Несносная служанка

Агнесс Давронбековна Шаль
Несносная служанка

Быстро закончив с раненным, Криста подвинулась к Джозефу вынимая из своей походной сумки фляжку с водой.

– Держи, – сказала она, протянув ему фляжку.

– Держите, – поправил он ее, принимая фляжку из ее рук и принявшись жадно глотать содержимое.

– Все равно ты меня выгонишь и перестанешь быть моим господином. Могу обращаться к тебе, как захочу, – буркнула та.

– Я еще с тобой не разобрался, так что не спеши с выводами, – хмыкнул тот, отстранившись от фляжки и возвращая ее девушке. – Похоже на то, что раненные кончились. Вот только бой еще не подошел к концу. Криста, не высовывайся, ради всего святого.

Сказав это, Джозеф тотчас сорвался и убежал, чтобы помочь своим товарищам громить иностранцев.

Криста проводила его взглядом.

– Джозеф, ты… – она хотела что-то сказать ему вслед, но встряхнула головой и замолкла.

***

Наконец битва была окончена. В этот раз враги были точно разбиты. Это было настоящим везением, ведь перевес был просто огромным. Нельзя исключить и тот факт, что, возможно, этой победы не было бы без стараний юного господина Депардье и его служанки. В любом случае, их так или иначе бесконечно благодарили раненные, которые после оказания первой помощи быстро возвращались в строй и не давали своей стороне ослабнуть.

Недалеко от места сражения был разбит новый палаточный лагерь, где о раненных продолжали заботиться лекари, а другие солдаты восстанавливали свои силы после тяжелого боя.

Джозеф сидел на камне в отдалении от всех, любуясь ясным небом. Он ни о чем не думал, просто отдыхал. Голова была совершенно пустая, а тело по-прежнему ныло от прошедших сражений.

– У тебя раны есть?.. – вдруг послышалось со стороны.

Он обернулся на этот голос и увидел свою несносную служанку.

Криста, встретившись с ним взглядом, почувствовала себя как-то неловко и отвернулась. Забота о Джозефе была ее долгом, как считала она сама, да и он ей здорово помог, поэтому она должна была отплатить ему. Вот только это несколько смущало ее.

– Хватит со мной фамильярничать. Я твой господин и ты должна уважительно ко мне обращаться, – строго сказал он.

– Я всегда к тебе обращаюсь так, потому что мы одногодки, – честно призналась та. – Я совершенно не понимаю, как можно обращаться к своему ровеснику на "вы"!

– Тебе что, настолько сложно? – обреченно вздохнул тот.

– Раны, – напомнила Криста.

– Нету у меня никаких ран…

– А это что? – она приблизилась, пальцем тыкнув в правый бок Джозефа.

Парень вздрогнул, почувствовав боль от прикосновения.

– Эй! Осторожнее!

– Я еще вчера заметила, что ты держался за этот бок, – сказала Криста, и теперь была уже ее очередь смотреть на Джозефа со строгостью, с которой обычно смотрят все врачи на своих пациентов. – И что, так сложно подойти и пожаловаться на рану?

– Все и так устали. Я не хочу доставлять кому-либо хлопот. К тому же, это просто царапина.

– Раздевайся.

– Что?..

– Обработаю твою рану.

– Вот еще… – Джозеф стал упираться, скорее, из принципа.

– Если будешь упрямиться, я сама тебя раздену, – Криста стала приближаться.

– Криста, отвяжись!.. – покраснев, выпалил Джозеф.

Вот только Криста не отвязалась. Ей все-таки удалось поймать господина. Она не стала терять времени и принялась расстегивать его рубашку.

Столькая близость с девушкой заставила Джозефа растеряться, поэтому он бездействовал. У него закружилась голова, а щеки загорелись. Она находилась опасно близко… Настолько близко, что он мог слышать ее дыхание.

Если подумать, у нее приятное и даже милое лицо, если она не хмурится. Но о чем он только думает?! Она ведь его служанка, не более!

– Скажи одну вещь… – вдруг начала она.

Джозеф отвлекся от своих странных мыслей и внимательно посмотрел на девушку. Она прекратила раздевать парня, глядя будто не на свои руки, а сквозь них.

– Ты ведь ненавидишь меня, даже грозился уволить. Но почему-то ты меня постоянно спасаешь и беспокоишься. И я хотела спросить, почему. Я не понимаю тебя.

– Дурочка, – хмыкнул юноша, расстегнув оставшиеся пуговицы самостоятельно. – Каждый господин должен беспокоиться о своих слугах. А когда я говорил, что тебя уволю, я тебя запугивал. Хотел, чтобы ты наконец образумилась. Вот и все.

– Так ты меня все-таки не уволишь?

– Если ты, конечно, прекратишь так нагло обращаться ко мне на "ты", – усмехнулся тот.

– Подрасти для начала, – усмехнулась в ответ Криста, шаря рукой в своей походной сумке.

– И как ты говоришь со своим господином, несносная служанка? Ай! Аккуратнее!.. – юноша вздрогнул, когда девушка приложила к его ране в боку ватку с йодом.

– Хватит уже дергаться. Постоянно дергаешься, когда я тебя касаюсь, словно я монстр какой-то.

Криста обработала рану Джозефа, сложив все свои вещи в сумку и поднявшись.

– Можешь одеться.

– Можете, – поправил ее юноша.

– Можете одеться, дорогой господин, – наконец не выдержав, Криста заговорила наигранным голосом и отвесила Джозефу театральный поклон.

– Нормально обращайся, а не так! Точно уволю!

Глава четвертая

Вскоре господин и его служанка вернулись в особняк. Слуги и Лили встречали их у парадных ворот.

Лили, увидев брата, тотчас набросилась на него, заключая в крепкие объятия, только он успел спрыгнуть с коня.

– Братик! Как ты мог так неожиданно убежать, не сказав ни слова?! – протараторила Лили, чуть ли не плача.

– У меня были на то причины, Лили. Я был обязан защитить вас всех. И не нужно так хватать меня, у меня раны болят…

– Извини, – та отпустила своего брата, а после взглянула на спутницу Джозефа за его спиной, которая все никак не могла самостоятельно слезть с коня. – Эта девушка приехала вместе с тобой? Погоди, это ведь… – Лили пригляделась и узнала в этой девушке Кристу. – Криста! Так вот, куда ты пропала, – вздохнула с облегчением Лили. – Мы тебя обыскались… Но зачем ты забрал ее с собой, брат?

– Я не брал ее с собой, – возразил тот, помогая Кристе слезть с коня. – Она без разрешения убежала на войну.

Среди слуг поднялся шум. Все были поражены неожиданному порыву и храбрости Кристы. Никто и предполагать не мог, что она способна на подобное.

– Что ж, я пойду отдохну в своей комнате. Отведите Ястреба в конюшню, – сказав это, Джозеф поковылял в особняк.

Его провожали Лили и Элис.

Другие слуги остались на месте, удивленно смотря ему вслед. Разве он не собирался наказать свою несносную служанку за свою своевольность? Совсем на юного Депардье не похоже!

– Ну и что вы застыли? За работу! – Цезарь поторопил слуг покинуть парадные ворота, в том числе и Кристу.

Все отправились работать, кроме Кристы. Цезарь, оставшийся за главного вместо юного господина, дал ей разрешение на небольшой отдых после долгого пути. Она его вполне заслуживала.

***

Джозеф лежал в кровати, неотрывно глядя в потолок.

За окном была глубокая ночь, но ему совершенно не спалось.

Все тело горело огнем, раны ныли. И не позвать никого. У него попросту не было сил выкрикнуть что-либо.

Вдруг он услышал, как дверь открылась. Со свечой в руках кто-то вошел в комнату хозяина особняка. Он осторожно закрыл дверь, прошел к кровати Джозефа и положил свечу на комод рядом с ней.

В полумраке было тяжело разглядеть что-либо, но когда этот кто-то приблизился, Джозеф понял, что его ночным гостем, а точнее гостьей, оказалась Криста.

Девушка коснулась лба юноши, обнаруживая, что тот так и пылает огнем.

– Снова ты… – вдруг заговорил он, заставляя Кристу одернуть руку от неожиданности.

– Так ты не спишь… – тихо проговорила она.

Криста хотела прийти проведать господина и при этом остаться незамеченной, но, похоже, ей это не светит.

Нет, она пришла вовсе не потому, что он ей нравится, она просто считала своим долгом ухаживать за его ранами, долгом военного доктора, не иначе. Вот только сам Джозеф мог подумать иначе… И Кристе совершенно не хотелось, чтобы он что-то вообразил себе, чего и быть не может.

– Как можно заснуть с таким жаром? – с недовольством проворчал Джозеф.

– Чего ты лекарей сразу не вызвал?

– Лили вызвала еще днем, но они приедут только завтра. Наш особняк далеко от города, да и ехать сюда ночью не лучшая идея, могут напасть разбойники.

– Тебе может стать еще хуже и такими темпами ты вряд ли протянешь до утра, поэтому я вмешаюсь.

– Опять своевольничаешь…

Криста на это ничего не ответила.

Она удалилась, а после принесла миску с водой и белую ткань. Смочив тряпку, девушка аккуратно сложила ее и положила на горячий лоб Джозефа. Тот почувствовал себя благодаря холодному компрессу немного легче.

На протяжении нескольких часов служанка не отходила от своего господина, ухаживала за ним и поила теплой водой. Она обрабатывала его раны, промывала их, меняла повязки… Она не смела сомкнуть глаз до самого рассвета.

А ближе к рассвету Джозефу постепенно начинало становиться лучше. Жар понемногу унимался, позволяя юноше наконец спокойно уснуть.

***

Джозеф проснулся ближе к двенадцати часам дня, неплохо выспавшись и чувствуя себя очень даже неплохо.

В комнату уже давно пробрались солнечные лучи, которые полностью осветили помещение.

Он осмотрелся, увидев рядом с собой посапывающую Кристу.

Девушка спала, сидя на полу у кровати Джозефа и положив голову на его постель.

Джозеф аккуратно коснулся щеки Кристы, которая оказалась очень нежной. Его побудил это сделать какой-то странный порыв чувств, которых он сам еще не понимал.

Когда она спала, у нее был такой беззащитный вид… Как же она смогла пробраться на войну и не получить ни одного ранения, бегая прямо над окопами? Всего один удар – и эта хрупкая девушка неминуемо погибла бы. Как хорошо, что этого не случилось.

Она настоящая героиня. Сколько в ней решимости, готовности, самоотверженности… Он даже не подозревал о таких ее качествах. Криста оказалась неординарной, просто удивительной девушкой, которая восхитила его.

 

Он сам не заметил, как стал вовсю рассматривать лицо девушки, гладить ее шелковистые волосы, а на лице у него появилась едва заметная улыбка.

Криста слегка нахмурилась, начиная просыпаться от ощущения того, что ее кто-то гладит.

Она медленно открыла глаза и в недоумении уставилась на Джозефа, который мало того, что гладил ее, так еще и улыбался. Она невольно покраснела, ощутив себя очень неловко.

– Джозеф?.. – тихо проговорила она.

Тот тут же опомнился, одернув руку.

– Извини… Я разбудил тебя…

– Да не в этом дело… – покрасневшая Криста поднялась, отряхнув свою юбку. – Забудь… Как ты себя чувствуешь?

– Лучше… Все благодаря тебе.

Девушка облегченно вздохнула. Она не спала почти всю ночь и была очень рада тому, что ее труды не прошли даром. Хотя… Все-таки было непривычно слышать благодарность от Джозефа, но, как не странно, приятно.

– Хорошо, – Криста уже было опустилась к нему, чтобы сменить повязки.

– Криста, я в порядке. Не стоит. Лучше иди отдохни, – он взял девушку за руку, остановив ее.

Она взглянула на него и их взгляды встретились, взволновав сердца обоих молодых людей. Взгляд Джозефа был таким нежным… Он никогда раньше на нее так не смотрел. Что бы это значило?

– Ну… Как скажешь. Сейчас же приедут лекари. Они разбираются лучше, чем я. Но ты, если что-то заболит до их приезда, меня позови… – промямлив эти слова, растерянная Криста покинула комнату своего господина.

Джозеф остался один. Почему-то от этого стало как-то печально глубоко внутри. Но Кристе действительно стоит отдохнуть, он не должен беспокоить ее.

Юноша укутался в одеяло, повернувшись к стене.

Он чувствовал себя как-то странно. Может, снова жар? Нет, что-то другое… Это чувство разгоралось в нем все сильнее и сильнее, волнуя его сердце. А перед глазами была одна только Криста, и все мысли были только о ней. Что-то случилось, из-за чего теперь он не может смотреть на нее без внутреннего трепета, не может злиться на нее… Что-то нездоровое…

Да, лекари ему действительно необходимы… У него точно лихорадка.

***

Вскоре Джозеф почти полностью оправился. Все остальные слуги тоже снова зажили обычной повседневной жизнью. Придворный все так же мотался в город за провизией или по каким-то другим срочным делам, секретарша постоянно хлопотала с поездами, помогая своему господину, а служанки следили за особняком.

Криста мела метлой в саду, вычищая тропинку, проложенную из камня вдоль чудесных цветов.

Она глубоко задумалась, и предмет ее мыслей был ее господин. Криста уже долгое время не видела Джозефа. Он все это время не выходил из кабинета, полностью погруженный в бумажную работу, еще его лечили уездные лекари. Казалось бы, все в порядке, но кое-что не давало ей покоя. «Он странно вел себя тогда…» – рассуждала девушка.

Вдруг кто-то схватил ее за плечи со словами "привет!", заставляя Кристу вскрикнуть и подорваться на месте от испуга.

Она гневно обернулась на того, кто это сделал. За ее спиной оказался никто иной, как Цезарь, решивший воспользоваться возможностью и напугать девушку.

– Ты чего так подкрадываешься?!! – закричала в сердцах Криста, без каких-либо раздумий ударяя Цезаря метлой по голове.

Тот схватился за ушибленное место и в недоумении уставился на девушку.

– Ну и чего ты дерешься?! Я же пошутил!

– У меня от такой шутки чуть сердце не остановилось!

– Я удивлен, как ты вообще тогда живой выбралась с войны, будучи настолько пугливой!

– И чего вы расшумелись с утра пораньше? – перебил их Джозеф.

Те обернулись, посмотрев на своего господина.

– А, господин, вам уже лучш… – Цезарь не успел договорить, как вдруг Криста, воспользовавшись возможностью, нещадно ударила его метлой прямо по его заду.

Придворный гневно взглянул на служанку, которая в свою очередь показывала ему язык.

– Ах ты маленькая!..

– Криста, прекрати провоцировать людей на драку, – сказал Джозеф будучи естественно холодным и серьезным.

– Он первый начал! – в ответ кинула Криста.

– Я же сказал, что просто пошутил! – оправдался Цезарь.

Рейтинг@Mail.ru