Беременна от альфы, или Полюбить за 9 месяцев

Ада Раевская
Беременна от альфы, или Полюбить за 9 месяцев

Глава 3

Я проснулась минут за двадцать до будильника и сразу же поспешила в ванную, умываться. Решив, что раз мне ехать долго, потом ещё ждать, а потом ещё долго ехать, то нужно позавтракать. Пусть, я и была полукровкой без ипостаси, но аппетит у меня был не человеческий.

Бутерброды с ветчиной вполне устроили меня, быстро натянув джинсы и футболку, я схватила кожанку и покинула квартиру.

Можно было бы поехать на метро с двумя пересадками, но… лень. И толкаться надоело, кошмар же просто. Финансы, не сказать, чтобы прям романсы пели, но ветер в кармане у меня не свистел. Я вспомнила, что сэкономила вчера, возвращаясь от Яна и вызвала такси. В конце концов, не каждый день у меня брат из армии возвращается!

День сегодня вообще был прекрасный. Водитель попался неболтливый, погода стояла по-весеннему тёплая, пробки, хоть и были, но едва заметные, будто бы для проформы: вроде как, в таком огромном городе пробки быть обязаны, без них никак.

Благодаря всему этому у меня было прекрасное настроение, и я надеялась, что этот день, первый за последние несколько месяцев, и правда будет для меня выходным в полном смысле этого слова. Не то, чтобы у меня была такая ответственная должность, что без меня там никто никак не справился бы… Но работать у меня получалось лучше всего из того, что вообще можно было делать, поэтому я заделалась трудоголиком. Да и профессиональные успехи доставляли немыслимое удовольствие, поэтому я занималась тем, что мне нравилось.

Но, всё же, иногда появлялось ощущение “уработанности”. А в связи с тем, что деятельностью я занималась самой, что ни есть творческой, то была угроза так называемого выгорания. Мне не хотелось бы в такое состояние попасть даже на время. И сейчас самый подходящий момент для того, чтобы притормозить. Последний проект сдан, начальство не спешило грузить меня чем-то новым, брат возвращается. Наверное, если всё будет хорошо, то вечером отправлю главному просьбу об отгуле, не должен отказать.

Размышляя, я и не заметила, как мы подъехали. Расплатившись с таксистом, я поспешила к перрону, на ходу доставая телефон, чтобы посмотреть, который час. До прибытия поезда Свята оставалось ещё почти сорок минут, но я все-равно посмотрела на табло, к какой платформе прибывает поезд и остановилась недалеко, чтобы, успеть заметить родителей.

Те пришли через пятнадцать минут, явно спеша. Увидев меня, мама разулыбалась и поспешила обнять:

– Тебя, вроде, в армию не забирали, а видим мы тебя тоже раз в год!  – укорила она меня. – Отец заявил, что не помнит уже, как ты пахнешь!

Я рассмеялась. Вполне себе в стиле мамы такие причитания. Надо, всё-таки, чаще у них бывать, потому что у меня есть такое отвратительное свойство, хотя и у всех, наверное, оно есть: я отвыкаю даже от близких. В один момент могу просто взять, проснуться и понять, что не скучаю. Не хочу, чтобы с родителями так случилось, всё же, я их люблю.

– Ага, не помню, – пробурчал папа, наклоняясь, чтобы обнять меня. Он был привычно хмур и немногословен. Могло показаться, что второй ипостасью у него был не волк, а медведь: рост и разворот плеч поистине поражали. И пусть среди девушек я считалась вполне себе высокой, рядом с отцом и братом я чувствовала себя миниатюрной донельзя: оба они были выше меня не меньше, чем на голову. Мама очень часто радовалась вслух, что ростом я не пошла в папу, как какая-то двоюродная сестра её мамы. Вроде как, не пристало девушке быть сильно высокой.

Пока мы разговаривали, объявили прибытие поезда. Вся болтовня сразу же была отброшена, мы рванули к нужному вагону. Высматривая Свята в потоке людей, мы его и проворонили.

Я взвизгнула, когда кто-то оторвал меня от земли и закружил вокруг своей оси. Я, кое-как обернувшись, увидела улыбающегося брата и сразу же повисла у него на шее, радостно смеясь.

– Задушишь! – просипел Свят, снимая меня с себя и обнимая маму. – Ужас, как я по вам соскучился!

Обняв ещё раз меня, а потом ещё раз маму, брат обернулся, подозвал какого-то парня в такой же форме, как и у него. Видимо, сослуживец.

– Знакомьтесь, это Никита, мы служили вместе, – парень спокойно нам кивнул, чуть улыбнувшись. Я сначала не осознала, что меня насторожило, а потом, уловив запах, поняла, что он – оборотень. – Ник, это моё семейство, – он не стал называть нас по именам, видимо, рассказывал другу раньше о нас.

– Приятно познакомиться, Свят много о вас рассказывал, – Никита улыбнулся чуть шире, но, кажется, уже не нам, потому что посмотрел куда-то поверх моей головы. – О, мой брат всё-таки соизволил явиться.

Я обернулась, чтобы взглянуть на того, кто же стоял за моей спиной.

И едва не задохнулась, увидев мужчину, которого никак не ожидала встретить тут. Ян оказался, стоящим всего в метре от меня, и, взглянув на меня, не выдал никаких эмоций.

Я сглотнула и облегчённо выдохнула. Не придётся рассказывать какую-нибудь криво придуманную сказку родителям и брату, уже хорошо.

– Ну, наконец-то! – воскликнул Никита, подходя к своему старшему брату, а тот просто ухмыльнулся и коротко его обнял, и перехватил его сумку. Скупое проявление мужской заботы выглядело естественно, понятно сразу, что братьев связывают достаточно тёплые отношения.

Никита обернулся к Святу и сказал:

– Ладно, созвонимся, пока, – и, дождавшись ответного “пока”, он, в компании брата, ушёл с перрона.

Мы тоже не видели смысла задерживаться здесь, поэтому отправились на стоянку к машине родителей. Свят закинул мне руку на плечо, а я прижалась к его плечу, вздыхая.

Чёрт, надеюсь, столкновение с Яном – это единоразовая случайность, потому что для идеальных ни к чему не обязывающих отношений мы не должны вмешивать личное. А он уже видел моих родителей, моего брата, а я его, и, скорее всего, Никита будет рассказывать ему про Свята… Это плохо, очень плохо.

Я постаралась отогнать посторонние мысли, когда мы, сев в машину, тронулись в сторону дома. Всё же долгожданное возвращение брата, а я тут размышляю о своём любовнике. Это не дело.

День продолжал быть прекрасным. В окружение близких я наконец-то чувствовала себя уютно, комфортно. Достав телефон, я скинула главному СМС-ку, в которой сообщала, что завтра на работу не явлюсь, хоть сам Макаронный Монстр будь нашим заказчиком. Главный аргумент принял и клятвенно заверил, что трогать меня до вторника не будет.

– Мам, а можно я сегодня у вас останусь? – вернув телефон в карман, спросила я. – У меня завтра, вроде как, выходной…

Не знаю, зачем я спросила, ответ был и так ясен. Мать этому и возмутилась:

– Нет, она ещё спрашивает! – она посмотрела на отца, в поисках поддержки, и тот флегматично кивнул, подтверждая, что я сморозила глупость. – Нужно, Калерия, нужно!

Я поморщилась, услышав своё полное имя. Только мама меня так называла, ей оно нравилось. Мне вот не очень, особенно из-за того, что в детстве мои однокашники догадались дразнить меня первыми тремя буквами имени.

– О, Лерка, чего это ты решила изменить любви всей своей жизни? – усмехнулся Свят, который до этого, вроде как, задремал.

Я взглянула на него наигранно-хмуро, на деле сдерживая улыбку. Ещё четыре года назад, когда я закончила институт и рьяно кинулась строить карьеру, брат, страдая подростковым цинизмом, заявил моему на тот момент жениху, что я ему изменяю с графическим планшетом. Из шутки это превратилось в реальную проблему для Вадима, и он поставил меня перед выбором. Думаю, понятно, что я выбрала.

На самом деле, я хоть и любила свою профессию, но никогда не ставила её выше своих близких людей. Просто сам факт того, что он обязал меня выбирать, хотел отлучить меня от того, что я люблю, заставил меня задуматься о том, нужен ли мне такой муж. Ему, кажется, нужна была домашняя клуша, которая варила бы ему борщи да нянькала детей. Я не против была заниматься этим, но не постоянно же. В общем, похоже, из-за своей самодостаточности мне пора уже заводить кота, а то сорокалетие не за горами, как любит пошутить надо мной мама.

– Святик, солнышко, любовь всей моей жизни – это сон, – менторским тоном заявила я, оставалось только палец вверх поднять. Поспать я действительно любила. Наверное, полноценный сон – единственное, на что я смогла бы променять свою карьеру… Хотя, кто меня знает, в мире слишком много вещей, которые могут показаться мне соблазнительными или ценными.

– Точно, как же я мог забыть, что ты у меня Соня, – он улыбался, а я закатывала глаза, скрещивая руки на груди.

Так мы препирались с самого раннего детства, мама даже привыкла не обращать на это внимания, хотя ей и не нравилась наша саркастичная манера общаться друг с другом. Папа был готов воспитывать нас только по маминой команде, а в остальное время просто баловал нас, хотя, в основном, и тайком.

– Сам-то сейчас после армейского распорядка треснешь от маминой еды и обоспишься с непривычки, – вернула я шпильку.

С братом было уютно, и мне стало вдвойне стыдно за то, что я забыла о его прибытии. Работать и правда нужно меньше, но… Что мне тогда делать ещё? Начинать какие-то отношения со скуки мне не хотелось, всё же, я являлась слишком романтичной особой… Вроде как, вторую половинку можно только встретить, а не найти. А то нашла один раз уже на свою голову, спасибо, с меня хватит. Теперь буду ждать принца на белом коне, может, и дождусь.

Ну, а пока, мы всей семьёй завалились в просторную квартиру родителей, дружно смеясь. В родных пенатах тоже стоит бывать почаще, потому что, кажется, только тут я чувствовала себя счастливой и расслабленной. Решено, на следующих выходных опять буду надоедать маме с папой своим присутствием.

Вообще, если честно, то я им не мешала, а переехала по собственному желанию, решив стать полностью самостоятельной. Правда, папа не принимал моих возмущений по поводу независимости и собственных сбережений, оплатил почти треть стоимости моего жилища, а на вопрос, откуда он взял такие деньги, заявил, что они с мамой откладывали сбережения для нас со Святом. Так что, и для брата у них тоже “кое-что есть”. Вообще, в силу того, что отец был оборотнем, наша семья не бедствовала даже в самые худшие времена, пусть и приходилось затягивать пояса потуже.

 

И вот, благодаря моему трудоголизму и вложению родителей, мне оставалось платить ипотеку всего года полтора. После этого, накопив какую-нибудь энную сумму, я планировала… родить ребёнка. О своём плане я не хотела никому рассказывать, но да, в перспективе я готова была стать матерью-одиночкой, именно для этого мне и нужны были деньги, чтобы малыш не испытывал ни в чём нужды, пока я буду в декрете.

Подобные мысли были вызваны тем, что у меня иссякла вера в мужскую половину человечества. Точнее, я предполагала, чисто теоретически, что помимо откровенных мудаков существуют ещё и нормальные мужики, в конце концов, своего отца и своего брата я причисляла к последним, но… как показывает практика, они – исключение из правил.

Мама, как я и полагала, закатила пир на весь мир. У Свята, который успел уже убрать подальше свою форму и надеть привычные домашние штаны и футболку, разбегались глаза, и едва ли не слюни капали от вида всего того, что мама наготовила. Он явно готов был наброситься на еду, но сдерживал себя изо всех сил, чтобы не показаться дикарём. Мама это тоже заметила и поставила перед братом самую большую тарелку, сказав:

– Накладывай, чего хочешь, солдат, – тот послушался, метнувшись к столу и накладывая себе картошки с мясом.

Мы все немного за ним понаблюдали, но потом и сами сели за стол, чтобы поесть. Все были голодными, потому что дорога от вокзала не была близкой. Большой город, большие расстояния, времени на их преодоление уходит прорва.

Мы наелись быстро, а вот Свят, похоже, решил наверстать всё, что упустил за год. Отец понимающе кивал, мы с мамой смеялись.

Когда брат наелся, то сразу же зазевал, хотя ему предложили отправиться спать, он ответил, что слишком по нам соскучился и хочет провести с семьёй больше времени. А после начал рассказывать армейские истории. И, вопреки нашим предположениям, это было отнюдь не описание застилания кровати и уборки снега.

– Прыгали мы в первый раз с парашютом, – начал свой рассказ Свят. – Ну, я сижу, думаю, если парашют не раскроется, как буду оправдываться, что выжил? Остальные, видимо, нервничают, что погибнут или ещё что… Прыгаем. Высоко, ощущений – завались. Приземляюсь, всё, как положено… И тут на меня сверху Ник падает, – брат засмеялся, а лишь нервно хихикнула. Такая себе хохма, честно говоря. – Ну, у него-то как раз парашют не раскрылся. И ладно ему попался, он альфа, очухался немного минут через пятнадцать, мы с ним его парашют расправили, типа раскрытый был. Сначала смеялись, а потом представили, если бы у кого-то из обычных парней, – история совсем перестала быть весёлой. – Ну, вот так и познакомились.

Он говорил что-то ещё про Никиту, а я вспомнила про его брата. Ян правильно повёл себя в такой ситуации, я даже восхитилась. Похоже, в сохранении формата наших отношений он был так же заинтересован, как и я.

Глава 4

Просыпаться в своей комнате в родительской квартире от запаха маминых сырников было просто бесподобно. Я сразу же почувствовала себя маленькой девочкой, которая никому ничего не должна и просто счастлива.

Но пиликнул чёртов телефон, и я застонала… Мне же обещали, что не будут трогать сегодня, я же столько работала, чёрт возьми!..

– Да! – не глядя, ответила я. Такой противный рингтон у меня только на главного стоит. – Чего тебе?

Сёма виновато пробормотал:

– Лера, прости, я тебя разбудил?

И, хотя мне хотелось сварливо “дакнуть”, я ответила:

– Нет, но минутой раньше и ты – кастрат, – такая манера общения в нашей околотворческой среде была вполне себе приемлема, тем более, знакомы мы с Семёном уже больше четырёх лет.

– Прости-прости, Лерочка, но тут такое… – я закатила глаза. Да каждый раз такое было, чего ещё-то… – Нас наняла компания по производству мебели! У таких обычно бывают свои рекламные отделы, а тут к нам обратились! Без тебя сегодня терпим, потому что документы ещё оформляются, но завтра чтобы как штык была!

Я вздохнула:

– Так я в любом бы случае завтра пришла, я же на день отгул только брала… – начала я, но начальник жестко меня перебил:

– Это я тебя предупреждаю, чтобы даже не рассчитывала! – и он отключился.

Я посмотрела на время и ахнула! Уже за полдень перевалило, а я всё сплю. А чего тогда сырниками пахнет, если не утро?..

Пришлось вставать, чтобы узнать, что там происходит на кухне. Там, как и ожидалось, мама жарила сырники, но помимо неё никого не было. Нет, но папа-то понятно, а десантник юный где?

– Доброе… добрый день, – поправила себя я сама. – А где папа со Святом? – зевнула и потянулась, вдохнула ещё раз аромат выпечки. Хороший всё-таки день, второй подряд уже.

– Добрый, добрый, соня-засоня, – усмехнулась мама, переворачивая очередной сырник. – Отец уехал куда-то по работе, а брат твой вскакивал в шесть утра, но потом от счастья обратно уснул.

Я даже не стала спрашивать, откуда она это знает. Мама была единственным в нашей семье беспросветным жаворонком, который, к тому же, долгий сон не практиковал. Но к нашим кроватным марафонам она относилась с терпением и пониманием, потому что даже папа, который себя годами приучал к “нормальному” режиму, нет-нет срывался и отсыпался за все свои страдания.

– Ты со своей работой, этот с армии, чего я вас будить буду. Решила вот приготовить, думаю, может сами проснётесь, – усмехнулась мама.

– Конечно проснёмся, – пробасил хрипло ото сна Свят за моей спиной, слегка меня перепугав. Всегда он умел подкрадываться, не потревожив даже мой чуткий слух. Мама вот привыкла давно, что мы ходим для неё неслышно и уже не пугается, а я обычно даже отца слышу, только вот братец вечно меня до остановки сердца доводит. – Как тут не проснуться, когда пищу богов сотворяют.

Я усмехнулась. О, что Свят, что немногословный отец, проявляли неслыханное красноречие, когда дело касалось еды. А мама и рада была стараться.

– Идите, дети мои, умойтесь хотя бы, а то как маленькие… Кровати не заправили по-любому, да? – брат, услышав словосочетание “заправлять кровать” глухо застонал, назвал мать жестокой женщиной и вышел из кухни. Я тоже вернулась в комнату, вспоминая, как это вообще: кровать заправлять, потому что дома я себя этим особо не утруждала, потому как нередко опаздывала на работу, и в спешке было не до этого.

Но, как оказалось, опыт не пропьёшь, поэтому, взглянув на результаты своих трудов, я решила, что надо просыпаться на пару минуть раньше и всё-таки заправлять постель, потому что выглядело это аккуратно. Может быть, тогда моё жилище примет менее бомжацкий облик. К тому же, кажется, я в последнее время слишком уж заигралась в холостячку… Нет, пока что менять в этом я ничего не собиралась, но все же посуду и полы надо мыть чаще, чем раз в две недели.

Воодушевившись маминым примером, я пошла есть сырники, пока Свят всё не смолол. Он и до армии отличался излишней прожорливостью, а вчерашний вечер доказал нам, что это был не предел. И, что удивительно, толстым брат никогда не был. “Не в коня овёс” – как любила говорить мама. Но у него-то ипостась была, скорее всего, на неё уходило чуть больше энергии, чем у чистокровных оборотней, потому что за папой такого пристрастия к еде не замечалось… Хотя, может быть, я чего-то не знаю, и во тьме ночи он поедает холодные котлеты…

***

Дома было хорошо, но всё-таки предупреждению Сёмы я вняла и ограничилась одним отгулом. Вечером отец сам довёз меня до дома, обнял на прощание и сказал, чтобы явилась к ним на следующих выходных. Я с полной серьёзностью заявила, что так и поступлю, потому что до прибытия Свята я не была у родителей три недели и успела изрядно соскучиться. К тому же, теперь и брат вернулся, скучать буду ещё и по нему. Хотя, уверена, он ко мне и сам наведается вскоре.

Впервые за последние несколько недель я встала бодрая и даже, вспомнив о собственных мыслях по поводу запущенности моего жилища, заправила кровать и сразу же после завтрака помыла посуду. Довольная собой отправилась на работу.

Там меня ждал целый завал! От нас требовалось буквально создать компанию в смысле рекламы и имиджа с нуля. То есть, всё, что у нас было – это название, отличающееся простотой и, честно говоря, отсутствием фантазии. Интересно, на что рассчитывал хозяин, называя свою фирму “Мебель-дом”? Но это были его проблемы, наша задача заключалась в другом. И, честно, я не представляла, как и что вообще будет, но так было всегда. К счастью, на меня не свалили разработку всю и полностью, как на “ведущего специалиста”, а собрали целую группу, в которой, правда, креативщиков кроме меня не было. Так что, от меня требовалось придумывать и контролировать всё, но, хотя бы эскизы не надо делать и то хорошо.

После выходных, проведённых с семьёй, мозг никак не собирался начинать сразу же выдавать какие-либо результаты. Сначала пришлось повоевать с собственной ленью, а потом изучать “ЦУ”. В итоге я узнала, что производство мебели ещё не началось, но вскоре будет уже запущено, поэтому у нас на всё есть только две недели, две с половиной – максимум. Но я и не с таким справлялась, а тут и ребят мне трудолюбивых выделили, справимся.

Кстати, про ребят… Судя по их количеству, волнению Сёмы и его заговорщицкому шёпоту, когда дело касалось зарплаты, заказчик щедрый попался. Это хорошо, особенно, если мы будем его сопровождать на постоянной основе. Хотя, скорее всего, со временем, если дела пойдут хорошо, они точно обзаведутся собственным отделом.

Постепенно от пространных рассуждений я всё-таки перешла к делу. “Мебель-дом”, хм… Сначала нужно придумать логотип, от него уже и плясать. Идеи начали роиться в голове, но всё было не то. Временами вообще возникали какие-то бредовые образы, я после этого пыталась отвлечься, но все-равно не получалось.

К обеду мне казалось, что моя бедная головушка вскоре взорвётся к чертям собачьим. Но это состояние было не такой уж и редкостью для меня, и я почти не обращала внимания на это. Но отвлечься действительно не мешало бы, потому что таким образом ничего дельного мне на ум и не придёт.

Сказав Сёме, что уйду на часик и могу опоздать после обеда, я решила прогуляться и выпить кофе. Погода стояла чудесная, тепло было настолько, что я даже не стала надевать куртку. Уже через десять минут я со стаканчиком кофе сидела в парке неподалёку и наслаждалась моментом. Мысли о работе я гнала прочь, предпочитая рассматривать пейзаж, представший взору. В парке было много детей, но все, в основном старше лет пяти. Или около того, совсем не умею определять возраст маленьких детей.

Когда мимо меня прошла девушка, находящаяся очень глубоко в положении, я учуяла её запах. Тут же постаралась перестать на неё смотреть, потому что пахла она приятно. Интересно, если я всё-таки решусь когда-нибудь родить ребёнка, то мой запах тоже изменится? Где-то слышала, что это было индивидуально, предположительно, запах менялся на время беременности, если ребёнок больше оказывался похож на отца…Девушка прошла чуть дальше, её запах теперь был уже неразличим, когда к ней подошёл мужчина и, улыбнувшись, обнял. Они ушли, о чём-то мило переговариваясь, а я задумалась, смогла бы так жить? Мне казалось, и кажется до сих пор, что я слишком для такого эгоистична. И, если ради ребёнка я точно смогла бы на какое-то время отказаться от профессии, то вот ради мужчины? Точно нет.

Никогда не понимала даже свою мать, которая после моего рождения так и не вышла на работу, оставшись домохозяйкой. Да, она была счастлива, и папа любил её, никогда и ни за что не предал бы, но…

В общем, эти мысли оказались ещё прилипчивее мыслей о логотипе “Мебель-дома”, так что, я решила думать лучше о нём, чем рассуждать о том, как правильно жить. В конце концов, мне оно неправильно, а кому-то другому только так жизнь и представляется. Но все-равно, сомневаюсь, что в моей жизни когда-то мужчина будет во главе угла. Ребёнок, возможно, и то, если он вообще появится.

Кофе закончился, время тоже, пришлось возвращаться в офис, тем более, вроде как, у меня назрела идея логотипа. Должно выйти красиво и со смыслом, да. И простенько, под стать названию.

***

К вечеру вторника логотип был уже почти готов. Раз мебель производить собирались здесь, то я позволила себе налечь на фольклор и предложила разместить на эмблеме домового, который раскрывал дверцы шкафа изнутри, как та бабушка из советских сказок. Вроде бы, всех всё устраивало, эскизы отсканировали и отправили на рассмотрение заказчику.

Вернувшись домой, я поняла, как же всё-таки устала. Кое-как поужинав, я помыла посуду, потом сходила в ванную и помыла себя, а потом, несмотря на то, что время было ещё детское, отправилась спать.

 

В сон я провалилась сразу, даже не вспомнив о том, что не поставила будильник. Но мне повезло, и я выспалась примерно за час до того времени, как мне нужно было встать. Несмотря на то, что сегодня недосыпом даже не пахло, и вообще причин для расстройств не так уж и много было, настроение валялось где-то под плинтусом.

Похоже, всё это было из-за испортившейся погоды. На улице от вчерашнего тепла и солнышка ничего и не осталось. Температура достигала всего лишь семнадцати градусов, всё небо было затянуто тучами, всюду красовались лужи, хотя дождь пока и не шёл. Но, сомнений не было, скоро пойдёт. А ещё, судя по всему, там ветер был. Промозглый точно.

Но работу никто не отменял, к тому же, надо было узнать, одобрил ли заказчик лого, чтобы уже “плясать” от него дальше, или же, в случае отказа, придумывать что-то новое. Надеюсь, идея ему придётся по душе, потому что и мне самой она нравилась. Девушка-художница сделала домовёнка очень милым и, благодаря этому, от логотипа так и веяло уютом.

Добираться до офиса пришлось на метро, потому что на такси мои финансы были не рассчитаны. Нет, зарплата-то могла бы позволить мне ездить на такси туда и обратно каждый день, но я две трети от неё отдавала в счёт погашения ипотеки, чтобы расквитаться с ней как можно быстрее, а не растягивать это удовольствие лет на пятнадцать-двадцать. В итоге, мне теперь оставалось прожить в таком режиме экономии ещё около двух лет, а потом уже я буду свободна от этого бремени. Но собственное жильё того стоило, я чувствовала себя спокойно и уверенно оттого, что никто и ничто не сможет меня оставить совсем без ничего. Да и чувство, что я чего-то добилась сама, пусть и не полностью, мне нравилось.

В общем, на работу я прибыла минут на двадцать раньше, чем делаю это обычно и обнаружила наш офис непривычно пустынным. Нет, Сёма был тут и ещё пара человек, но обычно я являлась, когда тут находились уже почти все, кто вообще работал.

Как только я оказалась у компьютера, то сразу же включила его и полезла проверять почту. Вот только мой бравый начальник, видимо, догадавшись о причине моей резвости, сообщил:

– Если ты на счёт “Мебель-дома”, то клиент доволен, – я сначала просто кивнула, а потом, когда Семён уже отвернулся от меня, разулыбалась, едва сдерживая победный клич. Слоганы, концепт, всё это теперь будет придумать проще, потому что значительная такая часть дела уже сделана… Можно чуть-чуть и отдохнуть, может быть, кому из ребят что-то дельное в голову придёт. Не всё же мне тут шевелить извилинами. Я вполне могу вместо этого потупить в фотошопе над какими-нибудь плёвыми заказиками.

В общем, первую половину дня я таким образом и провела. Сделала два рекламных баннера, начала думать над вывеской и не заметила, как наступил обед. Выходить куда-либо не хотелось, причём не мне одной, поэтому мы все хором решили не расходиться, а продолжить работать, заказав доставку еды. В итоге через сорок минут в наш офис явился замученный продрогший курьер, нагруженный огромными пакетами. Наши девчонки его пожалели и даже накормили и напоили чаем. Бедный парень ошалел, но, глянув на часы, чуть расслабился и принял заботу представительниц прекрасного пола. Я с усмешкой наблюдала за этим всем, про себя удивляясь женскому роду. Кажется, заботиться о ком-то у нас было в крови… Правда объект для заботы каждая выбирала по-разному.

Подкрепившись парочкой кусков пиццы и запив всё это дело горячим чаем, я хотела было вернуться к работе, как вдруг услышала звук входящего сообщения. Чёрт, опять спамеры какие-нибудь, наверное…

Оказалось, что нет. Абонентом, отправившим сообщение, оказался Ян. “Откуда тебя забрать и во сколько?” – гласило послание. Да, джентльмен из него никудышный. Но и я не на роль леди соглашалась, так что, просто скинула адрес своего офиса и время окончания рабочего дня, решив наплевать на конспирацию. В конце концов, у него уже есть возможность, при особом желании, найти моего брата, так что, если я простою где-нибудь под дождём лишние минут двадцать, никому от этого легче не станет. К тому же, не производил Ян впечатление того, кто может влюбиться по уши в девку, которая легла под него в первую же встречу.

Наверное, мне было бы противно самой от себя ещё годик назад, но сейчас… Я никому ничего плохого не делала, даже, чёрт возьми, наоборот! Так что совесть спокойно спала, прикормленная моим сексуальным удовлетворением.

Вообще, я не сказать, что была изголодавшаяся, всё-таки альфа неплохо так справился с моим темпераментом, но всё-таки отказываться от секса с ним я не собиралась. Возбудиться я, в силу своих бушующих гормонов, могла в любой момент, окажись рядом подходящий кандидат на совместное времяпрепровождение в горизонтальном положении.

В итоге, до конца дня я едва-едва завершила с простейшую вывеску, потому что всё-время отвлекалась на мысли о Яне. Интересно, встреться мы в приличном месте и успей познакомиться чуть менее интимно друг с другом, то что было бы? Он бы обратил на меня внимание вообще?

Кажется, теперь эти вопросы не дадут мне покоя.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru