Бастард-2

Александр Георгиевич Шавкунов
Бастард-2

Глава 47

Кони отказались проходить через ворота, заржали, отворачивая морды и поднялись на дыбы. Орландо соскочил с седла, похлопал скакуна по шее, погладил и ткнулся лбом в нос. Животное всхрапнуло, обдав горячим дыханием и отступило. Мечник упёр ладони в поясницу, откинулся назад, смачно хрустя позвонками. Повёл плечами и перешагнул невидимую черту. Брат и ученик последовали, но Орландо вскинул руку и покачал головой.

– Я пойду один.

– Но… – Начал Винченцо, умолк на полуслове и кивнул, положил ладонь на плечо Краса и сказал. – Мы отойдём к тому дереву, потренируемся.

Кирпич дома красен, как кровь, окна изнутри закрыты рваными занавесками. Входная дверь приоткрыта, изнутри тянет запахами трав и грибов. Орландо вошёл готовый выхватить меч, глаза обволок рассеивающийся сумрак. Помещение вычищено до блеска, воздух приятно прохладен. Свет из окон муаровыми лентами прочерчивает пол, переползает на стену и падает на покосившуюся лестницу. В дальнем конце на тканом ковре сидит старик, высушенный несчётными годами, лысый, но с длинной тонкой бородой. Глаза белы и без выражения смотрят в пространство перед собой.

Мудрец повернулся на звук шагов, что-то спросил на трескучем языке. Орландо остановился, перебирая в голове известные языки и не находя ничего похожего.

– Меня зовут Орландо, я пришёл просить вашего совета, о мудрейший. – Сказал парень, громко и отчётливо.

– Он тебя не понимает.

Звонкий девичий голосок разнёсся по комнате, затерялся на лестнице. Темнота за спиной старца отторгла черноволосую девочку в сером платье и платке, скрывающем плечи.

– Он слишком стар, чтобы знать молодые языки.

Орландо склонил голову, исподлобья глядя на чёрные, лишённые белков и радужки, глаза девочки. Плавно сдвинул левую ногу вперёд, готовый к рывку. Поправил ножны, готовя к мгновенному извлечению, сказал легко:

– Сдаётся мне, он будет младше тебя.

– Ты прав. – Сказала «девочка», подходя ближе. Замерла в десятке шагов, склонила голову набок. – Чего ты хочешь, путник?

– Ответы.

– На какие вопросы?

– Где Святой Грааль?

– Святой, что?

Мир вокруг дрогнул, Орландо запоздало осознал, что пошатнулся. Тело налилось слабостью. Неужели весь путь проделан зря?

– Чаша с кровью Сына Божьего… – Слабо сказал парень.

– Какого из них и какого именно бога? – Вздохнула девочка. – Изъясняйся яснее.

Колени подкосились, Орландо опустился на пол, глядя в пространство перед собой. Накрыл висок ладонью и прошептал:

– К-как? Как ты можешь не понимать, о чём я? К тебе ведь приходят паломники!

– Ты про тех бродяг, что объявляются раз в пятьдесят лет? Боюсь они не слишком любят рассуждать о ситуации в мире. Им нужны только советы и клады. А меня мир за Песками не интересует.

Старик что-то залепетал, обнажая пустые дёсны. Девочка ответила резко, как надоевшей псине, «мудрец» замолк и сгорбился мелко трясясь.

– Что он говорит?

– Умоляет о смерти. – Вздохнула девочка, подходя к старцу, провела пальцами по впалой щеке и проворковала. – Увы, некоторые преступления не имеют срока давности и прощения. Уж ему бы этого не знать. Нет, о нет, ему не видать забытья, до тех пор, пока последняя песчинка не покинет эти места. Пока земля не оживёт и не напитается кровью рек.

Она медленно приблизилась к парню, спросила вкрадчиво:

– Так что ты хочешь знать?

– Как… как уничтожить реликвии Бога? – Выдохнул Орландо. – Творца всего сущего.

– Вот как… скажи, зачем тебе это? Не проще ли спросить, где золото и жить в удовольствие?

– Потому… что от них одни беды.

– Не убедительно. Возвышенные мотивы звучат красиво, но они всегда лживы. Особенно когда их произносит проситель.

Орландо долго молчал, свесив голову, наконец тяжело вздохнул и прошептал:

– Да, ты совершенно права. Должно быть, я убедил себя в праведности такого выбора. Я хочу… нет, алчу уничтожить все реликвии, ведь только из-за них я лишился наставника и отца. Они разрушили мою жизнь! Если уж Богу всё равно, то пусть катится подальше!

– О! Какая речь! Человек против Божественного! – Выдохнула девочка. – А чем ты готов заплатить?

– Назови цену!

Губы черноглазой разошлись, как рубленая рана, обнажая острые клыки, уголки губ вытянулись до ушей. Черты лица заострились, а глаза словно стали больше.

– Ты уверен?

– Да!

– Ох… я могла бы запросить свежего мяса… – Промурлыкало существо, тёплого, с кровью! Твой конь и один спутник, как раз подошли бы… но нет, это слишком! Слишком мало за тайну, которую ты желаешь.

Снаружи заржали кони, а создание шумно потянуло носом, высунуло язык, по-змеиному раздвоенный. Черты лица потеряли остатки человечности, перед франком стоит согбенное чудовище, выбравшееся из тьмы веков.

– Просто назови цену! – Прорычал Орландо, едва сдерживаясь выхватить меч.

– Джин. Мне нужен всего лишь джин в лампе. – Прошипел монстр. – Я даже скажу, где искать

Глава 48

Существо говорило путано, давало ориентиры, даже обломки которых давно обратились в пыль. Горы и леса трижды поменялись местами, но одно осталось неизменным. Пустыня. В самом сердце непроходимых песков спрятан храм, где хранится лампа с джином.

– Принеси её и я отвечу на любые вопросы. – Сказало существо, вновь приняв облик девочки.

– Занятно. – Задумчиво протянул Орландо, поглаживая рукоять меча. – Почему бы мне не спросить то же самое у самого джина?

– Потому что он не знает. – Ответила «девочка». – Джины исполнители, не мудрецы.

– Зачем он тебе?

– А вот это, тебя не касается.

– А по-моему очень даже.

Орландо потянул меч из ножен, раздвоенное острие выскользнуло с мелодичным звуком, нацелилось промеж глаз. Создание оскалилось, красуясь изогнутыми клыками. Старик за столом задрожал и зашептал уже знакомую мольбу.

– Кто знает, зачем тебе джин? А ответ я могу найти и в другом месте или, ну знаешь, пожелать узнать.

– Попробуй.

«Девочка» улыбнулась и отступила к столу.

– Я вижу на тебя кольца императора. Я чувствую, как жизнь покидает тебя через них. О, я даже могу сказать, сколько ты истратил! Боюсь, у тебя недостаточно времени, на долгие поиски.

– Сколько же? – Спросил Орландо, приподнимая бровь.

– Сорок лет потрачено, мальчик. – Смеясь, ответила «девочка». – Сорок лет от крошечной человеческой жизни. Сколько ещё выдержит твоё тело? На сколько ран хватит сил колец, прежде чем ты свалишься мёртвым? Подумай. Хотя ты можешь уйти, я даже скажу, где найти золото, для безбедной жизни хватит. Особенно учитывая тот крошечный отрезок, что остался.

Острие меча дрогнуло и опустилось. Орландо взглянул на кольца, скрипнул зубами. Не похоже, что оно врёт. Снаружи тревожно заржали лошади, и порыв ветра подбросил занавески за спиной.

– Ты знаешь, как их снять?

– Конечно, даже расскажу, но только когда достанешь лампу. Учитывай, что джин исполнит одно единственное желание, мальчик. Если уж захочешь загадать. Вот только…

– Что?

– Потерянного не вернуть. Твоё время безвозвратно истрачено.

Орландо кивнул, плавным движением убрал меч в ножны. Сказал, глядя на существо сверху вниз:

– Хорошо, я добуду лампу, но ничего не гарантирую.

– Меня это устраивает.

*****

Крас кружит вокруг Винченцо в тени раскидистого дерева. Нападает ударяя палкой, изображающей меч. Барон отбивается, блокирует и посмеиваясь отступает. Когда мальчишка ошибается, шлёпает палкой по заднице и со смехом уворачивается от града беспорядочных ударов. Оба застыли, когда Орландо вышел из дома.

Лицо франка затвердело, вокруг рта собрались плотные складки. Взгляд сощурен и направлен вдаль. Кони от него шарахнулись, тревожно ржа и выгибая шеи. Орландо оттянул ткань, принюхался и скривился. Направился к ближайшей чистой речке. Брат и ученик последовали за ним.

– Что он сказал? – Спросил Винченцо, когда Орландо скинул одежду и вошёл в воду по колено и лёг.

– Кто?

– Мудрец!

– Нет там мудреца, только древнее чудище. Однако оно может нам помочь.

Орландо вкратце объяснил слова «девочки», пока застирывал одежду от пропитавшего запаха чудовища. Винченцо в задумчивости чертит в грязи палкой, что-то прикидывает и наконец хлопнул по лбу.

– Кажется, я знаю, где этот храм!

– Вот как?

– Да, он прямо на Святой Земле! В самом сердце пустыни это правда. Пока мы добирались до тебя, я столько наслушался о миражах и пропавших там караванах.

– Ты уверен, что это он?

– Нет, но у нас есть ориентиры получше?

Орландо вздохнул и накинул мокрую рубаху, покачал головой.

– Ты прав, в любом случае по пути можем уточнить.

– Вот только… – Протянул Винченцо, скребя затылок. – Там же война в самом разгаре и кишмя кишат одержимые кровью гвозденосца.

Орландо застонал, одним движением откинул волосы за спину и пригладил, стряхивая воду.

– Дай подумать, – сказал Крас, поочерёдно сгибая пальцы, – на нас охотятся церковники, люди халифа и ещё толпа каких-то одержимых. Так?

– Именно так. – Ответил Орландо.

– И мы должны добровольно, ехать в место, где этих ребят больше чем песчинок в пустыне?

– Именно так.

– Тебе не кажется, что этот план, ну самую малость, сыроват?

Орландо криво улыбнулся и покачал головой.

– Конечно, нет, ведь у меня нет плана.

Про себя добавил, что планы строят люди, у которых есть время.

Глава 49

Ночью вершина горы окружена колеблющимся, зеленоватым ореолом. Орландо кажется, что она пробивает чёрный купол неба, а звёзды испуганно сторонятся. Винченцо спит на спальном мешке, накрывшись плащом и выставив ногу. Крас устроился в повозке, с видом на костёр через откинутый борт. В темноте шумит горная река, а меж деревьев мелькают жёлтые огоньки светлячков. Орландо сидит спиной к костру, с обнажённым мечом на коленях. Задумчиво водит пальцем по лезвию и смотрит в темноту.

 

Спину приятно прогревает, а мазутная тень скачет по подсвеченным деревьям. Искажается, вытягивается теряя человеческие очертания по воле колеблющегося пламени.

Сорок лет… что можно успеть за этот срок? Построить дом, найти женщину и вырастить детей? Стать кем-то большим чем бродяга с мечом? Сколько тёплых рассветов и красочных вечеров? Сколько новых знакомых и друзей можно встретить за сорок лет? Проклятье… за сорок лет можно стать дедом! Успеть понянчить внуков и спокойной отойти в собственной кровати, окружённый потомками!

Орландо приглушённо хохотнул. Подумать только, чтобы кто-то вроде него умер в кровати, да ещё своей! Нет… он давно знал, что умрёт не сам. Рано или поздно тело подведёт, дрогнет рука или подвернётся лодыжка. Секундное промедление и чужой клинок пробьёт сердце. Возможно, найдётся кто-то более умелый и быстрый. Всякое может быть.

Тем не менее сорок лет!

Он действительно мог бы найти сына, породить новых детей и даже жениться! Может быть, даже на Луиджине. Вернуться к ней, помогать с приютом и обучать детей. Под первые седины написать трактат о фехтовании… а теперь, что? Что у него осталось?! Пять лет? Шесть или десять?! Сколько ещё сожрут эти кольца?!

Орландо положил ладонь на землю, растопырил пальцы и долго смотрел на тусклые полосы жёлтого металла. Обхватывающие указательный, средний и безымянный пальцы. Ладонь покалывает мелкий лесной мусор, в середину упёрся угловатый камешек. Над головой пролетела ночная птица, оброненное перо, шикнув, исчезло в огне. Над деревьями поднимается обгрызенная луна, серебряный свет просвечивает кроны. Искажает перспективу, превращая ветви в скрюченные лапы упырей.

Парень взял меч, упёр двойное острие между мизинцем и безымянным пальцем. Придавил фиксируя и начал опускать, не спуская взгляда с колец. В последний миг шумно выдохнул и убрал руку.

Простые решения слишком соблазнительны, но искалеченный точно не справится. Тем более высок риск подхватить заражение крови и лишиться руки. В задумчивости поскрёб круглый шрам от шпаги Гаспара. Вздохнул и спрятал меч в ножны, утёр лицо ладонями.

Он справится. Переживёт это всё и добьётся желаемого. Даже если ему остался год.

Кривая улыбка растянула губы, по-волчьи обнажив ряд зубов и клыки. Раз время сочтено, то какой смысл беречься? Иди напролом! Круши! Пусть каждый вставший на пути умоется кровью! Забудь о защите, атакуй! Будь быстрее врага! Устрой бойню, которой свет не видел от начала времён! Пусть все библейские истории покажутся детским лепетом в сравнении!

Винченцо всхрапнул и забормотав перевернулся на живот, высунул из-под плаща руку. Орландо перевёл взгляд на него, на ученика. Улыбка слетела с лица. При чём здесь они? Этот бой их не касается, риск неоправдан! Мальчишку просто купил и втянул не спрашивая, хочет ли тот рисковать головой. Брат… брат уже помог больше чем можно было желать. Более того, он до сих пор нормально не ходит, из-за сорванных в пыточной ногтей. Орландо вечерами слышит, как он скрипит зубами, стягивая сапоги и меняя повязку на пальцах.

Дальше следует идти одному. Пусть отправляются в Европу, Винченцо сможет позаботиться о Красе. А с Папой Римским и Ватиканом, он разберётся лично. Тем более халиф говорил, что понтифик прибудет на святую землю.

Как удобно.

Одним махом перебить всех, или почти всех, врагов и вернуть шпагу…

Орландо дёрнулся, заметив движение за деревьями, схватил рукоять меча. В чаще движется серебристая фигура, проходит через деревья и кусты. Следом тянутся сотни таких же. Очертания смазываются, но угадываются человеческие лица, безучастные и умиротворённые. Духи тянутся из чащи вверх по склону, огибают лагерь по одной им видимой тропе. Воздух тихо звенит и полнится шорохами призрачных саванов. Светлячки пляшут вокруг, проходят насквозь, на мгновение расплываясь.

Часть призраков откололась от общего потока, закружила вокруг Орландо. Пожирая взглядами, как голодные псы кость. Лица знакомы… да, это убитые им за последние полгода. Разбойники, крестоносцы и янычары.

– Что? – Зарычал Орландо, выхватив меч. – Пришли посмотреть, как я сдохну?! Ну, давайте! Подходите ближе! Посмотрим, сможет ли этот клинок убить приведение!

Среди хоровода мертвецов мелькнуло лицо Серкано. Орландо вздрогнул и… очнулся. Голова свешена на грудь, меч лежит на коленях, а за спиной догорает костёр.

Глава 50

Утром Крас и Орландо ушли на охоту, лес на горе кишит мелким зверьём и кабанами. Последние передвигаются стадами по несколько десятков голов. Слышно издалека по довольному хрюканью и треску разрываемого мшистого ковра. В чаще угадываются крики рыси и волчья перекличка. Животные стараются держаться подальше от жилья «ведьмы». Орландо по старой памяти смастерил простецкий лук, таким шкуру кабана не пробить, но птицу добыть легче простого. Крас, к удивлению мечника, срезал длинную прямую ветвь. Деловито обстругал, конец расщепил на четыре части. Вставил в них рукоять кинжала и тщательно обмотал куском бечёвки. Получившееся копьё взял наперевес и, сняв рубаху, измазался грязью.

– Ты чего творишь? – Спросил Орландо, вскидывая бровь.

– Зверьё чует запах и разбегается. – Пояснил княжеский бастард. – Нужно пахнуть как лес. Меня этому старый охотник учил, жди здесь.

– Эм… ладно.

Орландо опустился на поваленное дерево, и продолжил строгать стрелы. Мальчишка, закончив обмазываться и лепить на себя куски мха с лишайником, скрылся в лесу. Орландо некоторое время слышал его шаги, напрягая слух до отказа. Затем они пропали окончательно, только в направлении, куда ушёл Крас, похрюкивают кабаны. Зверь здесь непуганый, так что такая маскировка ни к чему, но уж если ребёнок хочет проявить себя. Почему бы и нет?

Спустя полчаса Орландо занервничал, отложил десяток стрел без оперения. Поднялся и пошёл искать. Пусть кабаны здесь мелкие, но это всё же кабаны. Порой даже медведи пасуют перед этими демонами в свином обличие.

Сделал два шага… лес взорвался истошным визгом, к нему подключилось десятка два глоток и всё перекрыл удаляющийся топот. Орландо сорвался с места, выхватив меч. Если он камень режет, то и кабана рассечёт. Лавируя меж деревьев и, перепрыгивая валежины, вырвался на крохотную полянку у ручья. У деревьев стоит вымазанный грязью Крас, копьём пригвоздил к земле молодого кабанчика. Давит на древко всем весом, зверь сучит лапами, жалобно всхрюкивает. Бусинки глаз затягивает пеленой смерти.

– Видишь! – Воскликнул Крас, широко улыбаясь. – Я же говорил!

– Да… – Пробормотал Орландо, стыдливо пряча меч в ножны, ткнул большим пальцем за спину. – Я пока за одеждой, а ты помойся, а то Винченцо за лесного духа примет.

•••

Кабанчика споро разделали, сняв шкуру, мясо промыли в реке и, завернув в шкуру, понесли в лагерь. Винченцо едва не расплакался увидев свежую и сочную поросятину, расцеловал Краса в щёки, стиснул Орландо в объятиях. Бросился разводить костёр и замешивать в котелке соус, в котором нужно вымочить мясо перед жаркой.

Вскоре меж деревьев потёк манящий аромат, Орландо сидит у костра с натянутой улыбкой. Из головы не идёт вчерашняя ночь, мясо кажется безвкусным, хоть и тает во рту, исходя ароматным соком. Жир стекает по пальцам, капает на землю. В кустах копошатся мелкие хищники, привлечённый запахом.

– Ты чего такой печальный? – Спросил Винченцо, облизывая пальцы правой руки, а левой хватая бурдюк, с хмельным напитком из мёда и трав, прикупленный на всякий случай. – Не нравится свинина?

– Вкусно, очень. – Сказал Орландо, отводя взгляд.

– Тогда что с тобой?

Мечник вздохнул, поднял взгляд и сказал твёрдо, чеканя каждый звук:

– Тебе и мальчишке следует отправиться в Европу, как только мы покинем эту пустыню. Без оглядки.

Поляну накрыл купол тишины, даже зверьё в кустах замолкло, почуяв перемену настроения. Крас перестал жевать, натужно проглотил, не сводя взгляда с учителя. Винченцо выронил кус мяса, тот рухнул между ног в примятую траву. Из ниоткуда появился муравей, припал к капельке жира и быстро скрылся, зазывать собратьев за добычей.

– Подожди, подожди! – Вскрикнул брат, выставив ладони. – Ты чего это удумал?!

– Это мой бой. – Сухо сказал Орландо. – Для вас слишком опасно. Поверь, всё, что было раньше, покажется приятным сном в сравнении с грядущим! Поезжай домой, возьми мальчишку и повидай племянников! Сестёр!

– Э нет! Нет! По-твоему я брошу брата?! – Закричал Винченцо вскакивая.

– Сводного! – Рявкнул Орландо поднимаясь.

– А меня вы спросить забыли? – Сказал Крас, поднимая руку и откусывая кусочек пережаренной свинины.

Парни перевели взгляд на него, мальчик откашлялся, откусил ещё раз, тщательно прожевал. С другой стороны полянки всхрапывают кони, косятся на людей, как прохожие на рыночную драку. Крас проглотил, отхлебнул воды из бурдюка и сказал:

– Я не поеду ни в какую Европу, пока это всё не закончится.

– Это ещё почему? – Спросил Орландо, поднимая бровь.

– Во-первых, ты меня не доучил, а обещал. Во-вторых, мне интересно! Серьёзно, я всю жизнь прожил в лесу и всё это, – сказал Крас, обводя поляну рукой, – огромное интересное приключение! И ты его у меня не отнимешь!

– Ты… вы оба можете умереть!

– А если убежим, – рассудил Крас, – будем жить вечно?

Глава 51

Песок кажется белым от жара, кони идут опустив головы, накрытые влажной тканью. Орландо шагает рядом, оглядывая пустыню. Винченцо запряг своего коня в телегу, давая отдохнуть скакуну Краса. Мальчишка, подражая учителю, шагает в тени лошади. Песчинки скрипят под ногами, норовят забиться в ботинки и под одежду. Проклятый участок остался далеко позади, то и дело встречается колючий кустарник, древние колодцы и направляющие столбы. Несколько раз издали видели проходящий караван.

– Кровать хочу… – Пробормотал Винченцо, запрокидывая лицо к прокалённому небу.

Пылающий диск солнца карабкается к зениту, выжигает тени. Впереди по тропе воздух рябит, образуя смутные картины. Орландо приложил ладонь козырьком, глянул на брата и спросил:

– Зачем?

– Спать хочу нормально, не в мешке на песке! Хочу проснуться не от жары, а от тёплой девки…

– Где ты здесь собрался девку найти? – Вклинился Крас. – Здесь край строгий, добрые женщины только в портовых городах или на большом караванном пути.

– А вдруг случится чудо? – Огрызнулся Винченцо. – Я слышал в некоторых племенах принято путнику на ночь отдавать жён и дочерей!

– Это на севере. – Сказал Орландо, всматриваясь в дорогу. – Я тоже слышал… кхм…

Парень резко обернулся и остановился, глядя на верхушки барханов, пока конь проходит мимо. Положил ладонь на рукоять меча. Винченцо подъехал к нему, спросил с высоты седла:

– Что такое?

– Да так, показалось. Должно быть перегрелся.

Дорога петляет, из-под наносов песка выглядывает спёкшееся земля, некогда бывшая руслом реки. Орландо на ходу подхватил округлый камень, подбросил на ладони, выхватил меч и поймав хрястнул по плоскому ребру навершием рукояти. Хрустнуло и камень треснул. Парень спрятал меч, осторожно развёл половинки, улыбнулся, глядя на отпечатавшуюся в камне спиральную раковину. Передал Красу, говоря с улыбкой:

– Держи, сувенир.

Глаза мальчишки округлились, он завертел нежданный подарок. Поскрёб ногтем и озадаченно воскликнул:

– Как она там оказалась?

– Не знаю, может разозлила Бога в дни творения, а может, дьявол шутки ради затолкал. – Сказал Орландо, пожимая плечами. – Я часто такие находил в высохших руслах или песчаных карьерах.

Мальчишка спрятал половинки в карман, на лице расцвела улыбка. Горячий ветер откидывает волосы, заметно отросшие за последние месяцы, набок. Винченцо подмигнул брату, закинул одну ногу на седло и приложился к бурдюку.

*****

Постепенно солнце нехотя накренилось и начало неспешный спуск к горизонту. Тени удлиняются, а воздух напитывается прохладой. Орландо в который раз подивился скорости смены температуры в пустыне. Набросил плащ на плечи, поправил ножны на поясе. Мальчишка дремлет в телеге, закинув ноги на борт, а руки за голову. У него первая смена на карауле.

Женский вопль распорол шелест песчинок и скрип колёс. Кони вскинули головы, тревожно заржали. Винченцо и Орландо не сговариваясь послали их в галоп, выхватывая оружие. За ближайшей дюной перевёрнутая телега с обломанной осью. Налетевшая на торчащий из песка булыжник и потерявшая колесо. Лежащего чуть дальше. Под телегой сидит девушка в подранной одежде, поджимающая руку к груди. Волосы пробиваются из-под съехавшего платка, иссиня-чёрные и блестящие. Кожа загорелая до черноты, но глаза пронзительно зелёные, с крошечными крапинками.

Завидев путников, заголосила, протягивая руку и заливаясь слезами. Винченцо соскочил с коня, бросился к ней и, упав на колено, протянул бурдюк. Помог напиться, придерживая голову и запрокидывая горлышко. Девушка пьёт жадно, драгоценная влага стекает по подбородку, пропитывает одежду, обрисовывая крупную грудь. Винченцо набросил ей плащ на плечи, помог выбраться и проводил к телеге. Подставил колено, как ступеньку, Крас протянул руку.

 

– Что случилось? – Спросил Орландо, оглядывая спасённую.

– Разбойники! – Выпалила девушка, кутаясь в плащ. – Напали, родных перебили, лошадей угнали… а я…я спряталась под телегой. Два дня… без воды и еды…

Голос у неё надорванный, но сохранивший чарующие женские нотки. Руки мелко трясутся, взгляд перебегает с лица на лицо. От одного вида колдовских зелёных глаз, вдоль хребта проскакивает молния. Крас протянул девушке вяленое мясо и та начала грызть, как оголодавшая кошка. Заливаясь горючими слезами и едва ли жуя.

– Разбойники значит… – Пробормотал Орландо, оглядываясь на телегу. – Сколько их было?

– Не знаю… – Всхлипнула спасённая.

– Мы их найдём и покараем! – Прорычал Винченцо, хватаясь за меч. – Куда они ушли?!

Девушка махнула рукой дальше по дороге, зашлась рыданиями, продолжая вгрызаться в кусок мяса. Орландо замедленно кивнул, положил ладонь на плечо Винченцо, чуть сдавил и сказал веско:

– Успокойся, за два дня они могли далеко уйти. Сначала привал, мы устали и кони тем более. Завтра довезём её до ближайшей деревни, по пути. – Он повернулся к девушке и спросил. – Там ведь впереди есть деревни?

– Д-да… с-спасибо вам! Я думала умру!

– Не за что. – Буркнул Орландо, махнул рукой. – Становимся на привал.

Рейтинг@Mail.ru