Войны Московской Руси с Великим княжеством Литовским и Речью Посполитой в XIV–XVII вв.

А. Е. Тарас
Войны Московской Руси с Великим княжеством Литовским и Речью Посполитой в XIV–XVII вв.

Тренята

После гибели Миндовга, по уговору с Довмонтом и Тевтивилом, князем Литвы и Новогрудка стал Тренята, племянник Миндовга (сын его сестры). Он пригласил в Новогрудок своего двоюродного брата, князя Тевтивила: «Приезжай сюда, разделим землю и все имение Миндовгово». Но при дележе братья рассорились, да так, что Тевтивил замыслил убить Треняту. Однако боярин Тевтивила, некий Прокопий Полочанин, донес Треняте о замыслах своего князя, тот опередил Тевтивила и убил его.

Замок в Новогрудке в XIV–XV вв. Худ. В. Стащенюк


Правил Тренята недолго, менее года. Четверо конюших Тевтивила решили отомстить убийце своего князя и в следующем году (1264) убили Треняту, когда тот мылся в бане.

Войшелк

О смерти Миндовга его сын Войшелк узнал в своем Лавришском монастыре. Тогда он вышел оттуда и объявил, что на три года отрекается от монашества, чтобы отомстить за отца. Войшелк прибыл в Пинск, а оттуда позвал на помощь князя Шварна, сына Даниила Галицкого и мужа своей сестры. Сначала объединенное войско Войшелка и Шварна летом 1264 года покорило «летописную Литву». При этом Войшелк безжалостно изгонял и убивал феодалов, противившихся его власти:

«Поча вороги свои убивати, изби их бесчисленное множество»…

Жестокость Войшелка-христианина к своим соплеменникам-язычникам отмечает и Новгородская летопись:

«Иядъ на поганую Литву и победи я, и стоя на земли ихъ все лето, тогда оканьным възда Господь под делом ихъ; всю бо землю ихъ оржием поплени».

В следующем 1265 году Войшелк и Шварн завоевала Нальшаны и Дзеволту.[21] Довмонту, его семье и остаткам разбитой дружины (около 300 человек) пришлось бежать в Псков.

После гибели Треняты и изгнания Довмонта всю полноту власти в Новогрудке и Литве сосредоточил в своих руках Войшелк. Таким образом, он восстановил то положение вещей, которое существовало к концу правления его отца, но на более обширной территории.

Кстати, само название Великое княжество Литовское вошло в употребление в письменных документах именно при Войшелке. Под этим термином современники имели в виду объединенные земли Новогрудка, «летописной Литвы» Миндовга, Нальшан и Дзеволты, а также Витебск, Полоцк, Пинск и Туров, которые стали вассалами Войшелка.

* * *

В связи с этим событием отметим любопытную деталь. Довмонт бежал вместе с остатками своей разбитой дружины в Псков. Там он крестился в 1266 году, получил православное имя Тимофей и стал князем Пскова, сохраняя власть до глубокой старости.[22]

Поскольку Войшелк отдал Нальшанскую землю Полоцку, Тимофей сразу начал войну с его князем Герденем, сыном князя Давыда Ростиславовича, княжившего в Полоцке до Тевтивила.[23] В 1266–1267 гг. он совершил три похода на Полоцк, в ходе которых княжество было сильно разграблено, сам Гердень во время последнего похода погиб, его жена (тётя Довмонта) и сыновья попали в плен.

Очередному походу в 1267 году помешал конфликт псковичей с новгородцами. В 1268, 1269, 1272, 1298 гг. Довмонт успешно воевал с крестоносцами.


Князь Войшелк. Лавришское Евангелие, XIII в.


Последний раз Довмонт разбил рыцарей, снова напавших на Псков, весной 1299 года и вскоре после этого умер (20 мая), оплакиваемый всеми жителями города. После смерти Тимофей Псковский (Довмонт) был причислен церковью к лику святых. В его житии сказано:

«Страшен ратоборец быв, на мнозех бранях мужество свое показав и добрый нрав. И всякими добротами украшен, бяше же уветлив и церкви украшая и попы и нищия любя и на вся праздники попы и черноризцы кормя и милостыню дая».

* * *

В 1264 году умер Даниил Романович Галицкий. Его сыновья (Мстислав, Лев и Шварн) стали мечом делить Галицкое великое княжество (как сказано выше, Романа уже не было в живых). Князь Лев Данилович захватил Дрогичинскую землю – удел Шварна. Теперь Шварн позвал на помощь Войшелка. Войшелк решил использовать подходящий момент, чтобы нанести удар по ослабленному Галицко-Волынскому княжеству. Во главе своего войска он занял Дрогичин и Берестье (Брест), затем пошел на Владимир-Волынский. Тут Лев Данилович увидел, что дело плохо, и срочно помирился с братьями.

В Литве же вскоре сложилась любопытная ситуация. Удовлетворив, насколько было возможно, жажду мести и свое честолюбие, Войшелк осенью 1267 года снова удалился в Лавришский монастырь – замаливать грехи, а всю власть передал зятю, князю Швар-ну Даниловичу. Тот, видимо опасаясь возобновления внутренних распрей, просил Войшелка княжить совместно, но последний решительно отказался:

«Много согрешил я перед Богом и перед людьми. Ты княжи, а земля тебе безопасна».

Такой «расклад» чрезвычайно не понравился Льву Даниловичу. Он задумал погубить и Войшелка, и брата Шварна, в надежде, что это позволит ему захватить Литву. Через своего дядю, старого Василько Романовича, он пригласил Войшелка приехать в гости во Владимир-Волынский, якобы для того, чтобы окончательно подвести черту под прежней враждой.

Бывший советник покойного князя Даниила, немец-старик Маркольд, устроил пир. За праздничным столом князья Василько и Лев, а также Войшелк говорили о дружбе и христианском всепрощении. К ночи князь Василько поехал к себе домой, а Войшелк – в Михайловский монастырь, где остановился со своей свитой. Но Лев отправился следом с дружинниками, догнал и хладнокровно зарубил Вой-шелка возле стен монастыря. Это произошло то ли 9, то ли 12 декабря 1267 года.

После этого около трех лет Новогрудком и Литвой правил Шварн Даниилович.


Князь Лев Данилович Галицкий


Шварн О Шварне, как и о других правителях Литвы до Гедимина, сохранилось мало достоверных сведений. После смерти отца он владел Восточной Галицией (Галич) и Забужьем (Брест, Белз, Дрогичин, Червен, Холм, Мельник). Как уже сказано, в том же 1264 году помог Вой-шелку захватить трон в ВКЛ, а в 1265 году – завоевать Нальшаны и Дзеволту. Неоднократно совершал походы в польские земли. Как он правил Литвой, источники не сообщают. Но в 1270 году братец Лев убил и его.

Тройден

Однако Лев жестоко просчитался. Когда Шварн погиб, литовские князья и бояре выбрали своим великим князем вовсе не этого коварного деятеля, а некоего Тройдена, грубого и свирепого язычника, правившего 13 лет.

Приход Тройдена к верховной власти ознаменовался преследованиями христиан. Тем не менее под его управлением осталась не только балтская часть Литвы, но и славянская (Новогрудское княжество). Основной резиденцией нового великого князя был замок Кернава.

Тройден вел непрерывные войны. Он присоединил к ВКЛ соседние земли ятвягов, земгалов и селов, совершал набеги на Польшу. Около 1274 года захватил у Льва Даниловича город Дрогичин, уничтожив большую часть его населения, но не смог удержать. В ответ Лев Данилович объединился с турово-пинскими, смоленскими и другими князьями, захватил и разграбил Новогрудок.

В 1277 году Новогрудок захватили и разграбили татары – союзники Галицко-Волынского княжества. Но когда они двинулись дальше, Тройден разбил объединенное войско возле Гродно.

Он давал убежище участникам восстания в Пруссии против крестоносцев, расселяя их в окрестностях Гродно и Слонима. 5 марта 1279 года Тройден разбил войско Ливонского ордена в битве в Курляндии. В жестокой сече погибли магистр Эрнст и 71 орденский брат (рыцарь) – огромные потери для тяжеловооруженных латников.

В 1281 Тройден захватил ливонский замок Герцике, который ливонский орден вскоре обменял на Динабург. Он также выдал свою дочь Годемунду (Предславу) за князя Мазовии Болеслава Плоцкого. Вот, пожалуй, и все, что мы о нем знаем.


Князь Тройден. Худ. М. Андриоли

Лютувер

В 1282 году Тройден умер. Его сменил князь Лютувер (или Путувер). Хотя он правил Литвой примерно 11 лет, о нем практически ничего не известно. Лишь в «Хронике земли Прусской» немца Петра из Дуйсбурга сказано, что в 1291 году «литовский король Лютувер» отправил своего сына Витеня с большим войском в набег на Польшу.

 

Да еще в Ипатьевской летописи есть запись под 1289 годом, позволяющая отождествить Лютувера то ли с князем Будзикидом, то ли с его братом Будзивидом. Не густо. Но так или иначе Лютуверу наследовал Витень.

Витень

Витень занимал великокняжеский престол 23 года, с 1293 по 1316 год. Он ходил войной на поляков не только в 1291, но и в 1293, 1296, 1306, 1307 гг. Витень вел упорную борьбу с крестоносцами. В 1298 году заключил союз с архиепископом Риги, что позволило ему отбить наступление крестоносцев на Жемойтию. Как и Тройден, расселял в Литве (на Гродненщине) пруссов. В 1315 году отвоевал у Галицкого королевства Брестскую землю.


Князь Витень. Из книги А. Гваньини «Описание европейской Сарматии», 1578 г.


О внутренней его политике мало что известно, разве то, что, подобно Войшелку с Тройденом, стремился сохранить единство подвластного ему государства. Так, в 1294 году он подавил восстание жемойтских князей, склонявшихся к союзу с крестоносцами. При Витене в 1307 году к ВКЛ добровольно присоединилось Полоцкое княжество.

Князь Гедимин

В независимой Лиетуве популярна сказка о том, как старика Витеня в 1316 году убила молния. Сыновей у него к тому времени в живых не осталось, поэтому престол, с согласия всех бояр, унаследовал его близкий родственник Гедимин (1270–1341).

Согласно версии, официально распространявшейся в 1920–1930 гг. в Лиетуве, род Гедиминов якобы происходил от Палемона, родного брата римского императора Нерона! Мол, этот братец ни с того, ни с сего отправился в первом веке нашей эры из солнечной Италии к дикарям в холодные северные леса и болота, где и остался до конца жизни.

Как все это мило и трогательно! Однако проза жизни не похожа на сказки. По хроникам Тевтонского ордена, Гедимин в самом деле был родственником великого князя Витеня и служил у него конюшим (в те далекие времена эта должность являлась одной из самых важных и почетных).

Он вошел в сговор с молодой женой князя, сменившей умершую старую княгиню, убил его и овладел престолом. То же самое сообщает польский хронист Ян Длугош. Эта версия представляется значительно более правдоподобной, чем выдумки историков суверенной Лиетувы.

В 1320 году Гедимин предпринял поход на Владимир-Волынский, где княжил Владимир, сын Василько Романовича. Город упорно защищался, но после гибели в бою князя Владимира его бояре согласились на капитуляцию. Подчеркнем, что войско Гедимина в этот ранний период его правления примерно на треть состояло из балтов (жемойтов, аукшайтов, ятвягов) и на две трети из славян – жителей Полоцкого, Новогрудского и Городенского (Гродненского) княжеств. В том же году Гедимин захватил Луцк на территории Волыни.

* * *

В 1321 году Гедимин пошел походом на Киев. Тут следует сказать несколько слов о судьбе этого древнего города.

После погрома Батыя в декабре 1240 – январе 1241 гг. ему долгое время не удавалось оправиться. Так, через четыре года после этих событий итальянский монах Плано Карпини вез в Монголию послание Папы Римского. Он отметил в своих записках, что в окрестностях Киева «мы находили бесчисленные черепа и кости людей, лежавшие в поле», и что сам город «сведен почти на нет: едва существует там 200 домов, а людей тех держат они (татары) в самом тяжелом рабстве».

Об истории Киева в 1241–1320 годы мы не знаем почти ничего. Некоторые историки считают, что татары его покинули в 1250 или 1260-е годы, и что после этого он принадлежал галицким князьям, которые отправляли туда своих наместников. Во всяком случае, в 1321 году там действительно правил какой-то князь Станислав, «подручник» (наместник) великого князя Галича.

Примерно в 10 верстах от Киева, на реке Ирпень, войско Гедимина сошлось с дружинами Галицкого великого князя Льва Юрьевича (правнука Даниила Романовича), его брата Андрея Юрьевича, киевского князя Станислава, переяславского князя Олега, брянских князей Святослава и Василия. В ходе сражения на Ирпени галицкие войска потерпели страшное поражение, князья Лев, Андрей и Олег погибли. Станислав вместе с брянскими князями бежал в Брянск.

Гедимин осадил Киев. Город держался два месяца. Наконец горожане, не дождавшись ниоткуда помощи, собрались на вече и решили сдаться. Гедимин торжественно въехал в Золотые ворота. Окрестные города последовали примеру Киева. Гедимин везде сохранил старые порядки, только посадил своих наместников и оставил гарнизоны. Наместником в Киеве стал гольшанский князь Миндовг (тезка Миндовга – основателя Великого княжества Литовского).

Но, взяв Киев, Гедимин позже признал право на него и Золотой Орды, чтобы избежать прямого столкновения с татарами. Литовская летопись отмечает в записи под 1331 годом, что вместе с князем Федором (родственником Гедимина) в Киеве в это время сидел татарский баскак. Это означает, что уже через 12 лет после захвата Гедимином «матери городов русских», киевский князь платил дань кому-то из ханов Золотой Орды.

Следовательно, в составе Литвы в то время Киев не удержался. Это удалось сделать только с 1362 года, после разгрома татар Альгердом в битве на Синей Воде.

Кстати говоря, в том же 1331 году Гедимин «задержал» (попросту арестовал) возвращавшегося из Греции через Волынь новгородского владыку (митрополита) Василия. Он держал этого деятеля под стражей до тех пор, пока не добился от него клятвенного обещания сделать служилым князем Новгорода сына Гедимина по имени Наримунт. Заодно Василий окрестил будущего начальника новгородских войск. Наримунт приехал в Новгород в октябре 1333 года, получил «в кормление» города Ладогу, Орешек, Корелу и половину Копорья.

Впрочем, уже в 1335 году Наримунт уехал из Новгорода назад в Литву, чтобы занять престол в Полоцке после смерти князя Воина. Вместо себя он оставил новгородцам сына Александра. Однако прочно утвердиться в Новгороде преемникам Наримунта не удалось. Видимо, это объясняется тем, что феодальная республика в экономическом и в политическом отношении являлась значительно более развитым государством, нежели Литва. Здесь не было благоприятной почвы для удовлетворения претензий литовских великих князей на господство. Как известно, значительно позже московские государи решили данную проблему гораздо проще: они взяли Новгород силой.

В Галиче же после гибели Льва Юрьевича стал править его сын Владимир. Он умер в 1340 году, не оставив сына-наследника. Тогда галицкие бояре выбрали своим новым государем мазовецкого (т. е. польского) княжича Болеслава, племянника Андрея и Льва. Болеслав перешел из католичества в православие, при крещении принял имя Юрий и в 1325 году стал галицко-волынским князем. Своей столицей он избрал город Владимир-Волынский. В историю этот князь вошел под именем Юрия-Болеслава II.

В 1341 году Юрий-Болеслав вступил в союз с Гедимином и женился на его дочери Офке, а князь Любарт, сын Гедимина, женился на дочери покойного князя Владимира Львовича Галицкого. Между тем у князя Юрия-Болеслава тоже не было сыновей. Этот факт объясняет причину того, что «Люборта принял Володимерьский князь в дотце в Володимер и в Луческ и во всю землю Волынскую», то есть Юрий сделал своим наследником литовского князя. В 1342 году, когда князя Юрия отравили галицкие бояре, Волынь вошла в состав ВКЛ.

Расширение великого княжества Литовского при Гедимине

Великий князь Гедимин за 25 лет своего правления далеко продвинул границы ВКЛ на юг и на восток. В конце первой четверти XIV века он также перенес столицу государства в основанный им город Вильно (по-беларуски Вiльня). Это было связано с тем, что Новогрудские земли сначала (в 50—70-е годы XIII века), как уже сказано, опустошали галицко-волынские рати и татары, а с 1280-х годов они стали объектом нападений крестоносцев.

Существует легенда, что причиной основания Вильно послужил вещий сон. Князь охотился в этих местах до наступления темноты, возвращаться в Трокский замок, построенный на островке посреди озера в качестве личной резиденции великого князя, было уже поздно. Решили заночевать возле какого-то холма. Ночью князю приснилось, будто на вершине холма стоит железная волчица и ужасно воет. Колдун-язычник Лыдзейка следующим образом объяснил сон:

«Князь должен построить тут могущественный замок, который будто железной стеной защитит Литву от крыжаков (крестоносцев). Возле замка вырастет город, слава о котором пойдет по всему миру».

Гедимин так и сделал. Он построил на холме каменный замок, башня которого сохранилась до наших дней. С 1323 года Вильно именуется в грамотах Гедимина столицей ВКЛ («королевским городом»). Но это только легенда. В действительности уже в VII веке на месте будущего Вильно существовали поселения славян-кривичей. Современные беларуские историки вполне обоснованно заявляют:


Панорама Вильно в XV веке

«Город Вильно является настоящей святыней для беларусов, так как с ним неразрывно связан огромный период нашей истории. На протяжении XV – начала XX веков Вильно был крупнейшим центром беларуской культуры, образования, науки, национального движения».

Беларусь: Государство и люди. Минск, 2002, с. 24

Кстати говоря, согласно данным Всероссийской переписи 1897 года, в ходе которой национальная принадлежность определялась по родному языку, население Виленской губернии на 56 % состояло из беларусов, на 17,6 % из литовцев (в нынешнем понимании этого термина), на 12,7 % из евреев, на 8,2 % из поляков, на 4,9 % из русских. Таким образом, славяне (беларусы, поляки и русские) составляли почти 70 % общей численности жителей, тогда как балты (литовцы) – менее 18 %.

В течение 600 с лишним лет своей истории город Вильно никогда не входил в состав исторической Лиетувы – земель жемойтов и аукшайтов. Это Сталин отдал его Литовской ССР весной 1940 года в качестве «пряника», чтобы «подсластить» утрату литовцами государственной независимости и смену общественно-политического строя.

* * *

За время своего правления Гедимин присоединил к ВКЛ Витебское, Менское (Минское), Туровское княжества. Их присоединение произошло достаточно спокойно. Так, менский князь Василий по-прежнему остался править в Менске. Как вассал Гедимина, он ездил в составе литовского посольства в Новгород Великий.

С северной стороны от Литвы находились земли Ливонского ордена. Стремясь обезопасить себя от этого грозного соседа, Гедимин в 1338 году заключил договор с магистром о «вечном мире». По этому договору была предусмотрена нейтральная полоса между двумя государствами, куда запрещалось входить войскам обеих сторон. Ливонские и литовские купцы имели право свободно передвигаться по всей территории двух стран, а также плавать от истоков до устья Западной Двины. В любом месте они могли выходить на берега реки в пределах дистанции «брошенного копья». Договор утвердили князья Витебска и Полоцка, что свидетельствует об их феодальной автономии в составе ВКЛ.

Там, где это было возможно, князь Гедимин раздвигал границы Великого княжества. С западной стороны ему удалось завоевать Подляшье (земли ятвягов), с городами Белосток, Бельск и Гайновка (современная Хайнувка). Однако наиболее слабые соседи находились на востоке, юго-востоке и юге. Преимущественно туда и была нацелена экспансия Гедимина. Под натиском его конницы пали все здешние города до Чернигова и Курска.

Гедимин весьма искусно устраивал браки своих детей, посредством которых готовил присоединение новых областей или же приобретал важных союзников. Так, своего сына Альгерда он женил на Марии, дочери витебского князя Ярослава, не имевшего сыновей.[24] После смерти тестя в 1320 году Альгерд стал князем Витебска, а после гибели отца в 1341 году занял великокняжеский престол, и Мария превратилась в великую княгиню. Другого сына (Любарта) Гедимин, как уже сказано, женил на внучке Юрия Львовича, князя Галицкого и Волынского.

 

Великий князь Литвы Гедимин. Портрет XVI века из галереи Сапег


Одну свою дочь (Айгусту) он выдал за старшего сына Ивана Калиты – Симеона «Гордого»; вторую (Марту) – за тверского князя Дмитрия Михайловича «Грозные Очи» (в 1320 году); третью (Алдону) – за Владислава «Локотка», короля Польского (в 1325 году). Четвертая дочь (Офка) стала женой Юрия-Болеслава, великого князя (короля) Галицкого.

Для расширения своего государства Гедимин использовал не только династические союзы, но и соглашения с местными боярами, а также вооруженную силу. Но в целом расширение ВКЛ при нем происходило сравнительно мирно, поскольку условия присоединения вполне удовлетворяли наиболее влиятельные слои местного населения: князей, бояр, горожан и церковных деятелей. Включая в свою державу новые земли, Гедимин не пытался менять местные обычаи и традиции, полностью сохранял права и владения феодалов, горожан и духовенства.

За сто лет небольшое княжество по берегам реки Неман действительно превратилось в крупное государство. Поэтому с полным на то основанием Гедимин стал называть себя «великим князем Литовским, Русским и Жемойтским».

В данной связи надо пояснить, что и в те, и в более поздние времена Литвой называли нынешнюю Беларусь и Подляшье (в современной Польше), Русью – земли Киевщины, Волыни и Подолии, Жемойтией – западную часть современной Лиетувы. Существовала уже и Московская Русь (наряду с Великим Новгородом, Великими княжествами Тверским и Владимиро-Суздальским, прочими «невеликими» княжествами), но к Киеву, Полоцку, Волыни она никакого отношения не имела.

21Дзеволта – земля балтов. Находилась между реками Невежа и Свента.
22Земли Пскова поначалу входили в состав Господина Великого Новгорода. К середине XIII века они обрели фактическую самостоятельность, а в 1348 году официально было провозглашено создание независимого государства Господин Великий Псков. Это государство существовало до 1510 года, когда его силой и коварством присоединил к Московскому государству великий князь Василий III.
23Войшелк хотел, чтобы Нальшаны надолго стали камнем преткновения между Полоцком и Псковом и преуспел в этом.
24Город Витебск основала в 947 году киевская княгиня Ольга, жена князя Игоря, мать Святослава Игоревича. Та самая, которая жестоко расправилась с древлянами.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62 
Рейтинг@Mail.ru