Бастард

Александр Георгиевич Шавкунов
Бастард

Глава 14

Поместье стоит на вершине холма, покрытого красным виноградником, стекающим в долину к реке. Массивное, угрюмое здание с парой башен, окружённое стеной из гранитных блоков. Подсолнечная сторона заросла плющом, к осени покрасневшим и создающим впечатление, будто поместье истекает кровью. Орландо вышел на дорогу, выложенную плоским булыжником, единственный след Римской Империи, сгинувшей в дни гнева Господня. По обе стороны возвышаются остроконечные кипарисы и огрызки мраморных колонн.

Едва тёплый ветер треплет плащ, силясь распахнуть, тянет за волосы открывая жилистую шею. Орландо поморщился и помассировал шрам на предплечье. Ноет, значит к дождю. Губы тронула блеклая улыбка, Серкано также предсказывал погоду. Дорога разветвилась, основной путь огибает холм, а побочный карабкается к поместью. Видимо, в римские времена там был форт или любое значимое укрепление, а может вила патриция.

У ворот случилась заминка со стражниками, не горящими желание пропускать неизвестного кого. Впрочем, дело разрешило пригласительное письмо рекрутера, выданное Орландо вчера. Стражники посовещались, распахнули калитку в створке и спустя минуту наёмник обзавёлся проводником. Молодым парнишкой в шлеме не по размеру и кожаной кирасе с нашитыми медными пластинами.

– Меня зовут Пайк, а вас… сэр? – Сказал паренёк, шагая вдоль конюшни.

– Орландо.

– Приятно познакомиться! Вам у нас понравится, барон платит щедро и вообще отличный человек, если не злить.

– А что его злит?

– Совершенно всё! – Широко улыбаясь ответил Пайк, поправил шлем, съехавший на затылок. – На ваше счастье, он вернётся только завтра.

– Зачем тогда меня на сегодня вызвали?

– О, вами займётся майордом, это он отвечает за найм. Барон просто проверяет.

Парнишка завёл на задний двор и остановился под раскидистым дубом, между домом и миниатюрным садом. Трое садовников глянули на новичка, перебросились парой фраз и вернулись к работе. Земля усыпана жёлтыми листьями и желудями, Орландо поднял взгляд, любуясь игрой света в лысеющей кроне… На уровне третьего этажа с ветви свисает труп. Ссохшийся до костей, в лоскутах, когда-то бывших одеждой и одном сапоге.

– Какого… – Выдохнул Орландо.

Тело висит напротив окна и, должно быть, при сильном ветре, ударяется об него. Пайк задрал голову, недоумённо огляделся и хлопнул по лбу.

– А! Вы это про старину Вис Висыча? Не пугайтесь, он тут уже давно! Лет двадцать, если не больше.

– Вис Висыча? – Пробормотал Орландо, рассматривая висельника. В окне показалось женское лицо, но заметив его сразу скрылось. – Это за что его так?

– Ну, люди всякое говорят, одни утверждают, что это был наёмный убийца, а другие, что баронесса хотела с ним убежать. Собственно, я думаю на второе, не зря же повесили у её окна.

– А ваш барон… занятный человек…

Особо сильный порыв ветра сорвал шлейф листьев, закружил, скрывая мертвеца за жёлто-красной пеленой. Женщина вновь появилась в окне и не спускает с Орландо взгляда. Парень отвернулся, ощутив тревожное покалывание вдоль хребта. Положил ладонь на эфес и надавил, ощущение оружия, готового выскочить из ножен, придало уверенности.

Листья закружили вокруг ног, а ветер запутался в волнистых волосах, задёргал ворот рубахи. Пайк помялся рядом, стрельнул взглядом на пристройку к дому и откланявшись пошёл к ней, похлопывая по животу. Постучал в дверь и спустя мгновение отворила дородная баба в замызганном переднике. Выслушала Пайка качая головой и по-матерински хлопоча пропустила внутрь.

Орландо ухмыльнулся и вновь поднял взгляд к окну. Женщина продолжает смотреть. Бледная, с растрёпанными волосами и огромными, круглыми глазами в которых плещется… страх? Поняв, что замечена, отдёрнулась в комнату.

– О… смотрю тебя заинтересовал старина Вис Висыч?

Орландо вздрогнул и опустил взгляд. Рядом стоит плотный мужчина с внушительным брюхом, стянутым широким поясом.

– Майордом Крейв, – представился толстяк, протягивая лапищу размером с весло, – а ты кто, парень?

– Орландо. Меня наняли для турнира.

– Ну ещё не наняли, сначала нужно проверить. – Поправил Крейв, сжимая ладонь и активно тряся. – Так что, впечатлил висельник?

– Эм… да… двадцать лет, говорят, висит? Как ещё не рассыпался?

– О, барон отсыпал достаточно золота ведьме, чтобы бедняга провисел до Судного Дня! Ну, хватит об этом, парень, пойдём к казармам.

Крейв широко улыбнулся, показывая крупные лошадиные зубы, кивнул куда-то за сад. Отпустил ладонь и зашагал по гравийной дорожке, положив руки на брюхо. Орландо, поколебавшись, пошёл следом… Сделав два шага резко обернулся и взглянул на третий этаж. Странная женщина стоит у злополучного окна, прижав руки к груди, и губы её шевелятся.

Глава 15

Бараки примостились у торца поместья рядом с крепостной стеной. Три саманных дома в полтора этажа, стоящих полукругом у закрытого колодца. Над ними нависает угрюмый дуб. На нижних ветвях которого две молоденькие прачки развешивают бельё. Одна перекидывается смешливыми фразочками с парнем, высунувшимся из окна казармы.

Завидев майордома и Орландо, девушка притихла, а собеседник втянулся внутрь. Крейв полуобернулся и спросил с деланным участием:

– Как самочувствие, парень?

– Великолепно, только жрать хочется.

– Это мы поправить можем, я про голод, конечно. Вот проверим и сразу на кухню отправим! Ты это, давно наёмничаешь?

– Год или около того.

– Хм, а так и не скажешь. Личико вон какое чистое. Что же тебя погнало на эту долю?

– Просто ищу противника посильнее. – Ответил Орландо, пожимая плечами и оглядывая солдатский двор.

Прачки прервались и смотрят на него с кошачьим любопытством. Ветер сбрасывает под сапоги пожухлые листья, сочно хрустящие, будто тонкие кости. Орландо идёт с прямой спиной, расправив плечи и держа ладонь на эфесе скьявоны. Солнечные лучи искрятся на крыльях гарды, закрывающих рукоять словно птенца. Плащ тяжело вздымается за спиной. Майордом тайком разглядывает новичка, двигает левой бровью и задумчиво поглаживает подбородок.

– Эх, молодёжь… – Протянул Крейв, остановился у колодца и, сложив ладони рупором, гаркнул. – Тино, пёсий сын! Выходи, я тебе ещё одного на проверку достал!

Орландо встал рядом, продолжая разглядывать двор. В средней казарме загремело, загудела ругань и дверь распахнулась от пинка, грохнулась о стену и отскочила назад. Выходящий остановил рукой, протиснулся в проход извернувшись боком и согнувшись.

– Знакомься, малец, – сказал Крейв, указывая ладонью и широко улыбаясь. – Это Тино, наш капитан стражи. Он тебя проверит, но ты можешь и отказаться.

Орландо смерил выбравшегося из казармы гиганта. Покатые плечи, широченная грудь стянутая кирасой и огромная голова, похожая на приплюснутый валун. Тино на три головы выше и старше лет на пятнадцать. Лицо покрыто рытвинами шрамов, а над правым глазом белеет след от стрелы.

– Почему вы его на турнир не отправите? – Спросил Орландо, поглаживая указательным пальцем навершие рукояти.

– А, уже испугался? – Со смешком ответил Крейв. – К сожалению, Тино отстранили за нарушение правил, он пришиб одного беднягу до поединка.

– Ясно. Что мне с ним сделать?

– Ха! Вот это настрой! Ты слышал, Тино? – Через смех прогудел майордом, а капитан пробурчал нечто невнятное, массируя лоб и похмельно щурясь. – Сделать? Да ты шутник, парень, просто продержись пару минут и не стань калекой. Ну как, не передумал?

Орландо качнул головой и пошёл к гиганту, тот выпрямился и смачно зевая потянулся, разводя руки. Будто медведь после зимней спячки, огромный медведь. Одна из прачек по взмаху майордома притащила стул и почтительно придержала, пока Крейв устраивался. Стул явно мал, для толстяка нужно как минимум ещё три таких.

– Эй, Тино! Не убивай парнишку, хватит с нас прошлого раза! – Крикнул Крейв и с натугой закинул ногу на ногу, чтобы хоть как-то устроиться на узкой сидушке.

Гигант буркнул, кивая, и потянул из ножен меч, простецкий, разве что на ладонь длиннее обычного. Смерил Орландо взглядом, парень встал напротив, держа руки опущенными, правую вовсе сунул в карман.

– Э-э, парняга… – прогудел Тино, указывая пальцем, – меч доставай.

– Зачем? Мне сказали продержаться две минуты, а не убивать тебя. – Сказал Орландо ухмыляясь. – Может, уже начнёшь?

Тино заскрёб затылок, глянул на майордома.

– Э-э… начальник, он того, совсем глупый?

– Пусть делает что хочет. Начинайте! У меня обед скоро.

– Ну эт, парень, – со вздохом сказал гигант, – сам виновато, если что…

Тино шагнул, нанося косой удар, меч вспорол пустоту. Орландо качнул в сторону и замер, с ленцой глядя на противника. Капитан зарычал и рубанул от корпуса, целя в лицо. Парень присел, меч свистнул над макушкой, не задев волос, только ветром вскинув пару прядей. Тино всхрапнул, крохотные глаза налились кровью, и начал размахивать мечом, как мальчишка прутиком. Наступая, и стараясь вбить наглого парня в землю.

Крейвен привстал, готовясь окрикнуть разошедшегося гиганта и застыл, вскинув брови. Новичок ускользает от атак, не вынимая руки из кармана. На загорелом лице отражается откровенная скука. В один момент, когда меч врезался в землю у ног, парень широко зевнул, прикрывая рот левой ладонью.

Удары становятся злее, полоса стали смазывается, со свистом взрезая воздух. Прачки охают и отворачиваются, закрывая лица ладошками, но продолжая смотреть меж пальцев.

– Дядь, может уже начнёшь или так и будешь обмахивать меня? – Спросил Орландо, ныряя под широкий замах и отклоняясь от скрюченной пятерни. – Две минуты почти прошли.

– Дерись! – Прорычал Тино.

Перехватил меч в обе руки, удары стали быстрее. Один пришёлся в стену и Орландо обдало крошевом глины. Внутри заорали, в окна начали высовываться люди. Лицо капитана наливается дурной кровью, по лбу стекаются ручейки пота, волосы паклей облепили виски.

 

– Ну, раз ты просишь. – Сказал Орландо, проскальзывая под очередной удар и хватаясь за рукоять скьявоны.

Прыгнул, оттолкнувшись от колена гиганта и впечатал крылья эфеса в челюсть. Тино отшатнулся, меч выскользнул из рук и крутанувшись ударился о стену. Глаза закатились, капитан завалился и рухнул, раскинув руки. Земля дрогнула от удара, а Орландо отступил, плавно вернув меч в ножны и повернулся к майордому.

– Я прошёл?

***

Его отвели в комнату на первом этаже, совсем крохотную, но с добротной кроватью и видом на дуб висельника. Барон должен вернуться через три дня, а значит есть время отдохнуть и потренироваться.

Остаток дня Орландо провёл на заднем дворе, отрабатывая удары и базовые движения. Часть охранников, включая оклемавшегося Тино, выступила в качестве зрителей. Позже к ним присоединились три служанки в пышных платьях, стянутых корсетом.

Закончив тренировку, перекусил мясной похлёбкой на кухне и печёными яблоками. Вернулся в комнату, предварительно ополоснувшись в бадье, и завалился на кровать. Стоило задремать, как в дверь постучали. Парень открыл глаза и зевая поднялся, отметив, что проспал дольше чем думал. За окном темно. Поскрёбывая грудь отворил дверь и взглянул на крохотную служанку, стыдливо опускающую взгляд в пол.

– Простите, господин…

– Ничего, что хотела?

– Хозяйка велела вас привести…

– А утром никак? – Спросил Орландо, зевая и оглядываясь на кровать. – Я устал.

– Прошу, господин. Она требовала немедля и втайне! Пожалуйста, пойдёмте пока люди майордома не видят!

Орландо пожал плечами и шагнул в коридор, прикрывая дверь за собой, сказал:

– Ну хорошо, веди.

Глава 16

Служанка повела узкими коридорами и скрытыми винтовыми лестницами, предназначенными для прислуги. Часто останавливалась, вслушиваясь в полумрак за поворотом и мелко трясясь, сжимала кулачки у груди. Орландо идёт на полшага позади, бесшумно ступая по доскам след в след. Привычка, выработанная с помощью Серкано, в бесчисленных ночных тренировках. Поместье говорит с ним, скрипом половиц, шагами и глухими голосами за стенами. С готовностью рассказывает, где сейчас люди и чем занимаются. Орландо точно знает, что в соседней комнате молится старая женщина, а через комнату от неё парочка тайком придаётся любви. Слышит собак снаружи, и приглушённую песню со стороны казарм.

Служанка остановилась у массивной дубовой двери, трижды постучала кончиками пальцев. Затравленно огляделась и шепнула в замочную скважину:

– Он тут…

– Уходи и жди. – Ответили с той стороны.

Девушка торопливо прошмыгнула мимо Орландо и растворилась в полумраке. Только торопливые шажки отмечают путь по коридору к закутку у лестницы. Дверь дрогнула и приоткрылась внутрь.

– Входи.

Орландо пожал плечами и подчинился, влекомый любопытством. Комната оказалась огромной, но почти без мебели. Только кровать у окна, и несколько шкафов у стен, намертво прибитых к полу толстыми гвоздями. За окном, в лучах лунного света покачивается висельник. Пустые глазницы смотрят в комнату, ровно на кровать, Орландо и баронессу.

Она торопливо закрыла дверь и встала перед парнем. Богатое платье, с корсетом из китового уса и фиолетового бархата. Совершенно излишним, баронесса стройна, как ива и могла бы считаться красавицей, если бы не глаза. Расширенные и глубоко запавшие, с вечно подрагивающими зрачками и водянисто голубой радужкой. Лицо болезненно острое, отчего глаза кажутся ещё больше. Волосы растрёпаны и блестят серебряными прядями, ниспадая на плечи.

– Сеньора, зачем вы… – Начал Орландо и умолк в растерянности.

Баронесса, мелко трясясь положила ладони ему на скулы, погладила, глядя в глаза. По щекам побежали узкие дорожки слёз, а подбородок затрясся, выталкивая невнятное:

– Сантьяго… ох… милый Сантьяго! Неужели ты спустился с небес, спустя столько лет?

Орландо отступил, лопатки упёрлись в дверь, а ручка кольнула в поясницу. Женщина осталась на месте, смеясь сквозь судорожные всхлипы и трясясь всем телом.

– Нет… нет… ты не можешь быть им… – Прошептала она, опуская взгляд в пол и с силой сцепляя пальцы. – Милый Сантьяго всё ещё на дереве, смотрит за мной… но так похож… одно лицо и голос… ох этот голос…

Она застыла, на миг обернувшись мраморной скульптурой, чьи обломки в изобилии разбросаны по холмам. Чеканный профиль заострился, шагнула к нему и Орландо вжался в дверь. Колени стали мягкими, как сырая глина, а остатки сил выветрились из тела.

– Я вас не понимаю…

Глаза баронессы вспыхнули, она отпрянула и подалась вперёд. Вглядываясь в лицо Орландо, будто бедняк, ищущий оброненную монету в дорожной пыли.

– Боже… как же так?

Взгляд баронессы прояснился, она отступила и сказала твёрдо:

– Уходи! Спрячься в комнате и не показывайся барону, ни за что! Ты меня понял?

– Я вообще ничего не понял! – Выпалил Орландо.

– Я… мне надо позвать одного человека… мальчик мой… завтра всё прояснится! Просто дождись вечера и делай, как говорю. А теперь иди!

***

Дверь защёлкнулась за спиной Орландо, оставив в тёмном коридоре. Парень стоит, глядя в потолок пустым взглядом и силясь осознать произошедшее. Баронесса хоть и не выглядит спятившей, но явно не в своём уме. С кем она его перепутала?

Сердце стянул тонкий узелок понимания, но Орландо отмахнулся. Этого просто не может быть.

Вернувшись в комнату, тяжело рухнул на койку, не раздеваясь и остался лежать лицом вниз. В черепе роятся сотни мыслей, затухают, вспыхивают и сливаются в одну: это моя мать?

В груди вспыхнуло пламя надежды, но Орландо затушил его, сцепив зубы до боли в дёснах. Зарычал в матрас. Выругался и, соскочив с кровати, схватил верную скьявону и почти выбежал во двор. По пути перепугав служанку и повара, что спускались по лестнице для господ, поправляя одежду.

Во дворе остановился, подставляя лицо холодному ветру, несущему дыхание скорой зимы. Вперил взгляд в молочно-серое небо и сжал рукоять. Нужно выпустить пар, отвлечься от дурацких мыслей. А что лучше справится с этим, как не изматывающая тренировка?

Глава 17

Орландо вернулся в комнату с первыми лучами солнца, голый по пояс и блестящий от пота. Обтёрся полотенцем, смачивая его в бадье с водой, стоящей в углу. Руки подрагивают, а в мышцах ног и торса угнездилась тянущая слабость. Закончив, сел на кровать и положил меч на колени, достал из мешка принадлежности по уходу за оружием. Промасленную тряпку, оселок и кусок плотной ткани для полировки.

Деревянные детали рукояти за годы успели поистереться и стать рельефными, аккурат под хватку. Выправив лезвие, Орландо с тоской вгляделся в собственное отражение на гладком металле. Клинок заметно сдал от частого использования, недалёк момент, когда придётся нести к кузнецу на перековку… или сменить меч. В груди от одной мысли заныло. Избавиться от единственной вещи, доставшей от Серкано?!

Орландо криво усмехнулся. Узнай старик о таких метаниях, живо бы отколотил палкой и погнал за новым клинком.

Положив скьявону на кровать, лёг рядом. Голову опустил на сгиб локтя, а ладонь на рукоять. Мысли о возможной матери затерялись, уступив горечи о неминуемом расставании с подарком Серкано и… ненависти к убийце. Засыпая, Орландо видел, как пронзает Гаспара в сердце и отсекает голову…

***

Проснулся ближе к полудню, когда служанка принесла бобовую кашу с мясом и разбавленное вино. Большим сюрпризом стал ломоть исходящего паром хлеба. Орландо накинулся на еду, как голодный волк. Быстро прожёвывая и глотая, не чувствуя вкуса.

Погода со вчера испортилась, небо укрыто серым покрывалом, воздух сырой настолько, что влага оседает на стенах и брусчатке. Палая листва потускнела и лежит, медленно превращаясь в расхлябистую кашу. По двору трусит упитанная собака и кот косым ухом. Оба, косясь на Орландо, прошли к кухне и сели у двери. Кот начал скрестить и хрипло мяукать. Проходящий мимо стражник погладил их по очереди, постучал в дверь и пошёл дальше.

Орландо, зевая и почёсывая грудь через рубаху, направился на задний двор, для утренних упражнений. Ведь когда ты проснулся, тогда и утро.

На полпути к нему подбежала служанка, та же самая, что провожала к баронессе. Потянула за рукав и мило улыбаясь прошептала:

– Господин, пожалуйста, идите за мной.

– Да ты издеваешься? – Пробормотал Орландо, оглядываясь на окно хозяйки поместья. – Опять этот цирк?

– Умоляю! Если я вас не приведу, меня высекут на конюшне!

– Эх, ладно, веди.

Служанка идёт рядом, активно строя глазки и изображая влюблённую дурочку. Встречающиеся по пути стражники и слуги ехидно улыбаются. Мужчины тайком показывает Орландо большие пальцы. За воротами девушка прибавила шагу, приподняв полы платья и направилась к винограднику.

На подошву налипает вязкая грязь, девушка оскальзывается, вскрикивает. Орландо придерживает за плечи, оглядываясь по сторонам. Так они дошли до покосившегося домишки с просевшей соломенной крышей. Рядом к столбикам привязаны три коня. Животные фыркают, обмахиваются хвостами и потряхивают гривами, жалуясь друг дружке на плохую погоду.

Служанка остановилась, кивнула на вход и попятилась. Орландо проводил взглядом, пока не растворилась среди лоз и красно-жёлтых листьев. Положил ладонь на эфес и пригнувшись вошёл в дом.

– Это он! Смотри!

У выбитого окна стоят трое мужчин, статный старик и двое помолодей, и баронесса в сером плаще. Старый обнимает её за плечи и смотрит на Орландо из-под кустистых бровей. Остальные стоят с боков, держась за пояса у рукоятей мечей.

– Как тебя зовут, парень? – Спросил старик, голос у него густой, с мужественной хрипотцой.

– Орландо, и я вообще не понимаю, что здесь происходит.

– Ничего хорошего… – Сказал старик, поглаживая баронессу по волосам. – Похоже, что ты мой внук… бастард непутёвой дочери. Глаза, скулы… даже нос, в точности как моей матери. А вот волосы от Сантьяго. Что скажете, ребята? Какого это, встретить кузена?

Мужчины пробурчали нечто невнятное, но не выражающие радости. Орландо склонил голову к плечу, сказала, отводя правую руку и стараясь забороть сорвавшееся в галоп сердце:

– Это, конечно, замечательно… но зачем меня сюда звать?

Семья? У него есть семья, кроме Серкано! Он… он действительно не один в мире! Есть мать, есть дед и возможно братья! У него теперь будет тёплый дом, куда можно вернуться!

Сердце грохочет, расшатывая рёбра и наполняя грудь мягким теплом, растекающимся по телу. Уголки губ дрогнули, приподнимаясь…

– Зачем? Зачем… Ты, позор на нашу семью! – Зарычал старик. —Грязный выродок, дурная кровь наёмника и моей дочери, пятно в родословной! Ты не имеешь права жить!

Баронесса потупила взгляд, сгорбилась, старательно глядя на разломанную кровать. Мужчины потянули мечи, широко улыбаясь и глядя на обретённого родственника, как псы на кусок мяса.

В груди у сердца натянулась толстая струна и с коротким звоном порвалась. Орландо отступил на шаг, и чувствуя, как уголки глаз заливает расплавленный свинец. Вот-вот хлипкая запруда прорвётся и по щекам побегут слёзы. Плечи опустились, а позвоночник превратился в мокрую верёвку.

Выходит и правда, единственный кто любил и заботился, был Серкано. А родные по крови, презирают его и хотят забить, как непослушного пса.

Скьявона выскользнула из ножен с характерным звуком.

– Лучше уходите. – Просипел Орландо, глядя под ноги и едва сдерживая слёзы в голосе. – Иначе, я убью вас, всех.

Мужчины начали обходить с боков, готовые броситься вдогонку и хищно улыбающиеся. Дед засмеялся, отодвигая дочь в сторону, потянул меч из ножен.

– Ты нас? Жалкое отродье неровня чистокровным дворянам, рождённым для войны! Моих мальчиков обучали лучшие фехтовальщики королевства! И ты всерьёз думаешь, что у тебя есть шанс? Просто умри!

Заходящий слева бросился с воплем, нанося идеально выверенный удар в грудь. Скьявона смазалась, пересекая руку выше локтя и шею. Кузен поперхнулся, и мешком помоев рухнул под ноги Орландо. Пол заплескало багряной, дымящейся кровью. Голова и предплечье по инерции отделились и застыли на полу.

В лачуге повисла тягучая тишина.

– Я предупреждал. – Сказал Орландо с ужасающим спокойствием, поднял взгляд на обретённого дедушку и кузена.

Мать всхлипнула, упала на колени и поползла в угол к кровати, не спуская с сына взгляда, круглых от ужаса и безумия глаз. Мужчины коротко переглянулись и бросились на бастарда. Засверкала сталь, брызнули блёклые искры. Орландо двинулся вперёд, отбивая каждый удар и тесня родственников.

В глазах деда расцвело удивление, перетекающие в звериный ужас. Скьявона разрубила подставленный меч и прошла через лицо последнего кузена. Орландо с омерзением отряхнул клинок в лицо старика и зарычал, надвигаясь:

 

– Лучшие фехтовальщики? Прирождённые воины? Чистая кровь? Да вы просто мусор!

Дед выронил меч, закрылся руками и закричал в страхе, как заяц:

– Пощади!

– Ты меня щадить не собирался.

Голова старика слетела с плеч, крик оборвался на высокой ноте, и рухнула под ноги баронессе. Та завизжала, вырывая волосы, завыла, глядя на приближающегося сына и на тело отца, валящиеся на пол. Орландо встал над ней, занося меч, фыркнул и спрятал в ножны. Взглянул в безумные глаза и прорычал:

– Однажды, ты дала мне жизнь. Сейчас я даю жизнь тебе. Исчезни.

Другие книги автора

Все книги автора
Рейтинг@Mail.ru