Истинная за миллион

Ада Раевская
Истинная за миллион

Пролог.

Сегодня Владислав Егорович даже не опоздал, так что, уже привычно, через полчаса после его прихода я занесла ему документы на подпись. Я вежливо улыбалась, обычно, он тоже, но сегодня что-то явно пошло не так.

Большой Босс пребывал явно не в самом благодушном расположение духа, я его таки ещё не видела. Впрочем, его гнев был направлен не на меня, а, видимо, на “жисть-жестянку”.

– Доброе утро. Владислав Егорович, – тихо пробормотала я себе под нос. Мне показалось, что сказала я это совсем беззвучно, однако он меня услышал.

– Утро, Дана, добрым не бывает, – в его голосе при этом не было никакой насмешки. Да, похоже, ещё один представитель совиного отряда. – Чего вы там встали? Идите сюда, я подпишу уже эти бумажки… А потом, ради всего святого, принесите мне кофе.

Я отмерла, прошла в глубь кабинета и остановилась слева от него. Протянула бумаги, он их взял.

Потом он долго изучал их содержимое. Впрочем, так было всегда, но сегодня мужчина явно “подвисал”. Я терпеливо ждала, пока он все пятнадцать страниц перечитал и подпись везде свою поставил.

Я потянулась за бумагами, он протянул их мне и получилось так, что наши руки соприкоснулись. Меня дёрнуло током, причём, в прямом смысле этого слова, искорка проскользнула, будто что-то наэлектризовано было.

Но реакция начальника меня поразила больше. Он резко ухватил меня за запястье и посмотрел мне в глаза… В его взгляде читалась ярость и боль, и, на этот раз, направлены они были точно на меня. Захотелось сжаться и попасть куда-нибудь на другой край земли, так далеко отсюда, насколько это вообще возможно. Рука, сжимавшая моё запястье, обхватила его ещё сильнее, и я не вытерпела, пискнув:

– Больно…

Кажется, это чуть отрезвило мужчину, он отпустил меня, вскочил со стула и на неимоверной скорости вылетел из кабинета.

По полу разлетелись бумаги, запястье ныло, на нём остался яркий красный след, который грозился потом превратиться в синяк.

Глава 1. Дана.

неделю назад

Я сидела в приёмной и нервничала так, что даже руки тряслись. Полагаю, это будет самое сложное собеседование в моей жизни. А их у меня было много… И, как водится, большинство я завалила.

В эту компанию я посылала резюме просто “для галочки”, ни на что, особо-то, и не надеясь. Да, у меня красный диплом экономиста и целый год стажа в одной крупной фирме, но тут-то запросы на порядок выше. И, если каким-то чудом меня возьмут на испытательный срок. то я костьми лягу, но останусь здесь. Во-первых, тут такая зарплата, что я за пару месяцев решу все наши с отцом проблемы, а во-вторых… ну, круто же! Работать в таком шикарном офисе, человеком себя, в конце концов чувствовать.

Вот только собеседование должно было начаться уже полчаса назад, а моего будущего начальника даже в помине тут не было. Девушка, место которой я должна буду занять, не очень вежливо мне сообщила, что Владислав Егорович будет, как только будет и прекратила обращать на меня внимание, залипая в телефоне.

И я ждала пришествия Большого Босса, но в тишине, нарушаемой только лишь клацаньем ногтей по экрану, нервничала уже просто неприлично. Ещё чуть-чуть и у меня глаз дёргаться начнёт. Накручивать себя я, конечно, мастерица.

Но, ещё через пятнадцать минут свершилось чудо. В приёмную на всех парах влетел мужчина, взглянув на которого, я обомлела, честно говоря. Заставляя себя не пялиться на него, я нет-нет поглядывала на его лицо, которое мне показалось идеальным…

Так, стоп, Дана. Самое время притормозить. Не хватало только запасть на мужчину, которого, может быть, и не увижу больше никогда. А если и увижу, то непосредственный начальник – не лучший вариант для воздыханий.

Успокоила я себя тем, что этот мужчина, как и большинство власть имущих, может оказаться тем ещё скотиной, а я просто залипла на его внешность, вот и всё. Красивый же. все-таки.

На вид ему было не больше тридцати-тридцати трёх, но что-то мне подсказывало, что ему лет больше. Наверное, держался он слишком взросло. Что ж, может, просто почудилось.

Увидев меня, он остановился и спросил:

– Вы Дана Истомина?

Я кивнула.

– Подождите ещё буквально пять минут, я вас позову, – и он скрылся в своём кабинете, на ходу скидывая пальто.

Я вздохнула и постаралась взять себя в руки. Посмотрела на девушку, которую появление начальства ничуть не смутило, она так и продолжала что-то печатать в телефоне, развалившись в офисном кресле.

Вообще, секретарша, которая, судя по всему, отрабатывала тут последние дни, больше мне сейчас напоминала шлюху с панели. Короткие джинсовые шорты, совсем не по дресс-коду, макияж яркий до безумия, а на блузке с коротким рукавом были расстёгнуты три пуговицы, открывая обзор на полную грудь. Не знаю, с какой целью она одевалась так на работу, но я заметила у неё на ногах туфли с огроменным каблуком и на платформе, и поняла, что в жизни бы так не разоделась. Это же совсем не удобно, в конце концов.

Дверь распахнулась, выглянул Владислав Егорович, кинул раздражённый взгляд на секретаршу и пригласил меня.

Надо сказать, я настолько уже устала переживать, что способность нервничать во мне будто бы отключилась. Что ж, в ожидании были свои плюсы, оказывается.

Я уверенно вошла в кабинет, но обстановка меня, мягко говоря, поразила. Пусть всё было достаточно на простым на вид, но одного взгляда на стол или шкаф хватило, чтобы понять, что стоит это счастье как половина моего годового дохода, а то и как весь.

– Простите, что вам пришлось так долго меня ожидать, непредвиденные обстоятельства, обычно я пунктуален.

Я слабо улыбнулась и сказала:

– Ничего страшного, – ну, а что я ещё могла сказать? Что испсиховалась вся к чертям собачьим, пока он там где-то шатался?

– Тогда приступим, – он включил ноутбук, на крышке которого красовалось яблоко, что-то поискал и вновь взглянул на меня: – Вы месяц назад уволились с предыдущего места работы, хотя рекомендации у вас оттуда неплохие… Почему ушли?

Да, с моей стороны было бы наивно ожидать, что он не задаст этого вопроса. Но я решила сказать правду, лишь только сгладив некоторые моменты:

– Мы с моим бывшим начальником не сошлись мнениями в вопросе выбора плоскости наших отношений: я настаивала на рабочей, а он – на горизонтальной.

Мои слова вызвали у Владислава Егоровича сначала удивление, а потом смех.

– Если так, то с вами мы в этом вопросе солидарны, – я вздохнула. Нет, господин хороший, нет, с вами бы я с удовольствием опробовала все плоскости, какие только можно и нельзя… Но вслух я этого, конечно же, не сказала. Мозги пока что не окончательно расплавились, хотя, близки были к этому. – А почему именно наша компания?

Отвечая на этот вопрос, я, скорее всего, должна была выдать нечто высокопарное, но сегодня мне понравилось быть честной, так что, я продолжила рыть себе яму.

– Меня ещё на собеседования приглашали, но вы предлагаете самую большую зарплату, так что, я первым делом пришла к вам.

Думаю, именно сейчас меня должны послать к чертям собачьим за такую откровенную меркантильность… Но всё происходит совсем не так:

– Ну, хоть кто-то это сказал, – вздохнул Владислав, а на мой удивлённый взгляд, как ни странно, ответил: – До вас на эту должность было три претендентки, и не одна из них не ответила на вопрос честно. К тому же, вы, похоже, сюда не меня соблазнять явились, так что, когда приступите к работе? Сейчас или с понедельника?

Я зависла. Моргнула. Ещё три раза моргнула. Потом до меня дошёл смысл его слов, пришлось сдерживать радостный писк изо всех сил.

– Как вам будет удобно, – я уже вошла в роль учтивой подчинённой.

Владислав Егорович печально глянул на дверь.

– Тогда я сейчас отпущу Викторию, сегодня четырнадцатый день её отработки, а вы просто освоитесь на рабочем месте, всё равно пятница, вторая половина дня, ничего важного уже не произойдёт, скорее всего.

Я кивнула.

– Ах, да, в отдел кадров сходите, оформите документы, я направлю указания.

Повторила предыдущее движение, встала, пошла в приёмную, где и находилось моё будущее рабочее место. Генеральный директор компании направился за мной следом. Интересно, чего это он всё лично в приёмную-то таскается?

– Виктория, можете быть свободны. Документы получите в отделе кадров, – голос Владислава был не таким мягким, как когда он говорил со мной. В нём сквозило льдом и даже угрозой… Чёрт, постараюсь никогда его не злить, потому что сейчас его гнев был направлен не на меня, а я всё равно не сдержала дрожь ужаса. Надеюсь, ту самую Викторию инфаркт не хватил.

Выйдя в коридор, я удачно наткнулась на какого-то парня, у которого и спросила, как пройти в отдел кадров.

Он мне мило улыбнулся и сказал:

– А пойдёмте, я вас провожу, нам как раз по пути. Меня, кстати, Павел зовут, а вас?

Парень был симпатичным, даже очень… Так что, я подумала, а почему бы мне ему не улыбнуться?

– Я Дана, – улыбка всё-таки получилась неловкой, потому что несмотря на то, что разговаривала я с Павлом, все мои мысли возвращались к Владиславу Егоровичу… Не знаю почему, но я его испугалась, хотя во время короткого собеседования он мне казался даже милым. Ладно, постараюсь просто не думать об этом эпизоде, он ведь просто разозлился на бывшую уже подчинённую, которая, видимо, уже его достала…

– Я тут юристом работаю, а вы?

Голос моего нового знакомого отвлёк от размышлений по поводу злого босса.

– Я новый секретарь Владислава Егоровича.

А вот реакция его на мою реплику мне не понравилась…

– У-у, – протянул сочувственно Павел, – на этом месте дольше двух-трёх месяцев никто не держится, у девчонок крышу ехать начинает, влюбляются в него все поголовно… А его это бесит, и он их доводит до увольнения. Или до нервного срыва.

 

Я дёрнула плечами. Что ж, кажется, я этих “девчонок” уже понимаю. Вот только у меня богатый опыт в плане неразделённых любовей, так что, страдать тихо и мирно я прекрасно умею.

Теперь Павел на меня смотрел так, будто у меня на лбу светилась неоновая печать “потрачено”.

– Вот мы и пришли, он кивнул в сторону самой дальней двери.

– Спасибо большое, – поблагодарила его я. – И за информацию тоже… Надеюсь, это поможет мне продержаться здесь подольше, – и зачем-то, сама не знаю зачем, я ему подмигнула.

– Обращайся, если что, – улыбнулся он и скрылся за прозрачной дверью, за которой находилось огромное помещение, где стояло множество столов.

Когда я постучалась в дверь отдела кадров, то меня там уже ждали.

– Истомина? – хмуро уточнила женщина с наружностью главбуха из интернет-приколов.

Я кивнула.

– Давай документы, – потом он перечислила, что именно ей требуется. И, кажется, была огорчена тем, что у меня имелось абсолютно всё, что ей потребовалось.

Потом она долго копировала каждую даже мало-мальскую справку, что-то чиркала у себя там… Наконец, мне впихнули в руки то, что должна была подписать я. Ручку мне предоставили с неохотой.

Пока я всё это подписывала в трёх экземплярах по десять раз в каждом, то в кабинет вошла ещё одна девушка, уже мне знакомая. Моя предшественница на месте секретаря генерального директора.

– Ковалёва, выйди за дверь, там подожди, не видишь, что ли, занято? – гаркнула на неё женщина. Странно, кстати, что она тут одна всем заведует. Хотя, осень, может, в отпусках все вдруг оказались.

Девушка безропотно подчинилась, вышла. Но буквально через минуту оказалась свободна и я.

Собиралась уже было направиться обратно, осваиваться на рабочем месте, но меня нагло ухватили за руку. Крашеная блондинка насмешливо взирала на меня с высоты своего роста и каблуков.

– Ты, когда в него втрескаешься, только откровенно не приставай… он этого не любит. Стесняшку из себя продолжай изображать, может, купится.

Если бы не разговор с Павлом, то сейчас бы я удивлённо хлопала глазами и спрашивала, о чём она вообще говорит. Но благодаря разговорчивому юристу, я достойно сориентировалась и просто одёрнула загребущую ручёнку и гордо удалилась прочь.

Стол встретил меня абсолютной чистотой, порядком… Лишь внешним, как оказалось. Различные отчеты в стопках были сложены совершенно бессистемно, тут же лежали какие-то сметы и копии договоров.

А ещё я обнаружила причину, по которой Владислав Егорович самостоятельно выходил в приёмную. Селектор был тупо выдернут из розетки. М-да, похоже кое-кого очень грубо отшили. Очень.

Перебрать все документы я сегодня точно бы не успела. поэтому, даже начинать не стала. Селектор включила, проверила принтер, компьютер: это всё тоже было, к счастью, в полном порядке. На компьютере, правда, почему-то отсутствовал ворд, но это, думаю, проблема поправимая: найду в понедельник местных программистов, они разберутся.

В общем и целом, мой первый рабочий день прошёл ровно, Владислав Егорович никаких поручений не давал, так что, я спокойно освоилась и разобралась с такими мелочами, как высота кресла.

Уходила я в пять вечера, раньше своего начальника. Ну, думаю, сегодня простительно.

Только выйдя из офиса, я сразу же позвонила отцу.

– Папа! – только услышав “Алло”, радостно воскликнула я. – Меня приняли!

Отец у меня был не особо эмоциональным, но тут за меня порадовался:

– Умница, дочь, – он рассмеялся, – ты домой сейчас?

Папа работал сменами два через два, сегодня и завтра он был дома, так что, я ответила:

– Нет, я с Сашей договорилась, что, если не возьмут, то напьёмся с горя, а если возьмут, то отпразднуем.

Я не боялась папе говорить про “напьёмся”. Во-первых, я девочка взрослая, а во-вторых, он сам во мне благоразумие воспитывал, так что волноваться точно не будет.

– Хорошо, тогда со мной завтра чай с тортом пить будешь, – я знала, что торт он купил тоже под тем же предлогом: или утешить, или поздравить. Люблю его.

Распрощавшись с папой, я написала Вконтакте подруге. Она кивнула в ответ кучу восторженных смайлов и сообщила, что ждёт меня у себя как можно скорее. Подруга моя имела богатых и щедрых родителей, так что, квартира у неё была своя и в самом центре, как раз недалеко моего нового места работы. Мне вот придётся долго по утрам добираться, потому что наша двушка находилась совсем не в таком шикарном районе.

Пешком я добралась всего за пятнадцать минут, потому что на автобусе у меня бы это заняло намного больше времени. Час-пик, как-никак.

– Ну, ты у меня большая умничка! – начала нахваливать меня Сашка, как только я переступила порог её квартиры. – Я в тебе и не сомневалась даже!

Я усмехнулась. Саша всегда считала меня, несмотря ни на что, умнее себя, хотя я готова была с ней поспорить. Я просто не могла себе позволить столько лениться, как она. Вот сейчас, например, она не работала, потому что ей это просто надоело. Она в поиске себя находилась.

Я бы вот тоже не отказалась от поисков, вот только времени на них у меня не было, и денег тоже.

За болтовнёй мы быстренько перекусили, я переоделась в оставленные здесь на такой случай кожаные брюки и ярко-красный топ, в цвет него накрасила губы, распустила волосы и была готова. У Саши всё было сложнее, но она собралась заранее, так что, мне ждать её не пришлось.

К клубу мы подъехали как раз к открытию. Раз сегодня пятница, то у входа собралась целая толпа, но мы к ней не присоединились, нет. Подруга подошла к охраннику, что-то шепнула и нас пропустили. Не знаю, как она это обычно проворачивает, но меня всё устраивает.

Внутри было шумно и тесно, но мы пробились-таки к бару и сразу же заказали по коктейлю. Чокнулись бокалами, Саша прокричала так. чтобы я её услышала:

– За тебя, красотка, ты лучше всех, – я расхохоталась и выпила достаточно крепкий коктейль залпом. Алкоголь всё равно на меня медленно действует.

Потом мы танцевали, потом к нам присоединились какие-то парни. Мы с ними похихикали, но, когда они стали настойчивыми, дружно свалили “попудрить носики” и слиняли по-тихому, потому что подобных приключений на свои попки мы не искали обычно. По крайней мере, во время совместных вылазок точно.

После клуба мы вызвали такси и поехали к Саша. Я ночевала у неё нередко, потому что неудобно было ночью одной добираться до дома. Ну, а сейчас у нас была ещё одна причина: мы решили “дозаправиться” винишком, припасённым у подруги на такой вот случай.

В итоге проболтали мы до пяти утра. В какой-то момент, после воспоминаний о Сашином бывшем-мудаке, она спросила меня:

– А ты так и собираешься куковать или есть кто на примете?

И то ли чёрт меня за язык дёрнул, то ли алкоголь в крови сделал такой смелой, но я ей ответила:

– У меня начальник новый такой красивый, просто ужас. И голос у него… Только он злится когда, это кошмар просто.

Мысли путались, связно всё рассказать я не могла.

– Да ну, начальников этих, – махнула она рукой. – Они обычно тоже мудаки все, кроме, конечно, папули.

Я усмехнулась. Да, папа у Саши был специфический, конечно, но не мудак точно. Просто в семейном кругу он превращался в, грубо говоря, тролля. И эту часть его характера с лихвой отхватила дочь, нет-нет подкалывавшая всех по поводу и без.

– В любом случае, если ты в него втрескаешься, мы воспользуемся моим планом и он будет весь твой… Хотя бы на парочку недель, а там после хорошего секса можно и страдать брошенкой, – да, рассуждения у подруги порой выходили за все рамки разумного, я к этому так-то уже привыкла.

– Да какой втрескаться, Саш. Я могу втрескаться только в зарплату, которую он мне платить будет, всё. Чувствую, я ещё увижу его во всей красе и ни о какой влюблённости и речи идти не будет. А теперь пошли спать, а то уже всякую чушь обе собираем.

***

Днём я собралась и ушла, не дожидаясь пробуждения подруги. Она может хоть сутки проспать, а я буду сидеть, ждать её только чтобы пока-пока сказать. Благо, дверь у неё можно было захлопнуть, так что, с этим обычно никаких сложностей не возникало.

Домой я добралась на метро, потому что для меня самой такси – это слишком шикарно. Но сегодня был выходной, так что, страшной толкучки, как то обычно бывало в будни, не было. Я даже доехала сидя, никакие бабульки меня не дёргали с требованиями немедля уступить им место.

Домой приехала и с порога почувствовала восхитительный аромат запечённой курицы. Папа готовил. Он умел это делать прекрасно, но у него редко оставались на это силы, к тому же, мне уже со времён студенчества приходилось перекусывать чаще всего вне дома, так что, есть его шедевры вкуса было некому.

– Привет, – я подошла к отцу со спины и обняла его в знак приветствия. – По какому поводу у нас тут праздник живота намечается?

Папа повернулся ко мне, усмехнулся и сказал:

– Привет, гулёна, – я чуть стушевалась, но не особо показывала это. – Решил тебя порадовать, раз ты у нас теперь полноценная рабочая единица. Иди руки мой и за стол садись, там уже картошка готова, курица на подходе, ну, а потом обещанный торт.

Я, как маленькая девочка, радостно запищала, и побежала мыть руки в ванную, а потом, вспомнив о том, что еда жирная, а я бываю хрюшей, пошла в свою комнату переодеваться.

Когда вернулась на кухню, то увидела, что на стол уже накрыто.

Перед глазами сразу возникли воспоминания из детства, такие тёплые, но такие далёкие. Мы с мамой часто по выходным ходили гулять вместе по городу, особенно летом, а если у папы тоже был выходной, то по возвращению нас ждала порция вкуснятины.

Отец меня баловал, мама пыталась это пресекать, но и сама меня нежила. Я была балованным ребёнком, но не злым… Пока мама была жива. Она всегда в нашей семье была лучиком света, такой доброй и чистой, что нам с папой неосознанно хотелось ей соответствовать. Я унаследовала его характер, так что, когда мы остались только вдвоём, то, казалось едва ли не перегрызлись. Не со злости, нет… От горя. Это теперь у нас так вот всё идеально, а ещё лет пять назад мы с ним нередко ругались до потери пульса.

Я отогнала грустные мысли в сторону. Не к чему это сейчас.

– Ммм, как вкусно, – с набитым ртом пробормотала я, пробуя картошку. – Наколдовал опять, по-любому, люди не могут такую вкуснотищу создавать!

Мы немного посмеялись, когда я кусочек той самой вкуснотищи уронила себе на футболку.

– Ладно хоть переоделась, – вздохнула я и принялась за куриное бёдрышко. Мясо ничуть не уступало картофелю, о чём я немедля сообщила отцу.

– Дань, ты больше говоришь, чем ешь, – закатил родитель глаза.

Кстати, Даней меня называл только он. Мама, которая и выбрала мне имя, всегда произносила его правильно, а вот отец любил поиздеваться над, по его мнению, вычурным имечком.

Я решила всё-таки поесть молча, потому что и правда было очень вкусно, да и голодная я была после вчерашнего. Но с молчанием пришли и мысли, ничего удивительного.

Новая работа для меня и правда была настоящим подарком небес. Папа работал охранником в не самом крупном торговом центре и, в общем-то, нам его денег хватало, пока я училась в школе, пока училась в институте. Но, во-первых, чтобы нам не приходилось сидеть на гречке, папе часто приходилось брать дополнительные смены, а, во-вторых, даже если он будет работать месяц напролет без перерывов и выходных, то на крупные затраты всё равно не хватит.

В позапрошлом месяце у нас сломалась стиральная машинка, и нам повезло, что сделала она это не позже, потому что, уволься я, и всё, капут бы нам пришёл.

Но теперь, если я буду хорошей девочкой, и продержусь достаточно долго на этом месте, то нам возможно даже копейки считать не придётся уже через пару месяцев… Ремонт бы не помешал, к тому же, и окна поменять неплохо было бы… Но это уже мечты, вот придёт первая зарплата, тогда и буду планировать уже, хотя бы в мыслях.

Тарелка быстро опустела, я поблагодарила папу, пошла к раковине посуду мыть.

– Дань, я пойду посплю пару часиков, а то вырубаюсь вообще.

Я усмехнулась. Нет повести печальнее на свете, чем повесть о папе и режиме! Он у меня был заядлой совой, но жизнь – штука суровая, и вставать ему приходилось в пять утра на работу, то есть, и ложиться тоже рано. А вот в выходные он иногда позволял себе маленькие слабости вроде дневного сна. Сам потом мучился, но всё равно продолжал так делать.

Я, к счастью, спать могла в любое время, дай мне только возможность, поэтому от времени суток обычно не зависела. Но, помыв посуду, решила быть солидарной с папой, и пошла спать. Поддерживать отца, так сказать, в любых его начинаниях.

Воскресенье я провела так, как не проводила его очень и очень давно. За сериалами. Не сказать, что я была прям заядлой сериаломанкой, но временами проваливалась из реальности на сезон-другой какого-нибудь фэнтезийного сериальчика. И этот выходной как раз идеально подошёл для таких целей, потому что дома я была одна, да и делать ничего не нужно было.

 

Ну, а понедельник… Понедельник начался весело, ничего не скажешь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru