С другой стороны, его ли это вина? Был ли другой способ одолеть Гаспара и восставшего Серкано? Он был вынужден выйти за пределы возможного! Сломать тело, но уничтожить посланников Бога.

Орландо провёл пальцем по навершию эфеса, улыбка скривилась в хищный оскал. Пришло время вспомнить и другие уроки старика. Использовать фехтование на полную и без заигрываний со скоростью.

Что ж, по крайней мере, это будет интересно.

Из раздумий вывел Крас, подошедший в упор и заглядывающий в лицо снизу вверх. Мальчик осторожно коснулся руки и сказал, пряча взгляд:

– Ты… можешь… нет, научи меня драться!

– В смысле? – Озадаченно спросил Орландо, улыбка поблёкла, оставив на лице недоуменное выражение.

– Если ты… снова, я смогу защитить тебя и себя! Да и вообще…

Мечник вздохнул и покачал головой, похлопал по ножнам и сказал:

– У меня только один меч. – Поглядел в полное испуга и отчаянья личико, вздохнул ещё раз. – Ладно, для основ он не понадобится.

Рейтинг@Mail.ru