Грек

Александр Асмолов
Грек

События, имена и даты вымышлены, все возможные совпадения случайны.


© Асмолов А.Г., 2021

Ключи

– Грек? – обратился к парню за столиком кафе мужчина средних лет.

– Не похож? – вопросом на вопрос ответил тот, окидывая внимательным взглядом незнакомца с защитной медицинской маской, сдвинутой под подбородок полного лица.

– Теперь узнаю, – смущённо улыбнулся подошедший мужчина, не решаясь сесть на свободное место перед парнем. – Мне порекомендовал вас Боб… У него возникли непредвиденные обстоятельства в выполнении моей просьбы… А дело не терпит отлагательств.

Мужчина замолчал, потупив глаза, словно школьник, ожидающий неминуемой кары. Хотя звучащая в зале музыка и привычный шум в кафе оставили эту неловкость незаметной.

– Да вы присаживайтесь, – добродушно улыбнулся парень, широким жестом приглашая гостя к столу, на котором одиноко стояла чашка кофе, а слева от неё ещё неиспользованная голубенькая маска. – В школе работаете?

– Было дело… – буркнул мужчина, коротко оглянувшись на посетителей в зале, и принял предложение. – Как-то у меня не вяжется ваше имя с внешностью, – неожиданно колючий взгляд незнакомца остановился на парне.

– Это забавная история, – добродушно улыбнулся тот и жестом попросил официанта принести два кофе. – В школе у нас был злющий учитель, которого мы звали, между собой, Котофеич, изменив отчество Тимофеич из-за помпезных усов. В выпускном классе, он ополчился на меня за длинный язык и принялся ставить двойки по истории. Я выучил учебник наизусть, но это не помогало. Маячил неуд в полугодии. Вызвали на педсовет, где я слово в слово пересказал главы из учебника и книги «История афинской демократии», по которой в журнале у меня стоял частокол из единиц. Завуч отрядил двоечника на районную Олимпиаду, где мне выдали грамоту. Народ короновал Греком…

– А где вы учились? – мужчина внимательно рассматривал знатока демократии.

– В первой школе Брянска. Это между церквушками Неопалимая и Тихвинская. Напротив озера Чертовица.

– Исчерпывающе… Видите ли, времени на разговоры нет, я лучше изложу суть вопроса по дороге… Тут недалеко… Минут десять пешком.

– Мне собраться, что подпоясаться.

– Благодарю…

Какое-то время они шли молча. Июльское утро было безоблачным, обещая залить столицу небывалой африканской жарой. Уже неделю зной донимал москвичей, заставляя не покидать помещения с кондиционерами без особой необходимости, а если таковые возникали, то выходить на улицу до полудня. Вот и сейчас, часть улицы, находившаяся в тени высоких домов, была многолюдна, а другая, прогретая солнцем, почти пустовала.

– Грек, – скороговоркой начал мужчина, – я могу к вам так обращаться?

– Конечно.

– Ну, тогда, – нерешительно замялся собеседник, – зовите меня Иса, – он чуть улыбнулся, глядя куда-то вдаль, и пояснил – когда-то так за глаза ученики называли. Это от Исаака Ньютона… Моё настоящее имя всё равно ничего не скажет.

– Не вопрос.

– Хорошо…

Бывший учитель говорил, взвешивая каждое слово. Он то ли сильно волновался, то ли боялся сказать что-нибудь лишнее.

– Суть моей просьбы такова. В пабе «Челси» на 12:10 назначена встреча одной привлекательной особы моих лет с мужчиной постарше. Фото я вам покажу, не ошибётесь, да и посетителей там, в это время, немного, хотя на ланч заглядывают менеджеры из компаний этого квартала.

Иса коротко глянул на парня, который собрался было пошутить, но осёкся, наткнувшись на умоляющий взгляд.

– Думаю, вы догадались, что после вчерашнего финала чемпионата Европы по футболу, у англичан траур. Так что сегодня, большинство посетителей, будут тихо поправлять здоровье за барной стойкой и обмениваться впечатлениями.

Грек лишь утвердительно кивнул, не перебивая собеседника.

– Интересующая меня пара заказала угловой столик у окна в зале. Они не болельщики и будут обсуждать кое-что важное для меня. Вам, Грек, я зарезервировал столик на подиуме с хорошим обзором. Нужно будет снять на видео встречу вот этой дамы…

Иса остановился около витрины магазина и, прикрыв собою слушателя от прохожих, показал ему фото очаровательной женщины на экране своего смартфона. Потом, как ни в чём не бывало, спокойно двинулся дальше, продолжая свою мысль.

– Чтобы не привлекать к себе внимания, свой смартфон положите на стол экраном вниз, поставив на объектив камеры некую призму. Изображение будет попадать на светочувствительную матрицу камеры через вот эту малышку.

Бывший учитель показал на пухлой ладошке маленькую призму и затем ловко положил её в нагрудный карман рубашки удивлённого парня.

– Вместо своей флешки поставите в телефон вот эту, – следом за призмой в карман отправилась маленькая пластиковая коробочка, – микро SD с адаптером, 256 гигабайт.

Грек понял, что клиент подготовился основательно, и не перебивал его лишними вопросами.

– Итак, всё просто. Зайдете в паб «Челси» и скажете, что вам зарезервирован двенадцатый столик. Уточните, что была предоплата на 5 000 рублей. Заказ сделаете сами. Подготовьте смартфон, пусть лежит на столе направленным на угловой столик справа. Звук, связь с внешним миром, все лишнее выключить, подготовить запись видео. Минут через двадцать, приедет известная вам дама. У паба своя парковка. Красный «Пассат». После этого не берите в руки коммуникатор, только поставьте на объектив призму и включить запись. Я буду ждать вас в том кафе, где мы познакомились. В обмен на флешку с видео получите сотню долларов. Вопросы.

– Вопрос один, – на этот раз смущенно промямлил Грек, – у меня нет смартфона…

От неожиданности собеседник остановился. На лице бывшего учителя мелькнула растерянность, но её тут же сменило спокойствие. Они двинулись дальше.

– Вы боитесь?

– Нет… Я вполне серьёзно. Сегодня утром он еще был… Сижу в той кафешке и думаю, что-то никто не звонит. Достаю аппарат из кармана… А это чужая пустая обложка… Мой «Самсунг» кто-то дёрнул, да так, что я и не заметил… Потом припомнил, что в метро какой-то парень меня толкнул. Я сразу рукой задний карман джинсов проверил, сотовый на месте, ну я и успокоился… Паренёк, на вскидку, студент, под мышкой учебник… Извинился.

Бывший учитель не проронил ни слова, а Грек продолжил.

– У меня в чехольчике для сотового ещё и банковская карта была… Не знаю, случайно или нет, но дёрнули ловко. Пока сообразил, пока выпросил телефон позвонить в банк, чтобы заблокировать карту, там уже ни копейки не осталось… Бежать в полицию и рассказывать байки не стал… Знакомый официант услышал, угостил чашкой кофе… Тут и вы подоспели.

Они шли молча, не глядя друг на друга, уставившись на какой-то случайный объект впереди. Через минуту Иса тихо заговорил абсолютно спокойным голосом, словно ничего не случилось.

– Менять что-то нет времени. Сделаем так. Я дам вам свой сотовый. Придя в кафе, разберитесь с интерфейсом. Он стандартный. Флешку можно не менять, памяти на борту хватит. Открывается большой латинской буквой Z в зеркальном начертании. Остальное по плану.

– Доверите мне свой аппарат? – с иронией глянул на собеседника Грек.

– Придется. Только я подстрахуюсь… Вы мне дадите свои ключи от квартиры. Надеюсь, они остались?

– Остались… Только я на съёмной квартире живу. У хозяйки там добра много. Чужим не могу рисковать.

– Хорошо, – бывший учитель пошёл ва-банк, – обменяемся ключами. Я тоже снимаю жильё… Адреса мы не знаем, так что на равных… Оплату удваиваю… Идет?

Он протянул парню свои ключи и сотовый. Тот улыбнулся и без колебаний отдал взамен свои. Молча они дошли до перекрестка, где Иса остановился.

– Сейчас повернете направо и пройдёте по этой стороне еще метров сто. В запасе полчаса… Какой номер вашего столика?

– Двенадцать, – улыбнулся парень, оценив неожиданность вопроса.

Челси

Пройти мимо паба было трудно. Издалека на три этажа красовалась вертикальная реклама с названием, а девять окон первого этажа старинного здания были украшены горшками с большими белыми цветами. Даже днём горели небольшие уличные фонари вдоль всего фасада, а массивная дубовая дверь с колокольчиком давала понять, что посетитель переходит границу в другой мир – роскошный и вкусно пахнущий.

Огромный герб над входом и обилие английских флагов в разном исполнении по стенам не оставляли сомнений какую страну прославляет сей пятачок русской земли, сданной в аренду состоятельному купчишке. Когда-то СССР чужаки высмеивали за многочисленные красные флаги и огромные портреты вождей на многотысячных митингах и демонстрациях, за октябрятские значки и галстуки пионеров на каждом шагу, за лозунги, смонтированные из двухметровых литых букв на крышах домов.

Теперь нас никто не зовет в светлое будущее, не увлекает идеей всеобщего братства и равенства, не ведет на борьбу за коммунизм и мир во всём мире. Восемьдесят лет назад компартия СССР, в два миллиона человек, подняла огромную страну на смертный бой с озверевшей ордой объединённой Европы и победила, а четверть века назад двадцать миллионов тех же партийцев испугались окрика одного пьяницы, запретившего их партию, и побежали публично сжигать свои партбилеты.

Нынче наших детей учат по другим учебникам и воспитывают на иных примерах, лицемерно выражая публичное удивление, почему пятнадцатилетние толпами идут подставлять свои неразумные головы под потоки лжи продажных политиков и удары дубинок силовиков. Прав был классик, сформулировавший простую мысль – «кадры решают всё». Да, они всё решают за нас и с нашего молчаливого согласия.

Эта мысль кольнула Грека, но быстро исчезла под надменными взглядами с портретов королей небольшого острова на севере Атлантики, когда-то правившими третью мира. Островок процветающего капитализма, названного некогда загнивающим, манил посетителя вкусными запахами. Шустрый официант, проводил парня в джинсах и простой рубашке, с короткими рукавами, до столика номер двенадцать. Он подтвердил предоплату, но намекнул, что поскольку в пабе принималась только банковские карты, о сдаче можно забыть. У гостя было пусто в карманах, но погулять теперь он просто обязан на все пять тысяч, внесённые щедрым последователем Исаака Ньютона в кассу паба «Челси». Вот и не верь после этого эзотерикам, что случайностей в жизни не бывает.

 

Оказалось, что Грека было легко уговорить на добрую кружку Гиннесса, карпаччо из филе лосося, жареное сырное ассорти, тигровые креветки в кляре с розмарином, чесночные гренки с жареными свиными щёчками и фирменный бургер «Челси». Он скромно согласиться с официантом, что это будут только небольшие тарелочки с закусками.

Пока всё это излишество готовилось на гриле, сковородках и духовке, лишившийся работы из-за пандемии коронавируса начинающий программист, в предвкушении потягивал знаменитое темное пиво. Смартфон у неказистого бывшего учителя неожиданно оказался самой последней модели фирмы Apple. Грек впервые держал в руках графитовый корпус iPhone 12 Pro с 512 гигабайтами памяти. Такой весил более ста штук.

Ему подумалось, что зря Егорка Рыбаков не послушал бабушку Веру и не пошел «в учителя». Сейчас, вот, был бы свой такой же чёрненький телефончик. Да ещё с таким быстрым интернетом и такими яркими цветными картинками. Слезе горьких разочарований не дала упасть в кружку Гиннесса коварная мыслишка его второго Я. Он хитренько шепнул, что в этом случае у Егорки украли бы не старенький «Самсунг». Как ни странно, от этой мысли стало легче, и, безработный парень, уже не с такой завистью смотрел пробный клип, снятый через удивительную призму бывшего школьного учителя. Четкая картинка, углового столика с диванчиком у окна паба, была просто идеальной, несмотря на то что смартфон лежал экраном вниз на полированной столешнице чёрного дерева. При этом, автоматический уровень записи звука позволял слышать разговор за барной стойкой в другом конце зала. Там уже начали собираться футбольные фанаты, обсуждая финальную игру чемпионата. Они проиграли итальянцам по пенальти. В Лондоне… Национальный траур. Не иначе. Как тут не сделать трагическое лицо, чтобы стать своим среди чужих.

Красный «Пассат», о котором говорил Иса припарковался по расписанию. Элегантная брюнетка, средних лет, выглядела очень эффектно в строгом деловом костюме из тонкой светлой ткани, подчёркивавшей стройную фигуру. Очевидно её не смущала надвигающаяся жара, поскольку дама передвигалась в салоне с хорошим кондиционером из одного помещения в другое, где поддерживались комфортные условия.

Тут же, из припаркованного рядом авто, вышел мужчина лет на десять постарше. Его светлые брюки и рубашка навыпуск, казалось, были только что отутюжены. Широко улыбаясь, он приветствовал даму и, чуть наклонившись, привычно подхватив её ручку с ярки маникюром, едва коснулся губами. Дверь паба словно сама распахнулась им навстречу.

Грек не обратил внимания на вошедших, отдавая должное камчатским крабам под фирменным соусом приличного заведения. Время от времени он поглядывал в сторону барной стойки, где недовольные проигрышем команды её Величества выражали своё мнение о судье матча, итальянцах и русских, которые, как всегда, были виноваты во всём плохом, происходящем на далёком острове.

При этом Егорка Рыбаков чуть не рассмеялся от мелькнувшей в его сознании мысли, будто бы тучная королева Виктория, изображённая в царственной позе на портрете, висевшим над угловым столиком паба, жадно сглотнула, когда безработный приложился, в очередной раз, к прохладной кружке с Гиннессом. На душе стало легче, а подлая кража его смартфона и последних денег, с банковской карты, теперь казались делом давно минувших дней. Если последователь славных научных побед сэра Ньютона не обманет, у Грека в кармане появятся две сотенные купюры, на которых, кстати изображен не президент США, как думают многие. Бенджамин Франклин только подписал три основополагающих документа – Декларацию независимости, Конституцию США и Версальский мирный договор, но президентом не был. Тем не менее, на одной шестой части суши отказались от купюр с портретом основателя СССР в угоду зелёных бумажек с изображением чужака и даже не президента.

Шум у барной стойки отвлёк парня от этих рассуждений. То ли фанаты не сошлись во взглядах, то ли чьё-то лицо показалось им похожим на итальянское, но мордобой потомков властелинов мира назревал. Очевидно, хозяин подготовился, и пара дюжих молодцов, в униформе заведения, быстро навела порядок. Двое за угловым столиком тоже снялись с места, понимая, что просто так буза не утихнет.

У входа их ждал высокий мужчина спортивного телосложения. Он сопроводил обоих до машин на стоянке, и, когда красный «Пассат» вырулил с парковки, сел на водительское место соседней машины. Следом за ними заторопился и Грек, лишиться в общей потасовке чужого смартфона и потерять ожидаемые банкноты ему очень не хотелось.

Минут за пять, он вернулся в кафе, где должен был обменяться ключами и взамен чужого смартфона получить две сотни. Однако, бывшего учителя в зале не было. Грек сел на прежнее место, где, как обычно, на столике стояла табличка «зарезервировано». Подошедший официант, убрал её и поставил перед парнем чашку «американо». Последний год, уволенный из-за пандемии программист, сделал это место своим «кабинетом», где «принимал» посетителей по личным делам. Быстро заработав негласный имидж «решалы» по вопросам, требующим особой смекалки, а не физической силы, он стал зарабатывать на хлеб и делился с официантами, таксистами и девушками не самых строгих правил. Завёл знакомство с разносчиками пиццы и доставки из интернет-магазинов. Чуть позже, был принят в «профсоюз» тех, чей интеллект не был востребован в компаниях, имеющих официальные реквизиты.

Клиентами Грека были люди самых разных возрастов и профессий, но схожими интересами – негласно что-то выяснить, проследить, сфотографировать или передать. До частного сыщика он явно не дорос, а из штанишек «доставка пиццы» уже вырос. Таких, как Егор Рыбаков сейчас в столице было немало – в основном приезжие, без знакомств и денег. Самостоятельно поступив в ВУЗ и успешно его закончив, они уже на старших курсах подрабатывали в рамках будущей профессии, чтобы потом устроиться на полную ставку. Пандемия беспардонно нарушила планы. Их первыми выгоняли на улицу, и, некоторые, сбивались в стаи, чтобы выжить. Кто-то соблазнялся легкими деньгами в стриптиз-барах или доставкой дури, а кто-то подворовывал. Похоже, такие же, изгнанные из приличного общества ребята, увели его смартфон и кредитку.

– Фил, – кликнул Грек спешившего мимо знакомого официанта, – не появлялся тот «чел», с которым я час назад перетер тему?

– Упитанный такой, с маской на подбородке?

– Ну, да.

– Дык его скорая увезла… Он, когда вернулся, потерся минут десять за столиком у окна и шлёпнулся в обморок… Примчалась платная неотложка… Коронавирус у пацана… Мы уж перед твоим приходом и помыть всё успели…

– А куда увели, не знаешь?

– Точно не знаю, у меня знакомого в Коммунарку увезли.

– Это конечная за Юго-Западной?

– Ну, да. Только там сразу в карантин…

– Блин! – не сдержался Грек.

– А он тебе должен, что ли? Тогда забудь…

Егор раздосадовано уставился на чашку с остывающим кофе. Судьба решила подшутить над ним. Второй раз за сегодня. В кармане кроме чужих ключей и смартфона ничего не было. Нужно было подумать, а это он лучше всего умел делать на ходу. Впрочем, сейчас было не самое лучшее время для прогулок, улицы столицы прокалились за неделю так, что стали напоминать хорошо протопленную русскую печь. Прогреться от хвори хорошо, а думать в ней сложно.

У Грека оставалось его единственное оружие – интуиция или чуйка, как говаривала баба Вера. Это удивительное свойство мозга обнаружилось еще в первом классе, когда Егорка быстрее всех решал задачки. Причем, сам этого объяснить не мог. Поначалу учителя искали шпаргалки и не могли понять, как пацан подглядывает. Этого не могло быть, но было…

Со временем Рыбаков объяснил себе это так. Он никогда не пропускал занятий, всегда мог случать учителя и соседа по парте одновременно. Даже если отвлекался на постороннее событие за окном или читал книгу, открытую под партой на коленках, его внимание и память фиксировали каждое слово учителя или фразу героя интересного фильма. Потом информация сама выскакивала из потаённых уголков его необъятной памяти. Причём, не в режиме решения, а в режиме справочника, вопрос – ответ. Хотя учился он всегда средненько, не напрягаясь. Оценки в журнале не интересовали, куда-то поступать Егорка и не думал. Домашние задания никогда не выполнял, сознавая, что ответы уже лежат где-то в голове. Контрольные писать тоже было неинтересно, он читал книжки, открытые на коленках, а учителя думали, что он подглядывает. Так и ходил в школу, не мешая другим, и его тоже не трогали.

Матрёшка

– Гордон, это Маркус… – прозвучал в трубке незнакомый голос, едва Грек включил чужой сотовый.

– Занят. Перезвоню, – не задумываясь буркнул Егор, ловко подражая голосу Исы, который, неожиданно для него самого, откуда-то прорезался и так вовремя.

Нажав красную кнопку отбоя на экране iPhone, Рыбаков не успел удивиться или растеряться. Чуйка сработала легко и точно. Голос последователя Исаака Ньютона отпечатался в памяти с фотографической точностью. Один в один. Осталось понять, почему его интуиция выбрала именно этот вариант поведения. Может быть, проще было бы всё объяснить звонившему, поставив хотя бы одну точку над «и», ведь Егор ничего не знал об этом Гордоне. Вдруг его на самом деле так зовут. Вдруг, его очень ждут по неотложному делу…

Впрочем, Маркус не стал перезванивать и возмущаться таким беспардонным поведением. Не-е-т, чуйка сработала идеально. Стало быть, Иса не тюфяк, которого с детства пинают все, кому не лень, а сам может дать пинка. Ну, по крайней мере, Маркусу. Вот только после короткого разговора остался вопрос, вернее – два. Кто такой Маркус и о чём с ним должен был поговорить Иса. Точнее – Гордон. У Грека оставалось полчаса или час на размышления, но ответить всё равно придется.

Егорка совершенно серьёзно похвалил свою чуйку за помощь, как это делал по совету бабы Веры всю свою жизнь. «Иначе обидится, и не скажет нужное словечко» – говаривала мудрая женщина внуку. Ты поступай так и никому о том не говори. У каждого свои секреты, даже у никчемного человечка.

А похвалить чуйку было за что, потому что она настояла на том, чтобы Грек вышел прогуляться под палящее солнце из такой приятной прохлады его «рабочего кабинета». Иначе сейчас, пришлось бы объяснять кому-то в кафе, откуда дорогущий чёрный смартфон и кто такой Гордон.

Эти размышления прервала мелодия нового входящего звонка. Грек даже остановился под лучами палящего солнца около витрины какого-то магазина, лихорадочно пытаясь сообразить, что ответить назойливому Маркусу, который неожиданно перезвонил так быстро. Однако, в голову ничего не приходило. Отчаявшись найти решение, он отдался во власть своей чуйки, и принял звонок.

– Крис, это Бен… – грубоватый незнакомы голос звучал уверенно, даже нагло.

Самое время было растеряться, переспросить или, на худой конец, просто сбросить звонок, сказав, что звонящий ошибся, но чуйка диктовала своё.

– Бен, я кажется тебе русским языком всё уже объяснил. И не пытайся возражать. Будет так, как я сказал или никак. Надеюсь, ты меня услышал.

Резко прервав разговор, Грек просто оторопел от такой крутой миниатюры со своим голосом. Он слышал в трубке чёткие интонации бывшего учителя Исы, Гордона или, как там его… Бена. При этом Рыбаков делал вид, что рассматривает что-то в витрине, даже не отдавая себе отчет, что это магазин женской нижней одежды с игривым названием «Ночная фея», и как он здесь вообще оказался. Очевидно, лицо парня выражало живой интерес, потому что слева от него открылась дверь и хорошенькая девушка, мило улыбаясь, настойчиво пригласила его зайти внутрь. Струйка пота прокатилась между лопаток, но отступать было поздно.

– Меня зовут Светлана, я менеджер этого магазина, – бойко затараторила обладательница элегантной причёски цвета золотой соломки. – Вижу, что вам понравилась новая коллекция и вы даже позвонили даме своего сердца, чтобы выяснить размеры. О, я знаю, мужчины всегда так беспомощны в этих вопросах. Позвольте помочь в этом деликатном вопросе.

– Могу померить? – отчего-то пробасил Грек, изображая солидную даму в летах центнера на полтора.

Его чуйка решила просто оторваться на всю катушку, засидевшись без дела столько времени, пока он был в пабе. Светлана залилась таким неудержимым смехом, что в совершенно пустой зал магазина, из-за портьеры, заглянули еще двое. Хохотушка пыталась им объяснить причину такого веселья, но, показав рукой в сторону парня и пробуя повторить его трюк, едва не задохнулась от накатившего приступа смеха. Не произнося ни слова, Грек косолапой походкой приблизился к витрине и продемонстрировал, как берет вытянутыми пальчиками воображаемую изящную вещичку, примеряя на себя. Покрутился, словно разглядывая себя перед зеркалом, потом, повернувшись хохочущей продавщице, снова пробасил:

 

– Ну, как?

Теперь уже смеялись трое. Не прикрываясь ладошкой, а во всю мощь своих лёгких, словно они не на работе, а в кино на знаменитой комедии. Покупатель сделал вид, что обиделся и, оттопырив губу, с сожалением повесил дамскую штучку обратно и, переваливаясь с ноги на ногу, заковылял к выходу. Задержавшись у двери, обернулся, одарив хохотушку очаровательной улыбкой, и растворился в уличной жаре. Девушки едва успокоились, смахнув платочками выступившие слёзы. Двое вопросительно поглядывали на третью, но обладательница причёски соломенного цвета, которую можно было бы принять за корону, промолчала.

Греку отчего-то стало так легко на душе, что потеря сотового, денег и ключей от съёмной квартиры, казались такими мелочными недоразумениями, о которых и вспоминать-то не стоило. Впрочем, уже знакомая мелодия очередного входящего звонка чужого сотового, была поводом для разговора.

– Джек, это Дэн, – быстро представился высокий, почти девчачий голосок, и скороговоркой спросил. – Ну что, порадуешь?

– Не торопи меня, Дэн, – совершенно спокойно, даже как-то задумчиво тихо произнёс голос бывшего учителя. – Понимаешь, у меня есть мысль, и я её думаю…

– Понял, не буду мешать, – с какой-то хитринкой едва не хихикнул Дэн, давая понять, что о чем-то догадывается. – Жду…

Этот короткий диалог казался абсолютно незначительным, но Грек понимал, что всё глубже погружается в некую трясину, так легко поддаваясь непреодолимой силе, засасывающей его в бездну. При этом в голове не было ни единого намёка на возвращение. Только вопросы.

Во что играет этот неприметный «потомок» сэра Ньютона? Что за странные и такие разные типы окружают его? Чего ждут? Каждому нужно что-то своё или всех интересует какая-то одна вещь или дело? В любом случае, нужно довериться чуйке и собирать информацию. Количество переходит в качество – закон вселенной.

Очередной звонок не заставил себя ждать.

– Владимир, – едва сдерживая раздражение, рявкнул незнакомец, даже не представившись. – Стою перед вашей дверью и звоню пять минут. У меня заказов полная коробушка за спиной…

– Милейший… – испуганно пролепетал Иса, – это какая-то ошибка.

– Никакой ошибки. Вот накладная… Кавказский бульвар, 29, корпус 1, 83 квартира… Восьмой этаж. Бью копытом под вашей дверью.

– Дражайший мой, на время доставки посмотрите, – выкрутился голос Владимира.

– 14:30.

– Да что, вы. Быть того не может. Я на работе весь день. Там 19:20 было.

– У меня в накладной компьютер печатает, а не от руки кто-то нацарапал.

– Послушайте… не знаю, как вас величать, – залопотал голос Владимира.

– Игорь.

– Послушайте, Игорёк, я никак не мог сделать заказ на два часа дня, если работаю до шести.

– Верну в доставку, – припугнул курьер, – пусть там сами разбираются.

– Хорошо-хорошо, не волнуйтесь… Пойду отпрошусь у начальства… Мне до Кантемировской минут пятнадцать. Ну, и до дома пешком десять. Зайдете через полчасика. А? В холодильнике шаром покати… Пожалуйста!

– Да, уж. Заказ на две пятьсот сорок. Наличными. Мне всё на себе таскать приходится…

– Милейший, Игорёк, я вам благодарность на сайте напишу. Большими буквами.

– Ладно, зайду после 15… Пока по Тимуровской пройду, потом к вам и на Ереванскую.

– Вы чуткий человек, Игорь… Как вас по отчеству?

– Михалыч я. – Вот и славно, Игорь Михайлович… я большими буквами. Ей-ей огромными.

– Ладно уж…

Грек усмехнулся, подумав, чего не сделаешь ради… Он поймал себя на мысли, что чуйка тащила его в дом бывшего учителя, оказавшегося не двуликим Янусом, а матрёшкой какой-то. М-да, только свой «Опель» он продал ещё прошлым летом, в карманах пусто, а до Кантемировской топать и топать. Впрочем, и тут чуйка сказала своё слово.

Набравшись наглости, Егор позвонил с чужого сотового знакомому таксисту и попросил помочь. Мужик был должен Рыбакову за одну услугу, которую трудно было оценить в рублях, поэтому денег с него Грек не взял. Теперь таксист очень выручил парня, благо, оказался неподалёку. Да и столичные дороги в это время были еще свободны.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru