Litres Baner
Евреи в России и в СССР

А. И. Дикий
Евреи в России и в СССР

© ООО «Алгоритм-Книга», 2010

Предисловие

Как указывает заглавие данной книги, она ограничена и временем, и территорией. Временем – только теми тремя периодами, когда еврейская этническая группа жила на территории русского государства: периодом Киевской Руси; периодом, когда Западная и Юго-Западная Русь находились под властью Польши; и третьим периодом – Российской империей, переименованной в СССР.

Территория – только земли русского народа и созданного им государства Российского.

Все что вне этих территориальных и временных границ, находится и вне границ настоящей книги.

За две тысячи лет своего пребывания в рассеянии различные численно группы евреев жили в различных странах и среди различных народов, в различные периоды времени. И неизменно всюду, где появлялись евреи, вместе с ними появлялся конфликт между ними и коренным населением. Появлялся «еврейский вопрос» или «юдофобия» – то, что, начиная с половины XIX века, называется «антисемитизм». Название, это, очевидно, неправильно, ибо семиты не только евреи. Но теперь слово «антисемитизм» употребляется только применительно к евреям, заменив веками существовавшие точные определения – «юдофобия» для обозначения отрицательного к еврейскому племени отношения и «юдофилия» – для обозначения к евреям отношения дружественного, положительного.

Причины «юдофобии», существовавшей и существующей, как в эру дохристианскую, так и в последующие эпохи, вплоть до настоящего времени, выходят за границы настоящего исторического очерка, а потому и рассматривать их подробно не приходится. Тем более что существующие мнения на причины известного взаимного отталкивания евреев и неевреев у разных исследователей диаметрально противоположны. Одни считают, что виноваты в этом народы, среди которых евреи жили и живут в рассеянии; другие причину «юдофобии» ищут в самих евреях, которые, как сказал еще Спиноза, «несут ее с собой».

На протяжении веков очень много писалось о наличии «юдофобии» и ее проявлениях по отношению к евреям. Гораздо меньше писалось о причинах «юдофобии», хотя, как известно с античных времен, «ничего не бывает без причины». Объем и характер настоящей книги не разрешает подробнее остановиться на причинах. Но и обойти их молчанием нельзя. Поэтому мы позволяем себе порекомендовать читателю ознакомиться с исследованием этого вопроса, помещенным во II части книги: «Антисемитизм в Древнем мире» проф. Соломона Лурье, в котором автор рассматривает те причины, которые порождали (и порождают теперь. – А. Д.) явление, которое раньше называлось «юдофобия», а теперь – «антисемитизм».

В ходе изложения, конечно, косвенно будет упоминаться и о причинах дисгармонии в русско-еврейских отношениях, которые нельзя ни отрицать, ни замалчивать. Эта дисгармония или взаимное недоверие и отталкивание существовало с самого появления евреев среди коренного русского населения (всех трех ветвей Руси: великороссов, малороссов-украинцев и белорусов), существует оно и ныне. И не только между русскими (в широком смысле этого слова) и еврейской этнической группой, но и между всем населением СССР и евреями, рассеянными по всей территории этой страны.

Эту дисгармонию и взаимное недоверие и отталкивание, применительно не только к русскому народу, но и ко всему населению СССР, называют «антисемитизмом», приписывая инициативу всем неевреям в СССР и изображая евреев стороной страдающей. Виноваты все, но только не евреи, которые всегда и во всем правы…

Согласиться с этим стереотипным объяснением евреями всех причин их конфликтов с коренным населением во все времена и во всех странах их рассеяния, конечно, ни один серьезный исследователь не может. А пытаться установить причину, как это сделал в своем исследовании Соломон Лурье, мало кто пытается. А потому предпочитают молчать о причинах и говорить только о следствиях – внешних проявлениях того, что называется «антисемитизм».

«Боязливые и двоедушные – евреи и неевреи – рекомендуют об этом не говорить, из опасения, что разговоры о дискриминации и диффамации по мотивам расы и цвета кожи только способствуют усилению и распространению самой диффамации и дискриминации» – так говорит бывший секретарь Всероссийского Учредительного собрания Марк Вишняк в своем очерке «Международная конвенция против антисемитизма», напечатанном в сборнике «Еврейский мир», с. 98. Нью-Йорк, 1939. И в то же время он сам является инициатором этой конвенции, но нигде не уточняет, что надлежит понимать как «антисемитизм». Ведь не может же он не понимать, что, кроме расы и цвета кожи, существует и еще нечто, что отличает евреев от неевреев.

Это «нечто» формулировал еще за 30 лет до того, когда М. Вишняк возбудил этот вопрос в масштабе интернациональном, профессор Соломон Лурье, сказавший, что «внутренний облик» – это то, что отличает всех евреев от всех неевреев, независимо от цвета кожи, окраски волос и происхождения.

Вот это то «нечто», этот «внутренний облик» и объясняет наличие конфликта между семитами – евреями и арабами, чего никак нельзя объяснить, если принять формулировку г. Вишняка. Ведь и раса и цвет кожи у них одинаковы… Чем же оба эти народа отличаются один от другого? Не «внутренним ли обликом»?

Этот «внутренний облик» порождает известную настороженность и недоверие всех неевреев (русских в том числе) ко всем евреям. Полной откровенности между ними не бывает, что правильно подметил известный исследователь «антисемитизма», автор ряда книг, Соломон Шварц. «То, что скажет русский русскому, того он еврею не скажет» – читаем мы на стр. 41 книги С. Шварца «Антисемитизм в Советском Союзе» (Нью-Йорк, 1952 г.)

То, что подметил г. Шварц, отвечает действительности. Но С. Шварц не счел нужным сказать и то, «что скажет еврей еврею, русскому еврей не скажет». И не попытался даже объяснить причину правильно подмеченного им, явления. Что причина – недоверие, объяснять не надо.

Приведенные выше высказывания трех евреев, родившихся в России, получивших высшее образование в русских университетах и занимавших видные посты в русской культурной и политической жизни, заслуживают особого внимания, свидетельствуя о наличии известного недоверия между русскими и евреями. Недоверие, это, как известно, нередко выливалось во взаимное пренебрежительно-презрительное отношение, создававшее предпосылки для всякого рода конфликтов.

Явление это не является специфическим для русско-еврейских взаимоотношений или для отношений между евреями и всем остальным населением многоплеменной России – СССР. Оно наблюдалось во все времена еврейского рассеяния и во всех странах их пребывания.

Иногда эти взаимно пренебрежительно-презрительные отношения между евреями и коренным населением обострялись и выливались в погромы, изгнания из страны и разного рода преследования, до сжигания евреев включительно. Иногда наступала «оттепель», каковую евреи использовали для улучшения своего положения в стране, как в области материального преуспевания, так и в вопросе участия в политической жизни страны, А бывали и такие случаи, когда евреи, воспользовавшись особым к ним благоволением правителя страны, получали от него разрешение истребить всех тех из коренных жителей страны, которые, по мнению евреев, враждебно к ним настроены, что и осуществляли, как это описано в Библии – «Книга Есфирь». История знает и такой случай, когда еврейская этническая группа истребила своих единоплеменников-ренегатов, получивши на это разрешение правителя страны, которому они сумели внушить, что ренегатам, сменившим свою иудейскую религию на культ римских богов ради личных выгод, доверять нельзя и что эти ренегаты так же легко изменят императору (Птолемею), как изменили Иегове.

Но все эти конфликты и колебания во взаимоотношениях евреев с коренным населением носили характер местный, не выходя за границы одного государства. Одно государство их изгоняло, другое принимало, одни правители им благоволили, другие их только «терпели»…

И поэтому так называемый «еврейский вопрос», появлявшийся везде, где появлялись евреи, особенно большого значения в жизни государств и народов не имел, тем более что численно группы евреев, пребывавших в разных государствах, были незначительны, редко превышая несколько десятков тысяч.

Иначе обстоит вопрос с евреями в России и в СССР.

Во-первых, к началу двадцатого столетия в пределах России оказалось больше шести миллионов евреев – подавляющее большинство всех евреев мира. Эта многомиллионная еврейская масса в быту жила по законам своей иудейской религии, обособленно от остального населения страны, причем это обособление не было принудительным гетто, а было своего рода самоизоляцией в быту. Но в то же время евреи в России стремились по всем возможным каналам к участию во всех отраслях жизни страны, в чем и преуспевали в значительной степени.

Во-вторых, русское еврейство в начале XX века было тем центром еврейской религиозной жизни и еврейского народного сознания, который давал направление жизни и деятельности всей еврейской диаспоры, создавал чисто еврейские идеологические течения и политические партии масштаба общееврейского, давал из своих рядов политических деятелей и лидеров всего еврейства.

В-третьих, к концу второго десятилетия XX века с русским еврейством произошло неслыханное за всю историю человечества превращение из незначительного, всего четырехпроцентного меньшинства, к тому же частично ограниченного в правах, в правящий класс, заполнивший чуть ли не все руководящие посты во всех отраслях жизни России. Явление, не имеющее прецедента в истории.

В-четвертых, наконец, заслуживающая особого внимания реакция всего свободного мира и его печати и общественного мнения на перемену социального положения евреев в России в конце второго десятилетия XX века и реакция на эту перемену, определившаяся через 30 лет, в конце сороковых годов, после окончания Второй мировой войны.

 

Когда меньше чем через один год после падения царского режима в России еврейская этническая группа превратилась в правящий класс страны, в которой она была только численно ничтожным меньшинством, чужим и чуждым коренному населению, – тогда мировое общественное мнение и подавляющая часть его периодической печати и общественных и политических деятелей попросту обходили молчанием этот беспримерный в истории человечества случай. И то, что четыре еврея от имени России заключили Брест-Литовский мир, и то, что все делегаты России в Лиге Наций были евреи, и то, что во всех отраслях жизни России евреи играли руководящую роль, занимая ключевые позиции. Только в малочисленных и маловлиятельных иностранных печатных органах, изредка и робко, обращалось внимание на необычайную перемену положения еврейства в России. Писалось об этом гораздо больше в эмигрантской печати правого направления, но с ней мало кто считался, ибо она вся огульно квалифицировалась как «антисемитская и реакционная». Эмигрантские периодические издания так называемого «демократического» направления все были в руках русских евреев-эмигрантов и писали о чем угодно, но только не о захвате в России руководящего положения их единоплеменниками. Только отдельные представители «демократического» лагеря русской эмиграции, наблюдая все происходящее в России, рискнули «вложить персты в рану» и коснуться «еврейского вопроса» в СССР. Известная политическая деятельница Е. Кускова и не менее известный лидер и создатель партии «Крестьянская Россия» С. Маслов высказались в печати по этому «щекотливому вопросу», указавши на обратную пропорциональность (евреев и неевреев) в правящем классе России, создающую предпосылки для юдофобии во всем населении страны.

Писали по этому вопросу также и известная общественная деятельница А. Тыркова-Вильямс, равно как и один из лидеров солидаристов (НТС) А. Столыпин, сообщавший на страницах иностранной печати о племенном составе делегации СССР в Лиге Наций.

Но их голос никем не был услышан и поддержан. «Щекотливый вопрос» на страницах демократической эмигрантской печати не поднимался и не обсуждался.

Была также и попытка группы евреев-эмигрантов затронуть на страницах печати и на собраниях этот вопрос. В начале 20-х годов в Берлине была создана организация «Отечественное Объединение русских евреев за границей», выступившая с призывом ко всему еврейству отмежеваться от действий их единоплеменников в России, имея в виду их чрезмерное участие в проведении красного террора, не без основания указывая, что отрицательное отношение населения к евреям – осуществителям красного террора может распространиться и на всех евреев в стране. Но их голос не только не был принят во внимание, но вызвал резкое осуждение всего еврейства. И замолк… Хотя, по существу, требования отмежевания были весьма ограниченны. Призывалось отмежеваться только от единоплеменников, активно проводящих красный террор, но ничего не говорилось о том переполнении евреями всех учреждений России, которое не могло быть неизвестно призывающим к отмежеванию. Надо полагать, что возражений против монопольного положения евреев в России во всех других областях деятельности, кроме красного террора, у авторов призыва не было. Но и этот, более чем скромный, призыв вызвал взрыв негодования у всех эмигрантов-евреев, каковые считали, что нельзя вообще касаться этого вопроса, а надо его замалчивать, если уже нельзя оправдать или опровергнуть.

В результате всего изложенного, на полных 30 лет над вопросом о превращении евреев в СССР в его правящий класс был опущен непроницаемый занавес и воцарился заговор молчания, нарушить который никто не решался из боязни прослыть «антисемитом», со всеми отсюда вытекающими последствиями.

* * *

После Второй мировой войны все резко изменилось. «Еврейский вопрос» в СССР появился на страницах мировой печати и русских эмигрантских газет и журналов и о нем стали писать. Примерно то самое, что писалось до 1917 года: о притеснениях, угнетениях, преследованиях еврейской этнической группы в СССР, прибавляя к этому и нечто новое – обвинение правительства и народа СССР в «культурном геноциде», применяемом к своим гражданам – евреям.

Насколько серьезны и обоснованны эти обвинения, читатель вынесет сам свое суждение после того, как внимательно прочтет все, что написано в настоящем очерке, в котором приведены факты и события, наличие которых не оспаривается и теми, кто выступают как обвинители. А поэтому здесь, в предисловии, мы не будем заниматься выяснением подлинных причин возрождения старых, дореволюционных обвинений России в антиеврейской политике.

Причины эти отчетливо видны при внимательном и объективном рассмотрении этого «щекотливого» вопроса. Заключаются они в недовольстве евреев постепенной потерей того привилегированного положения в земле русского народа и созданном им государстве, каковое они имели в течение тридцати лет.

В атмосфере холодной войны обвинения эти приобрели особое значение, выходя за пределы одного государства, и получили международный характер, создавая предпосылки для враждебного отношения всего мира к стране и народу, где происходил «культурный геноцид» и разного рода дискриминация по отношению к евреям.

За редчайшими исключениями, всегда и везде русский народ и его правительство безоговорочно осуждались за «антисемитизм», как теперь упрощенно называют любое проявление недоверия и отталкивания к отдельному лицу или группе лиц еврейского племени, не считая нужным поискать причины этих настроений и явлений. А между тем ведь общеизвестно, что ничего на свете не бывает без причины.

Логично бы было ожидать, что, установивши наличие известных настроений и явлений, вызванных этими настроениями, те, кто выступают в роли обвинителей, должны бы были попробовать установить и причины, это вызывающие. Однако никто этого не делает. Самая мысль о том, что причину так называемого «антисемитизма», может быть, следовало бы поискать в самих евреях и в их отличии ото всех других народов и племен, была бы квалифицирована как проявление «антисемитизма» самого автора, а поэтому этот «щекотливый» вопрос и остается без ответа.

Как уже упомянуто выше, только очень немногие авторы пытаются затронуть этот вопрос, оправдать или объяснить извечный конфликт между евреями и народами, среди которых они жили или живут.

Одним из таких авторов является известный еврейский деятель Яков Клацкин, написавший книгу «Проблемы современного еврейства», вышедшую в Берлине в 1930 году. Рассматривая роль евреев в культурной жизни народов, участие в каковой возможно только при известной ассимиляции (овладение языком, принятие внешнего облика окружающей среды), Яков Клацкин об этих ассимилянтах пишет следующее:

«Они, в первых стадиях ассимиляции, вредны не только для своего еврейского народа, от которого они окончательно не отошли, но они вредны и тому народу, в который они хотят войти для властвования над ним.

Они часто мутят источники чужой культуры, опошляя ее, хотя кажется, что они проникают в ее глубины. Этим они оскорбляют ее основы. Они остаются большею частью поверхностными или делаются разрушителями и злостными насмешниками. Их сила – издевательство и ирония.

Самовлюбленное мудрствование, всезнайство. Обо всем… Всегда около, без проникновения в сущность…

Они, еврейские ассимилянты, очень любят быть космополитами. Беспочвенные, они не чувствуют тайных сил народного гения. Они очень любят быть посредниками между многогранными национальными культурами. Они мутят – ибо презирают – силу организованного общества. Соглашательские души, не понимающие святости понятий самобытности и неповторяемости. Они всезнайки. Они нигде и всюду дома. Они очень любят быть радикалами и самыми передовыми среди передовых. Они очень любят быть нигилистами, обесценивателями и разрушителями.

Нагие души, банкроты, потерявшие свое национальное имущество, – они не находят покоя, оторванные звенья исторической цепи.

Их идеализм в подозрении. Легко этим людям без корня быть апостолами свободы и работать против того, что свободно. Даже их добродетели носят печать зла. Если в известном смысле они еще связаны с еврейством, то и тем они, кроме беспорядка, ничего не делают. Они приспосабливаются и находят общее среди чуждых элементов. Они сводни еврейства с германской культурой, еврейства с французской культурой и т. д. – и этим они наносят ущерб обеим сторонам, калечат тех и других.

Еврейские ассимилянты будут отвечать не только перед еврейскими, но и перед другими народами. Они грешат перед национальной структурой чужого культурного целого, фальсифицируют его историческую подлинность, его национальную душу посредством фальсифицированного еврейского отступничества. Они вдвойне фальсификаторы. Они стирают границы, потому что в их душе все границы стерты.

Поэтому – святая обязанность народов стоять на страже своей национальной индивидуальности» (стр. 196 и 197 немецкого издания).

Клацкин объясняет приведенное выше тем, что евреи происходят от «духовной элиты», интеллектуально высоко развиты и богаты как творческими, так и разрушительными способностями, а потому не могут рабски воспринимать чужую культуру и растворяться в ней бесследно.

Высказывания эти перекликаются с высказываниями многих авторов, как евреев, так и неевреев, которые пытались проникнуть в совершенно исключительную способность евреев сохранять свое еврейство при всех внешних признаках полной ассимиляции. А эта способность неизбежно вела к конфликтам с коренным населением, причем эти конфликты бывали всегда тем ощутительнее, чем сильнее и крепче были национальные чувства и сознание своего единства у народа, среди которого жили евреи.

В дореволюционной России патриотизм, чувство национальной гордости, в результате влияния либерально-социалистическо-интернационалистических идей, находился в упадке, особенно среди интеллигенции и молодежи. А старшие поколения или сходили со сцены, или теряли свой авторитет у поколений более молодых и активных.

Этим обстоятельством, вероятно, и можно объяснить ту легкость, с которой к концу 1917 года еврейская этническая группа фактически превратилась в правящий класс, занявши руководящие посты и создавши каркас новой власти, не встретивши при этом надлежащего противодействия коренного населения. Борьба с новой властью имела подкладку больше экономическую, чем отчетливо выраженное нежелание, чтобы иноплеменники правили страной. Русский народ тогда еще не осознал себя национально, а новая власть с ожесточением повела борьбу за искоренение из памяти народа его прошлого, за уничтожение всех памятников его культуры, чем гордится и что бережно хранит каждый народ. Русская национальная элита была уничтожена физически, а те, что уцелели, были запуганы и приведены в молчание.

Но вскоре, казалось, уничтоженный с корнем русский патриотизм, национальная гордость, проснулись и начали свое медленное, но твердое и уверенное движение, направленное к ликвидации той «обратной пропорциональности» коренного населения и евреев в правящем классе страны, которая установилась в России к концу 1917 года и просуществовала до конца Второй мировой войны.

Движение это шло неуклонно без каких-либо эксцессов, погромов, насилий. На смену уничтоженной культурной элиты дореволюционной России пришла новая, молодая интеллигенция и, как хозяин своей страны и законный наследник ее исторического прошлого, предъявила свои права… И отказать ей в этом никто не посмел… А это значило потерю еврейской этнической группой того положения, которое она монопольно занимала больше четверти столетия.

Вряд ли мы ошибемся, если скажем, что именно в этом и лежала причина той кампании в печати всего мира, обвиняющей русский народ и его правительство в активной антиеврейской деятельности. До конца сороковых годов все было в порядке и весь мир молчал, наблюдая, как Россией правят и от ее имени выступают евреи.

Из поля зрения всех лиц и учреждений, занятых изучением «русского вопроса» ускользало то, единственное в истории, явление, что двухсотмиллионной страной монопольно управляют представители всего трехмиллионной этнической группы, чуждой коренному населению по расе, миропониманию и правосознанию.

Но, надо надеяться, это не ускользнет от внимания тех, кто в будущем займется исследованием этого вопроса в спокойной обстановке, а не в атмосфере ведущейся холодной войны, в которой обвинение русского народа в «антисемитизме» является одним из главных козырей в этой пропагандистской войне.

Не легка будет задача этих исследователей. Горы книг, тысячи статей и разного рода «свидетельств» о проявлениях «антисемитизма» русского народа и о «преследовании» евреев в России и СССР найдут эти исследователи. И ничего или почти ничего опровергающего эти утверждения и объективно излагающего природу и сущность русско-еврейских взаимоотношений и подлинные причины, породившие обвинения русского народа в «преследовании» евреев. Кроме, разве, сравнительно малочисленной литературы, в которой русско-еврейские взаимоотношения освещаются с точки зрения религиозно-мистической, больше затемняющей, чем освещающей этот вопрос.

 
* * *

Учитывая изложенное выше, само собою напрашивается вывод, что нам, современникам, в интересах истины и исторической правды надлежит объективно и правдиво осветить этот вопрос и сказать ту правду о русско-еврейских взаимоотношениях, которая систематически замалчивается или искажается и извращается.

И не только для будущего надо сказать эту правду, но и для настоящего. Ведь ни для кого не секрет, какую огромную роль играет «еврейский вопрос» в деле создания и культивирования антирусских настроений во всем мире. А эти антирусские настроения питают, обосновывают и подогревают «холодную войну» и создают для всего мира угрозу превращения ее в войну горячую, которая может закончиться мировой катастрофой и гибелью многих миллионов людей.

Вот почему так важно объективное и своевременное освещение русско-еврейских взаимоотношений.

Не долг ли это всех нас – тех, кто родился и вырос в России, независимо от расы, вероисповедания, политических взглядов и партийной принадлежности? И русских, и нерусских, в том числе и русских евреев, которые лучше, чем кто-либо, осведомлены о том, что происходит с СССР. Но, увы, все молчат и своим молчанием косвенно подтверждают лживую пропаганду, порождающую и питающую русофобию во всем мире.

Характерно и заслуживает особого внимания при анализе этой пропаганды одно обстоятельство. Обвиняется во всех смертных грехах против евреев только великорусская ветвь русского народа, и только она посажена на скамью подсудимых, в то время как малороссов-украинцев на этой скамье мы не видим, хотя и общеизвестно, что именно на территории Украины происходили все эксцессы на почве юдофобии в прошлом и что в настоящем украинцы по происхождению занимают ответственнейшие положения в стране и принимают активное участие в проведении той по отношению к евреям политики, которую безответственная пропаганда называет «культурным геноцидом».

Отсутствие украинцев на скамье подсудимых объяснить нетрудно, если известна конечная цель тех, кто обвиняет русский народ в «преследовании» евреев. Цель эта – ликвидация единого государства, созданного русским народом и называющегося сейчас СССР. А после ликвидации – создание из ее территории ряда суверенных государств, в том числе и Украины.

А так как к этому стремятся украинские сепаратисты – они являются желанными союзниками тех сил, которые, под видом борьбы за свободу и борьбы с коммунизмом, ведут пропаганду за расчленение России. В этой пропаганде самым сильнодействующим лозунгом, находящим отклик в печати всего мира, есть призыв спасти евреев от «культурного геноцида», проводимого по отношению к ним русским народом, русским правительством, русским коммунизмом – слово «русский» везде подчеркивается и выпячивается. Конечно, сознательно и намеренно, для создания соответствующих антирусских настроений.

Здесь будет уместно отметить, что недавно печать свободного мира, в частности, еврейская эмигрантская, далеко не одобрительно писала о роли украинцев в деле уничтожения евреев немцами во время последней войны. Вот, что читаем мы в «Еврейском Мире» за 1944 год на страницах 235 и 236: «Особенно выдающаяся роль в антисемитской кампании была немцами предназначена украинцам. В статье, посвященной украинскому народу, „Дер Штюрмер“ не только включил украинцев в „северно-динарский“ расовый тип, но и специально выделял их за выдающиеся антиеврейские достижения в прошлом». Газета с удовлетворением напоминала об истреблении 400 000 евреев во время восстания Хмельницкого в 1648 году и 70 000 евреев, вырезанных петлюровцами и другими украинскими бандами в 1918–1919 годах. Статья заканчивалась выражением «твердой надежды, что украинцы окажутся на высоте положения и отомстят евреям».

«Все 60 газет, выходящие на украинском языке в занятой немцами Украине, ведут ожесточенную антиеврейскую травлю».

«В канун 1942 года в Варшаве состоялось совещание бывших офицеров и солдат, сражавшихся в 1918–1919 годах в рядах петлюровской армии. На этом совещании был дан обет помогать нацистской Германии в ликвидации советской власти и в истреблении евреев».

А в мае 1966 года в Нью-Йорке происходит братание сионистов и петлюровцев и тоже дается обет уничтожения «русского» коммунизма, но уже без упоминания о евреях. Сопоставление этих двух обетов, данных теми же самыми петлюровцами, превратившимися из истребителей евреев в их союзников в деле ликвидации единого государства – СССР, заслуживает особого внимания. Пока евреи в СССР были правящим классом – еврейство всего мира единство этого государства всячески поддерживало. Когда же оно перестало быть таковым – начались братания и союзы еврейства с разного рода сепаратистами, стремящимися к уничтожению России-СССР. Ибо еврейство всего мира отлично понимает, что возврата к прежнему, к положению правящего класса, у евреев в СССР, пока он существует, нет.

Когда-нибудь, когда придут исторические сроки, вопросом этим займутся исследователи нашей бурной эпохи. Нам же, современникам, только можно и должно обратить внимание на это явление…

* * *

Работая над настоящей книгой, я перечитал сотни книг, брошюр, статей, очерков, высказываний и исследований разных авторов на разных языках. Как авторов, причисляемых к «юдофобам – антисемитам», так и авторов, стоящих на диаметрально противоположной точке зрения – «юдофилов», каковых неизмеримо больше, чем первых. Авторов-евреев и авторов-неевреев.

И пришел к твердому убеждению, что все попытки решить или объяснить наличие «еврейского вопроса» во все времена и у всех народов с позиций религиозно-мистических не только не содействуют нахождению правильного ответа на этот, волнующий весь мир, вопрос, но его решение затрудняют, усложняют и делают невозможным. Ни «темные силы» или «Мудрецы Сиона», неизменно фигурирующие у одних авторов, ни «избранность» и особая «благодать» еврейского племени, признаваемая другими авторами – делу уяснения природы и сущности извечного взаимного отталкивания и конфликта никак не содействуют. Тем более что и одна, и другая точка зрения приводят в конечном результате к противоречию с христианским учением, с одной стороны, и понятием демократии, в широком смысле этого слова – с другой.

Истинно верующий христианин не может отказать в полном и безоговорочном равноправии еврею, принявшему христианство, хотя и видит, что с принятием христианства – далеко не сразу и далеко не все – исчезают те особенности внутреннего облика еврея, которые порождают взаимное отталкивание евреев и неевреев.

Точно так же и последовательный демократ, исходящий из положения, что все люди всегда и во всех отношениях равны, не может не признать и евреям все политические и культурные права, хотя и видит, что евреи, пользуясь всеми этими правами, сохраняют свою самобытность, свое еврейское миропонимание и правосознание, не всегда соответствующее окружающей среде, что ведет к взаимному недоверию и отталкиванию.

Устранить все это – значит решить еврейский вопрос, который существует, несмотря на все законы против дискриминации и на все попытки его замолчать.

Как это осуществить и какие сроки для этого понадобятся, равно и какие меры надо предпринимать – нашему поколению вряд ли удастся решить и осуществить. Слишком уж глубоко ушли в прошлое корни того, что вызывает «еврейский вопрос».

Пока же что мы были и, вероятно, еще долго будем свидетелями неудачных попыток разрешить этот больной и извечный вопрос. Все разговоры об «антисемитизме» без конкретных предложений, как его изжить, ни к чему не привели в прошлом и не приведут в будущем.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru