Французский завтрак

Александр Асмолов
Французский завтрак

– Ты знаешь, я читала об этой особенности испанцев, но, что это так явно, не подозревала, – высказала удивление Лица.

– И что за неотложные дела они обсуждали? – заинтересовался Иван.

– Да ерунду всякую: кто кого встретил и что сказал.

– У нас бы ему накатили за такое отношение к клиентам.

– Не заводись, пожалуйста. Мне было интересно проверить свой испанский. Они так быстро говорят, что я половину не понимаю.

– Так мы идем выбирать машину? – решил отвлечь девушку Иван.

– Тут на набережной есть два агентства. Судя по рисунку, это рядом.

Несколько минут спустя они уже сидели под огромным зонтиком одного из агентств, предоставляющего автомашины напрокат. Менеджер разложил альбом с описаниями моделей и пояснял условия аренды. Лиза взяла инициативу в разговоре, уточняя подробности. Заскучав от пассивной роли безголосого наблюдателя в разговоре на испанском, Иван, вежливо извинившись, выскользнул из-за столика и пошел разглядывать машины. Окинув взглядом миниатюрные модели, он остановился на кабриолете. Черный элегантный корпус с изящными обводами привлек внимание, а шикарный кожаный салон уже не отпускал. Вернувшись к столику под зонтиком, где Лиза беседовала с менеджером, Иван полистал альбом и уверенным жестом показал на выбранную модель. Менеджер с уважением посмотрел на него. Судя по цене, эту машину выбирали крайне редко.

– Ванечка, это же триста баксов в день, – умоляющим голосом протянула Лиза, но остановилась, увидев счастливые глаза мальчишки, так явно пробудившегося в Иване.

Он готов был отдать и больше, лишь бы покататься с любимой девушкой на такой машине.

– Только нужно договориться, что мы оставим машину в аэропорту, – попросил Иван, и Лиза принялась выяснять, как это сделать, но вскоре разговор зашел в тупик.

Менеджер был явно выходцем из Индии, и его испанский более напоминал плохой английский. Иван пришел на помощь и быстро выяснил все детали. Оформление документов заняло не более пяти минут. Получив ключи от машины, Иван принялся осматриваться, а Лиза, насупившись, молчала. Заметив это, Иван принялся успокаивать девушку:

– Да он по-испански говорит хуже, чем я.

– Но ты же быстрее с ним договорился, – настаивала Лиза.

– Секрет простой, когда платишь деньги, тебя хотят понять.

– Нет, похоже, мне никогда их не понять, – расстроилась девушка.

– Да престань, Лиза. Через несколько дней привыкнешь. Ты же самая умная, самая красивая. А кто обещал быть моим переводчиком?

– Да я здесь совсем ничего не понимаю, – вздохнула она.

– А вот для этого нужно дышать испанским воздухом и пить настоящее испанское вино. Честное слово. Я сам пробовал, – не унимался Иван, пытаясь развеселить приунывшую девушку. – Давай-ка мы сначала прокатимся, а потом где-нибудь перекусим. А если ты не будешь говорить по-испански, мы умрем с голоду.

Лиза с иронией посмотрела на Ивана, но взгляд потеплел. Ей было приятно сознавать, что рядом такой понимающий и надежный друг, который даже в мелочах старается поддержать.

По-кошачьи мягко машина бесшумно выкатилась из тенистого дворика и влилась в неторопливый поток своих разноцветных собратьев. Преимущественно это были маленькие недорогие модели. Вечная проблема с парковкой и размеры самого острова Тенерифе делали разумным использование только небольших маневренных машин. Все перекрестки были разукрашены новенькими дорожными знаками и указателями. Даже новичку было легко ориентироваться в направлении, тем более что почти везде движение было ограничено. Машины едва обгоняли пешеходов. Сделав несколько кругов по центру городка, где они остановились, Иван свернул по указателю на автобан. Было интересно узнать, что под этим понимают на острове. Почти прямая двухполосная дорога протянулась вдоль берега. Лиза не была большой любительницей или знатоком автомашин, но то, как на них смотрели другие водители, развеселило ее.

– Слушай, мы с тобой не на танке едем? – пошутила она.

– Нет, танкистам выдают шлемы. А нам не дали, – ответил Иван.

– Так, может, потому и смотрят так, что мы без шлемов, – не унималась Лиза.

Ей нравилось, что с Иваном можно было пошутить в любой момент и на любую тему. Иногда она попадала впросак со своим чувством юмора. Собеседники терялись, не понимая ее. Со временем Лиза выработала в себе умение держать паузу. Она роняла шутку в разговоре незаметно, как охотник подбрасывающий приманку, и ждала. Могла долго молчать с каменным лицом, выжидая. Если собеседник не понимал, она делала вид, что вообще ничего не было, и уводила разговор в сторону. Но с Иваном все было иначе.

– Тогда вернемся, – почувствовал ее мысли, подхватил Иван.

– Зачем? – Лиза пристально посмотрела в зеркало заднего вида.

– Они решили на нас сэкономить и не положили боекомплект.

– Я спрашивала. Менеджер говорит, что русским не дают, – таинственно произнесла Лиза.

Первым не выдержал Иван. Он хохотал, раскачиваясь на сиденье, едва держа руль одной рукой. Его смех был искренним и удивительно заразительным. Вслед за ним прыснула и Лиза. Ей было хорошо и легко с этим парнем, который не стал разыгрывать из себя серьезного дядю, хотя они и ехали в очень дорогой машине.

Чудесный вид на океан, почти бесшумный встречный ветер, ласково обтекающий открытую машину на большой скорости, доставляли приятное ощущение свободы. Хотелось подставлять лицо и ладони несущейся навстречу прохладе. По дороге то и дело попадались отели, примостившиеся у самого края обрывистого берега. Каждый из них был оформлен в разном стиле и поражал своей миниатюрностью и аккуратностью.

– Посмотри, какой замечательный вид. Давай вон там остановимся.

Лиза с восторгом указала на трехэтажный домик, построенный в стиле средневекового замка. Описав элегантную дугу, машина съехала с магистрали и остановилась на чистенькой стоянке у парапета, отделявшего асфальтовый пятачок от обрывистого брега. На маленьких башенках развевались флаги с гербами, узкие бойницы поднимались вдоль внутренней винтовой лестницы, а к входу вел декоративный подъемный мостик. У края площадки стояли три маленьких столика, накрытые белоснежными скатертями с такими же гербами. Стулья с высокими спинками, сплетенные из металлических прутьев, более напоминали ажурный рисунок, чем прочную конструкцию. На сиденьях красовались пышные парчовые подушки, расшитые традиционными восточными орнаментами. Изящество ручной работы подчеркивалось суровыми рыжеватыми скалами вокруг. Маленький замок с изящным кафе напоминал дорогую красивую игрушку, случайно затерявшуюся в унылой пустыне, которую непременно хотелось взять в руки и внимательно осмотреть со всех сторон. Посетителей не было. Миниатюрность и чистота создавали впечатление уюта. Пройти было просто невозможно.

– Надеюсь, мой испанский друг договорится с хозяином замка о чашке кофе, – с иронией произнес Иван.

Он галантно взял Лизу под руку и помог ей сесть за столик у самого парапета. Отступать было некуда. Да и вид был завораживающий. Огромный океан был спокоен, только метрах в десяти внизу шум волн, налетавших на скалы, вызывал неясную тревогу, будто рядом затаился невидимый зверь. Солнце было достаточно высоко, но его жаркое дыхание не ощущалось: Атлантика приносила прохладу. Удивительный климат Багамских островов славился именно своим постоянством: летом +28, зимой +24. Несколько минут парочка сидела молча, наслаждаясь тишиной и уединением. Лиза взяла Ивана за руку, и он почувствовал, как её тонкие пальцы слегка сжимают его кисть, как будто передавая то, что трудно сказать словами. Иногда они были очень похожи. Думали и чувствовали одинаково. Были одним целым.

Подошел официант. Атлетического сложения араб в расшитых шароварах, тюрбане с пером и браслетами с разноцветными камнями на мощных руках. Это был настоящий янычар, из арабских сказок. Молодые люди с минуту молча разглядывали его, не проронив ни слова. Предоставив гостям время насладиться экзотической картинкой, официант оставался невозмутимым. Потом ослепительная улыбка оживила его лицо, и он протянул девушке меню в кожаном переплете. Лиза непринужденно заговорила с ним по-испански. Подбадриваемая взглядом Ивана, она что-то уточняла и так очаровательно улыбалась, что араб отвел глаза в сторону. Хрупкая, стройная девушка, как статуэтка, смотрелась на огромной подушке. Порыв ветра качнул скатерть, и на солнце блеснули длинные незагорелые ножки, которые коротенькая юбчонка и не пыталась скрыть.

Через несколько минут официант почтительно склонился над столиком, расставляя кофейные чашки и тарелочки со сладостями. Он был подчеркнуто вежлив, но не заискивал. Ему впору было бы возглавлять войско мавров, которые когда-то покоряли города и страны. Те времена миновали, и теперь предприимчивые хозяева, очевидно, с его помощью завлекают жаждущих приключений туристок. Лиза о чем-то спросила его. Официант заулыбался и быстро начал ей отвечать. Он то и дело поглядывал на Лизу, но, как бы обжегшись, отводил взгляд в сторону. То ли это была обычная профессиональная выучка не рассматривать клиентов, то ли нечто иное, понять было трудно, но было заметно, что белокурая светлокожая девушка произвела на араба сильное впечатление. Иван молча поглядывал на эту сцену, но стоило официанту отойти, как он произнес угрожающе:

– О, теперь я знаю, почему появлялись евнухи.

– Ванечка, ты уже ревнуешь? – улыбнулась Лиза.

– Я? – он помолчал. – Ещё как! Будь у меня в руках ятаган, отмахнул бы все ненужное. Вплоть до этих флагштоков на башнях.

Они озорно рассмеялись, глядя друг на друга. Лизе нравилось, как смеётся Иван. Он не прикрывался руками, не отводил глаз, его голос не переходил на высокие тона. А главное, его глаза тоже смеялись. Он был искренним. Ещё Лизе было приятно отметить, что Иван не принял равнодушный вид и не затаил неприязни. Впрочем, она смутилась своей неловкости. В другой раз Лиза не стала бы себя укорять за то, что непроизвольно обратила на себя внимание мужчины. Но теперь она была не одна, а привлекла внимание чужого, постороннего. Опустив глаза, девушка в задумчивости начала разглаживать несуществующую морщинку на безупречной скатерти.

 

– Жаль, что мы не взяли на прогулку Пифа. Он бы мне не позволил себя так вести.

– А мы ему ничего не расскажем, – подыграл ей Иван.

Лиза взглянула на него. Озорные черные глаза лукаво смотрели на девушку. Она улыбнулась и пододвинула к себе изящную чашечку. Кофейный аромат смешался с солоноватым запахом океана и какой-то едва уловимой свежести. Повинуясь одному чувству, они, как по команде, закрыли глаза и, слегка подавшись вперед, медленно и с наслаждением принюхались. Наверное, память хранила в своих укромных уголках похожий запах, навевавший им что-то давно забытое, а возможно, случившееся и не с ними. Вдыхая ещё и ещё раз, они старались прислушаться к неясным видениям, блуждавшим в сознании.

– М-м. Какие-то тени прошлого посещают меня, – неуверенно пошутил Иван, пробуя маленькими глотками густой напиток.

– Зерна у них из Африки, а вода из местного родника, так что такой кофе ты нигде не попробуешь, – не выпуская из рук чашку, сказала Лиза.

– Да, кофе из замка мне теперь будет сниться длинными зимними ночами. А ты с ним по-арабски говорила? – усмехнулся Иван.

– Нет, он понял мой испанский диалект. Кстати, тебе приготовили «восточную красавицу», этот рецепт придумала любимая жена какого-то эмира. Этот кофе порождает любовь и сладострастье.

– То-то я чувствую… – Иван повёл по-молодецки плечами.

– А у меня «полуночный воин». Пробуждает сладкие грезы.

Лиза улыбнулась и начала с интересом рассматривать изящную чашку из тонкого фарфора. По верхнему краю был нанесен золотой орнамент или арабская вязь. Необычная форма просто притягивала взгляд. В том же стиле были сделаны блюдца и тарелочки. Белоснежные, почти прозрачные, с золотым орнаментом, они выглядели изысканно. Прервав свои наблюдения, девушка взглянула на Ивана и неожиданно спросила:

– А ты смог бы жить со мной на острове?

– Ну, если мне выдадут шаровары, тюрбан, туфли с загнутыми носками и меня будут окружать…

Иван не закончил свою шутливую фразу. Глаза Лизы были полны нежности. Он взял её ладонь и прижал к своим губам. Всё, что касалось Лизы, было для него серьёзным, и он не мог, как прежде, сострить что-нибудь про гарем. Иногда он останавливал себя, боясь обидеть её неловкой фразой. Войдя в новый, незнакомый для него мир иных отношений, Иван настороженно прислушивался к себе, пытаясь понять, что же происходит. Раньше он мог находиться в обществе нескольких девчонок с острыми язычками и свободно парировать все их атаки, чувствуя своё превосходство. Теперь он с волнением ощущал взгляд Лизы и взвешивал все свои слова.

– Ты знаешь, мне удивительно хорошо и легко с тобой. Порой кажется, что мы знакомы с детства, но иногда я боюсь что-нибудь ляпнуть в разговоре и обидеть тебя ненароком. Пообещай мне, пожалуйста, если это случится, сразу сказать мне об этом, – слова Ивана прозвучали очень серьезно.

– Хорошо, – чуть помедлив, тихо согласилась Лиза. Они замолчали, глядя на океан. Многие доверяли этому молчаливому собеседнику свои тайны, кто – печаль, кто – радость, кто – преступление. Возможно, поэтому величественное спокойствие исполина иногда взрывалось бурями и ураганами, не в силах хранить в себе доверенные человечеством секреты. Наверняка древние люди олицетворяли его с большим сильным живым существом и поклонялись ему, подобно солнцу или идолам.

– Мне тоже хочется попросить тебя, – не поворачиваясь к Ивану, с напряжением в голосе сказала Лиза. – Если у тебя появится другая женщина, не ври мне. Возможная ситуация, промелькнув в сознании Ивана, холодом отдалась в сердце, сдавив и останавливая его. Лиза так глубоко вошла в его жизнь, став её частью, вернее, центром, что подобная мысль о потере каким-то страхом парализовала волю. Он почувствовал, что сейчас готов был, не задумываясь, отдать свою жизнь, лишь бы этого никогда не случилось. Эмоции захлестнули его, и лишь спустя некоторое время он с хрипотцой в голосе ответил:

– Обещаю.

Прохладный ветерок с океана приятно ласкал их красивые молодые тела. Казалось, и этому ветру было любопытно задерживаться, касаясь двух влюбленных из далекой холодной страны, укрытой сейчас снегами и метелями. Случайно ли они появились на маленьком острове, затерянном среди просторов Атлантики в канун Нового года? Тысячи миль отделяли их от Европы и Америки, и всего несколько сотен километров было до побережья Африки. Перекресток морских дорог долгие годы был перекрестком судеб джентльменов удачи, искателей приключений и сокровищ, служителей различных конфессий и престолов, господ и невольников, но почти никогда – просто влюбленных.

Глава III

Кабриолет мягко бежал по ровному шоссе, которое на Тенерифе гордо называют TF-1. Начинаясь около крупного города Puerto de la Cruz на севере, оно очерчивало две трети острова по периметру и заканчивалось вблизи небольшого курортного поселка Los Cristianos на юге. Тоннели, террасы с колоннадами, горные пейзажи и замечательный вид на океан сделали поездку для влюбленных великолепной экскурсией. Солнце было уже в зените, но палящего зноя не ощущалось. Океан манил безбрежной далью и прохладой.

– Знаешь, у меня есть одно необычное предложение, – начал Иван.

– Будем грабить банк, – улыбнулась Лиза.

– Это пока отложим. Мне хочется угостить тебя одним блюдом. Оно будет необычным и важным для меня, но ты должна согласиться.

– Ванечка, ты меня пугаешь. Объясни толком.

– Да, сразу понять трудно. Непосвященным, – раздумывая над чем-то, ответил он.

– Так ты масон или сектант какой? – её брови непонимающе приподнялись.

– Нет, Лиз. Ничего такого. Не беспокойся, – не отрывая взгляда от дороги, ответил парень.

– Тогда о каких странностях ты говоришь? – Лиза вопросительно смотрела не Ивана. – Что в нем необычного?

– Называется оно «креветки по-сицилийски», – чуть более взволнованно, чем обычно, четко выговаривая слова, ответил он.

– Это мне ничего не говорит, – Лиза посмотрела на собеседника, пытаясь что-нибудь понять.

– Один итальянский дипломат поведал мне древний рецепт этого потрясающего блюда. Секрет приготовления его семья хранит уже сотни лет в маленькой рыбачьей деревушке западной Сицилии, откуда вышли великие полководцы и политики.

– И как же ты выведал этот секрет. Под пытками? – попыталась пошутить Лиза.

– Нет. Совсем нет, – Иван оставался серьезным. – Мы стали братьями по крови.

– Ты пустил кровь итальянскому дипломату?

Все еще не понимая настроения Ивана, девушка хотела нащупать шутливую нить в разговоре. Ее сбивало с толку то, что они с Иваном никогда подолгу не оставались серьезными. Быстро решив какой-нибудь важный вопрос, они тут же начинали игру. Так проходили все их встречи, но сейчас Иван был непреклонен.

– Нет, я дал ему свою кровь. Несколько лет назад мы оказались в одно время на Кавказе. В одной группе совершали восхождение на Чегет. У него был открытый перелом, и потребовалось срочное переливание. Как оказалось, мы оба голубых кровей – четвертая, резус отрицательный. Представляешь?

– И там вы креветок наловили? – продолжала подшучивать она.

– Нет, это было позже, в Москве. Он меня потом в гости приглашал.

– Интересно, – Лиза повернулась к Ивану. – Но звучит странно.

Он понял, что девушке никак не хотелось сейчас быть серьезной. Вечное лето Канарских островов располагало к отдыху, игре, приключениям. Он быстро принял шутливый оскорбленный вид и трагическим голосом произнес:

– Так ты отказываешься принять от меня этот божественный дар?

– Знаешь, я, пожалуй, соглашусь. Чтоб не обижать дипломата.

В знак примирения Лиза коснулась ладонью руки Ивана, уверенно держащей руль мощной машины. Казалось, это удивительно изящное творение человеческой мысли тоже каким-то женским чутьем ощущало силу и доброту настоящего мужчины. Рядом с ним хотелось закрыть глаза и, доверившись, окунуться в беззаботный мир. Так приятно было ощутить защищенность и безмятежность. Лизе захотелось даже замурлыкать от удовольствия. Возможно, с детства она мечтала о таком принце, и сейчас так не хотелось разочароваться в нем.

– Не сердись. Я с тобой готова на все, – сказала она очень серьезно, сознаваясь в этом не столько Ивану, сколько себе.

Девушка никогда не принимала необдуманных решений, второпях, за что знакомые и коллеги частенько называли ее «тормозом». Но и обидное прозвище не меняло положения дел. Лиза всегда откладывала решение важных дел. Даже если это случалось в разговоре и нужно было ответить сразу же, она уводила разговор в сторону на несколько минут и только потом, решив для себя что-то, возвращалась.

– Ванечка, если это так важно для тебя, мне будет неуютно в футболке, – она замялась. – И босоножки без каблука…

Она не успела договорить, как машина круто вильнула в сторону, съезжая с автомагистрали. Это Иван заметил дорожный указатель, и они уже ехали в другом направлении.

– Что это ты задумал? – удивленно воскликнула Лиза.

– Тут недалеко живет один модельер. Давно звал в гости, вот и заглянем, – улыбнулся Иван.

– Ты уверен, что ждёт? – недоверчиво спросила девушка.

– Абсолютно. Я даже помню пароль для встречи.

– Обойдемся без жертв, – и Лиза взяла привычную паузу.

– Не думаю. Живыми мы им не дадимся, – тут же отпарировал Иван.

Он начал какую-то игру и уже не останавливался. Его озорные глаза искали что-то среди многочисленных красочных реклам и объявлений, коих было великое множество по обеим сторонам дороги. Вскоре машина остановилась у салона модной одежды. Среди соседних магазинчиков он выделялся огромными тонированными витринами и неоновой вывеской «Стефани».

Подхватив Лизу под руку, Иван почти силой ввел ее в зеркальный храм красивых дорогих вещей. Не проронив ни слова, девушка восторженно крутила головой. Видно было, что салон одежды привел ее в благоговейный восторг. Тут же появилось несколько женщин в одинаковой строгой форме. Они усадили Лизу в удобное кресло посредине зеркальной комнаты и начали демонстрацию моделей. Вечерние туалеты, обувь, шляпки, сумочки и бижутерия плавным потоком потекли перед онемевшей от неожиданности и восторга девушкой.

– Ты что натворил? Ваня, это же не для меня, – сопротивлялась Лиза.

– Они так не думают. Я им показал пароль, и они не отстанут, пока ты не выберешь что-нибудь себе на вечер, – лукаво ответил он.

– Какой пароль? Какой вечер? – недоумение отобразилось на ее лице, но было заметно, что девушка уже попала под влияние красочного представления, разворачивающегося перед ней.

– Пароль старый, – Иван показал золотую кредитную карточку.

– Но я не могу так. Я… – но закончить фразу она не смогла.

– Обещала. Положение обязывает. Выбирай, а то придется это сделать мне. И чтобы не ошибиться, я возьму всего по несколько штук.

– Ну перестань, – не сдавалась Лиза; все, что касалось одежды, было для неё серьезным. – Я же не знаю, куда мы пойдем и кто будет.

– Мы с тобой. И «креветки по-сицилийски», – Иван продолжал играть в какую-то загадочную игру.

– Вань, ты шутишь? – растерялась она. – Я не пойму.

– Нет, я серьезно, – Иван внимательно посмотрел на девушку.

Потом, что-то решив для себя, оживился. Подойдя к менеджеру магазина, быстро заговорил с ним по-английски. Тот закивал головой, заулыбался и дал распоряжение остальным продавцам. Ничего не понимая, Лиза продолжала сидеть на стуле посередине зала, а перед ней служащие магазина уже демонстрировали несколько мужских костюмов. Она вопросительно посмотрела на Ивана.

– Давай сначала выберем для меня, – улыбнулся он в ответ.

– Право, я не знаю.

Лицо девушки стало сосредоточенным.

– Это так неожиданно, – раздумывая, произнесла она, глядя по очереди то на костюм, то на снисходительно улыбающегося парня. – Вот этот примерь-ка.

Лиза указала на светло-кремовый изящный костюм.

– Хорошо, только мерить не будем, – оживился Иван. – Берём так.

– Ну уж нет, – тоном, не принимающим возражений, остановила его девушка. – Марш переодеваться.

И нарочито строго глянула, чуть опустив голову. Взгляд был мимолетным, но очень серьезным.

– Не сопротивляйся, а то будем мерить все подряд. Последняя фраза подействовала очень убедительно.

Лиза знала, что большинство мужчин не любят примерять одежду, в отличие от женщин. Покрутиться час-другой перед зеркалом в таком магазине доставило бы удовольствие любой женщине, но только не мужчине. В подтверждение этой мысли Иван появился из примерочной уже через пару минут.

– Я ради тебя на всё готов, – он приосанился и застыл в позе модели.

 

Лиза невольно залюбовалась. Стройный, подтянутый, он выглядел удивительно элегантно, как будто костюм был пошит специально на него, а навыки демонстрации одежды были отработаны. Завершали картину лакированные туфли и кожаный ремень в тон и стиль костюму. Но она не спешила с оценкой и несколько минут придирчиво разглядывала все детали. Никто из продавцов не пошевелился, и в салоне повисла напряженная тишина. При этом лицо у Лизы ничего не выражало. Иван явно подыгрывал спутнице, и они вместе держали паузу. Менеджер и продавщицы, недоумевая, переглядывались. Им явно хотелось похвалить свой товар, который действительно был того достоин, но выучка и опыт подсказывали: клиент всегда прав. Секунды растягивались в минуты. Иван, не меняя позы, уже начал поглядывать на свою избранницу. Ни слова не говоря, Лиза подошла к нему, и, взяв под руку, склонила голову на плечо.

– Можно я с тобой сфотографируюсь, – тихо произнесла она.

Только после этого Лиза позволила себе так блаженно и счастливо улыбнуться, что все присутствующие облегченно и вздохнули и радостно зааплодировали. И действительно, молодая пара просто светилась счастьем. Любовь не нуждается в переводчиках, любой может прочесть ее в глазах счастливчиков.

– Можно, – Иван тоже сделал паузу. – Но только при условии, что мы немедленно выберем тебе вечернее платье.

– Но я не знаю, сколько это стоит, – неуверенно сопротивлялась Лиза.

– Там нет ценников. Не думай об этом. Поверь, для меня это просто.

Усадив Лизу на прежнее место посередине зала, Иван встал позади нее, положив руки на спинку стула и наклонившись. Он едва касался губами волос девушки, надеясь уговорить ее быстрее сделать свой выбор. Продавцы, понимая ситуацию, уже демонстрировали перед молодой парой вечерние платья. Накинув туалеты на легкие манекены, они ставили их рядом, поправляя и разглаживая складки ткани, чтобы создать движение. Лиза, увлеченная этим красочным действом, все же отметила про себя: все модели подходили к костюму Ивана. Возможно, они были из одной коллекции того же модельера.

– Вот, это! Это… – услышала Лиза шепот у своего уха.

Да у нее и самой забилось сердечко. Рассматривая раньше журналы мод, она могла только мечтать о чем-нибудь подобном. Ах, эти женские слабости. Как дорого они обходятся, но только они способны сделать женщину сильной. И будет счастлива та, рядом с которой окажется мудрый и добрый мужчина, позволяющий ей быть свободной.

Несколько минут продавщицы приносили в примерочную кабинку коробки с туфлями и украшениями. Молча и четко они выполняли свою работу, но при этом улыбка перестала быть официальной. Они загадочно улыбались, тихо переговариваясь друг с другом. Через четверть часа в зал вышла элегантная молодая леди. Только женщины да некоторые из мужчин-актеров знают секреты, позволяющие легко менять свой облик. Локоны цвета спелой пшеницы спадали на открытые плечи, изящные обнаженные руки не суетились, а естественно подчеркивали соблазнительные изгибы, полупрозрачная пелена едва скрывала привлекательную грудь. Она порождала желание любоваться и даже прикоснуться к упругой живой красоте, которой не касался ланцет хирурга. Лиза так грациозно держала спинку, что грудь, призывно колыхнувшись, вызывающе остановилась. Дразнящая загадка начиналась в чарующей ложбинке и терялась далее в ниспадающих складках легкой ткани, которые, не касаясь плоского живота, туго обтягивали крутые будра. Фигура была еще девичьей, женственность только дремала в её недрах, но тонкая талия так эффектно подчеркивала все соблазны, таящиеся за длинными, до самого пола разрезами, что взгляд любого мужчины был обречен навеки заблудиться там. Возможно, кто-нибудь из внимательных женщин смог бы отыскать мелкие неточности или огрехи, но это было бы скорее проявлением зависти. Некоторые отклонения от идеала только подчеркивали реальную, а не выдуманную красоту девушки. Если бы не прежние озорные глаза Лизы, которые насмешливо поглядывали из-под вуали длинных ресниц на ошеломленного Ивана, он бы насторожился: что его может связывать с надменной красавицей из совершенно другого общества. Однако взгляд девушки выдавал ликование маленького чертика, что усилием воли сдерживался внутри. Похоже, он нашептывал ей пуститься вприпрыжку вокруг влюбленного с торжествующим победоносным криком – «ну что, попался!». Но Лиза умела держать паузу. Она наслаждалась произведенным эффектом. Не то чтобы ей более всего на свете нравилось покорять мужчин, но какая женщина устоит перед таким соблазном.

Неужели только красивое вечернее платье сделало из привлекательной молоденькой сверстницы гордую, величественную красавицу? Нет, это память. Память, хранимая в генах, в крови, в странных снах, смутно напоминающих совсем иные времена, когда огромные залы в загадочном свете сотен свечей наполнялись танцующими парами, ароматом утонченных духов и прелестными мелодиями. Наверное, женщины в большей степени, чем мужчины наделены этим даром – помнить прекрасное из прошлых жизней и стремиться к нему. Не удивляясь тому, откуда берутся эти знания, утонченные женские сердца доверяют им и всегда выбирают из множества окружающих предметов именно те, что свойственны им, подчеркивают их неповторимость, делают более привлекательными и единственными. Да будет счастлив тот мужчина, кто распознает и поймет природную способность любимой женщины, когда в ней просыпается древний язык жестов. Язык прародительниц, живших многие поколения назад, но так же мечтавших о любви и стремившихся выразить ее. Погружаясь в чарующее состояние любви, женщина подсознательно начинает говорить на древнем языке влюбленных, понятном в любой точке мира. Она сможет высказаться, даже если под рукой будет охапка тропических листьев, букет луговых трав или шкурки зверушек, согревающих в холода. Но если же судьбе угодно будет одарить ее драгоценностями и неповторимыми нарядами, заиграет этот бриллиант всеми гранями, засветится изнутри, очарует и пленит многих. И будут шептаться вокруг: неужели это она? Но лишь по глазам удастся распознать, кто перед вами – холодная кукла, демонстрирующая красоту, или та единственная, что говорит на языке любви.

Эти размышления посетили бы каждого, кто любовался, в то время как Лиза не торопясь прошла насколько шагов навстречу вскочившему с кресла Ивану. Он в нерешительности остановился перед красавицей, сдерживая свой порыв обнять ее. Потом, бережно взяв ее руку, галантно прильнул к ней губами. Некоторое время все молчали, наблюдая за прекрасной парой.

– Так мы будем фотографироваться? – нарушил тишину веселый голос Лизы.

И тотчас вокруг них началась суета. Без перевода поняв просьбу, менеджер принес фотоаппарат, продавщицы поправляли одежду на молодой паре, чтобы они выглядели эффектнее, подсказывали, как лучше встать перед объективом. Все приняли такое живое участие в происходящем, что стало понятно: влюбленные покорили их своей искренностью.

Пока довольный управляющий пошел оформлять покупки с кредитной карточкой Ивана, молодые люди переоделись, а продавцы упаковали всю красоту в фирменные коробки модного салона. Взяв визитную карточку отеля с адресом, где остановились щедрые покупатели, менеджер обещал прислать туда фотографии через день-два и сделать все за счет салона. Тем временем продавцы аккуратно разместили красивые фирменные коробки салона в багажнике машины, и она мягко тронулась с места, увозя влюбленных под восторженные возгласы всего персонала модного салона.

– Ой, я часы забыла снять, – воскликнула Лиза. – Вернемся?

– Не возьмут, – не отрывая взгляда от дороги, сурово произнес Иван.

– Почему? – удивилась девушка.

– Я сказал, что ты русская. И они согласились на все, лишь бы остаться в живых, – улыбнулся он в ответ.

– Ты шутишь? – всё еще колебалась девушка.

– Лиз, как честные девочки, мы все оплатили. Не волнуйся.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru