Крики в пустоту

Александр Филин
Крики в пустоту

Исчадье

Холодными губами целую остывшее тело.

Я – демон, исчадье ада, а ты – моя королева.

Склеп станет нашим пристанищем,

Ведь в нем нам только и место.

Жить в этом мире не хочется,

Да и вообще в нем тесно!

И каждую ночь в полнолуние

Букет черных роз я дарю

Тебе, моя королева,

Ведь только тебя я люблю.

Когда же наступит утро,

В труп превратимся мы,

А ночью мы встанем из гроба,

Ведь мы с тобой упыри.

Дети ночи

Мы дети ночи, а ночь прекрасна,

И значит, прекрасны мы.

В наших жилах течет мертвая кровь

И остры клыки.

Зажжем мы в склепе черные свечи,

Бокалы крови полны,

Отпив из этих бокалов,

Устроим бал у сатаны.

На этом балу будет каждый весел,

Не будешь весел лишь ты.

Вонзятся клыки в твою теплую шею,

Польется алая кровь,

Умрешь ты очень медленно

И не воскреснешь вновь.

Когда твой труп закопают,

Его черви съедят,

Душа твоя темной дорогой

Отправится прямо в ад.

Такое недоразумение не ожидает меня,

Лишь только одно угнетает:

Что ночь короче дня.

Свобода

Мой цвет одежды черный,

Душа моя темна.

Плыву по жизни вздорной –

Ни берега, ни дна.

Вдруг мой корабль тонет, и я увидел дно.

На шее моей – камень,

Вокруг меня темно.

Я в поисках свободы,

Утраченной давно,

Вокруг меня – природа,

А мне уж все равно.

Нет радости от солнца,

От пенья соловья,

Плыву по жизни вздорной –

Ни берега, ни дна.

Метаморфозы

Когда-то стану я другим:

Сутулым, сгорбившимся, злым.

Мой старый череп поредеет

И подбородок поседеет,

Обвиснет шняга между ног,

Что ж, значит, кончился мой срок.

Промчались годы молодые,

Сдыхать уже пришла пора,

Болезни всяческие злые

В могилу валят с ног меня.

Меня, как псину, закопают

И все забудут про меня.

Зачем я жил, к чему стремился –

Все это полная хуйня.

Звезды

Погасают звезды в небосводе,

Только как-то мне не по себе:

Ты лежишь одна в сырой могиле,

А я здесь вздыхаю по тебе.

Я любил тебя при жизни,

Но и после смерти я люблю тебя.

Погасают звезды в небосводе,

Ну а сними угасаю я.

Лирика

Сквозь дыру в голове

Наблюдаю закат.

Капли слез – как роса на траве.

Зажурчав ручейком,

Тонкой струйкою кровь

Поползла у тебя по щеке.

В глазах твоих ужас застыл навсегда,

И в том твоя беда.

Насмешливым взглядом окину тебя:

Прощай, человек, навсегда!

Кредо

Я разучился жить,

Разучился любить.

Одиночество – мое кредо.

Не буйствует пламя в моей чахлой груди,

Кричит душа поэта.

Кричит во все горло,

Не умея кричать,

О том, что кончается лето.

Не надо жалеть и не надо спасать

Пропащую душу поэта.

***

Сегодня утром я проснулся,

Недосчитался пары ног.

Смеяться начал очень громко,

Потом почувствовал я шок.

И усмехнулся смехом я негромким:

Возможно, завтра я проснусь и буду уже мертвым.

Дети ночи

На землю сходит ночь-царица тихо,

И души наши сумрака полны.

Мы готы, дети ночи,

И привлекают нас могильные кресты.

Мой внешний вид тебя пугает очень,

Все это предрассудки лишь твои,

Я не сильно твоим мнением озабочен.

Я – ночи сын, а ты – лишь горсть земли.

Ваш мир

Мне в вашем мире жить неинтересно.

Да и вообще, моей душе в нем тесно.

Что есть у вас? Лишь ненависть и злоба.

Но этой жизни каждый захотел.

Понятия нет у вас любви до гроба,

Есть только жажда похотливых тел.

Убийства, хаос, войны, разрушения –

Вот каждого из вас удел.

Постигнет участь вас Содома и Гоморры,

И будут горы обгоревших тел.

А я создал свой мир, готический и темный,

И будет в нем все, что я захотел.

А захотел я ночь и темноту,

На небе полную кровавую луну,

Вокруг нее – большую россыпь звезд,

И через горы ваших трупов мост.

Любви с Суккубой, множество детей,

И это скоро будет все, поверь…

Топор

Возьму топор я свой булатный

И выпущу тебе кишки.

Ох! Если б знал ты, как приятно

Увидеть, как ты корчишься в крови.

Кровь под давлением ручейком бордовым

Стекается – ты только посмотри!

Взмахну еще раз топором огромным

И отрублю тебе с размаха две руки.

От боли заорешь ты очень громко,

На землю упадут кишки твои.

А я смеяться буду очень долго,

Смотря на то, как умираешь ты.

Радушный смех

Воткну топор в башку тебе с размаха.

Не знаю, долго ли ты будешь умирать.

Да это, впрочем, и не важно,

Тебя уж нет, а мне на это наплевать.

Широкою улыбкой сопровожу твой стон.

Одним движением резким я вытащу топор.

В агонии ты бьешься,

Давно утих твой стон,

А я с радушным смехом

Вытру свой топор.

Королева

Готическая королева,

Богиня из темного сна,

Прекрасна ты, словно в небе

Ночном большая луна.

И ангела нет прекрасней

Ни в небе, ни под землей.

Одно лишь мне душу гложет:

Что ты не будешь со мной.

Живешь ты и даже не знаешь

О существовании моем.

Сердце мое пылает,

Словно адским огнем.

Душа моя трепещет

При виде одном лишь твоем,

Без тебя я себя ощущаю,

Словно вампир днем.

Бабушка-убийца

Зубов уж нет и волосы седые,

Года давно за семьдесят перевалили,

Но пыл остался,

А в руках – топор,

В крови запекшейся

Потрепанный подол.

Освобождает жертв своих

От всех страданий мира

И сатаной в аду она была любима.

Невестой стала сатаны она,

С чем крепко поздравляю ее я.

Теперь ее топор – моя святыня,

Сдуваю все пылинки с него я.

Не будет долго он лежать без дела –

Я молод и кипит душа.

Буду другим

Трудно в этом мире быть другим,

Не принимать законы общества, его порядки,

Отверженным, растоптанным, убитым быть,

И в то же время быть живее всех живых,

И, стоя перед смертью, не просить пощады,

А гордо рассмеяться прямо ей в лицо.

На поводу у логики идти не надо,

А надо лишь о камни разбивать фотогеничное лицо.

Маскарад

Закрываясь маской лицемерия,

Исстрадалась уж моя душа.

Нацепив фальшивую улыбку,

Не стоит она больше ни гроша.

Под плетью одиночества и унижений

Ломается нестойкая она

И, распив печали чашу горькую,

Уходя, возьмет с собой меня.

Зверь

Когда на небе полная луна,

Все тело шерстью обрастает.

Душа уже не видит зла –

Над нею зверь преобладает.

И, сея смерть во тьме ночной,

Зверь по земле один блуждает.

Когда рассвет взойдет над ней,

Над зверем человек преобладает.

Святость

Святость проституток,

Порочный мир священников

И упоительное пение мертвых птиц,

Поющих о любви, о радости, о горе,

О смысле ненаписанных страниц,

О смысле жизни за кулисами печали,

И по волнам горящей лавы плыть,

И, просыпаясь рано утром,

Кричать: о Боже, не могу так больше жить!

***

На кладбище ночью мне нравится очень.

Клиенты его ненавидят тебя.

Однажды в объятиях твоих побывавши,

Никто не проснется уже никогда.

Приди за врагами моими, ведь мы не чужие с тобой!

Ведь было недавно время: мечтал о тебе я одной.

Дорогая моя, любимая, безликая дама с косой,

Когда наступит время, я тоже встречусь с тобой!

Судьба

Брожу я по степи и воздухом дышу.

Моя семья – волков большая стая.

Отужинав, я песню завожу,

На всех прохожих ужас нагоняя.

Щелчок, раздался выстрел – я упал,

Лежу и кровью истекаю.

Таксидермист меня поймал,

Что будет дальше, я не знаю.

Смотрю на всех я свысока,

И шкура со стены свисает.

Видать, такая у волка судьба:

Ковром висеть у человека в спальне.

Бунтари

Нет в этом мире места бунтарям.

Все, что другое, тут принято считать – опасное и злое.

Не пробовать понять, а превратить в изгоя.

Но тот, кто не сломался, не изменился и не сдался,

По праву может называть себя героем.

Говно

Наступив одной ногой,

Рейтинг@Mail.ru