Litres Baner
Карибская тайна

Агата Кристи
Карибская тайна

Agatha Christie

A CARRIBEAN MYSTERY

Copyright © 1964 Agatha Christie Limited.

All rights reserved.

AGATHA CHRISTIE, MISS MARPLE

and the Agatha Christie Signature are registered trademarks of Agatha Christie Limited in the UK and elsewhere.

All rights reserved.

© Петухов А.С., перевод на русский язык, 2015

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

Моему старому другу

Джону Крюкшенку Роузу

со счастливыми воспоминаниями о визите в Вест-Индию


Глава 1
Майор Пэлгрейв рассказывает историю

– А возьмите ту же Кению, – сказал майор Пэлгрейв. – О ней треплются все, кому не лень! А вот я провел там четырнадцать лет своей жизни. И, может статься, лучших лет…

Пожилая мисс Марпл наклонила голову – просто из вежливости.

Пока майор продолжал довольно занудное описание своей жизни, Джейн Марпл спокойно думала о своем. Это была хорошо известная ей рутина. Менялись только детали. Раньше разговоры шли в основном об Индии. Майоры, полковники и генералы использовали уже хорошо знакомый всем набор слов: Симла[1], носильщики, тигры, чота-хазри[2], тиффин[3], Хитматгар[4] и так далее. Майор Пэлгрейв использовал несколько другие слова: сафари, кикуйу[5], слоны, суахили[6]. Но суть рассказов от этого не менялась. Пожилой мужчина, нуждающийся в слушателях, рассказывал о тех днях, когда он был счастлив. О тех днях, когда спина у него была прямой, глаза – зоркими, а слух – тонким. Некоторые из рассказчиков оказывались довольно привлекательными стойкими солдатиками, другие – полной им противоположностью. Пэлгрейв со своим налитым кровью лицом, искусственным глазом и внешним видом, напоминающим раскормленную лягушку, был как раз из последней категории.

Мисс Марпл относилась к таким собеседникам с христианским милосердием. Она сидела совершенно прямо, изредка кивая в знак согласия, и мыслила о своем, наслаждаясь тем, чем стоило наслаждаться, – в данном случае глубокой синевой Карибского моря.

«Как это мило со стороны дорогого Раймонда, – думала она с благодарностью, – и так щедро…» Мисс Марпл решительно не могла понять, почему он идет на все эти неудобства ради своей пожилой тетки. Возможно, чтобы успокоить совесть, а может быть, из родственных чувств? Или он просто так любит ее?..

Наверное, все-таки он ее любит, подумала пожилая дама, любит в своей слегка раздраженной и презрительной манере! Всегда пытается поделиться с ней самыми последними новостями… Присылает ей книжные новинки… Современные романы. Их так трудно читать – все они об удивительно неприятных людях, которые занимаются странными вещами и не получают от этого, по-видимому, никакого удовольствия. Слово «секс» во времена молодости мисс Марпл вслух не произносили, но сама атмосфера была им пропитана – о нем мало говорили, но получали от него гораздо большее удовольствие, чем сейчас. Или ей это только так кажется? Она никак не могла отделаться от ощущения, что хотя в те годы на сексе висел ярлык греха, он был гораздо желаннее, чем то, во что превратился сейчас, – в скучную обязанность. На минуту мисс Марпл перевела взгляд на книгу, лежавшую у нее на коленях. Книга была открыта на двадцать третьей странице – дальше пожилая дама не продвинулась (и, сказать по правде, у нее не было никакого желания продолжать читать).

«– Ты хочешь сказать, что у тебя вообще нет НИКАКОГО сексуального опыта? – с недоверием спрашивал молодой герой. – И это в девятнадцать-то лет? Но он просто должен быть, это жизненно необходимо!

Девушка виновато опустила голову, и ее прямые жирные волосы закрыли ей лицо.

– Я знаю, – пробормотала она, – знаю.

Он посмотрел на ее старый, покрытый пятнами, свитер, босые ноги, грязные ногти на них и почувствовал резкий запах давно не мытого тела. «И почему она кажется мне такой невероятно привлекательной?» – подумал он».

Мисс Марпл тоже никак не могла этого понять. Подумать только! Сексуальный опыт предлагается как какой-то простой витамин, содержащий железо! Бедная молодежь…

«Дорогая тетя Джейн, вам совершенно ни к чему прятать голову в песок, как очаровательному страусу, – говорил ее племянник. – В вашей идиллической деревенской жизни все уже давно перепуталось. Только РЕАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ имеет значение».

И у Раймонда, и у его тети Джейн был довольно смущенный вид, однако она согласилась с этим, боясь показаться слишком старомодной.

Хотя настоящая деревенская жизнь была далека от идиллии. Люди, подобные Раймонду, мало что о ней знают. Работая в местном церковном приюте, мисс Марпл смогла многое узнать о разных проявлениях этой самой деревенской жизни. Хотя у нее не было непреодолимого желания обсуждать их и еще меньше желания писать о них – но она знала о них не понаслышке. Масса секса, как нормального, так и противоестественного. Насилие, инцест, всевозможные извращения (некоторые из них таковы, что даже эти умники из Оксфорда, которые пишут книжки, ничего о них не слыхали)…

Мисс Марпл мысленно вернулась на Карибские острова, пытаясь ухватить суть рассказа майора Пэлгрейва…

– Очень необычный опыт, – сказала она ободряюще. – Очень интересно.

– Я мог бы еще многое вам рассказать. Правда, некоторые вещи не предназначены для ушей истинной леди…

С легкостью, которая дается длительной практикой, Марпл льстиво прикрыла глаза, и майор продолжил свое слегка отредактированное описание обычаев диких африканских племен, а его слушательница вернулась мыслями к своему любящему племяннику.

Раймонд Уэст был очень известным писателем с очень высокими гонорарами, и поэтому он сознательно и щедро делал все, чтобы сделать жизнь своей пожилой тетушки как можно приятнее. Предыдущей зимой она пережила тяжелое воспаление легких, и врачи посоветовали ей как можно больше бывать на воздухе. И Раймонд, истинно по-царски, предложил ей поездку в Вест-Индию[7]. Мисс Марпл отказалась, объяснив это дороговизной поездки, большим расстоянием, сложностями путешествия и тем, что она не может надолго оставить свой дом в Сент-Мэри-Мид.

Но Уэст легко со всем этим разобрался. У него есть друг, которому для работы необходим тихий дом в деревне: он за ним присмотрит. Он очень хозяйственный, так что все будет в порядке. Правда, немного с причудами. То есть…

Раймонд замолчал, и было видно, что ему немного неудобно, но даже милая тетушка Джейн наверняка слышала о таких извращенцах.

Затем племянник перешел к следующим вопросам. В нынешнее время путешествовать совсем просто. Она полетит на самолете – еще одна знакомая племянника, Диана Хоррокс, летит на Тринидад и проследит, чтобы тетя Джейн благополучно добралась до места назначения. В Сент-Оноре тетя остановится в отеле «Золотая пальма», которым управляют Сандерсоны. Одна из самых приятных пар на свете. Они за ней присмотрят – он напишет им с сегодняшней же почтой.

Потом, правда, выяснилось, что Сандерсоны вернулись в Англию, но их преемники, Кендалы, тоже оказались очень милыми и гостеприимными людьми и заверили Раймонда, что ему не стоит волноваться о своей тетушке и что они лично присмотрят за ней и за тем, чтобы ее отдых проходил в комфортных условиях.

 

И они действительно сдержали свое слово. Молли Кендал оказалась натуральной блондинкой двадцати с небольшим лет с прекрасным характером. Она тепло поприветствовала пожилую леди и устроила ее с максимальным комфортом. Ее муж, стройный, темноволосый, которому было слегка за тридцать, был воплощением благожелательности.

И вот она здесь, подумала мисс Марпл, вдали от сурового английского климата, в отдельном бунгало, где за ней ухаживают приветливые и всегда улыбающиеся жительницы Вест-Индии. Когда она спускается в столовую, Тим Кендал лично встречает ее с одной из своих вечных шуточек и советом, что выбрать в меню. От ее бунгало идет удобная дорожка на пляж, где она может сидеть в плетеном кресле и наблюдать за купающейся публикой. А для того, чтобы не скучать, в гостинице было еще несколько пожилых постояльцев. Старый мистер Рэфьел, доктор Грэм, каноник Прескотт с сестрой и ее сегодняшний кавалер – майор Пэлгрейв.

О чем еще может мечтать пожилая леди?

Однако, к сожалению (в этом мисс Марпл боялась признаться себе самой), ей чего-то не хватало.

Да, здесь очень мило и тепло – и это так хорошо для ее ревматизма, – и вид просто прекрасный, хотя, может быть, его стоит назвать слишком однообразным? Слишком много пальм. И день ото дня ничего не меняется – совсем ничего не происходит. Совсем не как в Сент-Мэри-Мид, где что-то происходило постоянно. Ее племянник однажды сравнил жизнь в деревне с ряской на пруду, а она тогда с возмущением заметила, что если ряску рассмотреть под микроскопом, окажется, что она полна жизни. И действительно, в Сент-Мэри-Мид всегда что-то случалось. В голове мисс Марпл происшествие проносилось за происшествием: ошибка при приготовлении средства от кашля для старой миссис Линнетт, очень странное поведение молодого Полгейта в тот момент, когда к нему зашла мать Грегори Вудса (а была ли она на самом деле его матерью?), настоящая причина ссоры между Джо Арденом и его супругой… Такое множество интереснейших человеческих проблем, над которыми можно размышлять часами! Вот бы и здесь произошло что-нибудь, чем она могла бы заинтересоваться…

Неожиданно пожилая дама поняла, что майор Пэлгрейв перешел от Кении к Северо-Западной границе[8] и теперь рассказывает о своей службе там в качестве младшего офицера. К сожалению, именно сейчас он ожидал ее ответа на серьезнейший вопрос:

– Вы со мной не согласны?

Длительный опыт приучил мисс Марпл с легкостью отвечать на подобные вопросы.

– Боюсь, что у меня недостаточного личного опыта, чтобы судить. Боюсь, что я всегда вела жизнь без больших тревог и забот, – сказала она.

– А так и должно быть, моя дорогая, так и должно быть!.. – галантно воскликнул майор.

– А вот ваша была полна опасностей и приключений, – продолжила Джейн Марпл, пытаясь как-то сгладить свое предыдущее невнимание.

– Да уж, по-другому и не скажешь, – заметил Пэлгрейв с самодовольным видом и с одобрением оглянулся кругом. – А здесь довольно мило!

– Да, вы правы, – ответила его собеседница и не смогла удержаться от вопроса: – Интересно, здесь когда-нибудь что-нибудь происходит?

Майор с удивлением уставился на нее.

– Ну конечно. Масса скандалов… что вы говорите? Я бы мог вам рассказать…

Но это были не те скандалы, которые интересовали мисс Марпл. Скандалы нынче стали совсем не интересными. Просто мужчины и женщины меняют партнеров и пытаются привлечь к этому внимание, вместо того чтобы попытаться это скрыть из чувства элементарного стыда.

– Пару лет назад здесь произошло даже убийство. Парень по имени Гарри Вестерн, – рассказал Пэлгрейв. – Все газеты об этом писали. Уверен, что вы это помните.

Пожилая дама кивнула без всякого энтузиазма. Это был не тот тип убийства, который мог бы ее заинтересовать, и в газетах о нем писали только потому, что все причастные к нему лица были очень богаты. Похоже, Гарри Вестерн действительно застрелил графа Феррари, любовника своей жены, а его алиби было хорошо проплачено. А еще было похоже, что все присутствовавшие здорово напились, не говоря уже о том, что среди них было несколько наркоманов. Совсем неинтересная публика, подумала мисс Марпл, хотя со стороны за ними наверняка любопытно наблюдать. И все-таки это явно не в ее духе.

– И, если хотите знать, это было не единственное убийство на тот момент, – кивнул майор и подмигнул ей. – У меня тогда появились подозрения – понимаете…

Его слушательница уронила моток пряжи, и он наклонился и поднял его.

– Кстати, если разговор зашел об убийствах, – продолжил военный, – я однажды столкнулся с очень любопытным случаем – правда, не совсем лично…

Мисс Марпл ободряюще улыбнулась, и он продолжил:

– Однажды мы разговорились с парнями в клубе – знаете, как это бывает, – и один из них стал рассказывать историю. Он был врачом и рассказал нам один случай. Как-то ночью к нему явился молодой человек и сказал, что его жена повесилась. Дома у них не было телефона, поэтому, перерезав веревку и вынув ее из петли, этот парень завел машину и отправился за врачом. Она была еще жива, но почти на грани смерти. Однако ей удалось как-то выкарабкаться. Было видно, что молодой человек очень ее любит – ибо рыдал, как ребенок. Ранее он замечал, что иногда она вела себя странно, что у нее бывали приступы депрессии и всякое такое. Вроде бы на этом все и закончилось. Но где-то через месяц эта женщина приняла снотворное и умерла от передозировки. Очень печальный случай…

Майор Пэлгрейв замолчал и несколько раз кивнул. Поскольку мисс Марпл видела, что это еще не конец истории, она спокойно ждала.

– Можно было бы сказать, что это конец и больше говорить не о чем. Женщина со слабыми нервами – ничего необычного. Но где-то через год этот врач болтал со своим коллегой, и тот рассказал ему о женщине, которая пыталась утопиться. Муж вытащил ее из воды, вызвал врача, и они ее откачали. А через несколько недель она отравилась газом. Кажется совпадением, не так ли? Истории очень похожи, и мой приятель тогда сказал, что у него тоже был подобный случай. Мужа, сказал он, звали Джонс – или как там его в действительности звали?.. На вопрос, как звали его клиента, второй врач ответить не смог – ему казалось, что Робинсон, но точно не Джонс. Медики посмотрели друг на друга и нашли все это очень странным. А потом мой приятель достал моментальный снимок, показал его своему собеседнику и рассказал, что на следующий после смерти день он пошел в дом умершей, чтобы кое-что уточнить. Около входной двери он заметил потрясающий куст китайской розы неизвестного ему сорта. В машине у него был фотоаппарат, и он сделал фото куста как раз в тот момент, когда из двери выходил муж покойной. Скорее всего, муж ничего не заметил. Мой приятель спросил его о кусте, но тот не смог назвать сорт. Второй врач посмотрел на снимок и сказал, что хотя изображение и не совсем в фокусе, он может поклясться, что это тот же самый мужчина. Он был абсолютно уверен, что это один и тот же человек. Не знаю, что произошло дальше, – продолжил майор. – Но если они и пытались что-то выяснить, то им это не удалось. Наверное, мистер Джонс – или Робинсон – слишком хорошо замел следы. Странная история, правда? Никогда не поверил бы, что подобные вещи могут случаться.

– А я, например, верю, – безмятежно заметила мисс Марпл. – Они случаются практически каждый день.

– Не преувеличивайте – это просто какая-то фантастика.

– Если у человека что-то сработало один раз, его уже не остановишь. Он будет продолжать.

– Что-то вроде «новобрачного в ванной»[9], а?

– Да, вроде того.

– Доктор даже оставил мне этот мгновенный снимок.

И майор Пэлгрейв стал копаться в набитом до отказа бумажнике, не переставая при этом бормотать себе под нос:

– Здесь масса всякой ерунды… Не представляю, для чего я все это храню…

Джейн Марпл, напротив, догадывалась о причинах такой любви к старым вещам. Вся эта ерунда была стандартным запасом аргументов майора. Он иллюстрировал ею свои истории. Тот рассказ, который она только что услышала, наверняка отличался от оригинального варианта – в процессе многочисленных повторений он был значительно доработан.

– Совсем забыл об этом деле. – Военный все еще шуршал бумажками и бормотал. – Она была красивой женщиной, никто и не подумал бы… так, о чем это я… ах, вот о чем, о бивнях! Я должен показать вам…

Он замолчал, выудив маленькую фотографию и уставившись на нее.

– Хотите посмотреть на убийцу?

Пэлгрейв уже почти передал фото своей собеседнице, но неожиданно замер. Сейчас он больше чем когда-либо походил на раскормленную лягушку – его взгляд замер на какой-то точке, находившейся за правым плечом мисс Марпл. Оттуда послышались звуки шагов и голоса.

– Черт побери… то есть я хочу сказать… – Все бумажки были вновь засунуты в бумажник, который майор запихнул в карман.

Его лицо стало просто пунцовым, и он воскликнул громким, неестественным голосом:

– Я уже говорил, что мне хотелось бы показать вам те бивни – это был самый большой слон, которого я видел в своей жизни… Здравствуйте вам! – В его голосе появились поддельные дружеские нотки. – Вы только посмотрите, кто пришел! Великий квартет – Флора и Фауна… И что же вам удалось отыскать сегодня? А?

Оказалось, что шаги принадлежат четырем постояльцам отеля, которых мисс Марпл уже видела раньше. Это были две замужние пары, и хотя старая леди еще не была знакома с ними лично, она уже знала, что крупного мужчину с густым ежиком седых волос зовут Грег, а блондинку с золотистыми волосами, его жену, называют Лаки. Другую пару, худощавого темноволосого мужчину и его супругу с симпатичным, но обветренным лицом, звали Эдвард и Эвелин. Как поняла мисс Марпл, все четверо занимались ботаникой и интересовались птицами.

– Сегодня нам не повезло, – ответил майору Грег. – То есть нам так и не удалось найти то, что мы искали.

– Вы уже знакомы с мисс Марпл? Полковник и миссис Хиллингдон, Грег и Лаки Дайсон, – представил военный обе пары.

Они мило поздоровались с Джейн, а потом Лаки громко заявила, что умрет, если сейчас же чего-нибудь не выпьет.

Грег подозвал Тима Кендала, который вместе с женой занимался невдалеке проверкой бухгалтерских книг.

– Привет, Тим. Принеси нам выпить. Пунш по-плантаторски[10]? – обратился он к остальным, и все согласно кивнули. – Вы присоединитесь к нам, мисс Марпл?

Пожилая дама поблагодарила Дайсона, но предпочла свежевыжатый лайм.

– Тогда один свежевыжатый лайм, – подвел итог Грег, – и пять пуншей по-плантаторски. А как насчет тебя, Тим?

– С удовольствием, но надо проверить счета, – отозвался Кендал. – Не могу все взвалить на Молли. Кстати, сегодня у нас играет духовой оркестр.

– Отлично! – воскликнула Лаки. – Черт побери, я вся в колючках… Боже! Эдвард нарочно пристроил меня в куст с колючками!

– На нем были очаровательные розовые цветы, – заметил Хиллингдон.

– И не менее очаровательные длинные колючки. Ты ведь настоящий садист, правда, Эдвард?

– Совсем не похож на меня, – улыбнулся Грег, – ведь я просто источаю доброту.

Эвелин Хиллингдон уселась рядом с мисс Марпл и завела с ней непринужденный разговор.

Старая леди опустила свое вязание на колени. Медленно и с трудом, из-за ревматизма, она повернула голову направо и посмотрела через плечо. Недалеко от них располагалось большое бунгало, которое занимал богатый мистер Рэфьел. В нем не было заметно никаких признаков жизни.

 

Миссис Марпл мило отвечала Эвелин (как все-таки люди тянутся к ней!), но при этом не спускала глаз с лиц двух мужчин.

Эдвард Хиллингдон был приятным человеком – спокойным и с харизмой. Грег же был крупным, шумным и выглядел абсолютно счастливым. «Они не то канадцы, не то американцы», – подумала мисс Марпл и взглянула на майора Пэлгрейва, который все еще изображал наигранное дружелюбие.

Очень интересно…

Глава 2
Мисс Марпл сравнивает

I

В тот вечер в гостинице «Золотая пальма» было очень весело.

Сидя за своим маленьким угловым столиком, мисс Марпл с интересом рассматривала окружающих. Столовая была большой комнатой, открытой с трех сторон мягкому, теплому, насыщенному разными ароматами воздуху Вест-Индии. На столах стояли небольшие лампы пастельных тонов. Большинство женщин нарядились в вечерние платья: это были легкие одежды из хлопка, обнажающие бронзовые от загара плечи и руки. Саму мисс Марпл жена ее племянника Джоан самым деликатным образом уговорила принять «небольшой чек».

– Понимаете, тетя Джейн, там будет довольно жарко, а мне кажется, что у вас нет достаточно легкой одежды.

Джейн Марпл поблагодарила Джоан и взяла чек. Она была из того времени, когда для пожилых людей было естественно финансово поддерживать молодежь, а для людей среднего возраста – поддерживать пожилых. Однако так и не смогла заставить себя купить что-то слишком легкое! В ее возрасте мисс Марпл редко не мерзла и чувствовала себя комфортно даже в самую жаркую пору, а температуру в Сент-Оноре никак нельзя было назвать «тропической». Этим вечером она была одета в лучших традициях провинциальной леди – на ней были серые кружева.

Это совсем не значило, что мисс Марпл была единственной пожилой дамой из всех присутствовавших. В комнате находились представители всех возрастов. Здесь были старые богачи со своими третьими или четвертыми молодыми женами. Были пожилые пары из Северной Англии. Было веселое семейство из Каракаса с детьми. Были хорошо представлены несколько стран Южной Америки, жители которых громко говорили на испанском и португальском языках. Англию достойно представляли два священника, врач и судья в отставке. Было даже семейство из Китая. За обедом постояльцев обслуживали в основном местные жительницы – высокие черные девушки с гордой осанкой, в накрахмаленных белых одеждах. За ними присматривал старший официант-итальянец, рядом с ним находился сомелье-француз. А над всем этим возвышался Тим Кендал, появлявшийся то тут, то там и перебрасывающийся вежливыми фразами с гостями. Его прекрасно дополняла жена. Она была красивой молодой женщиной с натуральными светлыми волосами золотистого оттенка, чувственным ртом и губами, которые легко складывались в улыбку. Молли Кендал очень редко выходила из себя, и поэтому все ее люди работали на нее с удовольствием, а она легко подстраивалась под собеседника при общении с разными гостями. С пожилыми мужчинами Молли смеялась и флиртовала, молодых женщин поздравляла с удачно выбранными нарядами…

– У вас сегодня совершенно потрясающее платье, миссис Дайсон. Я вам просто завидую. Была б моя воля, я бы сняла его с вас прямо сейчас, – заявила она. Сама миссис Кендал очень эффектно выглядела в своем белом облегающем платье – так, по крайней мере, казалось мисс Марпл, – которое дополнялось вышитой шалью бледно-зеленого цвета, накинутой на плечи.

– Прекрасный цвет! – заявила Лаки, пощупав эту шаль. – Я бы хотела такую же.

– Они продаются в нашем магазине, – ответила Молли, проходя мимо. Возле столика мисс Марпл она останавливаться не стала. Пожилых дам миссис Кендал обычно оставляла своему мужу. «Старушкам подавай импозантного мужчину», – часто повторяла она.

К Марпл подошел Тим Кендал.

– Вам не нужно ничего особенного? – спросил он, наклоняясь над ней. – Вам стоит только сказать – и я присмотрю, чтобы блюдо приготовили специально для вас. Полагаю, что вы не очень-то привыкли к гостиничной пище, да еще и приготовленной на тропический манер.

Джейн Марпл улыбнулась и сказала, что как раз в этом-то и заключается вся прелесть путешествий.

– Ну, тогда хорошо, – кивнул Тим. – Но если вам все-таки что-нибудь понадобится…

– Например?

– Ну-у-у, – с сомнением протянул Кендал. – Например, хлебный пудинг?.. – предположил он наконец.

Продолжая улыбаться, пожилая леди успокоила его, сказав, что пока вполне обходится без такого пудинга. После этого она взяла ложку и с удовольствием занялась пломбиром с сиропом из маракуйи.

Потом заиграл духовой оркестр. Такие оркестры были одной из отличительных особенностей острова. По правде говоря, мисс Марпл могла бы свободно обойтись и без них: на ее вкус все они слишком громкие и шумные. Однако было очевидно, что все остальные получают от него истинное удовольствие, и пожилая дама, в лучших традициях своей молодости, решила, что если это так, то и ей надо научиться любить их. Ведь не сможет же Тим Кендал каким-то волшебством заставить зазвучать в зале мелодию «Голубого Дуная». Хотя вальс – это такой грациозный танец… А как странно танцуют люди в наши дни! Мечутся по полу, пока окончательно не скрутятся вокруг своей оси. Молодежи это должно нравиться… Тут мисс Марпл неожиданно задумалась. Только сейчас она поняла, что из всех жителей отеля к настоящей молодежи можно отнести лишь несколько человек. Танцы, мелькающие огни, оркестр (даже духовой) – все это, без сомнения, предназначалось для молодежи. Но где эта самая молодежь? Наверное, в университетах, подумала она, или на рабочих местах – гнет спину за две недели отпуска в год. Место, подобное этому, было слишком далеко и слишком дорого для молодежи. Веселая и беззаботная жизнь – удел тридцатилетних и сорокалетних, а старики здесь просто пытаются соответствовать своим молодым женам. Это выглядит немного жалко.

Размышляя о молодежи, мисс Марпл вздохнула. Конечно, перед ней был пример миссис Кендал. Ей, должно быть, года двадцать два – двадцать три, и, кажется, она наслаждается тем, что делает, однако все равно для нее это работа.

За соседним столиком сидели каноник Прескотт с сестрой. Они знаками пригласили мисс Марпл выпить с ними чашечку кофе, и та присоединилась к ним. Мисс Прескотт была худой женщиной строгого вида, а сам каноник – кругленьким, румяным человечком, источающим добродушие.

Подали кофе, и постояльцы слегка отодвинулись от стола. Мисс Прескотт открыла сумку с рукодельем, достала из нее странного вида настольные салфетки, которые она подрубала, и подробно рассказала мисс Марпл все, что произошло с ними за день. Утром они посетили новую школу для девочек, а отдохнув после ланча, прогулялись через плантацию сахарного тростника, чтобы выпить чаю со своими друзьями, которые остановились в пансионе.

Так как Прескотты появлялись в «Золотой пальме» уже несколько лет, они смогли поближе познакомить Джейн с некоторыми из постояльцев.

– Мистер Рэфьел, глубокий старик, – стала рассказывать сестра каноника. – Он приезжает сюда каждый год. Фантастически богат! Владеет крупной сетью супермаркетов в Северной Англии. Молодая женщина с ним – его помощница Эстер Уолтерс, вдова… ну конечно, все в рамках приличий, ведь ему уже под восемьдесят.

Мисс Марпл кивком показала, что считает подобные отношения вполне уместными, а каноник заметил:

– Очень приятная молодая женщина. Как я понял, ее мать, тоже вдова, живет в Чичестере.

– У мистера Рэфьела есть еще камердинер или, скорее, медбрат – как я понимаю, у него есть квалификация массажиста, – добавила мисс Прескотт. – Кажется, его зовут Артур Джексон. Бедный мистер Рэфьел почти полностью парализован – так грустно! И это при всех его деньгах…

– Щедрый и безотказный жертвователь, – с одобрением добавил священник.

Люди, находившиеся в ресторане, постоянно создавали все новые и новые группы – кто-то отходил от оркестра подальше, кто-то, наоборот, толпился вокруг него. Майор Пэлгрейв присоединился к квартету Хиллингдонов – Дайсонов.

– А вот эти люди… – Мисс Прескотт понизила голос, взглянув на них, хотя в этом не было необходимости, так как шум оркестра заглушал все остальное.

– Да-да, я как раз хотела спросить вас о них, – закивала мисс Марпл.

– Они были здесь в прошлом году. Каждый год по три месяца проводят в Вест-Индии, путешествуя с острова на остров. Высокий худой мужчина – полковник Хиллингдон, а темноволосая женщина – его жена. Оба ботаники. А мистер и миссис Грег Дайсон – они из Америки. По-моему, он пишет о бабочках. И все четверо интересуются птицами.

– Везет людям, хобби которых связаны с природой, – добродушно заметил каноник.

– Боюсь, что им может не понравиться, что ты называешь их занятия хобби, Джереми, – сказала его сестра. – Их статьи печатаются в «Нейшнл джиогрэфик»[11] и «Ройял хортикалчерал джорнал»[12]. Так что к себе они относятся достаточно серьезно.

Из-за стола, за которым они наблюдали, раздался громкий взрыв хохота, который смог заглушить даже духовой оркестр. Грегори Дайсон, откинувшись на стуле, барабанил по столу, жена пыталась остановить его, а майор Пэлгрейв, только что опрокинувший свой бокал, аплодировал. В эту минуту они с трудом походили на людей, серьезно к себе относящихся.

– Майору Пэлгрейву не стоит так много пить, – едко заметила мисс Прескотт. – У него высокое давление.

Как раз в этот момент к столу, где сидел майор, доставили новую порцию пуншей по-плантаторски.

– Так приятно, когда узнаешь о людях побольше… – сказала мисс Марпл. – Когда я встретилась с ними сегодня днем, то никак не могла понять, кто на ком женат.

Возникла небольшая пауза.

– Что касается этого… – начала сестра каноника, сухо откашлявшись.

– Джоан, – голос ее брата звучал предостерегающе, – мне кажется, лучше не касаться этой темы.

– Послушай, Джереми, я и не собиралась ничего говорить. Просто в прошлом году, уже не помню почему, мы какое-то время принимали миссис Дайсон за миссис Хиллингдон. Пока нам не объяснили, что мы ошибаемся.

– Странно, почему люди приходят к тем или иным выводам, – невинно заметила Джейн Марпл. Она на секунду встретилась взглядом с мисс Прескотт, и между ними проскочила искра женского взаимопонимания.

Более тонкий, чем каноник Прескотт, человек почувствовал бы, что он лишний.

Женщины обменялись еще одним сигналом, который лучше всяких слов сказал им: «Позже, не сейчас…»

– Мистер Дайсон называет свою жену Лаки[13] – это что, ее настоящее имя или прозвище? – поинтересовалась мисс Марпл.

– Мне кажется, что вряд ли это настоящее имя, – заметила Джоан.

– Я задал ему такой вопрос, – вмешался каноник. – Он сказал, что называет ее Лаки, поскольку она принесла ему удачу. Сказал, что если потеряет ее, то потеряет и свою удачу. Мне показалось, что это было очень здорово сказано.

– Он большой шутник, – произнесла мисс Прескотт.

Джереми с сомнением посмотрел на свою сестру.

Раздались какофонические звуки оркестра, и на танцпол выскочила целая группа танцоров.

Мисс Марпл и все остальные развернули свои стулья так, чтобы было лучше видно. Танцы нравились старой леди больше, чем сама музыка, – она наслаждалась звуками шаркающих ног и ритмичным раскачиванием тел. Ей казалось, что все это очень естественно. И во всем этом скрывалась какая-то тайна недосказанности.

Сегодня она впервые почувствовала себя как дома в этой незнакомой обстановке. До этого момента ей не хватало того, что обычно давалось очень легко – поиск общих черт у тех, кого она встречала, и у тех, кого хорошо знала лично. Это, возможно, объяснялось ослепленностью раскрепощенным стилем в одежде и яркими экзотическими красками, однако пожилая дама уже чувствовала, что впереди ее ждут интересные сравнения.

Например, Молли Кендал походила на ту милую девушку, чье имя она никак не могла вспомнить, – которая работает кондуктором автобуса, отправлявшегося от рынка. Всегда поможет подняться в автобус и никогда не отправит его, пока не убедится, что ты уселась. Тим Кендал чем-то напоминал старшего официанта ресторана «Ройял Джордж» в Медчестере. Уверенный в себе, но в то же время всегда чуть-чуть нервный (тут мисс Марпл вспомнила, что у официанта была язва). Что же касается майора Пэлгрейва, то его невозможно отличить от генерала Лероя, капитана Флеминга, адмирала Умклоу или комендора[14] Ричардсона.

1Город в Северной Индии, бывшая летняя столица Британской Индии.
2Легкая закуска перед завтраком (хинд.).
3Легкий ланч (англо-хинд.).
4Движение в поддержку Индийского национального конгресса (перс. Слуги Бога), начавшееся в 1930 г. в Северо-Западной пограничной провинции в Индии.
5Народность, живущая в центральной части Кении.
6Народность в Восточной Африке; населяет побережье Кении, Танзании, частично Мозамбика, а также близлежащие острова. Также – крупнейший из языков банту по количеству говорящих на нем.
7Традиционно-историческое название островов Карибского моря, в том числе Карибских, Багамских и островов в прилегающих водах Мексиканского залива.
8Граница между Индией и Пакистаном.
9Имеется в виду Джордж Джозеф Смит, британский Синяя Борода, который утопил в ванной трех из своих семи ен ради страховки.
10Коктейль, придуманный на Ямайке в честь открытия нового завода по производству рома в 1879 г. Состав: белый ром, лимонный сок, сироп «Гренадин» и содовая.
11Официальное издание Национального географического общества (США), основанное в 1888 г.
12Журнал Королевского общества садоводов, основанный в 1866 г.
13Lucky (Лаки) на английском языке означает «счастливица».
14Звание, соответствующее званию капитана 2-го ранга.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru